via ru-bykov.livejournal.com & www.stalkscan.com

«…peek not through a knothole, lest ye be vexed.
Was there ever a bigger knothole in human history than the internet?»
© Stephen King


https://www.facebook.com/dmibykov

Дмитрий Быков в Facebook

полное собрание записей и комментариев

~ Дмитрий Львович Быков, 14 ноября 2010 года ~

Мария Чепурина (14.11.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Быков, это действительно вы?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: <div>С утра был я. А что?</div>

Мария Чепурина: Я не ожидала, что вы тут появитесь. Только что вернулась с просмотра фильма «Социальная сеть». И теперь он как бы продолжается :)

~ Дмитрий Львович Быков, 14 ноября 2010 года ~

Светлана Большакова (14.11.2010) > Дмитрий Львович Быков:

ну наконец:)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: <div>Света, а в чем смысл пребывания здесь? «Социальную сеть» я посмотрел, но в чем прикол, так и не понял.</div><div>Впрочем, это касается и жизни в целом.</div>

Светлана Большакова: я сама тут неделю как, думала Вы то мне сейчас и расскажете в чем прикол, раз пришли. но вообще бывает весело. Поначалу.

Анна Горбашова: Смысл, чтобы себя занять чем-нибудь:), американцы же книжек не читают, но вам это не актуально:)

Serge V. Berezhnoy: Как и в другие пустые места и времена, смысл мы сюда приносим свой собственный. Отсюда бесконечные споры и подозрения о его отсутствии.

Дмитрий Львович Быков: <div>А, если так, то попробуем.</div><div>Спасибо, Сережа, на добром слове про роман, надо бы в Питере повидаться.</div>

Serge V. Berezhnoy: Более подробное доброе слово планируется на завтра, сегодня будет буйный день. А насчёт повидаться — надо подкинуть телевизионным людям идею снять экскурсию по «остромовским» местам, я бы поучаствовал как минимум в качестве зрителя :-)

Виктория Иноземцева: Я бы перевела Facebook так — «Доска почета и объявлений». В моем детстве в городе Донецке висела одна такая в чистеньком номенклатурном дворе. Два в одном.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 ноября 2010 года ~

Mikhail Epstein (14.11.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Приветствую!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: <div>И я вам рад неизменно.</div>

Mikhail Epstein: Читаю ваши стихи из «Отчета». Многое мог бы сказать, но это лучше когда-нибудь при встрече, а пока — только благодарность.

Дмитрий Львович Быков: Спасибо и вам. А когда вы в Москву?

Mikhail Epstein: <div>Через месяц. Буду с 15 декаб. до 8 янв.</div>

~ Дмитрий Львович Быков, 14 ноября 2010 года ~

Виктория Иноземцева (14.11.2010) > Дмитрий Львович Быков:

долго ли ты здесь продержишься?..

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: <div>Да я как-то не рассчитываю активно здесь светиться.</div>

Виктория Иноземцева: типа социальный эксперимент над собой :)

~ Дмитрий Львович Быков, 15 ноября 2010 года ~

Tania Samsonova (15.11.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Ку!!!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: <div>Ку-ку.</div><div>Вот, Боровичкова, как мы теперь встречаемся. Думаю, в загробном мире что-то подобное.</div>

Tania Samsonova: «теперь мы встречаемся в странных местах…» (с) ты :-) надеюсь, хоть тут будем общаться как-то

~ Дмитрий Львович Быков, 15 ноября 2010 года ~

Anna Balala (15.11.2010) > Дмитрий Львович Быков:

глазам своим не верю! Быков, ты же зарекался, что тебя в фейсбуке не будет!!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: <div>Увидел там Валерия Попова и понял, что все, пора.</div>

~ Дмитрий Львович Быков, 15 ноября 2010 года ~

Alexander Zhitinskiy (15.11.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Привет, Быков! Ты не смотрел вчера БГ с Познером? Было очень смешно.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: <div>Не смотрел, Масса. А что именно было смешно?</div>

Alexander Zhitinskiy: Очередная попытка «расколоть» БГ и очередное виртуозное увиливание.

Alexander Zhitinskiy: Вот что я в ЖЖ написал, чтобы тебе не ходить далеко.

Борис Борисович — это такой сказочный сундучок, очень красивый, с множеством кнопочек и застёжек. Всем кажется, что стоит только подобрать нужную комбинацию кнопочек и последовательность застёжек — и сундучок откроется. И уж там мы непременно увидим что-то поистине волшебное. Самого сундучка нам почему-то мало.

Alexandra Zhitinskaya: офигеть) тут и Быков и папа оказывается)) а я ни сном, ни духом)) Я, кстати, смотрела БГ с Познером. действительно, было забавно)

Дмитрий Львович Быков: <div>Когда в Москву-то? Заждался.</div>

Alexander Zhitinskiy: саша, я сегодня с утра
а быков, кажется, со вчерашнего вечера :)

Alexandra Zhitinskaya: ясно)) А как тут в друзья тебя добавить, пап, я что-то не понимаю. )) А в Москву (если ты меня заждался, а не папу) — думаю, что в конце ноября, через выходные, скорее всего. Я правда. не поняла, надо ли тебе музыку еще к медведЮ, или нет, но в любом случае, прошвырнуться хочется).

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2010 года ~

Ирина Романова (19.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

С Днем рождения, Дмитрий! Радует Ваше искрометное остроумие и неутомимость! Новых Вам творческих удач и вдохновения!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Осталось научиться видеть в себе все то хорошее, что видите во мне вы. Спасибо. А может, это и к лучшему, что сам себе я не слишком нравлюсь: чего доброго, пропадет стимул работать.

Владимир Ларионов: Дима, с днём рождения!

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, дорогой. Не забывай.

Владимир Ларионов: Тебя забудешь, пожалуй… Но я говорю это с любовью.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 ноября 2010 года ~

Дмитрий Львович Быков > Oleg Kashin:

Дорогой Кашин! Рад тебя видеть, пока хоть тут. Когда к тебе будет можно? Люблю тебя, Кашин, восхищаюсь и обнимаю.

из комментариев:

Oleg Kashin: Через неделю — ок? Я тебе тоже дичайше рад!

~ Дмитрий Львович Быков, 20 ноября 2010 года ~

Дмитрий Львович Быков > Старожицька Марія:

И чего ты вчера ушла? Было интересно, вкусно, бурно до драки (Порошенко взялся со мной спорить и спорил весьма содержательно), не говоря уж о том, что культурными программами посольства заведует, как выяснилось, моя бывшая историчка.

из комментариев:

Старожицька Марія: Нашу аудиторию, Быков, за теми накрытыми столами от Зурабова могла взбудоражить любая тема, того и ушла) а про бывшую историчку — супер, она не созналась, что учила тебя неправильной истории?

Дмитрий Львович Быков: Столы накрыли значительно позже, и без особенной роскоши. А историчку эту я очень любил, и она совершенно не изменилась, хоть 30 лет прошло. Вот и мы с тобой так же.

Старожицька Марія: …еще со школьных уроков истории он вольно обращался с датами…

~ Дмитрий Львович Быков, 20 ноября 2010 года ~

Дмитрий Львович Быков > Старожицька Марія:

В Интерконтинентале. Похоже, тема встраивания бывших свободных людей в вертикаль — чем, собственно, и вызван был весь декабризм,— будоражит вашу аудиторию. Орали часа два вместо предусмотренного часа, забыли даже напиться.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Olga Shakina (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Дима, наилучшие вам пожелания от эрзац-МУЗЫ! Пускай не покидает настоящая.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Надо чаще встречаться, дорогая Оля. Люблю вас очень и всегда вожделею.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Vladimir Kaganovich (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Уважаемый Дмитрий Львович, дорогой Дима (надеюсь, что могу так Вас назвать) от всей души поздравляю Вас с днём рождения! Желаю успехов и всяческого благополучия! А себе желаю продолжать читать Ваши колонки в «Новой газете» и, что я ещё что-нибудь прочту Ваше в деле окуджавоведения!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, дорогой друг, какие наши годы!

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Anton Borovikov (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий, с днем рождения! Дай Бог Вам разума и душевного покоя принять то, что Вы не в силах изменить, мужества изменить то, что можете и мудрости отличить одно от другого. P.S. Спасибо за Остромова.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Антон, спасибо и вам на добром слове, и за Остромова особенно. Ваш ДБ

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Alla Roylance (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Дима, с днём рождения с далёкой, но вечно сердцу милой Грэнд-Арми-Плазы!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, не забывайте, зовите еще. Помню вас с неизменной любовью.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Елизавета Ганопольская (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Дима, поздравляю! Живи долго нам на радость (и себе на радость).

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, дорогой друг, будем совместно стараться сделать мир чуть отвратительнее!

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Yaroslava Artiushenko (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Поздравляю! Празднуй там весело, ведь все идет правильно)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Правильно — только в том смысле, что подтверждаются некоторые мои предположения, высказанные в разных книжках. Вообще же, конечно, неправильно. Слава Богу, что жизнь зависит не только от этого.

Yaroslava Artiushenko: у ТЕБЯ все правильно. а относительно правильности-неправильности вселенной — выскажусь в ее день рождения

Дмитрий Львович Быков: А, в этом смысле — наверное, да. Во всяком случае сохраняется взаимность хорошего отношения — практически со всеми важными для меня людьми, и с тобой в особенности.

Yaroslava Artiushenko: ты видел уже программу Комарова? Вырос наш мальчик! оч крутая!

Дмитрий Львович Быков: Что за программа? Не видел. Так он давно и не мальчик — я всегда говорил, что Комар нас всех еще купит и продаст.

Yaroslava Artiushenko: со второй частью высказывания не желаю соглашаться из человековерия. а программа вот http://travel.1plus1.ua/

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

нелли муминова (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий, ценим, читаем, почитаем, любви и удачи!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо. Непривычен я как-то к такому количеству добрых слов, срочно кто-нибудь, пожалуйста, скажите гадость, чтобы вернулось ощущение адекватности!

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Lyu Bov (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий, с днем рождения! целую и обнимаю. Ваша еврейка

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Мой еврейский мальчик! Ура. Появись. Вышла ли ты замуж?

Lyu Bov: замуж никто не берет((. поэтому отращиваю волосы и зад. Вы меня не узнаете. я почти что девочка!) необходимо встречаться. как у Вас со временем на неделе?

Дмитрий Львович Быков: Для тебя у меня всегда полно времени, звони на мобилу, назначай встречу и прибегай.

Lyu Bov: договорились). среда. вечер. позвоню.))

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Tania Samsonova (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Димочка, с днем рождения! Целую крепко.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Танька, люблю страстно! Приезжай. От матери тебе поклон, выпьем за тебя сегодня стакан очищенной.

Tania Samsonova: Мысленно вместе тчк

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Елена Агеева (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

С днем рождения! Многая лета!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Глубочайшая благодарность!

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Анна Гедымин (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

С днем рождения!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Аня, всегда рад вам.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2010 года ~

Anna Balala (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Дорогой Тюлень! поздравляю, желаю, люблю, целую. олень.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: И тоже желаю, и тоже люблю!

катя шагалова: Дима, с днём рождения!!! Вы наша гордость)))

Дмитрий Львович Быков: Катя, милый друг. Я хочу тебе подарить новую книжку. Давай с тобой сделаем из нее кино или что хочешь. Люблю неизменно.

~ Дмитрий Львович Быков, 21 декабря 2010 года ~

Игорь Степанов (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий, от всех артековцев — поздравляю и желаю! Мы молоды были, есть и будем, всегда!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Да, я только что там был, пожил немножко в «Адаларах» и понял, что ничего на свете, кроме Артека, мне по-настоящему не нужно. Кроме родных Ленинских гор, конечно.

Игорь Степанов: значит, продолжаем нашу кампанию?

~ Дмитрий Львович Быков, 21 декабря 2010 года ~

Ольга Деркач (20.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Ой, еще успели! Поздравляем, писатель Земли русской!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, братцы, люблю вас нежно.

~ Дмитрий Львович Быков, 27 декабря 2010 года ~

Андрей Шемякин (27.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Замечательная была вчера беседа с Александром Филипенко на радио, особенно хорош тон разговора об А.Кончаловском. Пойдём смотреть «Дядю Ваню» в конце января?!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Пойдем, и скажу тебе больше. Он мне днями звонил, приглашая на «Щелкунчика». Из ряда рецензий я успел понять, что картина не так проста, как пишут, и не так плоха, как думают. «Дядю Ваню» я видел и с удовольствием пересмотрю в твоей компании, а вот на «Щ» пойду уже сегодня, в «Художественный», где он идет до премьеры. Обсудим лично. Надеюсь быть позван 10 января.

Андрей Шемякин: 12-го! Если будем — но надо встречаться всё равно жду книгу — заинтриговал! Жму лапу!

~ Дмитрий Львович Быков, 30 декабря 2010 года ~

Павел Толмачёв (30.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Уважаемый Дмитрий, огромное Вам спасибо! Уважаю!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, с наступающим!

~ Дмитрий Львович Быков, 31 декабря 2010 года ~

Olga Rubleva (31.12.2010) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий Львович, с Наступающим!! Хочу чтоб в Новом году у Вас всё получалось, родные и близкие не болели и были счастливы, все самые авантюрные планы и фантазии осуществились, новых путешествий и головокружительных эмоций!!!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, и вам того же! И даже более! Ваш ДБ

~ Дмитрий Львович Быков, 7 января 2011 года ~

Дмитрий Львович Быков > Андрей Быков:

Здравствуй, сынок! Я твой папа. Как жызнь?

~ Дмитрий Львович Быков, 7 января 2011 года ~

Андрей Низельский (07.01.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий, поздравляю Вас с Рождеством Христовым! Желаю Вам Сил! Желаю Вам Здоровья! Храни ВАС БОГ!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, и вас с праздником!

~ Дмитрий Львович Быков, 3 февраля 2011 года ~

Lidia Mayers (03.02.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий, большое спасибо! Это единственная на сегодня хорошая новость.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Рад по возможности и впредь снабжать вас всякими приятными известиями.

~ Дмитрий Львович Быков, 28 февраля 2011 года ~

Maria Yablonskaya (28.02.2011):

любопытно, а сам маэстро Быков верит в эту изумительную собачатину, которой он с нами поделился на предыдущей лекции? или же это стеб такой — во имя искусства? ежели кто с ним знаком,— поинтересуйтесь, пожалуйста! а вообще лекция, конечно, потрясающая: прекрасный, вкусный русский язык, какого уже вообще не сыщешь в наших краях, и слог, и штиль. большое спасибо автору и организаторам!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Вы имеете в виду — верит ли он в циклическую схему? Верит, много об этом написал, и честно говоря, пока никто не представил мне убедительных доказательств какой-нибудь другой конфигурации русского исторического процесса.

Светлана Большакова: вот только хотела вмешаться-а маэстро тут как тут:))

Юрий Метелкин: Тут давеча Натан Яковлевич Эйдельман упомянур (о русской истории в частности, мол де есть три — четыре факта из безвестных ста двадцати по которым можно составить порядка ста стройных исторических концепций… Кстати эти материалы я только что впервые опубликовал и если не лень милости прошу прослушать — из коллекции Н.Громовой — http://lektorium.su/user/natascha

Maria Yablonskaya: Закономерности развития исторического процесса — это, на мой взгляд, скорее, вкусовщина — кому линейность, кому пассионарность, кому циклы и спирали. А все (последнее в особенности) — суть извечное баловство на тему «а давайте научимся предсказывать будущее, определив исторические циклы». Волны Кондратьева — из той же серии: вроде как-то работает иногда, а природа явления не ясна. Вы полагаете, можно предсказывать события, опираясь на эмпирический опыт прошлого?

Дмитрий Львович Быков: Видите ли, Мария, теорема Пифагора — это тоже скорее вкусовщина: кому квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов, а кому и не равен. Кондратьевские циклы — вполне научная, строго доказанная, многими прогнозами верифицированная теория. Русские исторические стадии — точно такая же вполне доказуемая теория, и распределение ролей внутри закрытого социума воспроизводится очень строго. Но вы не обязаны в это верить. Мне, например, совершенно не нравится теория естественного отбора, хотя она, говорят, справедлива.

Maria Yablonskaya: согласна с вами, естественный отбор — одно из слабых мест теории Дарвина. С треугольниками как раз все ясно: их можно измерить и пощупать. Но раз уж мы зациклились на циклах, стоит все же уточнить дефиниции, в противном случае в наших гуманитарных науках неизменно получается, что бузина-то, может, и в огороде, но дядька по-прежнему в Киеве :). Цикл — нечто повторяющееся абсолютно одинаково из раза в раз (вращение Земли вокруг Солнца, например). Исторические события иногда воспроизводятся в похожей форме, но никогда в точности не повторяются. Говоря о развитии истории корректнее употребить термин «спираль», витки которой находятся в одной плоскости, но никогда не повторяют друг друга. Как вам наверняка известно, Ленин писал об этом в статье «Карл Маркс» и где-то еще. Ведь только писатель, ну, скажем, В. Сорокин, может на голубом глазу объявить, что в 2000-ые годы в России полным ходом идет опричнина, и проводить на эту тему бесконечные аналогии (имеющие безусловное право на существование в художественном произведении, но никак не возможные в исторической монографии). В современной научной методологии «спиралевидная теория» признается — это ж не киты с черепахами :), но лишь как один из многочисленных способов исследования.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Маша, ну простите вы меня, как-то я не готов дискутировать в таких терминах. Это же как-никак довольно серьезные вещи. Ни одна пьеса, даже в одной постановке, не повторяется буквально. Тем более когда «Гамлет» идет на разных сценах. Один режиссер так ставит, а другой этак, и буквальных повторений нет, но пьеса одна и та же, и никаких спиралевидных изменений она не претерпевает. Главные персонажи те же, отношения их те же, и финал один, хотя музыка в финале разная. Так и здесь: происходят типологически сходные события, возникают одинаковые реакции элит и масс на одинаковые вызовы. А буквальных повторений не бывает ни в какой реальности — важно просто видеть скелет под всеми этими мышцами и не путать опричнину со стагнацией.

Maria Yablonskaya: идея с пьесой невероятно хороша, и слушать было очень интересно! впрочем, могу себе представить сколько сказок о том, как юноша убивает своего дядю в отместку за смерть отца, существует в фольклоре народов мира, и наверняка они никак между собой не связаны :) Если я правильно понимаю, согласно вашей методе, Анна Иоанновна, Брежнев и Путин играют в «нашей» пьесе одну и ту же роль самодержца времен застоя. Но ведь любой студент-историк назовет десятки различий в политическом, социальном, культурологическом контекстах их правления. А скорее всего, не станет искать аргументы, ибо в научном поле возникновение подобного дискурса в принципе не возможно :) Это все равно, что сравнивать Золушку, Колобка и Нерона: при известном желании можно найти у них много общего. Наверняка, получится весьма забавно, особенно если к этому делу подойти талантливо. Но никакого прока для изучения каждой фигуры в отдельности не выйдет, скорее нелепица и путаница.

Дмитрий Львович Быков: Маша, нелепица и путаница выходит как раз, если не брать в расчет объективные обстоятельства. Путин относится не к застою, а к заморозку, это совсем другая стадия, и понимание этого факта позволяет не питать множества лишних иллюзий — насчет медведевской оттепели, например. До оттепели еще много времени. Студент-историк, безусловно, назовет десятки различий и не станет искать аргументы, потому что студенты молоды, самоуверенны и невежественны. А историк задумается, поскольку уже понимает, что история каждого социума строится по собственной схеме — в одном случае она линейна, в другом спиральна, в третьем циклична, а в отдельных случаях ее просто нет, ибо социум не эволюционирует, а подвергается лишь техническому перевооружению. Но доказывать все это мне не очень интересно, потому что при желании можно привести массу эмпирических возражений на любое обобщение и сделать вывод о том, что закономерностей не существует вообще.

Maria Yablonskaya: циклы всем хороши, кроме того, что придумывать их можно только в ретроспективе, периодически закрывая глаза на разные, порой многочисленные несовпадения. Прогнозировать что-либо с их помощью — дело, на мой взгляд, неблагодарное. Как правильно отметил В. Шендерович в последнем номере «The New Times»: «Если бы в 83м Горбачеву дали прочесть стенограмму его же речи в 89м, он бы застрелился, чтобы не достаться живым товарищу Андропову». Можно ли было предположить в 1913, что через пять лет не станет империи, царскую семью присыпят известью и начнется вся эта котовасия, которую мы до сих пор хлебаем? Но да здравствует плюрализм мнений! На базе того, что веками открывали и изучали историки, пусть всякой строит концепции и ищет свой грааль, лишь бы во благо. Иногда это плохо заканчивается: вот Гумилев развлекался с пассионарностями, а теперь половина русских фашистов с его книжками наперевес людей убивает. Пусть школа «Анналы» изучает, как именно средневековый человек предпочитал ковырять в носу, логические позитивисты ноют в своей пустыне, марксисты пусть по-прежнему чего-то ждут и т. д. Спасибо вам большое за интересную беседу, с удовольствием приду на следующую лекцию.

Maria Yablonskaya: PS. И все-таки жаль, что в отличие от писателей, наш брат историк не может сказать «а вот это доказывать мне неинтересно» :) И вынужден бесконечно обосновывать. Завидуем посему вам чрезвычайно ;) Удачи!

Дмитрий Львович Быков: Понимаете, Маша, здесь особенно прелестно «наш брат историк». Так и подмывает спросить: у вас есть брат историк?

Дмитрий Львович Быков: Я доказываю все это довольно долго, во многих публикациях и со множеством примеров. И не очень понимаю, с чем тут спорить: всякое закрытое сообщество структурируется одинаково, и нет необходимости доказывать это заново. Так и всякое закрытое общество порождает один набор ниш, и бунт элит в начале исторического термидора — совершенное общее место. Желающие ознакомиться с доказательствами могут прочесть, например, мою книжку «Хроники ближайшей войны», философические письма с 1 по 5. И т.д. Но ведь вас это не убедит — вы обязательно скажете, что у Сталина на ноге было 6 пальцев, и по этой причине сопоставление его с Грозным некорректно…

Maria Yablonskaya: ну, если так подмывает, то брат историк есть, да (не путать с братом физиком) :)

Maria Yablonskaya: Гм, попытка прикинуться дохлым жуком и завершить на праздничной ноте типа: «ай, какие же мы все молодцы!» явно не удалась. Вот какой-нибудь «правоверный» индус, не отягощенный западными ценностями, прочитав эту переписку, счел бы нас обоих душевнобольными недоумками. Но хоть мы с вами хоть и сидим в разных геометриях, уши-то ведь все равно растут из Платона. И в этой связи хотелось бы сказать, что согласиться с вами мне сложно, не только в силу научных убеждений, но и гражданской позиции (простите за пафос в квадрате). Ведь признав цикличность, мы соглашаемся, что являемся теми самыми, которых «должно резать или стричь». То есть: от человека ничего не зависит, все предопределено, и поэтому нам, нашим друзьям и родственникам остается только обреченно ждать пришествия очередного маньяка-недоучки, который за нерентабельностью лагерей просто, к примеру, закидает всех бомбами (привет товарищу Каддафи), оставив несколько десятков тысяч для обслуживания скважин, да и дело с концом. Нет, не могу я с этим согласиться. Не очень я люблю людей :), но при этом верю в величие человека.

Дмитрий Львович Быков: Маша, но признаем же мы цикличность календарного года, и не приводит же это нас к сомнению в величии человека? Просто есть исторический фон, на котором мы живем и действуем, и надо его знать, чтобы в холод надевать шубу, а в жару собирать ягоды. Разве не так?

~ Дмитрий Львович Быков, 3 марта 2011 года ~

Tatyana Lvova (03.03.2011) > Дмитрий Львович Быков:

С Международным днем Писателя (Поэта)! Новых творческих побед и свершений! Позволю себе поздравить Вас с Вашим профессиональным праздником строками моего любимого Гумилева:

«Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться, и делать, что надо».

(«Мои Читатели», «Огненный столп», июль 1921 г.)

Ну, и, конечно, не могу удержаться:

«Он встал. Пегас вознесся быстрый,
По ветру грива, и летит,
И сыплются стихи, как искры,
Из под сверкающих копыт».

(«Поэт ленив, хоть лебединый…», «Стихотворения», 1920 г.)

С Праздником!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Сердечное спасибо.

~ Дмитрий Львович Быков, 9 марта 2011 года ~

event: ВСТРЕЧА С ИЛЬЕЙ ХРЖАНОВСКИМ
// «Цвет ночи», 10 марта 2011 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогой и любимый Миша! Сам быть, к сожалению, не смогу из-за эфиров, но от «Собеседника» придет Лера Жарова. Как ей аккредитоваться? Или вы ее внесете в список? Ваш ДБ

Mikhail Ratgauz: Дима, уже внес! Но мне надо еще поговорить с Ильей по поводу всей прессы… Вдруг он против. Чуть попозже еще напишу.

Дмитрий Львович Быков: Если он не хочет, чтобы его цитировали,— цитировать не будем. Просто напишем о том, что была такая встреча и что картина будет закончена тогда-то.

~ Дмитрий Львович Быков, 11 апреля 2011 года ~

Alex Alshvang (11.04.2011):

Встреча с Дмитрием Быковым в клубе TERRA NOVA 31 марта 2011 года.

YouTube.com > Bykov at Terra Nova 1.flv

из комментариев:

Asya Miller: He is very ambitious without any doubts…

Alex Alshvang: He is acually a good guy…

Irene Nk: in what sense is he a good guy? As my husband says «there is no such occupation to be just a good guy».

Alex Alshvang: well — in order to understand what I mean you should spent with him few days…

Irene Nk: That's true, but you can definetely share with us his good qualities. That's how the world usualy learns about the people.

Irene Nk: To me he is a very controversial person and very provocative.

Alex Alshvang: Есть веще, о которых трудно писать, особенно в рамках Facebook-овского формата. Но за время, проведенное с Быковым, я понял только одно — он большой талант. Мне было интересно следить за ходом его размышлений и за внешними проявлениями творческого процесса… Мне было интересно видеть, как на глазах рождаюися задумки нового романа, и пишутся строчки новых фельетонов. Я удивлялся и до сих пор удивляюсь его поистине энциклопедическими знаниями, и необъятной памятью. Не говоря уже о дикой работоспособности.

Irene Nk: Да, с этим спорить нельзя. Он безусловно талантлив и умен. Но как только я прочитаю или услышу, что-то что мне понравилось, сразу же в противовес я нахожу десятки его весьма сомнительных выступлений. Его идейная направленность мне абсолютно чужда, и более того — непонятна. Именно потому, что он умный человек, меня изумляют его беспринципность и всеядство.

Alex Alshvang: Я ничего не знаю о его идейной направленности такого, что меня бы возмущало. Да, некоторые его взгляды отличаются, скажем от моих. И что? В его отличных от моих взглядах нет ничего такого «крамольного», что не позволит мне сесть с Быковым за один стол. Я могу найти более «крамольные» убеждения и пристастия у многих общепризнанных гениев — и что? Не слушать музыку, не читать классику, не смотреть кино?

Irene Nk: Да нет, я его тоже почитываю, у него бывают ценные мысли. это я все к тому, что бесплатно — хорошо. а вот деньги я бы не заплатила, чтобы его слушать. Что впрочем, я так и сделала :) Я очень рада, что он тебе понравился. Жалко, только, что ты газету сеичас не издаешь, написал бы о своих впечатлениях.

Alex Alshvang: О впечатлениях — в посмертно изданных мемуарах :)

Irene Nk: тьфу на тебя… :)))

Дмитрий Львович Быков: Алекс, спасибо на добром слове. Что до вас, Ирина, я не стану вас переубеждать и описывать вам свои прекрасные качества — и уж тем более не стану просить вас потратить на меня часть ваших денег, поскольку выступления мои уже закончились и сам я теперь на Родине. Скажу одно: то, что вам кажется противоречивостью, на самом деле вполне цельная система, просто она несколько сложней бинарных схем и потому не вписывается в некоторые стандарты, к которым мы бываем подчас привязаны. Уверен, что чтение моих книг, а там, Бог даст, и личное знакомство развеют ваше предубеждение.

Irene Nk: Дмитрий, Я всегда за интересное чтение и знакомство с не менее интересным человеком. А то, что я не разделяю Ваше мировоззрение, делает нашу дискуссию еще интереснее. Моя «бинарная» система очень испорчена советским временем, когда краски были в основном черные, как машины Форда. Именно тогда люди для меня разделились на три лагеря: сильные мира сего, народ, и несогласные (предатели, перебежчики и сомневающиеся не в счет — они есть во всех трех). Сейчас, безусловно, мир изменился. Но политическая сфера для меня все еще делится на эти три категории. Прожив всю жизнь в колыбели трех революций, я очень осторожно отношусь к любым очень категоричным высказываниям. Очень печально обычно они заканчивается для людей, то есть народа. Владимир Ильич насловоблудил, а страна до сих пор болеет.

Дмитрий Львович Быков: Вот видите, а я и к Ильичу отношусь далеко не так однозначно. Это, наверное, потому, что в России, кажется мне, надо исходить из возможного, а спектр его у нас достаточно невелик и мрачен. Вообще я заметил, что жизнь в Питере налагает на людей весьма суровый отпечаток — они впадают в идеологический, так сказать, ригоризм, деля мир на черное, белое и неприемлемое. Москва в этом смысле бесструктурней, но объективней. В общем, повидаемся.

~ Дмитрий Львович Быков, 15 апреля 2011 года ~

Мария Перфильева (15.04.2011):

Что-то с самого начала подсказывало, что этот поэт, который еще и «Гражданин», в скором времени будет официально проходить, как «гражданин Поэт» )) С нетерпением ждем новый шедевр в понедельник 18 апреля на F5. Автор Дмитрий Быков, исполняет Михаил Ефремов.

http://f5.ru/pg/post/350145

из комментариев:

Stanislav Minakov: Главное, не переусердствовать в благих намерениях критиканства. Это я и Диме, своему другу, адресую. Чтоб чувствовать в себе меру самозабвенного токования. У И. Ахметьева есть такое стих-ние в одну строку: «Резче и тактичней!» :))

Дмитрий Львович Быков: Приходили ко мне советчики и советовали, как мне быть (с)

Stanislav Minakov: Да ты сам умный, мы знаем. Видели и слышали :)) Только много умных целилось известно во что, а попадало — известо, как всегда, в Россию :)) Странный какой-то закон. Это я не к тому, чтоб оставить всё вне критики. Просто странно так всякий раз получается: мы в своем, вроде бы законном, негодовании доходим до каких-то странных степеней самозабвенья. И хрен бы с нами всеми, да вот получается, что начинают с благими намерениями парлменты расстреливать. А читаешь список подписантов: волосы дыбом встают. И всё, вроде бы, люди свободолюбивые, правильные.

Дмитрий Львович Быков: Стас, что будет с Россией — совершенно понятно и предсказуемо. Слава Богу, история в таких системах известна наперед. Вопрос в одном — кто как будет выглядеть и что говорить, а будущее, честно говоря, представляет мало интереса.

Stanislav Minakov: Дима, если твой сценарий пессимистичен (исходя из того, что мы видим сейчас), то, увы, в таком взяглде немало оснований. Но ведь и ты, и я — хотим все-таки лучшей участи для Отечества (прости за пафос, но он точен). Мне бы хотелось быть вместе с правотой наших святых отцев, которые будущность видели хоть и драматичной, трагической, может быть, но в результате все-таки победительной. А?

Дмитрий Львович Быков: Да не пессимистичен он! Он таков, каков есть. А наше дело сохранять лицо.

Виктория Иноземцева: и сердце

Stanislav Minakov: Я тя обожаю-преобожаю :)) Теперь о деле: проект с Ефермовым — чудесный. Смотрю с восторгом, всем нашим (Дмитриеву, Евсе и мн. др.) кидаю ссылки. Тексты в большинстве своем виртуозно-замечательные, остроумные, по-русски горькие, не зубоскальные, но очень смешные. Ефремов читает прекрасно, стилистический театральный ход (читка как классики, с тростями и фраками) — чудесный. В общем, в смысле воплощения — супер.

Дмитрий Львович Быков: Дай Бог здоровья, поклон всем.

Roman Shlyakhtin: проект гов..о, аффтар выпей йаду. дим львович, пишите лучше нормальные стихи, а не стилизации.

Дмитрий Львович Быков: Не волнуйтесь, Рома, одно другому совершенно не мешает. Я почти доделал новую книжку.

Roman Shlyakhtin: Хорошо, будем ждать. А стилизации — ну правда как-то не пошли. И у меня, и у многих знакомых из числа ваших постоянных читателей. Хотя это может мы только такие странные, может кому-то и нравится.

Дмитрий Львович Быков: Рома, вот честное слово — если б я делал только то, что нравится всем, никакого меня давно бы не было. Кто-то говорит — пишите прозу, не пишите стихи. Кто-то, наоборот,— бросьте поэзию, ваше дело романы. Третьим нравится исключительно публицистика. Не бывает так, к сожалению, чтобы автор принимался целиком. Поверьте, что сейчас эти стилизации нужны — в том числе и мне,— а потом я еще что-нибудь придумаю.

Roman Shlyakhtin: Вы правы конечно. Каждому не угодишь. Вы делайте что нравится))

Наташа Просандеева: Вы пишите виртуозно. Как критику, Вам нет равных: Вы пишите одновременно весело и зло. Это интригует читателя. Но, что будет с Россией,— Вы знать не дано. В этом Ваш друг прав. В истории действует еще и Великая Случайность. Не следует о ней забывать, особенно в нашей сверхсложной и неопределенной современности.

Maria Yahyaeva: А мне все у вас нравится, честно)

Павел Мосенков: Солидарен с Марией!

Виктория Иноземцева: Я думаю, что у России в том виде, в котором она сейчас есть, будущего нет. Какое бы оно ни было, это будет разновидность беспробудного настоящего — остановившегося времени, зацепившихся стрелок, и в этом виде оно не интересует не только Диму, оно не интересно вообще. Дима пытается заглянуть в глаза зародышу другой цивилизации и понять, что это будет за лицо, когда станет видно всем. Дима — счастливый обладатель нескольких форм видения, нескольких типов сознания, и у него есть шансы что-то увидеть раньше других и понятно об этом рассказать :))

Roman Shlyakhtin: Не согласен. Будущее всегда есть. Просто не надо сидеть сложа руки, а ну как бы это смешно и наивно не звучало, надо помогать людям. Что же до Дмитрий Львовича — то он интересный, хороший поэт и еще более интересный публицист.

Дмитрий Львович Быков: Вика, родная, ты всегда умеешь сказать то, что я чувствую, но высказываю криво. Робость мешает. Да, кажется, из этой бифуркации мы выйдем чем-то другим — но чем, пока неясно, и чем придется жертвовать, тоже неясно. Как бы тебя повидать?

Виктория Иноземцева: Будущее, конечно, есть, но оно есть не у всех. И так же — не у всего. Не может быть будущего у процесса распада империи. Если только это не дальнейший распад, но как-то будущим его трудно называть. У начала будущее есть, но тоже не у каждого. С будущим у России тоже всегда проблемы, еще большие, чем с прошлым. И еще — мне кажется, что будущего у нас пока нет, потому что мы распались не до конца. Не до той точки, после которой процесс пойдет в обратную сторону.

Виктория Иноземцева: Дима, 22-го в лит музее ты будешь робко читать свои стихи, я приду)

Roman Shlyakhtin: Распад бывает разным. Византия вон аж два с половиной века угасала. Вполне себе неплохое угасание. Написали немало хороших книжек и перекопировали достаточно много произведений классических авторов, которые потом переправили в Европу. Хотя конечно ощущать себя гражданином угасающей империей никому не хочется.

Мария Перфильева: Да, не запишет меня Наташа Просандеева в, прости Господи, гегельянцы, я все же рискну утверждать, что исторические процессы в значительной мере обусловлены изменениями, происходящими в сознании людей, в идейной, ментальной, культурной сфере. А поэтому нет никакой исторической предопределенности пути, о которой говорит Дмитрий Быков. Как справедливо заметила Виктория Иноземцева, Дмитрий пытается взглянуть «в глаза зародышу другой цивилизации», но при этом совершенно напрасно отделяет себя от происходящего. Творите трепеща, Дмитрий! Быть может именно Вы своим талантом переключите тот самый последний триггер ))

Дмитрий Львович Быков: Нет, Маша,— нам, людям пишущим, вредны такие самооценки. Верить, что «колеблешь мировые струны», позволительно лет в пятнадцать. Помочь читателю справиться с тем, что существует объективно и от нас никак не зависит,— другое дело. А пойти все может только тем путем, который давно предначертан и легко предсказуем.

~ Дмитрий Львович Быков, 2 май 2011 года ~

Мария Перфильева (02.05.2011):

Визит Президента на Телеканал ДОЖДЬ произвел сильное впечатление на широкие массы интернет-общественности. Дмитрий Быков откликнулся своей версией замечательного есенинского стихотворения, ничью личность вроде бы не задел ))

Дмитрий Быков и Михаил Ефремов «Не жалею, не зову, не плачу»
// «F5.ru», 2 мая 2011 года

из комментариев:

Наташа Просандеева: Регистр не очень верен: Есенин задумчив и печален, а наш президент — сверхдеятелен и упоен собой. Но, как всегда, талантливо.

Мария Перфильева: согласна, Наташа Просандеева ) кстати, мне вот подумалось, что «освободил Бычкова» — это вполне достойный, и ни разу не мелкий повод, чтобы запомнится как Президент ;)

Дмитрий Львович Быков: С той только разницей, что это сделал не он. Он отреагировал, когда уже на уши встало все интернет-сообщество, да и Шахрин навел его на эту идею.

~ Дмитрий Львович Быков, 13 мая 2011 года ~

Maria Morozova (13.05.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий, спасибо большое за автобиографию Пастернака.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Маша, автобиография Пастернака — «Охранная грамота». А я написал биографию.

Maria Morozova: Все, позорнее момента в жизни еще не было:) Спасибо за биографию Пастернака!

Дмитрий Львович Быков: Спасибо и вам на добром слове. Буду нужен — обращайтесь.

~ Дмитрий Львович Быков, 5 июня 2011 года ~

Anton Borovikov (06.06.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий Львович, поздравляем с Нацбестом! Мордокнижные почитатели.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Антон. Появитесь как-нибудь лично.

~ Дмитрий Львович Быков, 11 августа 2011 года ~

Tatiana Shilina-Lenk (11.08.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Димка, при всей моей любви к литературе и в частности к тебе — пора на диету!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Что вы, дорогая! Зачем вам на диету? Женщины, любящие литературу, прекрасны в любом виде, а женщинам, любящим меня, я прощаю любую полноту.

Дмитрий Львович Быков: Кстати, на будущее: для людей, с которыми я лично не знаком, меня зовут Дмитрий Львович. И общаться с ними я, грешный человек, предпочитаю на вы.

Диляра Тасбулатова: Дим, а я (Это Диля под псевдонимом, так получилось) тоже к тебе должна на «Вы» обращаться?

Дмитрий Львович Быков: С какой стати? Кстати, я тут в «Новой» хвалю твою интерпретацию «Меланхолии» как наиболее адекватную.

Диляра Тасбулатова: Мою интерпретацию? А ну скинь-ка (будь типа добр, Дмитрий Львович, ссылочку), Со Сталиным трудно говорить: ты ему сноску, он тебе — ссылку, хахахаха.

Дмитрий Львович Быков: Погоди, Диля. Выйдет — пришлю. Думаю, это будет в пятницу либо в следующий понедельник.

Диляра Тасбулатова: Пошла искать статью Быкова, где он меняхвалит… Эх-ма…

Дмитрий Львович Быков: Погоди искать, она еще не напечатана!

Диляра Тасбулатова: А про че ты писал? Про Меланхолию? Понравилось?

Диляра Тасбулатова: Или ты меня протянул в серии Поэт и Гражданин? Кстати, билет мне так и не дал: мечтала пойти помлушать вас с Ефремовым… Подруга мечтает пойти, эх-ма… дай билет, Быков!!!!

Дмитрий Львович Быков: Меланхолия понравилась чрезвычайно, хотя она, мне кажется, провисает в середине. Очень личное высказывание, почему он и наскандалил — застеснялся, по-моему. У него еще не бывало такой нежной и по-человечески милой картины. А на Поэта и гражданина, когда опять будем выступать в Москве, просто приводи подругу, проведем.

Диляра Тасбулатова: Митька, ну че ты медешь — нгде она не провисает… И первый кадр — помнишь? такой омаж ПРошлому лету в Мариенбаде Алена Рене. Это не гламур — стоячий кадр, помнишь? Это Мариенбад… А потом — кадр Брейгель, омаж Тарковскому. А потом ДОЛГОЕ-долгое такое как дольше века день бдение, свадьба эта и пр. И потом — катастрофа, Прежде всего — в умах наших. Прекрасно, прекраснее ничего не виедла.

Дмитрий Львович Быков: Нет, согласись, свадьба длинновата, и начало второй части несколько того. А последние сорок минут — высший класс.

Диляра Тасбулатова: Не-а, Дим, он сечет в темпо-ритме, так должно быть — это длинная такая история, такая меланхоличная история о том, как мы красиво все уходим… Это (по длинной ассоциации, не прямой) мне напомнило меланхоличный финал НЕВЫНОсимой легкости бытия кундеры: там так просто написано, что грузовик ебанулся, и Томаш и тереза (Тереза, кажется?) умерли. И все.

Диляра Тасбулатова: Элегантно, без криков и шума, так оно и должно быть.

Диляра Тасбулатова: ты Дим если еще зедсь помостри почту я тебе кое-что написала лично.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 сентября 2011 года ~

Leonid Stolovich (19.09.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Известно Москве и Питеру,
Кем «Пастернак» был выкован.
Что не под силу Юпитеру,
То по плечу Быкову.

Очень ценю Вас и люблю! Ваш Леонид Столович

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Взаимно, дорогой профессор. Надо б выпить.

~ Дмитрий Львович Быков, 2 декабря 2011 года ~

Диляра Тасбулатова (02.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Димочка, во-первых, поздравляю с успехом а во-вторых, подпишись, плиз, под письмом насчет приговоренных к казни белорусских ребят. Кстати. ты же знаменитость: может напишем письмо и соберем подписи еще отдельно? А?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Я немедленно ставлю туда подпись. Как это сделать?

Диляра Тасбулатова: https://www.change.org/…

~ Дмитрий Львович Быков, 5 декабря 2011 года ~

Vsevolod Nepogodin (05.12.2011):

Я поэт и гражданин
Я вирши могу писать красиво
Мля, братва, сходите в магазин
И купите плиз поэту пива!!!!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Да какое пиво, видно же, что пьют Редбулл. Я его предпочитаю любому алкоголю, да и вообще не пью уже Бог знает сколько.

~ Дмитрий Львович Быков, 8 декабря 2011 года ~

Дмитрий Львович Быков > Валерий Попов:

С Днем рождения! Стрельцы рулят. Ваш ДБ

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Арина Бородина (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

С Днем рождения, Дима! Спасибо за «Поэт и Гражданин»! Это замечательно)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Это в самом деле ничего особенного, но с такой публикой поневоле начинаешь стараться.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Vera Krichevskaya (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

не переставайте никогда

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: «Клянусь тебе, я постараюсь это сделать» (А.Линдгрен)

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Владимир Рыжков (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дима! С днем рожденья! Победа близка!)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Володя, ты один из самых славных людей, кого я знаю, и твоим словам особенно рад. Спасибо.

Владимир Рыжков: А ты-живой гений) не шучу) так держать!)

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Андрей Витальевич Василевский (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

С Днем рождения!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо!

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Andrew Melnik (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Мои поздравления!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Андрей!

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Svetlana Adjoubei (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дима! с днем рождения!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Не имей сто рублей, а имей Аджубей. Ты мой ангел.

Svetlana Adjoubei: Давай праздновать! И 24го, да?

Дмитрий Львович Быков: Ну естественно. Ты меня узнаешь, я такой с усами, в тулупе.

Svetlana Adjoubei: ок, буду пробиваться к сцене

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Мария Сурова (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

После таких поздравлений, трудно что-то добавить)) Поздравляю тебя Дима, сердечно, с днем рождения!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Не забывай, Машка, появляйся. Чувствуется в нашей долгой истории какой-то незаконченный гештальт. Надо, что ли, хоть выпить вместе и наделать глупостей.

Мария Сурова: Надо…) Недавно читала рассказы молодых писателей в ЦДЛ и вспоминала тебя. Есть у меня на самом деле еще давняя мысль, прочитать вместе «Ночные электрички» )) или аудио диск записать) У меня спектакль 24 декабря… ну не знаю… поводов полно чтобы повидаться.

Дмитрий Львович Быков: 24 декабря будет митинг, и я, наверное, замерзну. А вот в любой другой день — телефон ты знаешь — я счастлив буду тебя повидать и обнять.

Мария Сурова: Договорились)

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Irina Lukyanova (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Можно я тоже письменно поздравлю дорогого френда? ;)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогая жена! Напоминаю, что завтра у нас опять годовщина свадьбы. Я тебя тоже поздравляю. Что бы я был без тебя? Никто и ничто был бы я без тебя. Люблю, как в первый день, и целую страстно.

Irina Lukyanova: Это глубоко взаимно! (публичный поцелуй на камеру)

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Ирина Петровская (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дорогой мой Бычок! С днем рождения! Горжусь многолетней дружбой. Как уже говорила тебе неоднократно, ты, Быков, бог, и сам того не знаешь)))

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Петруха, Петруха, ура! А помнишь, как ты была на нашей с Иркой свадьбе, тоже 20 декабря, но в конце прошлого века? Я тот галстук, тобой подаренный, до сих пор надеваю в торжественных случаях. Ты моя самая любимая.

Ирина Петровская: Не помню галстук, и уж тем более никогда тебя в галстуке не видела! «О, сколько нам открытий чудных готовит…» Будь счастлив и многогранен во всех смыслах))) Люблю тебя.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Anna Balala (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дорогой тюлень, с днем рождения! нежно тебя люблю. Олень.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: И мы любим Оленя, и не прочь повидать его!

Anna Balala: дада! давай! только не 24го))

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Елена Карпова (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дорогой Дима, с днём рождения! Ты прекрасен всегда и во всём, но особенно храню в памяти картинку — ты во фраке ведешь аукцион на НТВ, помнишь, в прямом эфире:) Люблю нежно.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: С особенной радостью вспоминаю, как мы с Чижом пели у тебя на кухне. Надо бы повторить.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

Tatiana Kosinova (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дим, я бы забыла, но тут мордакниг всем напомнил. Умудрился ты родиться в этот день. Впрочем, скоро все забудут про ЧК, а будут помнить про «наше все» — Тебя! Как же хорошо, что это сделал в этот день! Будь здоров! Я тебя люблю.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ах, Косинова, не будь я женат, да ты замужем, да не разделяй нас 700 километров — мы были бы лучшей парой в русской журналистике.

Tatiana Kosinova: Дим, я пять лет не замужем:) Если что. А мы с тобой это публично зубоскалим, да? Я, признаться, думала, что пишу тебе сообщение… но все равно — спасибо! 100 лят!

Дмитрий Львович Быков: Таня, пора привыкать, что теперь все публично. И я как-то не могу больше скрывать свои чувства к тебе. Пусть весь мир знает, тем более, что все мы под колпаком у Мюллера. Мюллеры! Знаете ли вы, где я вас видал?!

Tatiana Kosinova: Не, Мюллер для них, особенно в исполнении Броневого — честь. Они недееспособны.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2011 года ~

‎Мария Сурова (19.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

После таких поздравлений,трудно что-то добавить)) Поздравляю тебя Дима, сердечно, с днем рождения!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Не забывай, Машка, появляйся. Чувствуется в нашей долгой истории какой-то незаконченный гештальт. Надо, что ли, хоть выпить вместе и наделать глупостей.

Мария Сурова: Надо…) Недавно читала рассказы молодых писателей в ЦДЛ и вспоминала тебя. Есть у меня на самом деле еще давняя мысль, прочитать вместе «Ночные электрички»)) или аудио диск записать) У меня спектакль 24 декабря… ну не знаю… поводов полно чтобы повидаться.

Дмитрий Львович Быков: 24 декабря будет митинг, и я, наверное, замерзну. А вот в любой другой день — телефон ты знаешь — я счастлив буду тебя повидать и обнять.

Мария Сурова: Договорились)

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2011 года ~

Геннадий Прашкевич (20.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

Дорогой Дима! Всяческих удач! Стихов и прозы! И удовольствий, удовольствий, что совсем не лишне ВСЕГДА!
Ген.Прашкевич
Не попадались ли тебе мои «Братья Стругацкие» в ЖЗЛ?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Не только попадались, но прочитаны и отрецензированы, скоро напечатаем. Гена! Люблю, обнимаю, поздравляю. Книга исключительная.

Геннадий Прашкевич: Дима, а где можно ожидать рецензию? Спасибо тебе огромное, а то наряду с очень хорошими выступлениями Данилкин, Можуев, Ларионов, Владимрский и др.), набросилась свора людей всегда все лучше знающих и понимающих, и искусали мне всю задницу)))

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2011 года ~

Alena Shwarz (20.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

с рождением! сегвеев во всем)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо! Лучшее поздравление за весь день.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2011 года ~

Oksana Akinshina (20.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

С днем варенья.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Люблю тебя очень, будь счастлива.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2011 года ~

Boris Novozhilov (20.12.2011):

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ !!!

КАПИТАН

Он пионером был в Артеке,
У моря теплого — в Крыму.
И с этой осени навеки
Артек запомнился ему.

Здесь — у подножья Аю-Дага —
Горнист окрестности будил.
И весь отряд к подъему флага,
К подъему солнца выходил.

Звенела от шагов площадка.
Шумело море ей в ответ…
С тех пор промчалось два десятка
Военных лет и мирных лет.

И тот, кто смуглым мальчуганом
На берегу встречал восход,
Во флоте служит капитаном,
Могучий водит теплоход.

Он каждый раз глядит из рубки
На свой Артек, на дальний флаг,
На взморье, где ходил он в шлюпке,
На каменистый Аю-Даг.

И, боевой моряк суровый,
Он молча отдает салют
Далекой юности, что снова
Встает на несколько минут.

(Самуил Маршак, 1952 г.)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Боря! Спасибо! Мы непременно еще там увидимся, и Артек еще непременно будет общий, такой, как надо. Люблю нежно. Ваш ДБ

~ Дмитрий Львович Быков, 30 декабря 2011 года ~

Valery Evseev (30.12.2011) > Дмитрий Львович Быков:

С 2012-м! Удач и приятных неожиданностей!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: И вас, и вас с Новым годом, дорогой Валерий Петрович! Люблю, всегда помню, рад буду повидаться.

~ Дмитрий Львович Быков, 23 января 2012 года ~

Радио СИТИ-FM 87.9 (23.01.2012):

из комментариев:

Владислав Ларионов: А Дима Быков теперь — ОДНОВРЕМЕННО на двух станциях вещает! Феноменально…))

Ksenia Izotova: Ага, только у нас (на Сити) он в записи! Выступает на «бис»!

Александра Машарова: мда, вот такой вот фокус-покус:)

Владислав Ларионов: Скоро у вас всё будет в записи… дожили! Мамай прошёл…

Elena Isatova: Владислав, а Вы простите, кто нам будете? Может, бывший сотрудник, который имеет право делать дружественно-саркастические замечания? Я Вас не первый раз вижу в комментариях на тему СИТИ. И признаться, не очень-то Вы мне нравитесь своим панибратством.

Дмитрий Львович Быков: Лена, мне очень жаль, но в словах Владислава, кто бы он ни был, есть истина. Апгрейд радиостанции так не делается. А она была неплохая, и коллектив неплохой, и рекламы много — в общем, бизнес в очередной раз лишь прикрывает политику. Я не считаю, что у нас был «уникальный журналистский коллектив», и большого шума не поднимаю, поскольку это моветон, да и событие не Бог весть какое знаковое. Однако я, например, делал не самую плохую программу, и мне чисто профессиональных претензий никто не предъявлял. На «Коммерсанте» тоже неплохо, спасибо им, но неужели у нас нет теперь права хотя бы пожалеть о Сити, где мы как-никак проработали шесть лет?

Elena Isatova: Дмитрий Львович, уважаемый, высоко ценю Ваш талант и Ваше мнение. Но ревностно воспринимаю Владислава как человека, который просто язвит. А для многих на СИТИ нынешние новшества, как серпом… И для меня тоже.

~ Дмитрий Львович Быков, 7 марта 2012 года ~

Alexander Detkov (07.03.2012) > Дмитрий Львович Быков:

Дмитрий, снимаю шляпу перед столь ярким проявлением таланта — пока такие люди в стране «советской» есть, в ней жить очень и очень приятно!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Саша, на добром слове!

~ Дмитрий Львович Быков, 9 марта 2012 года ~

Vsevolod Nepogodin: Дмитрий Львович, насытившийся теплым одесским солнцем, озаряет собой весь номер в «Бристоле».

из комментариев:

Oleg Zobern: у дмитрия львовича сиськи видны, вот ведь усатая блядь

Дмитрий Львович Быков: Да вы уж не возбуждайтесь так сильно, я не для вас цвету. У меня другие пристрастия.

Oleg Zobern: знаем-знаем про пристрастия: графоманить и пиздоболить :)

Дмитрий Львович Быков: Да это уж получше, чем возбуждаться на мужские фото :)

Oleg Zobern: а это разве мужское фото? лежит большая розовая пизда с крестом на шее :)

Дмитрий Львович Быков: Оставь его, ты не видишь — у него глюки. Ему не дают, ему мерещится пизда, он хочет пизды, он получит пизды.

Oleg Zobern: да, граждане: вот такая у нас интеллигенция: растеряв остатки совести в 1917-м, окончательно превратилась в тупых животных… вас легко вывести из себя, милашка.

Дмитрий Львович Быков: Еще раз вам говорю, Зоберн: я не по этой части, ваши милашки здесь не водятся. И вообще — мастурбируйте молча: на письме у вас худо получается, чувствуется литинститут.

Oleg Zobern: всё… Быкова понесло.

Дмитрий Львович Быков: Зоберна вынесло.

~ Дмитрий Львович Быков, 12 марта 2012 года ~

Аркадий Рессин (12.03.2012):

Дмитрий Быков собственной персоной появился в ФБ. Айда все на подписную кампанию!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Аркаша, что-то вы не в меру горячо радуетесь. Я в ФБ появился год назад.

Аркадий Рессин: Судил по небольшому количеству френдов у столь известного человека. Выходит, велосипед изобрёл. Но радости от того не сделалось меньше: будем почитывать да ума набираться.

Дмитрий Львович Быков: А зачем известному человеку много френдов, Аркадий? Френды нужны неизвестному человеку, чтобы смотреть на их количество и наполняться самоуважением.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 марта 2012 года ~

Bulygina Tatiana (14.03.2012):

[видео: анонс лекции «Владимир Маяковский. Самоубийство, которого не было», лекторий «Прямая речь», 16 апреля 2012 года]

из комментариев:

Борисовская Мария: Не слишком ли дорого стоят достаточно поверхностные суждения разностороннего нашего «литературоведа»? Удивляют люди, готовые еще и за доставку платить. Читали бы лучше книги…

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Мария! Предложите свои, неповерхностные суждения, и мы будем счастливы их обсудить — на лекции либо здесь. Пока я ваших маяковедческих работ не читал, и это, возможно, пробел моего образования. Но предупреждаю вас, что на темы, которыми я серьезно занимаюсь не один год, со мной лучше не спорить. Я же не спорю с вами об архитектуре — которую, судя по всему, вы знаете лучше, чем Маяковского.

~ Дмитрий Львович Быков, 27 июля 2012 года ~

Московские Новости (27.07.2012):

Дмитрий Львович Быков в «МН»: «Карфаген все еще не разрушен до конца. Не удается окончательно заменить науку оккультизмом, марксизм — православием, высшее образование — приобретением рабочих специальностей; не удается заткнуть населению рты самыми драконовскими законами о митингах или экстремизме, а главное — никак не удается убедить население, что его основной задачей является все-таки деградация».

Дмитрий Быков «Карфаген должен быть восстановлен»
// «Московские новости», 27 июля 2012 года

из комментариев:

Marina Buck: Православие посимпатичнее марксизма, дорогой автор!

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Marina Buck, вам посимпатичнее, другим нет. Но главное — не следует сравнивать науку, какой худо-бедно является марксизм, с религией, какой несомненно является православие.

Леонид Данко: Мраксизм не наука, а адеология, стремившаяся заменить религию.

Дмитрий Львович Быков: Давайте про таблицу Менделеева скажем то же самое.

Леонид Данко: Таблица Менделеева подтверждена практикой, марксизм оказался бессилен, потому что ложен.

Леонид Данко: Марксизм не наука, а ложная идеология.

Дмитрий Львович Быков: Простите, но с этим даже спорить неловко. Оставайтесь при своем.

~ Дмитрий Львович Быков, 6 августа 2012 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 06.08.2012):

Дмитрий Быков «Одно предложение»
// «Новая газета», №87, 6 августа 2012 года

из комментариев:

Maria Razumovskaya: по смыслу, вроде, должно быть не «тпру», а «ну»?

Дмитрий Львович Быков: Нет, именно тпру. Имеется в виду заявление в Лондоне — мол, не надо судить слишком строго, сами осознают и т.д.

~ Дмитрий Львович Быков, 7 сентября 2012 года ~

Дмитрий Львович Быков (07.09.2012):

Дмитрий Быков «Внос мозга»
// «Московские новости», 7 сентября 2012 года

из комментариев:

Ivan Kuzmin: «Мало того, что конкурс в лучшие вузы России доходил в этом году до 60 человек на место, в этом конкурсе действительно отобрали лучших» — два раза повторяется.

Дмитрий Львович Быков: Это так процитировался вынос.

~ Дмитрий Львович Быков, 15 сентября 2012 года ~

Владимир Алексеев (12.09.2012):

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Это Москва и Петербург приветствуют друг друга. Плюс справа Виктория Иноземцева, прекрасный поэт, родом из Донецка.

~ Дмитрий Львович Быков, 15 октября 2012 года ~

Дмитрий Львович Быков: Валерий Попов — гениальный писатель. Единственный настоящий прозаик в современной России — не считая, конечно, Людмилы Петрушевской. И книга эта — великая, просто не у всех хватает силы и мужества читать ее.

Bookmate.com > «Плясать досмерти» (Валерий Попов)

из комментариев:

Александр Коврижных: Есть ещё один — Алексей Недлинский. Но о нём мало кто знает.

Дмитрий Львович Быков: Кстати, Недлинский, по-моему, замечательный прозаик. Как бы с ним связаться? «Поселение» — первоклассная вещь.

~ Дмитрий Львович Быков, 15 октября 2012 года ~

Дмитрий Львович Быков > Zhanna Magaram:

Жанка, куда ты пропала? Я соскучился.

из комментариев:

Виктор Шендерович: Быков! Жанна изменщица! Она сегодня с тобой, завтра с Шаовым, послезавтра с Городницким! Муж Володя не успевает менять белье в гостевой комнате! Кстати, весной там буду я. И прошу за мной НЕ ЗАНИМАТЬ! ))))

Zhanna Magaram: Мальчики, не ссорьтесь! Димка, приезжай в любой момент, я соскучилась тоже! Витечка, ты все перепутал. С Городницким как раз я была в Бостоне СЕГОДНЯ, а послезавтра буду уже с мужем Володей, который решил увеличить количество гостевых комнат. Приезжайте ВСЕ! И как можно скорее. Остальные подробности придут личной почтой в ближайшие дни. Я вас целую обоих, мои дорогие! :)))

~ Дмитрий Львович Быков, 23 октября 2012 года ~

Дмитрий Львович Быков > Полина Рыжова:

Полина, спасибо, статья хорошая и по делу (правда, в герое не две личности, а одна поверх другой, но это не принципиально). Эту книжку нельзя было написать иначе — она именно конспект романа, потому что такими же фрагментами полна память всех людей, переживших перелом. Но в любом случае там сказано ровно столько, сколько нужно — добавить нечего, иначе будет другая книга.

из комментариев:

Полина Рыжова: Авторский прием есть авторский прием — с ним не поспоришь. Спасибо!

~ Дмитрий Львович Быков, 19 ноября 2012 года ~

Anya Levitov (19.11.2012):

http://www.colta.ru/docs/9354 Посвящается нежно любимому, но очень забывчивому любителю позднего совка Дмитрий Быков и его коллегам по безответной любви интеллигенции к совку…

Марина Давыдова «Bad Day. Относительная деградация российской культуры»
// «Colta», 16 ноября 2012 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Странная для Давыдовой статья. Чувствуется в ней какое-то запредельное непонимание очевидных вещей.

Anya Levitov: Ну почему же? По моему очень точно: «сельский час» не лучше современной порнографии. Просто мир совершенно изменился, и на фоне этих изменений все это выглядит особенно оскорбительно. Раньше мы отставали на 20 век, а теперь просто совсем потерялись. Почему это не очевидно? Пример из области образования: идея «распределения по специальности» после получения высшего образования показывает, что Россия просто утратила контекст. В современном мире, где навыки устаревают за 2 года, «работать по специальности» не будет никто. Современное образование (в западном обществе) движется в сторону обучения самообучению, умению искать и критически оценивать информацию, общаться, планировать свое время и отвечать за свое здоровье. А «распределение» — это из области печатных машинок.

Дмитрий Львович Быков: Аня, все это настолько мимо темы, что я не знаю, как спорить. Наверное, лучше оставить вас при всех этих убеждениях. Уровень страны определяется не «Сельским часом» или Прожекторомперисхилтон, который везде свой,— а «Солярисом», «Пикником на обочине», «Верую!» Шукшина, «Гамлетом» Любимова или «Стариком» Трифонова. Та Россия могла это породить, а нынешняя — нет. В той России даже сатрапы помнили определенные приличия. В той России количество интеллигенции росло, а церковь знала свое место. Ну и так далее. Все прочее — разговор бессистемный, а потому пустой.

Anya Levitov: Церковь не знала своего места, института такого просто не было. Были харизматичные личности со своими общинами, а церкви как института с авторитетом и собственным мнением не было вообще. Все, и дикость, и прекрасное, было одинаково подавлено, под одним большим сапогом. Без сапога лучше развивалась дикость, я совершенно с Вами согласна, но прекрасное тоже развивалось, просто не в вакууме, а на фоне огромного множества событий, значение каждого события несколько уменьшилось. Крик в тишине лучше слышен, чем на людной улице. Раньше книги заменяли нам все за отсутствием географии, современного театра, музыки, живописи… Теперь много можно просто пережить… Сегодня интеллигентные люди не только в России выкинули телевизор, но и в других местах… Телевизор больше не адресован интеллигентным или образованным людям. Количество интеллигенции росло? Это как измерялось? Росло количество людей умственного труда? Количество людей с высшим образованием? Дикая взаимная нетерпимость и другие проявления дикости всегда были, поэтому поздний СССР и закончился погромами… Взаимная ненависть это тоже часть нашей культуры позднего СССР, такая дикая ненависть и рост интеллигенции плохо сочетаются.

Дмитрий Львович Быков: Аня, ну я ведь жил тогда. Я помню про «взаимную ненависть». По сравнению с тем, что вызрело в людях сейчас и уже отчетливо демонстрируется на любом форуме вплоть до садоводческого,— СССР был безмятежней аркадской идиллии. Не вижу смысла с вами спорить, правда. Если вам лучше сейчас, значит, вы больше подходите нынешнему времени, а оно подходит вам, только и всего. Как писал Чернышевский — «головы г-на Ракеева и моя устроены различным образом».

Anya Levitov: Но как же эта идиллия закончилась беженцами из Баку? Как она закончилась тем, что на тысячелетие крещения Руси наши участки в Салтыковке патрулировала милиция, ожидая погромов? Как? Откуда это все взялось в Вашей идиллии? Расскажите мне, пожалуйста.

Дмитрий Львович Быков: Ну как же жизнь заканчивается смертью, в самом деле? Как вот это получается, что еще вчера был живой и выпивал, а сегодня совершенно мертвый и пахнет? И чем закончится нынешняя стадия благоденствия, мы ведь еще и понятия не имеем, не так ли?

Anya Levitov: Я думаю, войной гражданской закончится. Напрашивается вывод: то, что происходит сегодня, так же органически связано с «аркадской идиллией» как и дореволюционной «золотой век», о котором все трубят, с революцией. Нет?

Дмитрий Львович Быков: Дореволюционный век, Аня, назывался серебряным. Не будем больше спорить, правда. Вам с Давыдовой свое, нам свое.

~ Дмитрий Львович Быков, 10 декабря 2012 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 10.12.2012):

Дмитрий Быков «Кое-что о Барвихе»
// «Openspace.ru», 10 декабря 2012 года

из комментариев:

Masha Sidch:

Миллионер! Выходи из трущоб!
Твердой походкой иди ты на марш!
Деньги остались в сохранности чтоб!
И капитал был бы в целости ваш!

Чтобы не шел туда быдло-народ,
не поделил он чтоб, не отобрал!
быдло, оно ведь все быстро поймет,
точит свой зуб на чужой капитал.

Ты буржуазные ценности чтишь —
Быдло и чернь их не ценят ничуть!
Любят делить-отбирать они лишь,
И уравнительный выберут путь.

Сильно завидует быдло тебе,
Им на халяву бесплатно чтоб все!
Чернь не товарищ тебе по борьбе,
В спину тебе она всадит копье!

Чернь инфантильная — ей невдомек!
И безответственность в слабом мозгу.
Объединяться какой с нею прок,
Сделает чернь из буржуя рагу!

И демократия эта зачем,
Что ты забыл в демократии той?
С быдлом и чернью хлебнешь ты проблем,
Прав избирательных дал им на кой?

Ценз имущЕственный лучше поди,
Важный рычаг лучше сам ты держи!
Гадов пригрел на своей ты груди,
властные ты защити рубежи!

Не подпускай быдло-чернь никуда,
Лучше будь сам ты при властных делах,
Чтоб пролетариев, плебса орда
Не превратила в золу все и прах!

Не понимают элиту они,
Им в жизни только бы лапу сосать.
Ты же элита! Ты быдло заткни
И покажи ты им кузькину мать,

Чтобы не лезли с уставом своим
В норковый и креативный ваш класс.
Миллионер, ты ведь непобедим!
Чем тебе плохо живется сейчас?

Дмитрий Львович Быков: Маша, вы отлично проиллюстрировали все, о чем написано в тексте. Дмитрий Песков достиг своей цели, вы его идеальная целевая аудитория.

Masha Sidch:

Лишь зависть социальная в народе
Махровым цветом радостно цветет.
И ценности свободы не в почете —
Необразован, темен наш народ.

Не повезло с народом либералам,
Он может лишь буянить просто так,
Oт зависти мозги заплыли салом,
Он в телек смотрит — все ему ништяк.

Не стоит напрягаться, вы оставьте,
Живет народ, как нравится ему.
При маленькой убогонькой зарбплате
где взяться там какому-то уму.

Лишь класс достойный интеллектуалов —
Он совестлив, правдив, трудолюбив!
Его спасти от люмпенов-нахалов,
Их права избирать быстрей лишив.

(Так многие в эфирах рассуждают)
Вообще, народ ленивый и плохой.
Он маргинал — чуть что, и полный аут,
Чуть что — судью на мыло, панки, хой!

С таким непредсказуемым народом
Вам не построить рая никогда,
А только лишь Гоморру или Содом,
Приносит люмпен много всем вреда.

Но средний, креативный класс — хороший.
А самый высший — он прекрасней всех.
Не потому что больше у них грoшей,
Лишь совесть в жизни им сулит успех.

~ Дмитрий Львович Быков, 15 декабря 2012 года ~

Yuri Timofeev (15.12.2012):

Дмитрий Быков с мамой был очень трогателен.

из комментариев:

Андрей Добрынин: Быков вообще к роскоши не склонен. Можно с ним не соглашаться, но человек просто делает то, что считает правильным.

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Андрей. Тулуп, кстати, отличный, еще советский, армейский. Куплен в военторге на Арбате в прошлом году.


Nelli Ratkevich: Дима, мама как хорошо выглядит!

Дмитрий Львович Быков: Это, Нелли, потому, что работает. Впрочем, тебе ли не знать. Вам с Мишей от нее привет.


Eness Bella: Дима, это сообщение для мамы: Наталья Иосифовна, Вы преподавали в моем классе литературу в 77-й… Благодарю, Помню, низкий Вам поклон…

Дмитрий Львович Быков: Инка, но ведь и я тебя прекрасно помню, и мать тоже. Кстати, хорошо я помню и Марка Баринова. Где ты сейчас и как?


Дмитрий Львович Быков: Мать хотя и не дружит с фейсбуком, но горячо благодарит и всегда помнит всех своих учеников. Съехаться бы всем, отлично бы время провели.

~ Дмитрий Львович Быков, 15 декабря 2012 года ~

Марк Котлярский (15.12.2012):

Дмитрий Быков пришел к Соловецкому камню со своей мамой и букетом цветов. Он отказался отвечать на вопросы прессе, объясняя, что цветы нужно возлагать молча. «Такова русская православная традиция. А православие — выбор России, ведь нашему обществу нужны духовные скрепы»,— сказал Быков, цитируя послание Федеральному собранию Владимира Путина.

Затем по еврейскому обычаю Быков прочел кадиш.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Господа, не верьте этому клоуну. Он острит глупо и несмешно.

Римма Глебова: Дмитрий, вы хотите сказать, что не умеете читать кадиш? Верю!

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Римма, я хочу сказать только то, что говорю, и никакие переводчики мне для этого, слава Богу, не требуются. Но если моя мысль для вас слишком сложна, я всегда готов ее пояснить.

Римма Глебова: Дорогой Дмитрий, я знаю, как вы сложно будете пояснять ваши сложные мысли. Так что лучше не надо… я могу и не понять.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2012 года ~

Дмитрий Львович Быков: Дорогие и любимые друзья! Спасибо за все, прежде всего за терпение. Сам бы я такого человека, как я, скорей всего ненавидел. А вы вот терпите и даже поздравляете, спасибо.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2012 года ~

Zhanna Magaram (20.12.2012):

Любимого Быкова поздравляем с днем рождения!!! Ура! (и немедленно выпили)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Зови еще. Как ты? Уверен, что хорошо. Я этого желаю со всей страстью. Вообще пиши.

Zhanna Magaram: Зову!!! Приезжай осенью, а? А помнишь, мы говорили про маму? Давай? Я — хорошо, хорошо… Напишу.

~ Дмитрий Львович Быков, 31 декабря 2012 года ~

Дмитрий Львович Быков > Zhanna Magaram:

Жанна, с Новым годом! Тебя и всех твоих! Ты мое самое ценное приобретение в этом году, ценнее даже сапог, которые мы с тобой купили и которые теперь так хорошо видны на всех моих фотографиях. Ценнее даже соловила, который безусловно подарил мне лучшие минуты. Жанна, будь здорова, остальное заработаем. Зови меня к себе, приезжай сюда, вообще появляйся в любом виде. Целую с некоторой даже страстью. Твой всегда ДБ

из комментариев:

Zhanna Magaram: Димка, мы в Мексике, здесь совершенно нет снега, елок и Деда Мороза и почти нет Интернета. С Новым Годом тебя и твоих близких! Обязательно что-нибудь придумаем, встретимся, замутим и сотворим — обещаю! Поздравление твое тронуло меня так, как мандаринки в фольге на новогодней елке в детстве. Они были прекраснее всех игрушек и гирлянд. Они и были Новый Год. Спасибо, спасибо! Береги себя! Целую. Все мои обнимают и кричат: «С Новым Годом!» Жанка

~ Дмитрий Львович Быков, 4 февраля 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 04.02.2013):

Дмитрий Быков «Желание Сталина»
// «Профиль», №???, 2 февраля 2013 года

из комментариев:

[комментарий удалён]

Дмитрий Львович Быков: Дорогая, бесконечно дорогая, уважаемая Елена Цыганова! Сказать ли вам, куда вам следует отправиться с вашей аморальностью, хамством и безграмотными советами, или вы поймете меня без конкретизации?

~ Дмитрий Львович Быков, 18 февраля 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 18.02.2013):

из комментариев:

[комментарий удалён]

Дмитрий Львович Быков: Нет, это записочки.

~ Дмитрий Львович Быков, 28 марта 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков > Полина Рыжова:

Полина, отличная у вас статья про роман Пелевина. Совершенно точная.

Полина Рыжова «Продолжение П»
// «Газета.ru», 28 марта 2013 года

из комментариев:

Полина Рыжова: Правда, пришлось освоить практику очень быстрого чтения. Дмитрий, рада, что мнения совпали. Спасибо.

~ Дмитрий Львович Быков, 6 апреля 2013 года ~

Malek Dudakov (06.04.2013):

Извините, пожалуйста, за глупый вопрос, но почему Дмитрий Быков вот здесь — http://mn.ru/… помимо прочего пишет, что «оппозиция может состоять из сколь угодно неприятных людей — но она сегодня под ударом и вызывает сочувствие уже поэтому», а вот здесь — http://www.newlookmedia.ru/?p=7607 [12 лет назад] — хорошенько так проходится по несчастному коллективу журналистов, находящихся в общем-то под тем же катком, что узники Болотной, например. Кровавый режим, звенья одной гребаной цепи вот это все.

Я, конечно, понимаю эволюцию взглядов, что в начале 2000-х было модно и популярно быть авторитарным либералом, пиночетовцем, сторонником Путина, Немцов СПС Гайдарочубайс, а сейчас весело бегать с белыми ленточками по митингам и борцевать жуликов и воров, но давайте будем признавать свои «ошибки юности» [или зрелости, для кого как] и не пиздеть нелогичности. И не надо, пожалуйста, говорить про то, как всё за 10 лет поменялось. На разгром РНЕ в 2000 году вам было похуй, а на уничтожение СПС в 2008 нет. Событий, сравнимых со сменой руководства на НТВ, сейчас я даже вспомнить не могу. Нет таких. Режим строился тогда, в том числе и на вашем активном или пассивном одобрении.

И вот этих экивоков типа «в конце концов, все мы не красавцы, и каждому тут можно припомнить такое, что хватит на десяток либеральных либо патриотических обструкций» мало. Но если вам даже про собственность за рубежом сложно не врать, требовать политической и идеологической чистоты, к сожалению, бессмысленное занятие.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Неужели нужно объяснять очевидное? НТВ в 2000 году никакой оппозицией не было. И кстати, люди именно оттуда — Корчевников, Мамонтов, Кулистиков,— сегодня теми же методами работают на власть. Насчет собственности за рубежом — это у вас явно не про меня, так что оставляю без комментариев.

Malek Dudakov: И НТВ не давили? И на НТВ не работали кроме этих людей Сорокина, Максимовская, Осокин или Шендерович?

Дмитрий Львович Быков: НТВ давили люди, которых прежде давило НТВ. Соревновались два властных клана — лужковско-примаковский и ельцинский. На НТВ работали Шендерович и Сорокина, которых я любил, и Киселев, с которым я не хотел иметь ничего общего. Как, кстати, и Сорокина, и Шендерович впоследствии. НТВ прибегало ровно к тем же запрещенным приемам, которые сегодня преобладают в «Анатомии протеста».

Malek Dudakov: Соревнование этих двух кланов было историей 1997-2000 годов [медиавойны во время президентских и парламентских выборов], в 2001 году обвинять в «закручивании гаек» ельцинских уже как-то, на мой взгляд, нелогично. Никто и не спорит, что старый НТВ делал пропаганду, но он делал и честную журналистику, которую так любят сейчас вспоминать многие креаклы. И удар был именно по ним — ну какой смысл был мочить примаковских тогда, после их полного электорального разгрома и бегства Гусинского. И именно это стало поворотным этапом в создании телевизионной вертикали власти. Запрещенных приемов не бывает. Fox в Америке чуть ли не антихристом представляет Обаму и ничего, живут как-то. Дело в наличии или отсутствии цензуры, конечно.

Дмитрий Львович Быков: Запрещенные приемы бывают. Соревнование кланов не было историей конца девяностых, оно продолжалось, НТВ не собиралось сдавать позиции. Когда свободой слова манипулирует и прикрывается Гусинский, говорить об оппозиционности смешно. После Болотной в тюрьмах и под следствием оказалось 27 человек, по большей части вообще непричастных к происходящему. Это нельзя сравнить с ситуацией НТВ — разве что с ситуацией Юкоса, и то не до конца.

Malek Dudakov: Где это соревнование кланов продолжалось? Отечество заняло 3-е место в ГосДуме и вчистую проиграло президентские выборы. Всё, это конец. У них были определенные ресурсы в регионах, но всем было понятно, что такие пустяки легко нивелировать тем, кто сидит в Кремле. Извините, но Гусинский сбежал еще в 2000 году из страны, и в тот момент, когда противостояние Газпрома и НТВ перешло в активную стадию, телеканал защищали журналисты и больше никто. И никто не прикрывался свободой слова в тот момент, когда происходил силовой захват телеканала. И когда журналисты проводили митинги в свою поддержку, без Гусинских или Примаковых. Узники Болотной, конечно, пострадали несравнимо больше, чем журналисты [всего то фактический запрет на профессию на ТВ], но узники Болотной, извините за банальность, появились из в том числе и 2001 года. Было бы НТВ в старом виде все эти годы, Россия была бы точно другой.

Дмитрий Львович Быков: Она была бы другой, но не факт, что была бы лучше. Продолжение девяностых, которые были довольно-таки противным временем, и я писал об этом часто, совершенно не скрывая своего отвращения,— не обещало никакого прорыва. А Гусинский, уехав из страны, продолжал руководить каналом, пока не рассорился с его менеджментом. Когда журналисты проводили митинги в свою поддержку, этими журналистами довольно цинично пользовались, о чем я и писал тогда.

Igor Gukovsky: Уважаемый Дмитрий Быков, поясните, пожалуйста, ваше высказывание: «Когда свободой слова манипулирует и прикрывается Гусинский, говорить об оппозиционности смешно.» Не кажется ли Вам, что если вместо фамилии Гусинский подставить фамилию любого члена КСО из минимально политических, то эту фразу в разных вариантах говорят в каждом первом выпуске новостей на «Первом». И не кажется ли Вам, что начали, да, именно с Гусинского? Даже интересно.

Дмитрий Львович Быков: Если вам это «даже интересно», попробуйте вспомнить, как канал НТВ защищал Лужкова и продвигал его во власть. И какой счет был у Лужкова в его судах против журналистов. Вы, подозреваю, в девяностые годы, при лужковском всевластии в Москве, в прессе не работали. Какой олигарх сегодня стоит за КСО? Даже Павловский признал, что КСО не стал сектой. Там абсолютно разные люди. НТВ принадлежало Гусинскому, но если вы полагаете, что КСО принадлежит Госдепу, вам действительно лучше и дальше смотреть первый канал.

Malek Dudakov: В 90-е годы я был маленький еще, так что не буду строго судить, но дело не в этом — если вам не нравится режим Путина сейчас, то вы не должны поддерживать все те вещи, которые к нему привели — уничтожение свободной прессы, региональных выборов, независимых финансовых центров [типа Ходорковского] и проч. Олигархические войны 90-х, действительно, малоприятное зрелище, но 90-е годы — это и торжество подлинно свободной журналистики. Можно долго спорить о том, боролись ли тогда журналисты за свои интересы или интересы Гусинского, но тут, как мне кажется, есть два аргумента в мою пользу — во-первых, этот коллектив был ОЧЕНЬ сплоченным [что показал уход значительной его части на один, потом другой телеканалы] — странно было бы держаться такой принципиальной позиции и в то же время выполнять мелкие поручения Гусинского. И во-вторых, непонятно, зачем Гусинскому нужно было продолжать руководить НТВ, сбежав из страны — никаких политических перспектив у него не было, опереться не на кого, что тут ловить — ничего.

Дмитрий Львович Быков: Сплоченность коллектива — первый признак секты. И до состояния секты их всеми силами доводили. Парфенов это почувствовал и ушел, потом дошло до многих других. Перечитайте открытое письмо Шендеровича Киселеву. Говорить о свободе прессы в девяностые можно, но надо помнить и о том, что такого беззастенчивого манипулирования прессой, как тогда, в российской истории не бывало. Тогда навеки кончилась профессиональная журналистская солидарность, которая должна быть превыше всех разногласий. И именно последствия той ситуации мы наблюдаем сегодня, когда погибла академия ТЭФИ. О тех временах можно вспоминать как о романтических, но я на канале НТВ был в стоп-листе, точно так же, как и на нынешнем федеральном ТВ.

Malek Dudakov: Можно поинтересоваться, а кто их доводил? Во всем мире это обычная практика, когда люди сходных взглядов работают в одном СМИ, формируя сплоченную команду единомышленников. Пресса всегда манипулирует общественное мнение, это одна из ее функций. Любая трансляция любых ценностей и взглядов, любых событий через призму идеологий — всегда манипулирование. Этого не избежать, и это не плохо. На мой взгляд, уход целого коллектива после смены руководства НТВ — это и есть журналистская солидарность. А сейчас она дошла до некого апогея, особенно с учетом института «рукопожатности», когда увольнение любого журналиста или редактора интернет-сми называют «звеньем гребаной цепи», а его самого «отважным борцом с кровавым режимом».

Дмитрий Львович Быков: Во-первых, никто не называет журналистов отважными героями борьбы с кровавым режимом. Это вы пародируете клише тех самых ранних нулевых. Насчет ухода целого коллектива, особенно с учетом случая Митковой, тоже некоторое преувеличение. Говорить о сходных взглядах в любом журналистском коллективе, на мой взгляд, может лишь человек, никогда не работавший в журналистском коллективе.

Malek Dudakov: Ну как сказать. В 2001 году много людей вполне спокойно относились к разгрому НТВ, называя это олигархической войной или чем-то еще. Сейчас любое кадровое решение внутри рукопожатных СМИ вызывает полнейшую истерику внутри креаклов, для которых «всегда всё понятно». Как все негодовали по поводу ухода Дзядко из БГ или Кашина из Ъ, выискивая происки режима, раньше точно такого не было. Значительная часть коллектива все-таки ушла. Не все, но многие. Понятно, что коллектив не формирует какой-то общий взгляд на все вопросы, но примерно понятны идеологические взгляды большей части коллектива Эха Москвы, например, или Slon.ru или Дождя. Также как Fox News или MSNBC в Штатах. Это работает не для всех СМИ, но для многих.

Дмитрий Львович Быков: Настоящие СМИ только тем и ценны, что отбирают сотрудников не по взглядам и симпатиям, а по степени их одаренности или компетентности. Что вы называете рукопожатными СМИ? Кто такие креаклы? По-моему, это ярлык, который пуклы (путинский класс) придумали для всех, кто с ними не согласен. Но несогласных с ними значительно больше, чем мог бы вместить «креативный класс». Вы, видимо, не работаете на «Дожде», иначе знали бы о разбросе взглядов там. Что касается ухода Кашина из «Ъ», там имели место не абстрактные происки режима, а прямое и откровенное (с признанием начальства самому Кашину) выдавливание члена КС из конкретного издательского дома.

~ Дмитрий Львович Быков, 8 апреля 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков > Jules DuBoeuf:

Дорогой Юлий Анатольевич! 14 апреля с один день буду в Лондоне — там открытие книжной выставки, я на нем должен выступить, после чего улетаю назад в Москву. Можно ли будет встретиться? Я прочел несколько ваших интервью, но, мне кажется, главные вопросы не были заданы. Хочется с вами их обсудить — не только Березовского, но и ваши планы, в том числе литературные. Я в вашем распоряжении весь день. Ваш ДБ

~ Дмитрий Львович Быков, 27 апреля 2013 года ~

Alexey Lebedinsky (27.04.2013):

…Почему вчера я отказался от участия в программе Ефремова-Быкова-Васильева.

Даже не потому, что написанный Быковым текст на «лодочника» оказался на уровне 3-го эшелона КВН… И не потому, что я, проработав с ним больше года ведущим во «времечке», не испытываю симпатий к некоторым чертам его характера (при абсолютном признании его таланта писателя и поэта).

Причина гораздо глубже.

Порой мы слышим безусловно острые, тонкие и хорошо прочитанные Ефремовым вирши. Очень смешно! Вроде, смешно ведь…

А мне не смешно.

Все это шоу напоминает мне шутки над оттопыренными ушами капитана корабля, уходящего вместе с тобой под воду, плебейский смех карлика-шута, которому злобный царь во время шоу массовой казни снисходительно дал потрепать себя за уши… А иногда и хохот над умирающим преступником…

Когда сатира и открытое глумление над властью переходит в бизнес, то понятие «гражданская позиция» летит в мусорное ведро. По сути, шуты с разрешения начальника тюрьмы приходят к заключенным и за деньги самих заключенных смешат их стишками о том, как их же, заключенных, в этой тюрьме кормят говном, ебут и пИздят…

В связи с этим у меня иногда даже возникает отвратительное подозрение (хорошо, если я неправ), что, помимо молчаливого снисхождения изощренно обсираемых правителей, это все одобрено ими в рамках программы по «выпусканию пара несогласных» — во всяком случае, таков очевидный результат… Ведь совершенно неоспоримо, что заткнуть рот явно опасным элементам — не проблема, а уж беспомощным артистам — тем более… Но этого не происходит, значит — все по плану…

Страна горит во многих местах, уже давно не до смеха. А Быков, Ефремов и Ко за искрометно смешное описание этого пожарища получают с погорельцев деньги. Молодцы, наверное…?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Да, и кстати. Хочу обратиться к Elena Scaf, якобы присутствовавшей на моей лекции о «Докторе Живаго». Запись этой лекции скоро выйдет на диске. Елена, если вы найдете там хоть одно слово о том, сколько я срубаю бабла и насколько сейчас не в тренде Пастернак, ваша правота будет очевидна всем. Но пока очевидно только одно: вы не были на лекции и зачем-то распространяете идиотскую, наглую, очевидную ложь.

Ирина Логинова Уважаемый Дмитрий Львович, спасибо Вам за Ваши книги, думаю, что каждое полешко питает костер, все пойдет Вам в пользу. Особенно меня умиляют худоватые поклонники поста, а намеки Лебединского больше говорят о его склонности к сплетне. «Я ненавижу сплетни в виде версий, игру сомнений, почестей иглу…» Владимир Семенович Высоцкий. А Вы, Дмитрий Львович, входите в тройку любимейших моих современных российских писателей: Быков, Прилепин, Сахновский. Кто обратит внимание на мое мнение? Обратят внимание мои покупатели. Я много Ваших книг продаю, потому что очень внимательно их читаю. Вот «Икс». Я подчеркиваю — это не версия судьбы писателя Шолохова, это книга о смертельной опасности такого понятия, как «поверхностность», такой угрозы, как невнимательность одного человека к другому. Иделогема заменяет «разум и чувства» и сворачивает душу мертвым жгутом. С уважением.

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Ирина. Но я, как вы понимаете, не для того влез в эту дискуссию, чтобы напрашиваться на комплименты. Я хочу, чтобы не осталось двусмысленностей. А вам я искренне благодарен. Не забывайте и впредь.


Alexey Lebedinsky: Дмитрий Быков дорогой Дима, в отличие от тебя и Ко, я не несу флага оппозиционной деятельности — это раз, и не претендую на несущего глас народа. Иначе я бы давно снимал свои протесты на видео и выкладывал в сеть, например. В том, что мне есть, что сказать, можешь не сомневаться. Два: не надо меня провоцировать на бытовуху — рассказ о твоем, мягко говоря, некорректном поведении в частных случаях, произошедших на моих глазах и между нами, это никого больше не касается, и оглашение этих моментов будет отвратительным и унизительным гораздо больше для меня, чем для тебя, а унижать ни тебя, ни себя не имею желания. Могу тебе поведать об этом лично, мне стесняться нечего. Три: я выразил свой субъективный взгляд на ваше нынешнее творчество (я даже не выложил дубоватенький текст, предложенный тобой для исполнения, заметь) и на его воздействие на интеллигентствующие массы, а также задал вслух несколько вопросов, ничего не утверждая. По поводу снисходительности Кремля — очевидный всем факт. Четыре: я не умаляю Богом данных тебе талантов, о чем тоже написал, но имею свое мнение по поводу их применения. Очень хорошо сформулировала выше гениальный композитор и образованнейший человек Аня Королева: «Быков и его товарисч Ефремов просирают божий дар… Грустно и слегка противно все это». Я присоединюсь всецело. Пять: и почему тебя это так взволновало? Дворник Лебединский здесь говорит о своих дворницких мыслях. Негоже тебе, барин, до меня опускаться. Последнее — просьба от моей разусатой метлы: если ты еще можешь написать что-то Большое, то напиши, а то так и останешься в истории, как срущий прибаутками на власть, другого люди не запомнят… Будь здрав, зла уж точно тебе не желаю.

Дмитрий Львович Быков: Леша, по-моему, тебе здесь все уже объяснили. Мы тоже не претендуем на несущих флаг или глас — прости, мне очень тошно пользоваться твоими штампами. Но если частные случаи, происшедшие только между нами, вообще не подлежат огласке — не следовало их упоминать. Иначе получается крайне нечистая игра: я знаю о Быкове нечто отвратительное, но не расскажу. Расскажи, пожалуйста. А то люди подумают, что я у тебя ложечки украл. За мой Божий дар, Леша, тебе лучше не беспокоиться, по-моему. Ему ничего не сделается. Но я за честность — по крайней мере когда заходит речь о публичном выяснении отношений. Заметь, не я начал в этом выяснении переходить на личности и завлекать окружающих сведениями о чужих таинственных прегрешениях. Мне тоже скрывать нечего — в отличие от тебя, я проработал на «Времечке» семь лет и конфликтов там ни с кем не имел. Это могут подтвердить все, кто со мной там работал — Васильков, Козаченко, Поплавская, Малкин. Ведь прямой эфир чем хорош? Все происходит при свидетелях.

Дмитрий Львович Быков: Что касается причин, по которым это меня взволновало,— я ведь, Леша, тебя в дворники не произвожу. Это самоуничижение паче гордости вряд ли делает тебе честь. Но я, повторяю, за честность. Почему бы тебе прямо не рассказать, что когда тебя пригласили поучаствовать в нашем подкупленном шоу — ты сначала радостно согласился? Или жена Юры Кацмана, которая с тобой для этого связывалась, нам соврала? Не думаю, что ей понравится такая оценка. И передумал ты участвовать ровно после того, как ознакомился с текстом, который и был тебе по твоему требованию немедленно предоставлен. Думаю, тебе не захотелось участвовать в номере, где критикуется Кадыров. Это понятно. И было бы совсем понятно, если бы не первоначальная готовность сняться в «Господине хорошем».

Инесса Рубинштейн: Неуважаемый господин быков. Талантливый подлец, а вы, безусловно, талантливы, все равно подлецом остается.

Дмитрий Львович Быков: Инесса, я счастлив, что меня не уважают полуграмотные националисты. Я очень рад, что вы избавили Россию от своего присутствия, и не хочу на чужой площадке выяснять с вами отношения. Впрочем, никаких отношений у нас нет и быть не может.


Andrey Korinskiy: Уважаемый Дмитрий почему-то очень долго шёл до этого поста. Гугл сильно подтормаживает в последние дни.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Андрей Коринский, посмотрите выше. И гугл совершенно не нужен для того, чтобы следить за этой увлекательной дискуссией.

Alexey Lebedinsky: Дмитрий Быков Неужели ты опускаешься до изворачивания и передергивания фактов? Совсем неожиданно… Спроси у жены Юры, не озвучил ли я ей изложенную выше позицию тем же вечером? Давай по-честному. Думаю, она не станет врать. Про Кадырова мне сообщили сразу, и причем тут он? Сказал, что приеду, чтобы обсудить с вами всеми именно то, что описал в посте. Потом, посмотрев отрывки ваших программ и выступлений, решил отказаться, ибо противненько стало. Даже моей маме, которая тебя так уважала, А текст я ждал, чтобы разрешить или нет вам использовать его на мою мелодию. Давай-ка я твой гениальный текст все-таки выложу, голос народа?? Позорься, так с салютом!

Alexey Lebedinsky: Димк, а у тебя тоже есть жополизные подгавкиватели, я вижу?)) Прям, как у Путина))))

Дмитрий Львович Быков: Да чем ты меня пугаешь, Леша? Этот текст давно вышел в эфир. Для сравнения выложи оригинал, многое станет понятно. Изворачиваться мне не приходится, оправдываться тоже не в чем — посмотри хоть со стороны на себя. Сначала ты соглашаешься поучаствовать в программе. Потом отказываешься, «посмотрев отрывки». Если ты до этого не видел отрывков, на чем основывалось твое мнение? Стало тебе противненько — ради Бога, но зачем приплетать к этому мои таинственные прегрешения во «Времечке»? Мне ты не говорил о них ни разу, а возможностей было более чем достаточно. Почему было не сказать о них прямо? Чувство такта мешало? И наконец — Леша, пожалуйста, держи себя в руках. Не нужно хамить. Диляра Тасбулатова — человек, чьи заслуги в рекомендациях не нуждаются. Хотелось бы корректности, иначе ты как-то уж очень непригляден. Я думал о тебе гораздо лучше.

Alexey Lebedinsky: О времечке ты сам захотел — получи)

Дмитрий Львович Быков: И что я получил? Гадости о программе, в которой ты год добровольно проработал? Эта программа сотням людей помогла, мы все вспоминаем о ней с любовью. Если ты помнишь только новости о собаках и собственные ссоры с Васильковым — это твой частный случай. Что до моей отвратительной надменности — это твое личное мнение, которое, по-моему, надо было высказывать тогда. Как и претензии к Малкину, который всегда платил мне строго по ведомости. Думаю, их тоже стоило высказывать тогда и в лицо.

Alexey Lebedinsky: Ты знаешь, Дим, что даже для меня удивительно? С моим мнением согласны такие замечательные люди, что тебе стоило бы задуматься. Не вижу среди обожателей твоего глумливого имиджа оппозиционера таких людей. Покажи, что ли, предъяви их, как гордость. Мне очень интересно знать, каким же замечательным людям ты несешь политическо-поэтическое озарение…

Дмитрий Львович Быков: Леша, я не несу ни к кому никаких озарений. Я работаю так, как умею и как считаю нужным. Ты не участвуешь в политике и не занимаешься сатирой — ради Бога, твое дело. Но ссылаться на одобрение замечательных людей и приписывать своему поведению высокие эстетические мотивы — это опять-таки не комильфо. Меня в этой истории интересовало ровно одно — та парочка бытовых историй, которую ты анонсировал. Бытовых историй не последовало, ложечки не крадены. Дальше пошла грязь в адрес людей, с которыми ты работал, а это я обсуждать не могу. Считай это барством, если хочешь. Теоретических дискуссий, Леша, у нас не будет.

Alexey Lebedinsky: Дмитрий Быков ну зачем так врать-то!!?? Опускаться-то так зачем?? Ты все ближе подбираешься к плебейскому политесу, так тобою презираемому публично. «Если укусить противника не удалось, поглажу-ка я по головке рядом стоящих — вдруг переманю на свою сторону??» (( Скоро тебя реально возьмут на работу к Яровой, я чувствую… Она бы заценила твои сегодняшние выверты. Все, бля, я с тобой закончил. Тошно.

Дмитрий Львович Быков: Я тоже не понимаю, Леша, зачем так врать и так опускаться. Я никого тут не глажу по головке. И переманивать на свою сторону мне никого уже не нужно. А закончил ты не со мной, а с собой.

Alexey Lebedinsky: Дмитрий Быков браво, гений! красивую фразу придумал в конце, да? Эффектную. Но опять бессмысленную, лишь лоху в голову даст)) Молодец, трать на это свои могучие талантливые силы… На обсирание бесталанного завистника Лебединского, правильно! А то с Путиным уже заколебал, ей-богу. Приму удар гения на себя)))))

~ Дмитрий Львович Быков, 1 июня 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 31.05.2013):

Дмитрий Быков «Поколение «Б»»
// «Московские новости», 31 мая 2013 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Илья, это не Плисецкая пишет, а сам я в той же статье. Да, я искренне полагал — и сейчас вполне допускаю,— что только личный культурный багаж может удержать от свинства. Но, кажется, этого недостаточно. А что нужно кроме этого — вопрос. Во всяком случае я не убежден, что можно обойтись без открытой борьбы, но у нее свои издержки. Об этом, собственно, «Списанные», изданные еще в 2008.

~ Дмитрий Львович Быков, 10 июня 2013 года ~

Иван Просветов (10.06.2013):

НТВ решило обосрать Forbes. Сдели скрытую запись беседы подставного клиента с сотрудником нашего рекламного отдела. Как и любое другое СМИ, мы печатаем рекламные тексты с соответвующим оформлением и примечанием («На правах рекламы»). Материал для эфира был смонтирован так, что создается впечатление, будто за деньги в Forbes можно напечатать что угодно. Ну не бляди ли?

из комментариев:

<…&qt;

Дмитрий Львович Быков: Если вам понадобятся мои свидетельства, я готов. Никакой рекламой никакого Соловьева я во время концерта не занимался. У меня хранится его приглашение выступить с творческим вечером и соответствующий договор — тоже на творческий вечер, без всякой агитации. В конце я его поблагодарил за организацию вечера и на том с ним распрощался. Титры на съемках — вранье, я никогда не называл его политиком. Об этой истории я уже писал много и подробно. В Нижней Туре вышел репортаж о том концерте, где тоже нет ни слова об агитации. Вообще какая-то вызывающая, идиотическая неумелость.

Иван Просветов: Да, возможно, понадобятся. Скиньте, пожалуйста, мне в «личку» номер телефона или мейл, по которым с вами могли бы связаться наши юристы.

Дмитрий Львович Быков: Я вам и здесь скину, они открыты: dmibykov@yandex.ru, 8-495-685-16-50.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 июня 2013 года ~

Михаил Белоцерковский (14.06.2013) added 24 new photos to the album: «20 лет программе «ВРЕМЕЧКО»………14 ИЮНЯ 2013 Г.»:

из комментариев:

Екатерина Грекова: страх потерял!

Julia Svidal: А почему рядом ребенок с сигаретой?

Дмитрий Львович Быков: Опомнитесь, это корреспондент «Коммерсанта» Алька Сабитова. Моя выпускница. Пришла репортаж писать. Не в обиду другим — это самый талантливый ребенок из того выпуска МГИМО, и курить ей давно можно по причине совершеннолетия.

Julia Svidal: Ой, Дим, я же не знала, что ребенок совершеннолетний. :-)

Михаил Белоцерковский: Подтверждаю, как автор фотографии. Девушка большая, просто Дима слишком громаден.

Дмитрий Львович Быков: Вообще ее стоит запомнить. Она заканчивает сейчас роман про некоторые события последних лет, и это будет, мне кажется, чрезвычайно важная книга. На таких событиях, как двадцатилетие закрытой передачи, только вид собственных талантливых учеников еще внушает некоторый оптимизм.

Julia Svidal: а «Времечко» закрыли? У меня нет российских каналов, поэтому я не знала.

Дмитрий Львович Быков: Пять лет назад. Закрыли «Картину маслом». Закрыли «Новости в классике» — то есть избавили их от меня. Вообще, как заканчивается моя любимая повесть Александра Шарова «Хмелев и Лида»,— «Многое изменилось за эти годы».

~ Дмитрий Львович Быков, 2 августа 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков > Zhanna Magaram:

Жанна, как ты? Я вот о чем думаю. У меня в конце октября лекции в Штатах — не заехать ли мне к вам в гости чисто повидаться, без выступлений и прочей рутины? Я научил бы тебя кататься на соловиле, ты отвезла бы меня в Army and Navy, мы выпили бы водки.

из комментариев:

Alex Alshvang: или все-таки абсента?! и в Калифорнии? :)

Zhanna Magaram: Дима, привет, дорогой! Я только что ввалилась в дом — мы две недели отдыхали в диких лесах Канады без телефона/интернета. Идея великолепная, заезжай непременно! Присылай скорее расписание лекций, все придумаем. И, кстати, отметим разные октябрьские даты. Набег на Army и Navy неизбежен. Водка тоже. Про соловил буду думать…

Дмитрий Львович Быков: О, как бы я хотел в дикие леса Канады. Неужели я никогда не буду в диких лесах Канады…

Дмитрий Львович Быков: Я так думаю, Жанна, что точное расписание лекций будет у меня в конце августа. И тогда я тебе все пришлю, и мы все придумаем. Заранее обнимаю и несколько даже подпрыгиваю.

Zhanna Magaram: Дикие леса Канады — легко. В тысячу миллионов раз легче соловила! Я тоже слегка подпрыгиваю и предвкушаю!

Zhanna Magaram: Дим, как там у нас расписанием лекций? Известно?

Дмитрий Львович Быков: Известно, да. С 24 октября по 3 ноября. В остальное время я твой.

Zhanna Magaram: Димочка, давай в ноябре, сразу после лекций. Или тебе удобнее в октябре? Скажи мне, где ты будешь, я посмотрю билеты на самолет.

~ Дмитрий Львович Быков, 4 августа 2013 года ~

Tatiana Kosinova (04.08.2013):

Дима, дорогой, спасибо за этот текст! С Дмитрий Быков

Дмитрий Быков «Дмитрий Быков объяснил, почему Елена Мизулина гораздо опаснее любого гей-парада»
// «Собеседник», №28, 1 августа 2013 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо и тебе, Таня, но толку-то?

Tatiana Kosinova: По мне, так толк в прямом публичном, внятном, без истерики обращении и назывании вещей своими именами завсегда есть.

~ Дмитрий Львович Быков, 8 сентября 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков (08.09.2013):

Дмитрий Быков «Второй тур»
// «Новая газета», №100, 9 сентября 2013 года

из комментариев:

Vera Sidorova: Тьфу, неужели эти омерзительные вирши кому-то могут нравиться?

Дмитрий Львович Быков: Вера, ведь вы иконописец. Где ваше смирение, Вера, где ваш хороший тон, в конце концов?

~ Дмитрий Львович Быков, 18 сентября 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков > Zhanna Magaram:

Какие у вас, однако, люди. Поклон от меня Гиндину, мы с ним когда-то в эфире славно разговаривали. Я смогу у вас быть где-нибудь числа 3 ноября. Давай планировать все, исходя из этого. А можем вообще не выступать, просто пить чай. Я буду необременителен и выпью его мало. Привезу тебе роман новый и стишков.

из комментариев:

Alex Alshvang: А к нам до или после?

Дмитрий Львович Быков: Хотелось бы сразу после. Дня два там — и к вам. Я боюсь долго собой грузить кливлендских друзей.

Alex Alshvang: конечно, удобнее было бы захватить выходные 8–10. Возможно?

Дмитрий Львович Быков: Полагаю, да. Буду над этим работать.

Alex Alshvang: Договорились! Включаю в календарь :) Уточни пожалуйста, потом, детали.

Zhanna Magaram: Димочка, дорогой, грузи нас, пожалуйста. Мы уже переедем и отлично проведем время. Тем более с новыми стихами. А к следующим выходным мы тебя отправим в Калифорнию. И начнем твой новый роман. Гиндину завтра же поклонюсь. На 8 число у меня к тебе есть отдельное предложение, 9-ого ты сможешь выступать у Alex Alshvang. И главное, скажи, откуда ты приезжаешь, чтобы я тебе билет купила.

Дмитрий Львович Быков: Любимая, я полечу из Мэриленда, следовательно, из Вашингтона. Но билет покупать погоди, ибо точное свое расписание я буду знать не раньше октября. На какой адрес тебе писать? Что тебе привозить?

Zhanna Magaram: Пиши на zmagaram@ roadrunner.com

Zhanna Magaram: Пробел в адресе не нужен (после собаки). Что привозить? Вот это самое, новый роман.

Alex Alshvang: Хотелось бы, конечно, что бы Дима захватил у нас полный weekend.

Дмитрий Львович Быков: Алекс, но вдруг я зачем-то нужен именно восьмого? Я так редко бываю кому-то нужен. А второй день уикенда я у вас проведу ничуть не хуже.

Zhanna Magaram: :) Обсудим. Договоримся!

~ Дмитрий Львович Быков, 2 октября 2013 года ~

Константин Эггерт (02.10.2013):

Ну вот, слава Богу, не какой-то там Костя Эггерт (в общем-то, ничтожный), а гордость российской культуры Сарнов, Бенедикт напомнил всем беспамятным, что происходило в октябре 1993 года — попытка красного реванша. Одни сегодняшние плакальщики по «расстрелянному парламенту» имели шанс ещё тогда повиснуть на фонарях. Другие, особенно пылкие, но (в силу возрастных и географических причин) не видевшие происходившего тогда в Москве — никогда не имели бы шанса разразиться грозными филиппиками в адрес «кровавого ельцинского режима». Потому что страна была бы чуть другой. Мы, кто тут всё это наблюдал live помним и морду погромщика Макашова, и обещания казнить всех, кто поддерживал Ельцина, раздававшиеся из Белого дома с конца сентября 1993 года. И вооружённых наци Баркашова помним, и приднестровских «казаков» с калашами. В общем, читайте Сарнова. У него, увы, много критики в адрес горячо любимого мной Дмитрий Быков, но что ж поделать…

Бенедикт Сарнов «Расстрел парламента»
// «Грани.ru», 24 сентября 2013 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Особенно если учесть, что в моей книге как раз сказано: Окуджава поступил совершенно правильно, единственным возможным образом. Но гордость российской культуры, вероятно, читала какую-то другую книгу. И не стоит тебе, Костя, так уж самоумаляться на фоне этой гордости: обо мне в цитируемой статье не сказано ни слова правды, книга оболгана, а моя позиция ничем не отличалась от твоей.

~ Дмитрий Львович Быков, 7 октября 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков > Zhanna Magaram:

Дорогая и любимая Жанна, я хотел бы в количестве 2 человек вылететь к тебе 3 ноября из Вашингтона в Кливленд, а 5 — из Кливленда к Альшвангу, если это возможно. Деньги за билеты, само собой, я тебе в Кливленде отдам немедленно. Могу перевести их из Москвы сейчас, но не знаю, как. Если трудно устроить выступление 4 или вечером 3, могу вылететь от тебя 6. Но вряд ли ты вынесешь меня столь долго. В общем, напиши, как тебе проще.

из комментариев:

Zhanna Magaram: Дорогой и любимейший Дима, я вынесу тебя гораздо дольше и в бОльшем количестве! Мне нужны паспортные данные твоего второго. Ушла за билетами! УРА! Дмитрий Быков Zhanna Magaram. И вообще, ты обещал не торопиться, а у Alex Alshvang твое выступление на 9е назначено!

~ Дмитрий Львович Быков, 8 октября 2013 года ~

Vsevolod Nepogodin (08.10.2013):

О Полозковой придется ответить прямо: сегодня молодому автору, привлекшему к себе внимание, очень трудно. Он становится не столько литератором, сколько поп-проектом. Полозкова начинала со стихов, которые могли нравиться или не нравиться, но были технически совершенны, изобретательны и временами очень честны. Дальше началось превращение одаренного человека в Ваенгу от литературы и, соответственно, глубокий творческий кризис, сопряженный с весьма дурновкусным поведением. Автор думает уже не о том, что хочет сказать он, но о том, что скажут о нем или ему. Адекватной критики почти нет. Полозковой либо завидуют и обливают ее грязью, либо — особенно ровесницы — разливаются в комплиментах. Если поэтесса выйдет из этого кризиса, мы сможем получить значительного поэта; если нет, получим подтверждение нескольких простых нравственных максим (с) Дмитрий Быков

из комментариев:

Sergey Yefimov: Ну, сам-то Дмитрий Львович поп-проектом так и не стал.

Дмитрий Львович Быков: Вы полагаете, он к этому стремился?

~ Дмитрий Львович Быков, 1 декабря 2013 года ~

German Abaev (01.12.2013):

В рамках работы 15-й международной книжной выставки Non/fiction состоялись встречи с писателем, поэтом, критиком, сценаристом, теле— и радиоведущим, лауреатом престижных литературных премий Дмитрием Быковым и его соавтором, литературным критиком, литератором Валерией Жаровой (29.11.2013)

И рок-легендой, музыкантом, писателем, художником Андреем Макаревичем. (01.12.2013) Спасибо: Эксмо — Наталия Глебко, Евгения Демьянова, Анна Алексеева и Наталия Щербакова. (Фото: Григорий Яшухин)

из комментариев:

Nelli Ratkevich: Ну я промолчу…

Дмитрий Львович Быков: Нелли, почему ты промолчишь? Жарова была литератором с тех пор, как начала печатать обзоры и рецензии — лет за пять до знакомства со мной. Писала и про твоего мужа в том числе.

~ Дмитрий Львович Быков, 3 декабря 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 03.12.2013) shared an event:

75лет со дня расстрела Осипа Мандельштама
лекция Дмитрия Быкова

event > Дмитрий Быков лекция «Осип Мандельштам. Неизвестный солдат», 09.12.2013

из комментариев:

Anton Karkov: а почему со дня расстрела?

Дмитрий Львович Быков: Вот и я не понимаю. Он же умер на Второй речке, в бане.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2013 года ~

Валерия Жарова (19.12.2013):

Для тех, кто смотрел пресс-конференцию Путина.

Лена из «Собеседника» — это не лицо издания, а наш местный фрик, которого держат для смеху и пиару. Ну, как у них для этого раньше был Жириновский, а теперь Мизулина с Милоновым.

из комментариев:

Denis Sorokin: Лер, зачем ты это написала? Некрасиво очень

Валерия Жарова: Некрасиво позорить издание на всю страну.

Denis Sorokin: чем же интересно она опозорила, я не понимаю? мне очень понравилось, она молодец, не растерялась и пропиарила и юбилей, и издание на весь мир! Jelena Milczanowska ты молодец) Горжусь)

Валерия Жарова: А, ну, ясен пень, пиар — святое, репутация — ничто.

Анна Чернова: Лера, тут на эту тему такой срач идет. Я тоже с тобой солидарна. И за это Пустовойтов меня анафеме предал)))

Валерия Жарова: Как же ты теперь будешь жить-то с пустовойтовой анафемой. А где весь срач идет? Люблю срачи.

Denis Sorokin: Репутация уж точно не пострадала! Признай, что она молодец) Не каждый так сможет: по простому и с душой)

Анна Чернова: Вот тут https://www.facebook.com/…

Анна Чернова: Не знаю Лера. Теперь моя жизнь явно станет другой))))

Валерия Жарова: Денис, ну конечно, мы все просто завидуем.

Валерия Жарова: Аня, там страница временно недоступна. Или это у меня доступа нет?

Denis Sorokin: А чего вы все набросились на девчонку?

Анна Чернова: Наверное у тебя(((

Валерия Жарова: Денис, потому что мы мудаки и говно, ясно же

Валерия Жарова: Аня, жаль. Очень мне интересно.

Анна Чернова: Да да! Мы по сравнению с Леной говно!

Валерия Жарова: Сраное! Ссаное даже!

Denis Sorokin: Заметьте: вы сами это сказали!!!

Валерия Жарова: Чего же ждать, пока это скажет главный редактор.

Дмитрий Львович Быков: Вы уж меня, Денис, простите,— и ваши посты, и Елена Мильчановска не заслуживают такой серьезности,— но упомянутая вами девчонка сегодня втоптала в грязь тридцать лет моей жизни и работы. Тридцать лет, с 1984 года, я старался что-то для этой редакции сделать, просто чтобы ее уважали и чтобы мне было не стыдно признаваться, что я там работаю. Мильчановска все это уничтожила в один день — отличный подарок к тридцатилетию газеты. И вы ее в этом поддерживаете, только и всего.

Анна Чернова: Если коротко, то Сергей считает, нельзя нам всем коллегу в говно втаптывать. А раз мы не поняли ее триумфа, мы плохие.

Валерия Жарова: Она мне не коллега. В том-то и ужас, что теперь и свою фамилию от «Собеседника» не отмоешь.

Анна Чернова: Да, Лера. И вот именно за такую же мою реакцию меня Пустовойтов … того)

Валерия Жарова: Ну, ты-то уже чиста.

Denis Sorokin: Дмитрий, не надо все так серьезно воспринимать) Такие люди есть везде. Дану Борисову хотя бы вспомните. Я уж точно не думаю, что она своим вопросом хотела втоптать кого-то в грязь)

Анна Чернова: ))) Дима очень точно сказал.

Denis Sorokin: Zoya Igumnova Зоюшка, солнце наше,признайся, а как же ты отреагировала, когда увидела свою любовь у Путина????))))

Валерия Жарова: Денис, дело не в вопросе, а в том, что журналист федерального издания выглядит непрофессиональным идиотом, а редакция в восторге аплодирует. Как же, епта, пиар же!

Дмитрий Львович Быков: Денис, когда вы проработаете в одной газете тридцать лет, вы тоже к некоторым вещам начнете относиться серьезно. Хотя с некоторыми, знаете, это случается и раньше.

Валерия Жарова: Быков, это другое поколение, для них понятия репутации не существует, вместо этого — ПИАРРРР!

Denis Sorokin: Лер,ну причем тут пиар или не пиар. У меня понятие одно: она молодец) И не каждый так сможет)

Валерия Жарова: Денис, в чем именно она молодец? Поясни, а то я не понимаю.

Анна Чернова: Да, Денис, вы правы. Не каждый сможет выставить себя таким идиотом.

Валерия Жарова: Не, мы все это умеем, конечно, но нам обычно за это стыдно потом.

Denis Sorokin: Она молодец в том, что не растерялась, что задала вопрос, что разрядила обстановку своей кажущейся простотой, что принесла с собой газету, причем, показывала ее логотипом вперед) И вообще мы весь вечер о ней говорим, а не она о нас)

Denis Sorokin: И вообще) Давайте лучше поговорим о Маше Распутиной) Она мне нравится не меньше)))))

Дмитрий Львович Быков: Денис, но ведь это не Жарова влезла к вам на страницу, а вы к ней. Давайте уж мы сами будем тут решать, о чем нам поговорить. Ладно?

Валерия Жарова: Она не растерялась? Что-то новенькое. Да она от связенного трепета двух слов не могла связать. Обстановку разрядила — да. Только надо ли было ее разряжать. Вопрос задала — про корпоративы, конечно, охуеть, как важно спросить у президента страны, в которой нет ни справедливости, ни развития. Ларьки не берут наши газеты? Так это не к президенту вопрос, а к отделу распространения нашей газеты. Другие издания берут почему-то. Короче, молодец Лена.

Валерия Жарова: СвяЩенного, конечно, прошу прощения.

Denis Sorokin: Дмитрий, что вы так все серьезно воспринимаете? Может быть, Лера тоже хочет о Маше?)

Denis Sorokin: Лер, ну хватит уже)

Валерия Жарова: Денис, не указывай мне, что мне делать, а? Этого даже Юрий Владимирович не делает, не говоря уж о Владимире Владимировиче.

Дмитрий Львович Быков: Денис, поверьте, мы оба хотим, чтобы вас здесь не было.

Denis Sorokin: Она, бедная, завтра на работе на полусогнутых будет ходить)

Валерия Жарова: Ну что ты, ее внесут на руках. ИЛи она въедет на осле с оливковой ветвью.

Валерия Жарова: Или пальмовой?

Denis Sorokin: Да, Лера, завтра будет бенефис)))

Светлана Хрусталева: Народ, Ленка она такая, какая есть! В синем платье, на первом ряду, с мишкой в руках перед Путиным… Она как «пятый элемент». И стоило ей открыть рот, вся страна припала к телевизорам. Да, это нелепое ее признание… Но оно от нее лично прозвучало, а не от нас всех. Умные люди это должны понимать! И мне неприятно, что столько яда вылито в Фейсбуке на нашу коллегу. Лера, прочти другие посты — волосы дыбом встанут. Да, «Собеседник» — газета контрастов. В ней и необыкновенный Дима Быков, и вот такая смешная, странная, но упорная Ленка…

Светлана Большакова: Я не очень поняла почему она там оказалась? Наверное на эту прессуху не каждый попадает?

Валерия Жарова: Света, я просто больше не желаю, чтобы моя фамилия ассоциировалась с этим изданием. Смешная? Странная? Может быть. Но нам с ней не по пути. Она не газету позорит, а профессию.

Валерия Жарова: Света, которая Большакова, ее туда направили от редакции, чтобы она, как водится, устроила цирк с конями.

Светлана Большакова: Лер, ну тогда она оправдала доверие… И претензии — к тому кто отправил, видимо.

Валерия Жарова: Она оправдала не мое доверие, Светик. В газете с такой политикой партии мне работать неохота больше. «Там, где дают номера чернокожим, мы ни минуты остаться не можем».

Дмитрий Львович Быков: Света (это я Хрусталевой), упорная в чем? В компрометировании газеты? Личную карьеру можно бы, кажется, делать и от собственного имени. Почитай, что написала после пресс-конференции Тимакова: она для меня не Бог весть какой авторитет, но, кажется, их самих достало поколение, которое они коллективными усилиями вырастили.

Светлана Большакова: Шариковы наступают

Валерия Жарова: На все

Екатерина Табашникова: В общем, получается, что использовал Собес для собственного пиара самого Путина :-) Ханян на работе с оркестром будут встречать, с поклонами, как она и хотела.

Валерия Жарова: Угу. Пропал калабуховский дом.

Светлана Хрусталева: Дима, мне бы очень хотелось, чтобы Путину от «Собеседника» задал вопрос именно ты. И я уверена, что гордилась бы тобой, как всегда… Но там оказалась Лена, не знаю, почему именно, но я полагаю, благодаря своему упорству (ответ на твой вопрос)… Не люблю, когда бьют свои. Это у меня с детства, так воспитали…

Дмитрий Львович Быков: Света, ну какие свои? Все ли, кто работает в «Собеседнике», могут называться своими? Человек предал дело, которое мы все в меру сил делаем. И не тем, что задал Путину лизательный вопрос,— убеждения разные бывают,— а тем, что выставил свое издание на позорище и посмешище. И какая она мне своя? Этак мы всех, кто живет в Москве, провозгласим своими.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2013 года ~

Boris Reitsen (19.12.2013) > Дмитрий Львович Быков:

ХОРОШО, БЫков!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ах же ты моя радость. Здорово, Гуреев.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2013 года ~

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, братцы! Благодарен я вам до невозможности. Как вы меня терпите?

из комментариев:

Vivian Del Rio: Дима, с днем рождения. Обнимаю, целую!!!! Ты прекрасен и вообще гений, ну ты знаешь и так.

Дмитрий Львович Быков: Ах, Дель Рио, Дель Рио! Любовь моя вечная, мечта невоплощенная.


Татьяна Малкина: быков дурак))

Дмитрий Львович Быков: Малкина, Малкина, моя прелесть!

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2013 года ~

‎Андрей Добрынин‎ (19.12.2013) > Дмитрий Львович Быков:

Дима, с днем рождения! Здоровья и удач! Ура!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Добрынин, читаю книгу и не нарадуюсь. Сколь ты постоянен в повышении планки.

Андрей Добрынин: Спасибо!

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2013 года ~

Boris Kuznetsov (20.12.2013) > Дмитрий Львович Быков:

Дорогой Дима! Берегите себя, проверяйте уровень сахара в крови. Не бросайте уроки литературы, к 70-и годам я с Вашей помощью понял, что ни хрена не знаю. Обнимаю Вас.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Борис, какой сахар, о чем вы? Худым людям угрожают значительно более серьезные опасности. Подробнее об этом можно прочесть у Александра Мясникова. Пока толстый сохнет, худой сдохнет. Настоятельно рекомендую вам подумать наконец о своем здоровье и набрать нормальную взрослую солидность. В остальном постараюсь соответствовать.

Boris Kuznetsov: Дима, к счастью или к сожалению, но у меня идет обратный процесс, здоровье улучшается и я начинаю впадать в детство. Еще раз поздравляю Вас.

~ Дмитрий Львович Быков, 26 января 2014 года ~

Сергей Жильцов (26.01.2014):

Воля ваша, но тезис, будто пик Высоцкого пришелся на 73-й год, что ставит в основу своей лекции Дмитрий Быков, сомнителен.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Воля ваша, но какой же тезис несомненен? Особенно когда речь идет о всенародно любимом исполнителе, которого каждый склонен считать своей собственностью.

Сергей Жильцов: я о годе говорю.

Сергей Жильцов: почему именно 73-й?

Сергей Жильцов: С хронологией по Высоцкому траблы — до сих пор народ путается в датах.

Дмитрий Львович Быков: Так и я о годе. С 1974 года — высылка Солженицына, исключение Войновича и Чуковской, смерть Шукшина,— в русской литературе начинается один из самых темных периодов. Шестидесятничество распадается, и дальше каждый сам по себе. Мне интересен тот Высоцкий, который существует уже отдельно от авторского хора, который вырабатывает собственное мировоззрение, ищет в безвременье личный путь.

Сергей Жильцов: С конца 72-го по начало 75-го Высоцкий занимается стилизациями. По мне дак Высоцкий-сталкер начинается в начале 76-го.

Сергей Жильцов: А шестидесятничество не распалось в 68? После Праги? У Кончаловского об этом хорошо. Это, Дмитрий, я с Вами дискутирую, вовсе не навязывая свою точку зрения.

Дмитрий Львович Быков: Да в шестьдесят восьмом они все еще вместе. Это потом началось — «одни в никуда, а другие в князья». Что до стилизаций, именно в 1974 написано «Что за дом притих»: там он уже не понимает, в какую среду попал. И с этой вещи, по-моему, начинается его личная линия, главный пафос: мы МОГЛИ БЫ быть другими, и мы еще МОЖЕМ быть другими,— за что его и любили больше всего.

Сергей Жильцов: Дмитрий, я ошибаюсь, видимо. Вы 74 год называли как пиковый, а не 73-й? А то я о 73-м, а вы о 74-м.

Сергей Жильцов: Кстати, «Дом» написан в Черногории и навеян, наверное, больше Пушкиным, чем гонениями на шестидесятников. :) Дмитрий Львович Быков У меня лекция «Высоцкий: 40 лет спустя». И это не столько пиковый год, сколько начало главного периода в его работе.

Дмитрий Львович Быков: А «Дом» навеян не гонениями и не Пушкиным, как мне кажется. «Дом» навеян перерождением страны и народа, Высоцкий был ему свидетелем.

Natali Maslova: уууууууууу, как все запущено-то…

Дмитрий Львович Быков: Так приходите, Наташа, и прочтите свою лекцию. Все сразу же будет распущено.

Natali Maslova: Я не один год передачи про Высоцкого на радио России вела… я в теме.

Natali Maslova: Я в 1973 школу закончила, и помню… что народ делал и как деградировал.

Дмитрий Львович Быков: Да кто же сомневается? Вы в теме, я в теме, Жильцов в теме. Вы не один год вели передачи, я тоже много лет их веду. Но я же не говорю, как все запущено лично у вас. Я допускаю разные возможности и разные подходы, вот и вы, пожалуйста, придерживайтесь соответственного тона.

Natali Maslova: «Дом» навеян перерождением страны и народа — я только об этом… я Вас бесконечно уважаю, тон нормальный… просто меня задело обобщение, не видела я перерождения народа за свою жизнь ни разу

Natali Maslova: Хорошо, что Владимир Высоцкий оставил столько материала для споров и раздумий… не зря же по его творчеству и дипломы пишут, и диссертации защищают…

Сергей Жильцов: Дмитрий Быков, я бы всё равно «пограничным» состоянием обозначил конец 75-го — 76 год. Но воля и лекция Ваша. Если есть необходимость — могу помочь с хронологией. А то она штука подвижная — и те стихи, которые раньше относились к 79-му, теперь датируются 73-м, а которые к 78-м — 80-м. :)

Дмитрий Львович Быков: Да я всегда рад, но следующая лекция как раз про вещи, точно датированные. Про сценарии и роман о девочках.

Сергей Жильцов: а… сценарии неверно датированы. «Роман о девочках» более-менее ещё, а со сценариями я кое что подвинул уже.

Дмитрий Львович Быков: Последние публикации — с вашими датировками? Или еще с неточными?

Сергей Жильцов: Проза давно опубликована, поэтому датировки старые, конечно, мы ж не стоим на месте. Появляется новая информация — и даты корректируются. если пользуетесь пятитомником там практически все даты в угловых скобках. Автор, как правило, ничего не датировал. За чужие «публикации» ответственности не несу.

Сергей Жильцов: Точные даты (по дневникам Золотухина) только у «Дельфинов и психов» и «Удивительной истории…», остальное всё косвенные свидетельства и источниковедение. (Я не говорю о совместных проектах — там более-менее ясно).

Дмитрий Львович Быков: Интересно. А про «Как-то так все вышло» у вас были работы?

Сергей Жильцов: раньше датировал 71-м

Сергей Жильцов: а теперь всё сдвинулось вниз

Дмитрий Львович Быков: Сдвинулось из-за чего?

Сергей Жильцов: Считали, что задумка появилась после гибели космонавтов.

Сергей Жильцов: Новые данные.

Сергей Жильцов: Он сценарий написал в больнице.

Сергей Жильцов: Оба два.

Дмитрий Львович Быков: Есть опубликованные работы, чтобы сослаться? Иначе получится, что я беру неопубликованные результаты, а вы еще, может быть, сделаете статью про это.

Сергей Жильцов: Со статьями сложнее — я только собираюсь писать новое о прозе — там тема, что через аукцион ушло в Америку, когда опубликую не знаю. Можете просто сослаться на меня как специалиста, который работает в архиве Высоцкого в РГАЛИ. У меня разрешение Марины Влади с незапамятных времен.

Сергей Жильцов: Дату скажу минут через пять, посмотрю у меня записано когда он лежал в больнице.

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, сошлюсь обязательно.

Сергей Жильцов: декабрь 69-го

Сергей Жильцов: два сценария — «Где центр» и «Как-то так всё вышло».

Сергей Жильцов: Буду признателен.

Сергей Жильцов: какие вы еще сценарии будете упоминать?

Дмитрий Львович Быков: Вы думаете, это после кровотечения?

Сергей Жильцов: кровотечение было летом

Сергей Жильцов: а больница было в конце осени начале зимы

Сергей Жильцов: он просто с этими сценариями носился — и Дунскому и Фриду даже принес — они пробивали

Сергей Жильцов: потом всё заглохло на год почти

Сергей Жильцов: есть письмо Турову — ВСВ просит его сценарий с толей Васильевым пристроить на беларусьфильм

Сергей Жильцов: это уже осень 71-го

Сергей Жильцов: воспоминания Васильева есть в книге «Посмертная судьба».

Дмитрий Львович Быков: Фрид мне рассказывал про сценарии, но названий не помнил. А какой общий был сценарий с Васильевым? Васильев — это муж Саввиной, который снял «Фотографии на стене»?

Сергей Жильцов: Лучше бы созвониться :)

Сергей Жильцов: Я не графоман, мне милее Сократ :)

Сергей Жильцов: Да, именно тот.

Дмитрий Львович Быков: А вы приходите на вечер 28 января в ЦДЛ, после него можно посидеть в буфете и все обговорить. Или, если неудобно там, напишите на dmibykov@yandex.ru, когда будете свободны,— посидим в рюмочной.

~ Дмитрий Львович Быков, 28 января 2014 года ~

Сергей Жильцов (28.01.2014):

6 февраля (ошибочно написал, что сегодня) Дмитрий Быков в ЦДЛ читает лекцию о прозе Владимира Высоцкого. Сам я из-за замкадовой болезни присутствовать не смогу, но всячески рекомендую.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Сережа, спасибо, но не сегодня, а 6 февраля. Сегодня у меня там просто вечер стихов.

~ Дмитрий Львович Быков, 4 февраля 2014 года ~

Татьяна Малкина (04.02.2014):

прочла «сигналы», «квартал» и подборку стихов новую. и подумала, что пришло время признаться, открыться. Дмитрий Быков, чертов быков! я люблю тебя, примерно как катулл описал

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Odi et amo, да. Вещь хорошая. Но за что же odi?

Татьяна Малкина: за мелочи, разумеется. дорогой мой

Дмитрий Львович Быков: Аркадьевна, с высоты нашего возраста эти мелочи уже не видны. Пора, мой друг, пора.

Татьяна Малкина: думаешь?

Дмитрий Львович Быков: Уже минут десять только об этом и думаю.

~ Дмитрий Львович Быков, 5 февраля 2014 года ~

Екатерина Мень (04.02.2014):

Уважаемый Дмитрий Быков, по какому праву и на каком основании вы ставите школьнику-убийце серьезный диагноз, опирая шизофрению на «близко посаженные глазки»? На основании того, что у вас дочь — психолог? А у меня папа был химик, и мне страшно подумать, что бы он сказал, взглянув на вашу фотографию. Мне жутко смотреть, с какой безответственностью и безнаказанностью раздаются диагнозы из области психиатрии. Я ни разу не слышала, чтобы после преступления какой-то журналист по фотографии посмел сообщить, например, «со всей очевидностью у убийцы была язва» или «видно же, что насильник страдал гипотиреозом». Хотя эти диагнозы также существенным образом меняют поведение, в том числе и социальное. Шизофрения — это такой же медицинский диагноз, требующий длительной и профессиональной постановки на основании проработанной медицинской классификации и посредством установленного стандартом инструментария, только при непосредственном диалоге и взаимодействии с пациентом. Использование метафор (про мир — иллюзия) — мне странно напоминать это писателю — НЕ ЯВЛЯЕТСЯ симптомом заболевания шизофения. Более того, именно к метафоричности шизофреники наименее склонны (они НЕ ПРИЗНАЮТ иллюзию иллюзией, а достоверно верят в ее реальность и описывают в логике реальности). По данным авторитеных исследований международных психиатрических институций, 97% преступлений совершается нормотипичными людьми. То есть, Дима, такими, как мы с вами. И только 3% криминального поведения приходится на шизофреников, аутистов (их процент 0,9%), биполарников, ОКР-ников и паранойиков вместе взятых. Это МЫ С ВАМИ, Дима, относимся к САМОЙ криминальной части человеческой популяции. Это МЫ С ВАМИ, Дима, представляем самый опасный вид человечества. Вы сегодня сильно разочаровали тех, кто проникся к вам глубоким уважением после вашей рецензии на фильмы Любови Аркус. В заключении могу посочувствовать вам в том, что у вашей дочери очень плохое психологическое образование.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Катя! Реальная фотография реального Сергея Гордеева висела на сайте «Комсомольской правды» всю вторую половину 4 февраля и была вполне доступна обозрению. Ее получили у одноклассников и вывесили сразу после того, как в редакции появился фальшивый Сергей Гордеев. (Кстати, обратите внимание на фотографию чуть выше — там видно, что у фальшивого-то Гордеева широко расставленные глаза). Моя дочь не ставит диагнозов по фотографиям, читайте внимательно. Это вы меня с ней перепутали в запале. Она сказала лишь, что утверждения Гордеева о том, что мир — иллюзия и что он хочет испытать смерть, должны насторожить учителей, а с учетом его последующих действий свидетельствуют о возможной юношеской шизофрении. И вы, заявляя, что моя дочь получила очень плохое психологическое образование, делаете это на основании моего пересказа ее слов, то есть ведете себя много хуже, чем я. Вы вряд ли осмелитесь утверждать, что поведение Сергея Гордеева — в частности, его слова о том, что мир всего лишь иллюзия и в нем нет милосердия,— свидетельствуют о его психическом здоровье. Попытка стереть грань между психическим здоровьем и девиацией, на мой взгляд, опасна — хотя по-человечески понятна. Я не стану полемизировать с госпожой Крамер, призывающей закрыть меня вместо «Дождя» или пристреливать бродячих собак: там, мне кажется, такая истерия, что диалог немыслим. Надеюсь, это утверждение не покажется вам опасным: не скажете же вы, что теперь всех сотрудников «Серебряного дождя» станут упрекать в истерике? Я не стану, простите, возражать вам по другим пунктам: вы пишете, что использование метафор типа «мир — иллюзия» не является симптомом шизофрении. Разумеется, не является. Но когда на основании этой метафоры школьник идет расстреливать учителя, не сделавшего лично ему ничего плохого,— да хоть бы и поставившего ему четверку, мало ли,— это уже патология, причем серьезнейшая. «Холоднокровней, Катя». И постарайтесь, пожалуйста, избегать прямых оскорблений в мой адрес или в адрес моей дочери, которую вы ни разу не видели и о которой понятия не имеете.

Sergey Milutin: Дмитрий Быков, судя по Вашему коментарию, Вы не совсем поняли о чем тут пишут. В частности, о том, что брошенное походя таким известным человеком как Вы, (и на самом деле абсолютно ничем не обоснованное) высказывание, что у Гордеева, возможно, одна из форм аутизма — Аспергер, может привести к тому, что не слишком грамотные руководители учебных заведений будут отказывать детям с этим синдромом в приеме в школы — под любыми предлогами, при этом про себя подразумевая, что этот ребенок, возможно, потенциальный Гордеев. Вы — один из людей, формирующих общественное мнение. Это круто. Вы этого добились десятками лет упорного труда, и, безусловно, это заслужили. Но надо же и ответственность свою понимать в таком случае. Никто не отказывает Вам в праве высказывать свое мнение о чем угодно. Речь идет о том, что не стоит делать публичные заявления по темам, в которых Вы совершенно не разбираетесь, тем более, если Ваши заявления могут иметь далеко идущие последствия.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Сергей, судя по вашему комментарию, вы не совсем поняли, о чем я говорю. Я не могу в формате радиопередачи подробно обосновывать, что поведение Гордеева может свидетельствовать об одной из форм аутизма. Но вы напрасно полагаете, что я совершенно не разбираюсь в теме Аспергера. Это ваше утверждение ровно ни на чем не основано. Если следовать вашей логике, я не имел бы права заявить, что убийца — русский, потому что после этого всех русских будут называть убийцами. Не следует преувеличивать значимость моего мнения, особенно в узко-специальных вопросах, в которых я и не претендую на абсолютную истину. Я вовсе не формирую общественное мнение и не стремлюсь к этому. Но сказать, что учителя задавлены бюрократией и не всегда могут уделить каждому ребенку, в особенности проблемному, должное внимание,— мой профессиональный долг. И в этом высказывании нет ничего, что могло бы спровоцировать столь бурную реакцию нескольких участников этого обсуждения, немедленно опустившихся до прямых оскорблений. Дело в том, что всю эту историю я, как вы понимаете, изучаю не из газет. Я сам журналист, работаю в еженедельнике «Собеседник», который ведет собственное расследование, да вдобавок преподаю в институте повышения квалификации учителей — сейчас он называется Институтом открытого образования. Все московские учителя знакомы друг с другом если не через одно, то через три рукопожатия. Обратите внимание, что во вторник «Собеседник» вышел без всякого упоминания этого инцидента и вдобавок без публикации каких-либо фотографий. Нам торопиться некуда, хотя наши корреспонденты были на месте одними из первых — «Собеседник» на Савеловской, а школа в Отрадном. И то, о чем я говорю, известно мне не из «Коммерсанта» и не из «Комсомольской правды».

Екатерина Мень: Дорогой Дима!

Первое. Я не писала о том, что вы комментировали «неродную» фотографию. Подозрения в этом возникли в треде.

Второе же. Это не имеет никакого значения. Вообще. Какую фотографию вы комментируете. Еще раз. Для справки — ни шизофрения, ни аутизм не имеют физиономических признаков.

Третье. Да, я намеренно поставила вас ровно в то положение, в которое вы поставили сотни других людей, для которых проблема психического здоровья родных — не фикция, не абстракция, не гипотетика, не «где-то там далекое мифическое», а реальная проблема и часть их жизни. Я сделала то же самое, что и вы. Зная, что в нашей стране психологическое образование имеет низкое качество, я грубо написала, что ЛЮБОЙ его обладатель плох. Но именно потому, что первым это сделали вы — заявив, что любой убийца автоматически шизофреник. Да, я ни разу в глаза не видела вашу дочь, но вы точно так же в глаза не видели убийцу, и еще в глаза не видели тысячи шизофреников и аутистов, о которых решительно высказались. Да, я хотела вас задеть. Я хотела, чтобы вы почувствовали, каково это услышать публично необоснованное обобщение, в которое попадаете вы лично. И у меня это получилось. Заметили, каково это попасть под стрелу необснованной генерализации, каково это превратиться в публичном рассуждении из живого частного человека с частной РЕАЛЬНОЙ проблемой в жупел? Если ваша дочь хороший психолог, она вам объяснит. Хотя прочувствование лучше любого объяснения — и, кажется, вы почувствовали.

Разница между девиацией и преступлением, разумеется, существует. Я ращу аутиста и знаю об этом прекрасно. Но это вы ее стираете, Дима. Вы ставите знак тождества между болезнью и криминогенным состоянием. А я вам говорю — подавляющее число убийств, в том числе, и школьных отстрелов (которые можно выделить в отдельный тип преступлений) совершается дееспособными и психически здоровыми людьми.

Далее, интервью газетам не равно диагностическому опросу психиатра. Поэтому озвученная «метафора» не означает НИЧЕГО в диагностическом плане. Ноль. Стрельба, как вы говорите, «на основании метафоры» — остается просто стрельбой. Преступность этого акта состоит только в использовании огнестрельного оружия для убийства людей. Усиливающих преступность свойств этому деянию никак не добавляет существование В ПРИРОДЕ диагноза шизофрения или диагноза синдром Аспергера, и уж точно не добавляют его обладатели. Но ваши слова указывают на обратное. Даже то, что вы говорите о безобразной, задергавшей учителей бюрократизации школы (с чем трудно не согласиться), попадая в контекст вашего комментария, сообщает совершенно не то, что должно сообщить. По сути, вы говорите: учителя так замотаны, что не успевают следить за психологическим состоянием учеников, в итоге, пропускают шизофреников и аутистов, которые обязательно затем пойдут стрелять в этих учителей. Вот ваш месседж. И его вычитали сотни людей, а не только одна я, такая темпераментная. Моя хладнокровность явно не помогла бы изъять из ваших слов этот смысл.

Последнее. Предлагаю вам примирительную сделку. Мои коллеги и группа ВЕЛИКИХ молодых педагогов реализуют в общеобразовательной московской школе инклюзивный проект. С потрясающей эффективностью и удивительными гуманитарными эффектами они включают 7 детей с аутизмом в пространство обычной школы. Ценность этого включения ощущают все стороны: дети здоровые и больные, учителя регулярные и специальные. Такие проекты стоят на хрустальных ногах — одно неосторожное движение (к числу которых я отношу и ваше выступление на Эхе), и без того напрочь испорченное общественное мнение превратиться опять в абсолютно дикую неприязнь. Я прошу вас, Дима, в порядке извинений прийти в эту школу и написать об этом проекте.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Катя! То, что вы «намеренно» поставили меня в положение обсуждаемого персонажа и пожелали меня задеть, никак не добавляет вашим словам убедительности. Я убежден в том — и буду это повторять,— что в высказываниях и действиях Сергея Гордеева наличествует клиническая картина. А что касается психологического и медицинского образования, так ведь и вы, насколько мне известно, специального образования в этой области не имеете. Личный опыт — одно, специальное медицинское образование — другое. Утверждая, что болезнь не может быть криминогенным состоянием, вы впадаете в чрезвычайно опасную крайность, хотя мотивы ваши я понимаю и глубоко им сочувствую. Я готов прийти в любую школу и пообщаться с любыми оппонентами, но насчет извинений, публичных покаяний и т.д.— давайте все же оставим за журналистом его право высказываться на самую болезненную тему, когда он исходит из личных взглядов и личного опыта. Журналист, сказавший о социальном аутизме конкретного подростка, не имевшего в классе друзей, никоим образом не ставит под удар детей с клиническим диагнозом «аутист». Я понимаю родителей, для которых их личная боль — самая больная. Но вы, кажется, меня хорошо помните по «Русской жизни» и знаете, что я стараюсь не высказываться по темам, в которых не разбираюсь. Дорогой Роман Золотовицкий, я с удовольствием приду в ваш класс — напишите мне на dmibykov@yandex.ru. С удовольствием, подчеркиваю, поскольку общение с любыми детьми для меня важно и интересно (надеюсь, меня не заподозрят в педофилии?).

Яна Золотовицкая: Уважаемый Дмитрий, речь идет вот об этом проекте https://www.facebook.com/…, в котором не только странным, непривычным и непонятным детям, «психам каким-то», возвращают судьбу, но который основательно меняет реальность. И не только внутри этой школы. Мы и сами не ожидали такого эффекта.

Касательно ваших высказываний про личную боль, образование и опыт. Я понимаю, Дмитрий, древние принципы софистики учат нас выиграть спор любой ценой)), даже (непреднамеренно, я верю в это!) нарушая правила внутренней логики дискуссии. Вот и вы, я вижу, уже говорите о «социальном аутизме», что совсем не тождественно шизофрении, психитрической девиации и аутизму, как диагнозу.

Знаете, тут на лайф-ньюс тоже появился горе-комментатор с дипломом психолога, знаете, из тех, кто патентует авторские методы-заговоры, а потом лихо одним махом вылечивает и алкоголиков, и «припадочных», и «бесноватых», и аутистов до кучи. Тем более диагноз сегодня в моде. Так вот, он тоже рассуждал о подростковой шизофрении и у него тоже смешались в кучу и кони, и люди, и шизофреники, и аутисты. Когда же его прижали в сети, он выскочил, цитировать Википедию и неуклюже уверять всех, что имел в виду «социальный аутизм», чем выдал себя как шарлатана совсем уж с головой. Хотя официально у него и диплом, и даже степень.

Я вам открою секрет, Дима, в нашей стране и в нашей реальности родитель ребенка-аутиста в большинстве случаев вынужден профессионализироваться. Не из-за тщеславия, и не из-за желания щеголять в спорах с профессионалами, а из банальной витальной потребности — иначе не выжить. Приходится изучать психиатрию, биохимию. эндкринологию и нейронауки в объеме как минимум начальных курсов профильных институтов. Иначе никак. Ну никак, уж поверьте мне. Я вот например, по образованию театральный критик, а Катя, как вам известно, наверное, филолог. Однако мы много знаем про метаболизм, про митохондрии, фолатные циклы, эпигенетику, сенсорные нарушения. синаптический пруннинг, бихевиоризм и прочее, прочее. Иначе никак. Иначе наших детей просто убивают. Ибо в нашей стране нет такого образования, которое адекватно учит диагностировать аутистов, лечить их, учить их и просто жить с ними рядом. А вот тех, кто ставит на них крест и советует их немедленно бросить — хоть отбавляй. Плюс еще тяжелое бремя психиатрического диагноза, который в контексте нашей психиатрии… ну да вы сами это хорошо знаете. Я читала вашу превосходную рецензию на фильм «Антон тут рядом». Поэтому не стоит пенять Кате на отсутствие «профессионального диплома» выравнивая таким, не самым корректным образом, ваши позиции в споре. Извинения, разумеется, ваше личное дело, как и ваша журналистская позиция, которую вы высказываете, «исходя из личного опыта», одновременно пеняя Кате на то, что она не может в такой ситуации высказываться из личной позиции. Вы считаете удар нанесенный в том числе и всему тому, что достигнуто в том числе и деятельностью Любы Аркус всего лишь вашим частным человеческим делом? Ваше право. Но в таком случае не покушайтесь и на права тех, кого вы не просто задели и оскорбили. В том числе и на их право винить вас за возможные последствия вашей неосторожности.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Яна, я с глубочайшим уважением отношусь ко всем, кто работает с детьми-аутистами. У меня нет цели выиграть спор. У меня есть цель защитить право журналиста высказывать свое мнение и употреблять слова «аутизм», «шизофрения» и «девиация» без опасений, что Любовь Аркус позвонит такому журналисту и воскликнет «Ненавижу тебя, палач». Вот и все.

Яна Золотовицкая: Так вы обиделись на Любу? )) Ну я могу ее понять. Завтра ведь ей (а она собирается заниматься инклюзией), и нам, и еще кому-то скажут: «ваших аутистов общую школу? С дургими детьми?! ну уж нет, потом они вырастут и всех перестреляют. И это не фигура речи, Дима, это наша реальность, увы. Лучше и правда, приходите к в школу 1465 и напишите о проекте.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Яна, на обиженных воду возят. Никаких отношений с Любовью Аркус у меня не будет больше никогда, и я, признаться, рад этому. Но вот какая ужасная мысль терзает меня — простите, если я буду откровенен с вами. Многие люди, начавшие заниматься проблемами аутистов, или волонтерской деятельностью, или даже помощью старикам, становятся совершенно нетерпимы к чужому мнению. И я не знаю, адекватная ли это плата за то, что им удается сделать. У многих из них, увы, я начинаю замечать те самые психические девиации, за упоминание которых вы так на меня сердитесь.

Яна Золотовицкая: ну вот и приходите, познакомимся)) И мнение ваше будет очень кстати, и очень ценно. Мнение, а не диагноз :)

Екатерина Мень: Дима, снова все с ног на голову (отвечаю на вашу реплику мне, чтобы было понятно). Вы продолжаете настаивать на наличии клинической картины в словах школьника. Вы сами понимаете, что это подтасовка? Вот я тут в фейсбуке, допустим, шашкой машу туда и сюда и осыпаю хуями действительность. Значит ли это, что в моих словах есть клиника? Если я завтра кого-нибудь застрелю, для кого-то в моих совах немедленно обнаружится клиническая картина. Именно ПОЭТОМУ я и говорю, что никакие слова ни на какую клинику не указывают, а указывает ТОЛЬКО строго диагностическая ситуация и процедура. Вы не можете ее проделать ни по фотографии, ни даже очно с пациентом. Поэтому и говорить об этом, кроме как в формальном ПОЖЕЛАНИИ установить клиническую истину, вы права не имеете. Если бы вы сказали «Конечно, парня должны провести через психиатрическую экспертизу, возможно, там есть медицинская причина», это было бы одно. И это было бы МНЕНИЕ. Но вы озвучили ДИАГНОЗ на основании посаженности глаз. Это тоже мнение, но мнение именно там, где его быть не должно, ибо диагнозы для того и существуют, и классифицируются, стандартизируются и категоризируются, чтобы исключать МНЕНИЯ. Я не имею профильного образования. Но, во-первых, и подчеркиваю ответственность тех, кто имеет. (Есть разница между не иметь вовсе или иметь плохое — второе значительно опасней). А во-вторых, я не имею того образования, которое опять же позволяет мне диагностировать. Заниматься исследованиями и информационной работой в рамках определенной темы — на это я имею вполне себе образование. Я не занимаюсь диагностикой и лечением, я занимаюсь исследовательской, экспертной и аналитической работой в рамках темы. С этих позиций вполне могу оценивать поведение профессионалов — как в журналистике, так и в психологии. Далее, про деформации. Защита прав — любых — это жесткая работа. Категоричность и отход от полутонов — обязательная характеристика любой адвокатской работы. Повсеместное выстраивание фильтров на неосторожные «базары» предполагает технологию подобных реакций — резких, однозначных, шумных и концентрированных. Но это относится к адвокации, а не образу жизни и мышления защитников. Приходите ко мне на кухню и мы можем в любом свободном стиле обсудить психов и инвалидов. Нет деформации никакой. Когда адвокат защищает в суде насильника, он исполняет общую правозащитную работу, а не выступает сторонником насилия. И последнее. Вы, разумеется никакой не палач:)

Маргарита Гретхен: Уважаемый Дмитрий Быков! Мне почему-то всегда казалось, что те журналисты, которые так или иначе были знакомы или дружны с Алексеем Алексеевичем Дидуровым, которого вся наша семья очень уважала, любила, и уважает и любит до сих пор — и сами являются глубочайшими профессионалами, умеющими отвечать за свои слова. Таковым я считала и Вас. У меня подрастает дочь с расстройством аутистического спектра. И мне, как матери, очень больно читать в интернете высказывания типа «да аутисты — это просто сумасшедшие дети. Их нужно изолировать от НОРМАЛЬНЫХ деток!» каждый раз после такого рода высказывания прессы или других СМИ. Поймите простую вещь. Вы сказали что-то, воспользовавшись своим правом «на свободу слова», а из-за ваших неосторожных слов какие-то не очень умные, зато сильно зашоренные граждане сломали аутичному ребенку жизнь. И еще — шизофрения и аутизм — это разные заболевания. И только по нашей безумной российской классификации их объединяют в один диагноз после 18-ти лет. Но Вы же — умный образованный человек! Вы же не станете всерьез называть диабетика астматиком? В общем, у меня огромная просьба от лица всех родителей аутичных детей — не нужно обобщений и диагнозов. Пусть этим занимаются психиатры.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Маргарита! Не будете ли вы так любезны указать мне источник моей цитаты о том, что аутисты — сумасшедшие дети и их надо изолировать? Сообщите мне также, пожалуйста, кто ввел вас в заблуждение, приписав мне эти чудовищные слова. Никогда больше не верьте этому человеку.

~ Дмитрий Львович Быков, 5 февраля 2014 года ~

Olga Prokhorova (05.02.2014) shared a post:

Да! Дмитрий Быков, вы сделали вещь отвратительную и позорную по форме — и непредсказуемую по последствиям. И ее даже нельзя обратить назад — потому что в голове у невежественных людей, облеченных властью, сирены включаются мгновенно. Популярная актриса недавно едва отказалась от высказывание насчет дауна, который может прийти c топором в спальню родителей, но, по-видимому, компульсивная вербальная агрессия и предрассудки — общая болезнь времени.

Мало того, что вы ставите диагноз по юзерпику, вы еще и перечисляете разнородные синдромы, состояния и болезни в одном ряду, изящным мановением пера превращая их в серьезные факторы риска, что противоречит статистике и граничит c шулерcким передергиванием.

Яна Золотовицкая (04.02.2014):

По ФБ сегодня постили картинку унитаза, который вместе с раковиной поднят к самому потолку. Но если к умывальнику ведет какое-то подобие лесенки с одной ступенькой, то фаянсовое воплощение цивилизации гордо красуется на пьедестале с монументальными ступенями. Ступени, правда, и сам пьедестал такого красноречивого и однозначного оттенка, что смотреть на это невозможно. Воображение прошибает таким ароматом, что картинку хочется немедленно закрыть и пойти помыть руки.

Как-то у меня это изображение странным образом вызвало (впервые) мысли об отъезде. Вот отчего-то именно этот гордый капитолий, сооруженный из дерьма и увенчанный массивным урыльником стал безжалостной и абсолютной метафорой происходящего вокруг. «Чур-чур меня» — сказала я и закрыла картинку.

А сегодня на Эхе Москвы выступил любимец разных возрастов и сословий Дмитрий Львович Быков. Говорил он об отраднинском стрелке — старшекласснике, застрелившем вчера полицейского и школьного географа:

«Это по всей вероятности это дебют так называемой подростковой шизофрении, судя по тому что он говорил и судя по тому что напечатал «Коммерсант»: «Хочет испытать смерть, потому что весь мир ему кажется иллюзией».

«Дебют подростковой шизофрении вещь в принципе не предсказуемая. Он может случиться на ровном месте, но здесь были явные тревожные симптомы, которые учителя просто проглядели. Потому что уже даже по фотографии этого мальчика видно, что он депрессивен, близко посаженные мрачные глазки, общий аутизм, мало знакомых, хорошая механическая память при неразвитой эмоциональной сфере. Всё это заставляет подумать либо про синдром аспергера, как один из видов аутизма, либо про какую-то депрессию подростковую, но всё подталкивало к мысли, что не очень дома у него хорошо».

И самое «восхитительное»:

«Мальчик по всей вероятности шизофреник. Я здесь ссылаюсь на мнение дочки своей, которая всё-таки школьный психолог по образованию».

Дмитрий Быков, а вы не охренели ли, уважаемый? Ну когда в эфир желтого, бульварного ресурса лезет мелкий аферист и неуч с размыщлениями про аутизм и шизофрению, это хотя бы отчасти объяснимо. Но отчего вы опускаетесь до дискурса подъездной бабки? Что за вульгарный, примитивный фашизм в духе Чезаре Ламброзо? Вы в зеркало-то давно гляделись? Вам известно о социальных опытах, которые проводились еще в СССР как раз по физиогномике, когда разной аудитории выставлялась одна и та же фотография нобелевского лауреата с разными характеристиками. В одном случае гения и праведника. В другом опасного и изощренного маньяка-убийцы. Вы поищите, послушайте, что говорили «психологи по образованию».

Вы на каком основании, до суда, без следствия дискредитируете огромное количество людей с близко-посаженными глазами, страдающих депрессией, имеющих проблемы в семье, диагноз аутизм или шизофрения? Кто дал вам право выдавать дремучие как башмак и чудовищные по апломбу выводы за истину? С какой стати вы зажигаете в мозгу обывателя красный свет на слова «аутизм» и «шизофрения» и делаете и так беспросветную жизнь этих людей, детей и их родителей совсем уж невыносимой, сводя на нет титанические усилия многих людей (и мои в том числе) по аккуратному и осторожному воспитания социума? Вы хоть чуть-чуть представляете последствия своего идиотского бравирования образованием дочери, по-видимому, скверным, раз она не объяснила ничего про этику.

из комментариев:

Ольга Чиж: Мне очень страшно за своего сына, который выглядит в глазах общественности странно, и иногда встречает неадекватную агрессивную реакцию. Это точно, что обыватель у нас, к сожалению, компульсивен и неосознан, очень глупо и вредно подобным образом высказываться, это может вызвать волну агрессивных компульсивных действий. Урод моральный.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Оля, не нужно судить о том, чего вы знать не можете. И сбавьте, пожалуйста, тон. Вы опускаетесь до прямых оскорблений, что делает диалог невозможным. Подлинная фотография мальчика была доступна обозрению на сайте «Комсомольской правды» уже во второй половине 4 февраля. Но я черпаю информацию об этой ситуации не из газет. Обратите внимание, что «Собеседник» никакой фальшивой фотографии не публиковал, хотя тоже вышел утром во вторник, как и «Коммерсантъ». У нас редакция неподалеку от 263 школы, и мы ведем собственное расследование всей этой ситуации. Я не ставлю диагноз по фотографии, я лишь говорю о том, что в поведении этого мальчика и в его утверждениях есть отчетливые странности, заставляющие предположить вполне конкретные патологии. Если следовать логике Золотовицкой — и вашей тоже,— говорить о возможности шизофрении в этом случае означает компрометировать всех шизофреников. Но говорить о том, что убийца был русским — или сыном сотрудника спецслужб,— не значит компрометировать всех русских или всех сотрудников спецслужб. При таком подходе вы отнимете право высказывать свое мнение у всех, кто вам не нравится, и оставите его только за собой, заодно включая в сознании обывателя красный свет при словах «психолог» или «журналист».

Olga Prokhorova: Дима я человек весьма уравновешенный и к истерике не склонный. Если бы это мнение высказала cкобейда какая-нибудь — я бы ничуть не возмутилась, на то она и cкобейда. Я и сама имею к психологии прямое отношение — и считаю что именно сейчас, когда любое неосторожное слово ведет к кампании c гиканьем и свистом, любые термины надо произносить кране взвешенно. Да, педалировать, например, что мальчик гей, узбек. сын работника телекомпании Дождь или был а Болотной площади, применительно к причинам преступления, также неосмотрительно и дает аргументы в руки тем, кто хочет из любого повода сделать повод для репрессий.

Olga Prokhorova: Люди, имеющие отношение к проблемам аутистов и шизофреников ведут кропотливую работу по уменьшению в обществе страха по поводу этих синдромов и заболеваний. Да эти дети выглядят странно, но при нормальном отношении не склонны ни к какой агрессии. Это очень важная работа, и долг интеллигентного человека относиться к ней c пиететом и всячески поддерживать. А такие залихватские заявления вызывают именно что сгущение каши. Кстати, у мальчика-убийцы глаза посажены широко, поглядите внимательно.

Olga Prokhorova: Такая бурная реакция вызвана отчаянием — мы живем в таком дерьме, что стоит кому-то побарахтаться некстати, накрывает c головой всех, кто как-то держался на плаву. И все кто написали вам гневные отповеди — не к вам имеют претензию, большинство уважают ваc как литератора, а против такой легкости в рассуждениях, одним махом опрокидывающую большую работу c общественным мнением, и поверьте, делают это в отчаянии.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Оля! Вы прекрасно понимаете, что никакой легкости в суждениях у меня нет. Я работаю в школе — и знаю, что такое дети с девиациями. А еще я знаю, что такое подростковая шизофрения. В моем высказывании нет никакой залихватскости, простите за неологизм. И я не думаю, что впадать в отчаяние — адекватная реакция на мои слова. Вы безусловно правы в том, что нужно бороться с негативной реакцией общества на слово «аутизм», если это диагноз. Но бывает и социальный аутизм, и этот термин никаким диагнозом не является. Он обозначает всего лишь проблемы в общении, которые есть у подростка. Еще раз скажу: отчаяние — не лучший модус, в котором вообще следует вести дискуссии. Иначе мне придется ссылаться на состояние журналистов, которым затыкают рот, как только они позволят себе коснуться какой-нибудь болезненной темы.

Екатерина Мень: Никакого «социально аутизма» не бывает, Дима. Это выдумка литераторов.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Катя, еще раз говорю вам, что речь идет не о диагнозе. Социальный аутизм бывает, это не болезнь, а психологическая проблема. Своим высказыванием вы оскорбляете профессию литератора. Нравится ли вам такой подход? Думаю, нет.

Екатерина Мень: И выдумка плохая, ибо в некотором смысле это плеоназм. Так как и в строго клиническом смысле аутизм — это комплекс неврологических дефицитов, вызывающих нарушения в социальной формации человека.

Екатерина Мень: Дима, я не ставлю задачи вас переубедить в своей правоте. В этом смысле я совершено смиренна. Но почему вы всех считаете одновременно настолько несознательными, что они полостью совпали во впечатлении от ваших слов?

Olga Prokhorova: Дима, вам оправдаться, кажется, важнее, чем понять реакцию — и чем она вызвана. Вы сейчас придрались к слову отчаяние — и это говорит о том, что вам этот дискурс все-таки не очень понятен. Люди буквально за каждое дерево сражаются в этом дремучем лесу. И тут речь о том, что тот кто в таком контексте употребляет слово аутизм — пусть иносказательно — порождает истерическую реакцию у перепуганных родителей, которые и так на ушах стоят и у школ дежурят.

Olga Prokhorova: Когда я была в первом классе, моя первая учительница на слова папы о том, что у девочки ранимая психика, тут же рявкнула: психика?! Идите к психиатру! И ужас в том, что большая часть общества от этого недалеко ушла. поэтому тщательнее надо слова подбирать в публичном пространстве.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Катя, в таком впечатлении от моих слов совпали люди, которые сталкиваются со сходными проблемами и при этом ведут себя крайне неуравновешенно. То есть я вижу у них сходные интонации, сходные аргументы и сходное нежелание прислушаться к оппоненту. «Переубедить в вашей правоте» меня вообще нельзя, поскольку я убежден в своей. Но где уж там задумываться о стиле. Я тоже не ставлю задачи вас переубедить. Я хотел бы лишь, чтобы к бесчисленным ограничениям журналистских прав не добавлялись еще и новые, инициированные вами. И давайте вместе подумаем, что можно сделать, чтобы проблема перестала быть столь болезненной, то есть чтобы ее можно стало обсуждать наконец.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Оля, мне совершенно не нужно оправдываться. Но оппонент, пребывающий в отчаянии,— не тот оппонент, с которым я могу обсуждать ситуацию. Трагедия, которая случилась в школе 263,— не самой плохой школе, насколько мне известно,— заставляет думать о том, как предотвращать подобное, а не только о том, как сберечь чувства дискутирующих.

Olga Prokhorova: Дим, вы опять придираетесь к слову. Я лично не в отчаянии — мой сын, не аутиcт, к слову сказать, но вполне себе очаровательный и талантливый шизоид, как раз окружен потрясающим педколлективом, включая вашу жену, которые вокруг всех «социально аутичных» пляшут и создают им идеальные условия для жизни и познания. Вас призывают принять к сведению, что упомянуть, что ребенок по вашей прикидке шизофреник или аутичный — все равно, что рассуждать сейчас на тему что учитель был якобы гей и тем вынудил подростка себя пристрелить (и такая есть версия) А вы пытаетесь изобразить тех, кто на ваши слова среагировал негодованием, как стадо истеричных несчастных матерей, а лучше бы прислушались.

Дмитрий Львович Быков: Оля, вот смотрите. Открываем сегодняшние «Известия» — и читаем, что мальчик вырос в православной семье, его заставляли учить молитвы и верить в Бога, а игровую приставку отняли. Значит ли это, что теперь все православные семьи окажутся под ударом? Значит ли это, что отнимать игровую приставку у ребенка — значит подталкивать его к нервному срыву? Значит ли это, что журналисты «Известий» подлили масла в огонь антиправославных настроений? И наконец, как вам такая реплика адвоката: «Этот мальчик — суицидник, он шел не убивать, а чтобы погибнуть, он шел на смерть,— говорит адвокат Евгения Мартынова, которая много работает с подростками — потенциальными самоубийцами.— Среди таких вот тихих спокойных детей, очень начитанных, задавленных учебой и грузом ответственности, и происходят такие срывы». Значит ли это, что теперь отличников, спокойных и начитанных детей будут травить, хотя их и так недолюбливают? А ведь я всего лишь позволил себе экстраполировать вашу логику на всю общественную дискуссию. Я — отличник, сын отличницы, отец тихого начитанного мальчика. Значит ли это, что я должен затыкать рот Максиму Кононенко, договорившемуся до того, что «отличник — такое же отклонение от нормы, как двоечник»?

Екатерина Мень: Дима, опять двадцать пять, шизофрения (а вы вполне четко сообщили по фотографии о ее манифестации) и синдром Аспергера — это МЕДИЦИНСКИЕ категории. Причем тут приставки и православие? Вы не обсуждением ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ особенностей, не обсуждением СРЕДОВЫХ или ПЕДАГОГИЧЕСКИХ факторов занимались, а ДИАГНОСТИКОЙ. Вы разницу между «где деньги, Зин» и аудитом понимаете?

Olga Prokhorova: Это очень напоминает анекдот — а у нас тоже можно прийти на красную площадь и орать «долой президента Рейгана!» особенно вот про православие, ага.

Olga Prokhorova: И да — я вижу разницу, потому что ваши предположения про шизофрению прежде всего недопустимы c точки зрения этики.

Дмитрий Львович Быков: Оля, вы не ответили на мой вопрос. Если газета упомянула православие мальчика — значит ли это, что теперь все православные семьи оказались под ударом? Пожалуйста, вслушайтесь в мои аргументы, постарайтесь отнестись к ним вдумчиво. Дорогая Катя, что касается вашего вопроса — капслок, увы, не является аргументом. Православие — это РЕЛИГИОЗНАЯ, МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ категория. И в многонациональной, многоконфессиональной стране подобные заявления надо делать КРАЙНЕ осторожно. Узнаете стиль? Задумайтесь, пожалуйста, успокойтесь, постарайтесь на время забыть личную неприязнь ко мне и боль за собственного ребенка — и тогда отвечайте.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Ольга, ну почему же мои предположения про шизофрению недопустимы с точки зрения этики? Следует ли мне провозгласить недопустимыми с точки зрения этики прозвучавшие выше предположения г-на Ярина о том, что я тоже страдаю своего рода безумием, осмеливаясь озвучить свои мнения, над которыми якобы не задумываюсь?

Екатерина Мень: Возможно, Дима, и следует, но только с точки зрения этики диалога. Профессиональная этика тут не играет. Потому что «безумия» — это слово, а «шизофрения» — термин.

Olga Prokhorova: Дима, ели бы у на в стране были гонения на православие. это было бы тоже опасное заявление. Если бы православие объявлялось фактором риска — то это как минимум передергивание. Есть большая разница, диапазон от доноса до благоглупости, в том, чтобы рассматривать тот частный случай как некую тенденцию. А в том, что и школьный психолог, и родители должны были внимательно присмотреться — так кто же спорит. А никакой боли за ребенка у меня нет. Он умница, гордость, всеобщий любимец и прошел конкурс в самую интеллектуальную школу страны. И c социальными связями у него все отлично, всем бы нам так.

~ Дмитрий Львович Быков, 6 февраля 2014 года ~

Vladimir Voronov (06.02.2014):

1994 год. Охренеть, 20 лет назад!!!

из комментариев:

Sveta Lana Ruleva: Когда то и Быков был молодым. Не в меру красивым и в меру худым. И девушки очень любили его и не желали кроме него никого…

Tatiana Shilina-Lenk: Да и сейчас, вобщем-то тоже.

Дмитрий Львович Быков: Ну, большой-то разницы не вижу, честно говоря.

~ Дмитрий Львович Быков, 6 февраля 2014 года ~

Ivan Shipnigov (06.02.2014):

Написал вот тута.

Иван Шипнигов «Письма несчастья, или Инструкция по прочтению романа»
// «Прочтение», 6 февраля 2014 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Большое, большое спасибо вам, Иван.

Ivan Shipnigov: Дмитрий Львович!

Дмитрий Львович Быков: Да-а, это я! (Хвостенко)

~ Дмитрий Львович Быков, 7 февраля 2014 года ~

Alla Bossart (07.02.2014):

Году примерно в 2009 (дата не сохранилась), когда разворачивалась стройка века в Сочи, я, будучи не в силах молчать, сочинила стишок в авторскую рубрику Димы Быкова (в «Новой газете») с преамбулой: Димон! Я признаю твою корону, не наслежу и ничего не трону, давай считать, что это антреприза в любимом нашем жанре эпикриза.

Сегодня, полагаю, ее вполне уместно републиковать…

ОЛИМПИЙСКОЕ

Меня так грузит эта стройка века, развернутая в регионе Сочи, что я не сплю уже четыре ночи и потеряла облик человека. И если неуемный Быков Дима не отстрелялся вдруг каким-то чудом по этому вопросу,— ждать не буду, гражданским зудом вся руководима.

Я долго не была там, врать не стану, хоть раньше каждый год, считай, бывала: дорога до и после перевала, изучена и Красная поляна… Ни дельтапланы, ни катамараны, ни лыжи там меня не привлекали, хотя вокруг какие-то порхали, но мне-то это все по барабану. Я ездила туда по делу, срочно — хоть дело в Сочи тоже очень сочно.

Ну что сказать — субтропики, жарища. Черешня, вишня, алыча, купаты. Какие-то разутые солдаты; чуток в сторонке — кислое винище, в тенёчке, хоть залейся, по дешевке. Еще отрада путника — хинкали. Но и они меня не привлекали, поскольку, говорю же,— как в духовке. Короче, в горку, с горки, справа, слева — исхожено, от Хосты и до Рицы. И, как в простом народе говорится, хоть тресни,— но не знают там бобслея. Там на каток не ходят даже дети, и биатлона сроду не видали… Шашлык, купаты, твиши, цининдали, чурчхела, да, и как их там, ну эти… Рапаны, обитатели глубин! Воспетые в былинах афалины… Дельфины, блин, а вовсе не пингвины! Какие на фиг санки и трамплины?! И где его поставить, тот трамплин?

Но почему, в конце концов, не в Сочи — кто прикуп знает, любит и умеет? Кто от нулей бессчетных не немеет и просто, ну поймите, очень хочет! Кто в кимоно весь кодекс самурая, весь наизусть, к тому же уголовный… А что нули? Объект весьма условный. Туннель в горе? Резвяся и играя! Ах, два туннеля? Сколько миллиардов? Аэродорм? И это пригодится. Кому он на хрен нужен? Скажем, птице. Не любите вы птиц. А в бакенбарды?

…И вот сидишь в нирване на татами, сосредоточив на пупочной грыже весь ум и честь, и мысленно на лыжах летишь и повторяешь: сами, сами… Давайте сами, пацаны, а ну! Чтоб нам не стыдно было за страну.

Конечно, есть места похолоднее. Русь велика, чтоб не сказать — громоздка. Но раз уж мы такие отморозки,— не все ли нам равно-то, по идее? Храм на болоте, трассу на соплях и стадион на зависть китаёзам. Что делать с ним потом? Какая проза! А впрочем, могут дать совет в Чилях.

Да, по идее — чучелом ли, тушкой — по нацидее нашей несравненной (хотя сравнить могу ее с геенной),— мы, солдатушки-бравы ребятушки,— сумеем все. И реки перебросить, и квас на экспорт в баррелях считать, в Тбилиси через Турцию летать, и все отдать, когда страна попросит, выращивать в Норильске кукурузу, когда в Москве забудут слово «булка», писать в графе «национальность»: «лузер», и, зарядив говном отцову «тулку», вот этим самым в белый свет стрелять…

О спорт, ты — мир! Берлин тридцать шестого! Какие ракурсы, масштабы и харизма! Есть, черт возьми, через какую призму законы Стиля изучать Большого.

А пощипав рекламную братву, легко найти ребят голубоглазых, что небеса покажут нам в алмазах и распиарят жухлую ботву. Здесь закалится пишущая сталь покруче фрау Ленни Рифеншталь.

Задрав штаны, а с ними и тарифы, в конце туннеля в десять миллиардов зажгите свет своей ОлимПИАРды, чтоб знал народ: еще могучи мифы. И общий наш великий Беломор не одолеет дядька Черномор!

из комментариев:

Alexandr Rybalka: Не хуже Иртеньева! А Быкова просто покрыли, как бык овцу.

Дмитрий Львович Быков: Александр, а зачем вам непременно сталкивать лбами других талантливых людей? Это графоманы ссорятся, а таланты, как правило, дружат. Боссарт написала хорошие стихи. Ее муж пишет хорошие стихи. Я пишу хорошие стихи. И все мы вместе кроем вас, как бык овцу.

Alla Bossart: Конечно, Дима! Дорогой! Рада, что тебе нравится. Между прочим, вышла книжка, где содержится твой отклик (Холера). Готовься к презентации, сообщу! Спасибо, дружисче.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 февраля 2014 года ~

Михаил Иосилевич (14.02.2014):

Москвя Звездная. вчера вместе с дмитрий раскопин встретили на дороге и подвезли на машине Дмитрия Быкова (гражданин поэт ) круто аще )))

из комментариев:

Ирина Славина: Ну расскажите подробности, расскажите! Он был как всегда — в демисезонном балахоне нараспашку? Куда спешил? Что сказал мудрого? Вы в курсе, что подвезли гения?

Михаил Иосилевич: гений был чуть нетрезв, говорил что любит НН, и скоро будет какойто новый проект, но пока непонятно какой… а пока доступен в книжках :)

Дмитрий Львович Быков: Чуть нетрезв? Откуда этот странный вывод? Вот и садись после этого в машину к поклоннику.

Ирина Славина: О Дмитрий Быков это вы?! Мне рассказывал хорошо знающий вас москвич, что вы пишете тексты без исправлений, умудряясь при этом хватать левой рукой проходящих мимо женщин за грудь… Этот москвич — издатель Евгений Степанов.

Дмитрий Львович Быков: Ирина, они вам и не то расскажут. Этих «хорошо знающих меня москвичей» десятки — один видел меня на улице, другой однажды сидел в соседнем кабинете в редакции «Собеседника». Я человек скучный — пью очень мало, а за грудь хватаю только одну женщину, причем без свидетелей.

~ Дмитрий Львович Быков, 16 февраля 2014 года ~

Pavel Mikhailovskiy (16.02.2014):

Ну, всё-таки скажу. Прочитал новую книжку от Дмитрий Быков. Называется «Сигналы». Правда, на обложке еще одна фамилия указана — Валерия Жарова… Вот и не понимаю, какова роль каждого из авторов. А может, Быков — это уже франшиза?

Обложка, как видно, ад страшнейший: зачем-то даже «Шурика» впихнули. Внутри ада чуть меньше, но всё равно: нло, пришельцы, шаманы, НИИ. Всё это замешано в какую-то совковую кашу, отдаленно напоминающую ранних Стругацких, с претензией на осмысление текущего момента. Есть, конечно, интересные лирические отступления и смешные монологи героев. Но в целом — как-то не быковский масштаб. Или я опять ничо не понял?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Не читайте, ребята, не мучайтесь. Вы все равно ничего там не поймете.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 февраля 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 20.02.2014):

Дмитрий Быков «Папуасское»
// «Новая газета», №5, 20 января 2014 года

из комментариев:

Elizaveta Suvorova: Увы, но это не поэзия, а рифмованная информация на злобу дня. Скучаю по настоящим стихам Быкова.

Дмитрий Львович Быков: Лиза, ну что за глупости. Это и не претендует быть лирикой, жанр другой. А настоящие стихи выходят в журналах и книжках, их не выкладывают в фейсбук.

~ Дмитрий Львович Быков, 28 февраля 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 28.02.2014):

Дмитрий Быков «Спасение Украины и звери в ненавистной клетке»
// «Собеседник», №7‒8, 26 февраля — 4 марта 2014 года

из комментариев:

Adel Nikitinskaya: Дмитрий Львович, извините, а к себе у Вас претензий нет?

Дмитрий Львович Быков: О, Адель, их много больше, чем вы думаете! Но для них у меня есть лирика.

~ Дмитрий Львович Быков, 9 марта 2014 года ~

Игорь Яркевич (09.03.2014):

Оказывается, Дима Быков ведет в ЦДЛ цикл «Литература про меня».

Блядь, а про меня когда будет?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Игорь, утешьтесь, пожалуйста. Это цикл интервью, туда приглашаются разные люди и рассказывают про то, какая литература их сформировала, что они читали в детстве и что читали сейчас. Предыдущий гость был Александр Филиппенко, следующий — Диана Арбенина. Про меня там вообще не говорится. Но выбор приглашаемых — за мной, и приглашаю я туда тех, кто мне интересен.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 марта 2014 года ~

Serge Pschan (13.03.2014):

Пошел я на живого Дмитрия Львовича Быкова посмотреть. Заодно и послушал.

Дмитрий Львович склоняет нашего классика не так: Жада́на. Вы спросите (вы не спросите, знаю, но всё ж), отчего именно это впечатление? А его не надо готовить, поедать и переваривать — оно употребимо сырым.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Кто же мешал подойти лично и изложить эту серьезнейшую претензию?

Serge Pschan: Робость, подагра и хорошее воспитание, Дмитрий Львович. По-моему так.

Дмитрий Львович Быков: Понимаете, мне вот кажется, что хорошее воспитание -- это подойти и выразить недовольство в лицо, а не озвучивать его заочно. Но, вероятно, вас настолько разозлило что-то еще, что вы просто боялись не сдержаться.

Serge Pschan: Ну почему же заочно? Я потому вас и тэгнул, чтобы никто не сказал, что у Быкова за спиной злоклевещут. А вовсе не затем, чтобы сократить дистанцию между собой и выдающимся человеком. А злости в этом нет. Это традиция асиметричного комментария, которую я с любовью лелею.

Serge Pschan: Вот еще как длинное тире ставить расскажу: одной рукой держите Alt, другой набираете на цифровой клавиатурке 0151. Попробуйте — работает. Тоже серьезная для нас, мелочных перфекционистов, вещь. А многие удивляются и не понимают.

Дмитрий Львович Быков: Попробуйте писать «асимметричный» с двумя «м» -- это тоже работает, честное слово. Мы, перфекционисты, обращаем внимание не только на пунктуацию, но и на орфографию.

Serge Pschan: Ах, какой позор! Правило Орехова, будь оно неладно.

~ Дмитрий Львович Быков, 18 марта 2014 года ~

Bulygina Tatiana (18.03.2014):

Не спится людям! Ночная лекция Быкова о романе Аксенова «Полуостров Крым».

из комментариев:

Vladimir Vasilyev: Неужто найден неизвестный роман Аксенова? Про это можно и ночью.

Дмитрий Львович Быков: Вофка, «Полуостров Крым» — название лекции, а не романа.

~ Дмитрий Львович Быков, 21 марта 2014 года ~

юрий рудис (21.03.2014):

Трагическое выступление Дмитрия Быкова.

http://ed-glezin.livejournal.com/729011.html

Трагическое не само по себе. Само по себе это скорее рядовой доклад акционера на собрании прогоревшего АО.

Трагическим его делает контекст, типа, полицаи собрались, а вермахт так и не подошел. И куды теперь?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Юрий, пожалуйста, поаккуратней с подобными метафорами. Для вас «вермахт» и «полицаи» — пустой звук, но для людей, знающих историю и любящих свое Отечество, подобные сравнения звучат непростительным кощунством.

~ Дмитрий Львович Быков, 26 марта 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 26.03.2014) shared a post:

Свободные Новости (26.03.2014)

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ ДМ.БЫКОВА НА АНТИВОЕННОМ КОНГРЕССЕ

Что делать мыслящим и честным людям в условиях исторической неизбежности? Сделать все, чтобы из тяжелой болезни Россия вышла умудренной, чтобы она не уничтожила себя в процессе жестокого эксперимента, как уже почти уничтожила во время эксперимента коммунистического; не поддаваться зомбирующей пропаганде, не впадать в ненависть к братским и далеким народам, не повторять лжи, не доносить, не упиваться собственным нравственным падением, которое многим кажется патриотическим экстазом. Зло эффективно на коротких дистанциях, но всегда проигрывает на длинных. Все гипнозы рано или поздно кончаются.

В истории периодически наступают моменты, когда быть честным и думающим человеком очень трудно, когда под запретом оказываются элементарные и естественные вещи, когда подвигом становится простое повторение азбучных истин. Разумеется, эти моменты всегда огорчительны. Но у нас есть великое утешение — не бытовое, конечно, а историческое: мы свидетели и участники великих событий, и от нашей личной порядочности и твердости зависит в конечном итоге доброе имя нашей страны.

Пришла пора стать обществом. Будем же достойны этого вызова.

из комментариев:

Tatiana Pertseva: Ну-ну… вот в этом весь Быков, Как можно больше туману напустить, чтобы и нрашим и вашим.

Alex Volkov: блондинка?

Tatiana Pertseva: В смысле дура? То-есть имеет мнение отличное от вашего? А кто отличное от вашего — значит, враг и идиот? Ну-ну… не слишком оригинально, молодой человек. А молодой человек — только потому, что только молодые люди способны так хамить. Что же до меня, я, в отличие от вас, не привыкла спорить на уровне «сам дурак».

Valentin Vasserman: если вы не всё поняли, это не обязательно из-за тумана, якобы «напущенного» Д.Л. ))

Tatiana Pertseva: Валентин, да все я поняла. Ну у вас одно мнение. у меня — другое, неужели я на это права не имею? Или эта страница предназначена исключительно для восхваления Д.Л.? Знаете, когда-то, во времена моего детства и юности были такие фанатки-поклонницы, прозывали их «сЫрихи». Одни обожали Козловского, другие Лемешева. Если вы не знаете, кто это,— были два знаменитых тенора, поразительной красоты голоса, я больше любила Лемешева,— так вот. они горло готовы были перегрызть, если кто против их кумира слово скажет. Я всегда удивлялась подобному фанатизму, поскольку от моего мнения и ваших восхвалений никому не будет ни жарко ни холодно. Я, конечно, немолода, но мозги у меня вполне работают. И я всегда считала необходимым уважать чужое мнение. простите, есл чем обидела.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Татьяна, в чем именно туман? Что вам непонятно из текста? Я человек немолодой, деликатный и всегда готов дать женщине любые пояснения. Мужчине, впрочем, тоже.

Tatiana Pertseva: Простите, Дмитрий, я наверное, действительно старомодна, и не приемлю вот этой многозначительной декламации и призывам стать обществом. То-есть, сейчас стадо. Возможно. Но стадо, в это непростое время, желающее стабильности, можно ли их за это упрекнуть? Ну не желают они бороться, кстати, и я не желаю. Не желаю сотрясать воздух вот этими призывами не поддаваться зомбирующей пропаганде… а почему она зомбирующая. а все, кто не хочет соглашаться с пропагандой другой стороны,— называются зомби, которые, распахнув уши, слушают, слушают, и упиваются. То-есть, то же стадо… эх, Дмитрий Львович, понимаю, что очень легко этак декламировать, когда самому ничего не грозит, в теплом, можно сказать, доме, отделываться ни к чему не обязывающими призывами… ну объясняю же я, у меня свое мнени. И не только у меня. И не буду я восклицать, что вы прекрасны! просто потому, что мне смешны подобные восклицания. Ну что за институточьи эмоции… И почему женщина пишет, что ей перед хохлами стыдно, употребляя одновременно уничижительное «хохлы», а почему стыдно-то? Хотите, я приведу письма, подлинные письма моей приятельницы из Евпатории? Там люди плачут от счастья в буквальном смысле слова. Это не преувеличение. Она пишет, что этого ждали ее отец и дед. Это не зомбирующая пропаганда. Это письмо шестидесятисемилетней женщины-гида. Бывшей ташкентки. Моей землячки. Наташи Горбатенко. Вот и все. Мне, скорее стыдно, читать эту мелодекламацию…

~ Дмитрий Львович Быков, 30 марта 2014 года ~

Игорь Яркевич (30.03.2014):

Какой же я идиот! Я совсем перестал понимать Диму Быкова. Дима Быков пишет: ««Вий» — это эротический текст. Вий — это оторвавшийся нос, но только не нос».

Вообще не вижу никаких пересечений Вия с Носом. Ну ладно. Предположим, они есть. Но если Вий — это оторвавшийся нос, но только не нос, то что это тогда? Хуй, что ли?

Вот до чего меня Путин довел своим ебаным Крымом! Я даже Диму Быкова перестал понимать — что же это за нос, но только не нос! Ну ведь не хуй же, правда?!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Игорь, это именно хуй, хуй, хуй! (Приплясывая). Хуй, хуй, хуй! Приходите на лекцию. И почему вы так много думаете обо мне? Подумать, что ли, больше не о чем? До чего вас довел Путин своим ебаным Крымом!

Игорь Яркевич: Дима, я о других тоже думаю, но почему-то все время натыкаюсь на Вашу рекламу во френд-ленте. А я простой парень — что вижу, о том и пищу.

Дмитрий Львович Быков: Ну, за рекламу я не отвечаю. Это устроители нашего лектория. Сами понимаете, большинство других работ теперь для меня закрыты — ни тебе телевизора, ни радио. Вот и подрабатываю лекциями, бедный. Но если вас это почему-либо раздражает, я готов отказаться и от этого заработка. Черта ли мне в этой жизни?

Игорь Яркевич: Ни в коем случае не отказывайтесь от лекций!Я вот о Путине и Крыме в последнее время тоже много думаю. Не только о Вас, поверьте. Спасибо Вам за хуй! В том смысле что подтвердили мою догадку.

Дмитрий Львович Быков: Хотите прочесть лекцию на эту тему? Впрочем, разве это занятие для Настоящего Писателя? Это все для нас, жрецов Масскульта.

Игорь Яркевич: Вы правы. Спасибо Вам большое за хуй! Что подтвердили мою догадку, что Вий — это оторвавшийся хуй. Я и про нос такое тоже думал.

Дмитрий Львович Быков: Про нос такое сначала подумал Някрошюс, даже поставил соответствующий спектакль.

Игорь Яркевич: Я еще про Лейлу Соколову в посденее время много думаю. Додумался до того, что мы с Евгением Поповым написали книгу «Я женюсь на Лейле Соколовой».

Дмитрий Львович Быков: Здесь могу только завидовать. И тому, что женитесь, и тому, что с Поповым.

~ Дмитрий Львович Быков, 30 марта 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 30.03.2014):

Дмитрий Быков «Десятая, маршеобразная»
// «Новая газета», №34, 31 марта 2014 года

из комментариев:

Lena Del Eva: Вот как раз национальность Дмитрий Быков не имеет в виду точно.

Michel Skepner: Ладно, согласен. Конечно, он подразумевает россиян в массе своей. Но сами стихи слабее обычного: лучше быть плохим христианином, чем хорошим людоедом — только и всего.

Дмитрий Львович Быков: Стихи не про это.

~ Дмитрий Львович Быков, 5 апреля 2014 года ~

Александр Морозов (05.04.2014):

вчера был удивительный случай. мы сидели в кафе «Маяк» (в театре Маяковского) и я выскочил за сигаретами на Никитскую. В Маяке их не было. Глаз мой упал на известную «Рюмочную» напротив театра. Я бросился туда. Это — пятница и она была полна. Прямо у двери я обнаружил известного писателя и просветителя Дмитрия Быкова в компании трех немолодых читателей, примкнувших к нему, видимо, прямо здесь же, в рюмочной. Увидев Быкова, я закричал: «Мне рассказали, что ты случайно прочел роман Александра Фурмана и, якобы, ты потрясен!». Дмитрий Быков воскликнул: «Да! Это — русский пруст! ты, что — тоже читал?!»… я купил сигареты и бежал вон. В Маяке меня ждали. Проснувшись сейчас в тяжелом похмелье, я обнаруживаю, что день вчера прошел не зря — я беседовал с Быковым о Прусте…

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Фига себе «трех немолодых читателей»! Один из них — прозаик Михаил Успенский, куда более культовый, чем аз грешный. Другой — главный редактор серии ЖЗЛ. А третьей читательнице двадцать лет. Что-то странное вы там пили в Маяке.

Александр Морозов: Дмитрий Быков ой! е-мое! надеюсь, они мой фейсбук не читают. неудобно как. (надо как-то извиниться…).

~ Дмитрий Львович Быков, 14 апреля 2014 года ~

Рауль Гильфанов (14.04.2014):

МНЕНИЕ

Александр Курилов: Я принадлежу к поколению Великой Отечественной войны переживший ужасы фашистской оккупации с 5 лет в 1942–1943 г.г. У моего поколения и у меня детство отняла самая бесчеловечная на земле война и потому мы и не знаем, что такое счастливое детство, какое было у наших детей и внуков и есть у наших правнуков. Миллионы детей ВОВ с малолетства работали на заводах, фабриках, заводах полях и пастбищах для фронта и для Победы, в и числе и я работал пастушком с 6 лет наравне со взрослыми работал по 6-8 часов в день в 1943-45 г.г. и с 7 лет половину дня в школе, а вторую половину на пастбище а с 1945 г. на полях до 1951 г. без отрыва от учебы. Нас не учили ненавидеть свою Родину. Мы воспитывались, а затем и жили творчеством выдающихся поэтов и писателей Корнея Чуковского, Сергея Михалкова, М.А. Шолохова, Евгения Евтушенко, Роберта Рождественского, народных артистов СССР Л.О. Утесова, Георга Отса с кем мне довелось быть лично знакомым и многих и многих других. Всех их знала вся советская страна и весь мир. Но они не ходили на митинги и не вовлекали себя в антинародные и антиправительственные выступления. Они как и мы ненавидели врагов наших: фашистов, бандеровцев, власовцев, дезертиров с поля боя-фашистских полицаев и старост приручавших нас к «немецкий порядок». Великие наши писатели, артисты, поэты и певцы были от нас выше на много голов, мы тянулись к ним, неподдельно и любили и ценили их и сами мы становились чище и лучше с самого детства и до старости. Они не становились забытыми от безделья и профнепригодности и не мучились от этого, а их творчество сделало их величайшими и не забываемыми. А кто в наше время, кроме их сподвижников по евромайданутым, знает поэта Дмитрия Быкова, писателя Людмилу Улицкую, актрису Лию Ахеджакову, так называемого певца Кортнева (до Леонида Утесова и Георга Отса он далеко не дотягивает, к их сожалению мало где и кто их знает. И это не наша вина, это вина их невостребованности в широких массах. Вот они и находят себе дурно пахнущее применение такое, как пойти на митинг представителей нео-бандеро-фашистов с киевского евромайдана, тепло принятых этой творческой нашей интилигенцией в Москве. Я не литератор, я советский инженер, организатор и руководитель предприятий и всесоюзных объединений, организатор и президент международного консорциума ядерной химической и огневой защиты. Проработал более 50 лет и никогда не имел никаких предшественников на инженерных и руководящих должностях, так как все, что организовывал и всем тем я и руководил, как в СССР так и высокоразвитых капиталистических странах — 15 лет. Я уже прожил 77 лет и за эти многие годы такого отрыва от народных масс творческой интеллигенции не было. У вас получается сам для себя, сам пишу, сам читаю, сам пою, сам и слушаю и т.д., а потому и лишнее время для иных и не здоровых занятий, родине навредить, у вас предостаточно

из комментариев:

Ирина Сергеевна: Я знаю поэта и журналиста Дмитрия Быкова. Остроумный, язвительный, умный реально. Знаю также, что журналиста Дмитрия Быкова купили весёлые небедные уральские парни — как бы участвовать в пиаре несуществующего кандидата в депутаты. Дмитрий поинтересовался лишь суммой. Сумму ему заплатили. Немаленькую. Он ездил по Уралу и в своих выступлениях агитировал за несуществующего политического деятеля. Участники розыгрыша очень веселились. Сюжет об этом был показан в программе Андрея Караулова. Страна реагировала по-разному: кто-то смеялся, кто-то морщился, кому-то было реально совестно, а кто-то и так говорил — мол, журналистика из древнейших профессий, совесть и честь не при делах, ничо личного, тока бизнес.

Дмитрий Львович Быков: Ирина Сергеевна, ну чего вы врете-то? Думаете, я этого не прочту? Вранье Караулова и организаторов провокации разоблачено многократно, в частности, в «Новой газете». Я не «ездил по Уралу» и не «агитировал за несуществующего кандидата». Меня пригласили с поэтическим концертом в Нижнюю Туру, я этот концерт дал, ни одного слова про кандидата в депутаты там сказано не было. На концерте были люди, они все это подтверждали многократно. Неужели у вас нет про меня никаких более свежих и убедительных историй?

Ирина Сергеевна: Не, Рауль, поэт он сильный. А вот пиарщик — нечистоплотный. Хоть какое дерьмо прославлю — лишь бы денег дали. При такой позиции — зачем дерьмо разглядывать? Дима ж не на Урале живёт)))

Дмитрий Львович Быков: Кстати, никакие «небедные уральские парни» меня не покупали. Есть конкретный договор о конкретном выступлении, где ни слова нет ни о какой агитации. Парни, заключавшие этот договор, живут в Петербурге. Они потом еще пытались журнал «Форбс» подставить, но не вышло. И журнал «Форбс» сейчас с ними судится, причем перспектив оправдаться у них маловато. Подробнее про этих небедных парней можете почитать вот тут: http://www.novayagazeta.ru/inquests/58656.html

Ирина Сергеевна: А почему тогда ничего у Караулова в защиту собственной чести не сказали, Дмитрий? Вам же там предъявляли как бы всерьёз. Ну, и следовало, на мой взгляд прийти и сказать — звиняйте, дяденька Караулов, пусть люди посмотрят и решат, кто прав из нас. Только не надо говорить, что Вам было мерзко и неприятно. Конечно, мерзко, кто б спорил. Только перчатку бросают на той территории, где получено оскорбление. А не в новой газете. Не вру я — я лишь содержание карауловской передачи озвучила, той, которую Вы не опровергли у Караулова. Извините, если обидела. Но случай неприятный, по теме «то ли у него шинель спёрли, то ли он спёр». Так как-то. А поэт и литератор — да, сильный.

Дмитрий Львович Быков: А вы полагаете, Ирина Сергеевна, что Караулов обратился ко мне за комментарием? Или вы о Караулове ничего не знаете? Он меня даже не предупредил о готовящемся сюжете, не то бы мой директор предоставил ему все документы. А также приглашение выступить, где ни про какую агитацию разговора не было вообще. Эти люди порядочно наследили, и нижнетуринская газета напечатала подробный отчет о том концерте.

Ирина Сергеевна: Вот с этим не спорю. Действительно, читать и слушать Быкова интересно. Что он там в чью пользу подписывал — это я обсуждать не хочу. По этой теме Дмитрий достаточно чётко и определённо высказался. Правда, употребление местоимения «мы»… ну, я сочла это нескромностью. Талантам позволяется быть нескромными, ибо))))

Дмитрий Львович Быков: Где «мы», какая нескромность, Ирина Сергеевна? Цитату в студию.

~ Дмитрий Львович Быков, 18 апреля 2014 года ~

Kateryna Avramchuk (18.04.2014):

«Знаете, мне сложно пока охарактерезовать Украину тремя словами. «Майдан» — безусловно. «Бардак» — тоже безусловно. Я абсолютно уверен в том, что одно из слов — это «объединение», потому что Путин, сам того не желая, не расколол, а очень сильно объединил запад с востоком. Беда, что только на антирусских настроениях. Мне это ужасно горько».

Дмитрий Быков дал эксклюзивное интервью Insider. Особенно спасибо за это Євгеній Стасіневич!

Дмитрий Быков: «Сейчас Россию можно охарактеризовать тремя словами: абсурд, абсурд и абсурд»
// «Insider», 18 квітня 2014

из комментариев:

Ekaterina Barabash: Ну насчет «честь и совесть своего времени» я бы, конечно, не стала горячиться. Да и писатель он плоховатый, мягко скажем.

Дмитрий Львович Быков: Екатерина, это не я плоховатый писатель. Это вы не очень разборчивый читатель, но у вас есть шанс самообразоваться.

~ Дмитрий Львович Быков, 5 мая 2014 года ~

Дмитрий Сергеев (05.05.2014):

Лекции Быкова об Ахматовой и Гумилёве хорошие, весьма. Но о Горьком снова невозможная вкусовщина. На мой взгляд, ниже плинтуса совершенно. Предположить, что прототип Клима Самгина — Владислав Ходасевич — ок, лет ит би, но потом ведь Быков начал рассуждать непосредственно о Ходасевиче и выдал такое дремучее невежество, что ужас-ужас-ужас. Конечно, если литератор, писатель, художник, поэт не субъективен, то это плохо, значит, он не настоящий. Но вкусы Быкова, его игнор традиций, чрезмерная зависимость от эстрадного ангажемента меня всё-таки шокируют. Эстрадник и журналист в нём побеждают писателя и поэта.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дмитрий, возражайте, пожалуйста, по существу. Повторение штампов об эстраде и журналистике выдает в вас все ту же вкусовщину. И какие конкретно традиции я игнорирую?

Дмитрий Сергеев: Упс. Ладно, выдам сейчас свою версию событий.

Elena Shemarova: Дмитрий Сергеев не ожидали? :) Что Вас читает Дмитрий Быков.

Vladimir Kachanovsky: Вот так боги иногда снисходят к нам в каменты…

Дмитрий Сергеев: Традиция в том, что Набоков и Бродский признают Ходасевича одним из лучших поэтов 20-го века. И тут появляетесь Вы и самостоятельно снижаете значение Владислава Фелициановича. Один только этот волюнтаризм меня шокирует. Но есть и ещё претензии.

Дмитрий Сергеев: Далее возникает конфликт вкусов всё-таки, как я понимаю. Вы ставите даже Маяковского выше Ходасевича и это совершенно немыслимо. Мне нужен пантеон, мне нужна иерархия и ставить Маяковского выше Ходасевича всё равно что ставить клоунаду как жанр выше симфонической музыки. Как-то так. Если это моя вкусовщина — чтож, пусть так.

Дмитрий Сергеев: Насчёт невежества я погорячился, прошу прощения.

Дмитрий Сергеев: Думаю, что эта линия, эта традиция и преемственность в русской литературе по линии Набоков-Ходасевич-Бродский Вам в принципе не близка и малоинтересна. Поэтому и такая оценка. Но с другой стороны, Булат Окуджава вполне в этой традиции, в этой стилистике и для него Вы делаете исключение и думаю, я понимаю почему. Потому что в отличие от Бродского, здесь всё-таки нет настолько выраженного снобизма и эгоцентризма.

Дмитрий Сергеев: Ходасевич — ярчайший гений. Но самый великий поэт 20-го века и действительно недооценённый — это Иннокентий Анненский. Вот было бы роскошно, если бы о нём Вы сделали лекцию. Спасибо Кушнеру, он хотя бы написал превосходное эссе об Анненском, даже у Бродского Анненский остался совершенно не замеченным. А ведь его поэзия — это настоящее ядро, и стилистическое, и смысловое для всей поэзии 20-го века. Все акмеисты, насколько я знаю, называли его своим прямым учителем.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Дмитрий, как вы сами понимаете, полемика тут невозможна. Вы говорите о моей вкусовщине и противопоставляете ей свою. Я не стану напоминать вам о критериях оценки того или иного автора, о масштабе его новаторства, о порожденной им школе, о степени его влиятельности российской литературе и т.д. Одна предложенная вами линия Ходасевич-Набоков-Бродский чего стоит (у Бродского нет ничего общего с этими двумя великими предшественниками, кроме русского языка, и это доказывается элементарно, но спорить тут действительно не о чем, поскольку речь не о фактах и не о научном подходе к оценкам). Про Анненского подумаем.

Дмитрий Сергеев: У Бродского ничего общего с Набоковым и Ходасевичем. Скажите хотя.

Дмитрий Львович Быков: Потому что поэтика Бродского — широкое использование дольника, преобладание риторики над исповедальностью, любовь к гиперболам, декларативность, выраженность лирического «Я»,— как раз ориентирована на Слуцкого, а через него на Маяковского, см. об этом у Ю.Карабчиевского. Потому что Ходасевич и Набоков в области формы (особенно первый) — принципиальные традиционалисты, а Бродский интонационно и риторически ориентируется на Цветаеву, над чьей поэзией Ходасевич иронизировал, обнаруживая в ней московскую истерию (личные отношения, нормализовавшиеся в тридцатых, этому не мешали). Потому что Ходасевич и Набоков сторонятся прямого высказывания, а Бродский с первых стихов отнюдь не чуждается его. Потому что Бродский бравирует собственным цинизмом и упивается собственным отчаянием, а Ходасевич и Набоков отличаются сдержанностью вплоть до самоустранения из текста. Сравните хотя бы «An Mariechen» Ходасевича и «Двадцать сонетов к Марии Стюарт» Бродского — вариации на самую главную поэтическую тему, как называл ее По, то есть «стихи на смерть красавицы»,— и все станет ясно.

Дмитрий Сергеев: Спасибо. Вы выделяете одни качества поэзии Бродского и на их основе строите свою аргументацию, т.е. отказываете Бродскому в преемственности именно от Набокова и Ходасевича. Но есть совершенно другие черты поэзии Бродского и они гораздо более выражены, которые доминируют и превалируют. Строгость формы и ориентация на классический размер не меньше характерны для Бродского, чем для Ходасевича. Цинизм, который появляется в поэзии как раз-таки у Ходасевича, у Бродского просто прогрессирует. Но главное не в этом. Главное — это в духовной — не побоюсь этого слова — традиции, которая возникла под условным названием «эмигрантская литература». Вот это состояние бездомности, состояние без родины и есть та традиция, которую я имел в виду. И эта традиция не закончилась. Традиция в том, что именно Набоков, Ходасевич и Бродский дают нам навыки жизни, выживания в условиях, когда у тебя нет родины. Это — одна традиция, в которой Бродский — прямой преемник Набокова и Ходасевича, в отличие от Солженицына, например, который родину искал и на ней настаивал. Преемственность Набокова и Бродского также в их ориентации на европейскую и американскую литературу, когда Флобер и Оден важнее, чем Толстой и даже Цветаева.

Дмитрий Львович Быков: Дмитрий, еще раз говорю вам: спор тут невозможен. Флобер в случае Бродского вообще не при делах. Навыки выживания в условиях, когда нет Родины,— это сказано крайне общо и в случае Бродского неверно, поскольку Бродский напряженно интересовался тем, что происходит в России (см. «Подражание Горацию»), и даже испытывал определенный оптимизм по этому поводу, и лично встречался с Собчаком, а Набоков о сталинской России говорил с брезгливым отвращением и никаких контактов со сталинскими эмиссарами не допускал. Но я исхожу из конкретных фактов и творческих особенностей, а вы — из крайне общих и не вполне понятных мне предпосылок, и предмета для дискуссии тут нет.

Дмитрий Сергеев: Флобер был по отношению к Набокову. Но действительно, не смею Вас больше отвлекать. Признателен и благодарен, что Вы откликнулись на мой весьма самонадеянный пост.

Дмитрий Львович Быков: Да ничего тут нет самонадеянного, я всегда с удовольствием отвечаю, когда у слушателя возникает конкретный вопрос. Но давайте все-таки апеллировать к текстам.

Дмитрий Сергеев: Безусловно, конкретные факты Вам более доступны для изучения, а мои предпосылки и знаменатели к выявлению преемственности, наверное, вполне личны и субъективны. Предмета для спора, увы, действительно нет. Но что-то ведь побуждает и позволяет Вам ставить Маяковского выше Ходасевича. Степень влияния и популярности? Маяковский более влиятелен, степень его влияния намного шире, многообразнее? Если так, то грустно мне.

Дмитрий Львович Быков: Есть еще и масштаб формальных открытий, и разнообразие приемов, и радикальность новаторства — масса рациональных, вполне исчисляемых вещей. И влияние на читателя, увы,— не последний критерий: Маяковский сформировал огромную поэтическую генерацию, унаследовавшую и дурные, и прекрасные стороны его дара. Маяковский расширил возможности русского стиха и разнообразил его интонации так, как Ходасевичу, при всех его бесспорных заслугах, не удавалось — да и цели такой не было.

Дмитрий Сергеев: Понятно. Я это влияние вижу только как размен миллиона по рублю — масса большая и всё по мелочи. Извините.

Дмитрий Сергеев: Shopenianka Shopenianka, не жалейте, Дмитрий Львович всё равно на стене почти ничего не пишет. :)

Дмитрий Львович Быков: Слуцкий и Вознесенский — тоже размен миллиона по рублю?

Дмитрий Сергеев: Я сейчас скажу «да» и Вы через секунду забудете как меня звать, потому что эти имена Вам дороги и их творчество и есть — Ваша традиция, я так понимаю. Но если и Бродский, и Кушнер именно так и считали по отношению и к Маяковскому, и к Вознесенскому и даже к Слуцкому, то что мне остаётся делать? Я зависим от поэзии Бродского и Кушнера, от их мнения, объективным быть не могу.

Дмитрий Сергеев: Было время подумать. Последний мой коммент — это свидетельство моей трусости, конечно, с одной стороны: спрятался за спинами авторитетов. Но с другой стороны, как я могу думать иначе по отношению к Вознесенскому и Слуцкому, если Бродский, даже говорив о нем хорошо и уважительно, все равно понимал эту поэзию как деградацию языка? И Кушнер тоже. Я кормился их поэзией. Их слова и суждения изменяли мое сознание, и если они говорят, что поэзия Вознесенского — это очень плохо, я не только поддакиваю как фанат, я еще и понимаю, что это плохо, потому что из этой традиции, к которой привился Бродский, из традиции классического высокого стиля, через Одена и Элиота к Шекспиру, Овидию и Горацию поэзия Вознесенского не может не вызывать отвращения, как и рэпперские лесенки-частушки Маяковского. В конце концов, поэзия Маяковского — это воспетое торжество хама, изуродованный русский язык. Если Платонов видит в этом уродстве языка национальную трагедию и катастрофу, то Маяковский просто торжествовал в этом насилии. И именно поэтому я вижу в классической надменности Ходасевича и Набокова победу, что они не поддались этой левизне русского языка. Их модернизм смысловой, это реальное продолжение классики и традиций 19-го века против всей этой якобы революционной новизны. Их прививание классической розы к советскому дичку — их реальная победа, свидетельство, что они выстаили и передали все, что сами смогли усвоить от русской культуры, традиций, духа. То же самое относится, конечно, и к великой четверке: Мандельштам, Цветаева, Ахматова, Пастернак, за той лишь разницей, что они стали жертвами террора и такое надругательство над ними не могло не повлиять на творчество. Ни Маяковский, ни его продолжение в виде Вознесенского, Слуцкого и других я никогда не назову великой поэзией. Последний гений русской литературы — Бродский — это ветвь классики, а не веселой советской шестидесятнической поэзии. Это настоящая традиция и смысл, и высшее проявление языка — творчество Бродского, потому что идет от классики, а не от революционного бунта. Модернизм прекрасен, когда ищет смысл, новое осмысление. А в случае Маяковского это то самое эстрадное искусство, другая традиция, другой стиль, хорошо бы их не смешивать.

Дмитрий Львович Быков: Дмитрий, это даже не вкусовщина, это просто сознательный выбор наиболее легкой и комфортной позиции. Маяковский к эстраде не имеет никакого отношения, Бродский гораздо больше гонится за внешним эффектом, но разубеждать вас я не буду — Маяковский способен и сам за себя постоять. Увидеть торжество хама в «Разговоре с фининспектором» или в «Разговоре на рейде» может только абсолютно предвзятый толкователь, с которым полемизировать не стоит: нравится ему Ходасевич — ну и ладно, и достаточно, оставайтесь с Ходасевичем, спишите весь ХХ век на потакание массовому вкусу.

Дмитрий Сергеев: Я предвзятый, это точно. Но поэзия Маяковского — это не потакание массовому вкусу, нет. Это трагедия языка, его вырождение. Поэзия — высшая форма существования языка, по Бродскому. И вот такое высшее случилось. Но это действительно вкусовая оценка, Вы правы.

Michael Y. Medvedev: В отличие от очень субъективных суждений, высказанных ранее, дорогой Дмитрий, под этим Вашим последним мнением я подписываюсь хоть двумя руками.

Дмитрий Сергеев: О Маяковском лекцию прослушал вот только что. Очень хорошая лекция, одна из лучших. Лучшая лекция, на мой взгляд, о Гайдаре. Но вот о Маяковском тоже совершенно замечательная. Выводы только я делаю другие. Дмитрий Львович восторгается Маяковским в итоге, революционный дух против мещанства — это хорошо, по Быкову. Это понятно, но я этот вывод принять не могу. Опыт Маяковского очень усвоен и массовой публикой, и литераторами. Опыт Набокова, Ходасевича, Бродского — нет. При всей огромнейшей популярности Бродского, да и Набокова, их опыт, их выводы из 20-го века, как и вообще опыт модернизма, собственно,— НЕ УСВОЕН. Получился постмодернизм — а это не усвоение, это отрыжка, извините. Также как из Бродского первое, и может единственное, что усвоилось — это его снобизм, а не его гениальнейшие филологические выводы.

Michael Y. Medvedev: Насчёт усвоенности и не — тоже согласен. Что до Владислава Фелициановича, то, возможно, его величайшим формальным достижением является как раз его «неновизна»: пользуясь глубочайше традиционными средствами, он явил потрясающие, сами-по-себе-новые высоты поэтической речи.

Дмитрий Сергеев: Про Ходасевича надо говорить совершенно отдельно, но, на мой взгляд, Дмитрий Львович уже со своей стороны настроен против него слишком предвзято. Ходасевич против Маяковского почти как Блез Паскаль или Декарт против Вольтера. Чем глубже понимание и восприятие, тем меньше известность и популярность. Исключения редки.

Дмитрий Сергеев: Максим Карлович Кантор иногда говорит: «Разговор со мной — лучшее, что было в вашей жизни». Таки да, охотно признаю: разговор с Дмитрием Львовичем Быковым одно из лучших событий моей жизни. И повторюсь: значение лекций Дмитрия Быкова невозможно переоценить, это настоящий дар человечеству. Я должен был и очень хотел это сказать.

~ Дмитрий Львович Быков, 15 мая 2014 года ~

Inna Rojzman (15.05.2014):

Быков стебется, делая презентацию своей книги «Литература Советская» очень часто говорит: «Читайте книгу Ройзмана. В ней вы получите весь диапазон эмоций — от ненависти до удовольствия… Но эротики в ней маловато. Тема любви не раскрыта».

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Господа, давайте все-таки следовать фактам. У Быкова там была своя презентация, он представлял книгу «Советская литература. Расширенный курс». У Ройзмана — своя. Ройзман не выступал на моей презентации. Я не выступал на его презентации. Сталкивать нас лбами бессмысленно — у вас это все равно не получится. Сергей Кузнецов, я не знаком с вами, но постарайтесь оценивать те писательские встречи, на которых присутствуете лично. Тогда вы не будете употреблять оскорбительные и лживые слова вроде «кривляние».

Алексей Густов: Дмитрий Львович, спасибо большое за многое-многое! Практически всегда то, что подписано «Дмитрий Быков», для меня чОткий сигнал: «это стоит того, чтобы прочитать — и внимательно, и с удовольствием». (просто воспользовался случаем сказать «Спасибо»)

Дмитрий Львович Быков: Спасибо на добром слове.

~ Дмитрий Львович Быков, 16 мая 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 16.05.2014):

event > Дмитрий Быков ночная лекция «Антиутопии ХХ века», 10.06.2014

из комментариев:

Люся Ханайченко: Здравствуйте, Дмитрий Львович! На посланные крымчанам ваши сочинения, я получила такой ответ. Не сочтите за бесцеремонность, но считаю, что Вас это касается. ПИСЬМО ИЗ КРЫМА:

«Привет, сестрица!

Твоя сестрица, что, поклонница Дмитрия Быкова и др.?

Мне бы у нее спросить, да неудобно, почему он и ему подобные, раз им так плохо там, не едут в демократическую Украину. А там бы, в Киеве, например, попробовали вести (ну так, для сравнения, демократических ценностей общества того и др) вести антипропаганду нынешней киевской власти, да ну и просто без этого там пожить.

Еще предлагаю поехать в Одессу, из которой мне одесситы много интересного сообщают, что намного страшнее того, что описываетсЯ даже российскими медиа.

Еще мне очень нравятся украинские патриоты, которые нехило зарабатывая выучившись и проживая в Москве уже не первый десяток лет, (почему то не в своем родном Луцке) в хвост и гриву хают все русское, посылая деньги украинскому майдану и украинской армии.

Ну никак я не могу понять такие давящие демократию московские власти, которые на все это смотрят сквозь пальцы. Пытаюсь представить себе, как это было бы реально делать в обратную сторону из ну очень демократической проевропейской страны украины. Ну и многое другое.

Мне кажется всем, кому так нравится происходящее в Украине, нужно съехаться туда со всего мира и пожить там ну хотя бы полгода… Но почему то, все только уезжают и уезжают, вот уже и конкурс очередной рабочих мест в Канаду посылают и мне в том числе канадское посольство резко увеличившее квоты.

Ну еще нужно подождать когда США опять будет принимать беженцев с пособиями, и хорошо бы еще моя любимая Франция открыла радушные объятия…

Передай ей мои нежные объятия и поцелуи и можешь сообщить, что так как я и мои приятели и знакомые ближе ее знакомы с реалиями, а я умею и читаю медиа на как минимум пяти европейских и американских языках, то знаю, что абсолютно все врут, но так как врет и НЕ говорит правды евро (за исключением некотрых немецких и австрийских) каналов и сайтов), врет только свидома украинска пресса.

Счастливого ей прочтения дальнейших опусов литературного гения современности Дмитрия Быкова и других.

Но из подавляющего большинства городов Украины люди спрашивают, как бы им получить в Крыму другой паспорт. И что самое забавное мои знакомые из города (три штуки промайдановских) Первыми ринулись получать российское гражданство и Первыми ринулись в Москву искать для себя спонсоров. И ни один, исходно выехавший и имеющий родственников в Луцке, львовской обл и пр., даже из серии заведующих кафедрой национального языка в нашем университете не сделал даже попытки уехать из Крыма, а опять же первыми побежали получать российский паспорт и первыми же поехали гулять в Россию.

Вот недаром сын одного из таких моих знакомых читал в «университете майдана» лекции «о конформизме».

Да здравствует конформизм в рядах наших свидомых украинцев.

На всем этом фоне себя чувствую белой вороной в любом из лагерей.

Ну не обучена конформизму с детства, каюсь!!!»

С уважением, Люся Николаевна.

Дмитрий Львович Быков: «умею и читаю медиа на как минимум пяти европейских и американских языках» — какой троллинг! Передайте мой восторг вашей корреспондентке.

~ Дмитрий Львович Быков, 5 июля 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 05.07.2014):

Дмитрий Быков «Вопросы языкознания»
// «Профиль», №26, 7 июля 2014 года

из комментариев:

Светлана Семенец: Уважаемый Дмитрий Львович, в Киеве ждут — не дождутся Ваших лекций Ваши читатели и почитатели. Не собираетесь ли к нам в гости? Нам было бы радостно, Вам — познавательно (может быть)))

Дмитрий Львович Быков: Я готов, зовите. Наш директор Светлана Большакова — ее легко найти на ФБ — всегда рада гастрольным предложениям, а меня с Киевом многое связывает.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 июля 2014 года ~

Сергей Жильцов (14.07.2014):

Дмитрий, а где завтра лекция и во сколько?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: 19.30, Б.Никитская, 49

Сергей Жильцов: понял. постараюсь быть.

~ Дмитрий Львович Быков, 8 августа 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 08.08.2014):

Сначала он чувствует радость, почти азарт,
Заметив ее уменье читать подтекст:
Догадаться, что он хотел сказать,
Приготовить, что он хотел поесть.
Потом предсказанье мыслей, шагов, манер
Приобретают характер дурного сна.
Он начинает: «Не уехать ли, например…»
— В Штаты!— заканчивает она.
«Да ладно,— думает он.— Я сам простоват.
На морде написано, в воздухе разлито…»
Но начинает несколько остывать:
Она о нем знает уже и то,
чего он не рассказал бы даже себе.
Это уж слишком. Есть тайны, как ни люби.
Сначала он в ужасе думает: ФСБ.
Но потом догадывается: USB.

Сначала, правда, они еще спят вдвоем.
Но каждая стычка выглядит рубежом.
Вдобавок, пытаясь задуматься о своем,
Он ощущает себя, как нищий, во всем чужом.
Разгорается осень. Является первый снег.
Ощущается сеть, которую все плетут.
В конце концов, USB — это прошлый век.
Bluetooth, догадывается он, Bluetooth.

Имущества нету, нечего и делить.
При выборе «ложись или откажись»
Он объявляет ей alt-ctrl-delete,
Едет в штаты и начинает новую жизнь.

…Дневная хмарь размывает ночную тьму.
Он думает, прижимая стакан к челу,
Что не он подключился к ней, не она к нему,
А оба страшно сказать к чему.
Вся вселенная дышит такой тоской,
Потому что планеты, звезды, материки,
Гад морской, вал морской и песок морской —
Несчастные неблагодарные дураки.
Звездный, слезный, синий вечерний мир,
Мокрый, тихий пустой причал.
Все живое для связи погружено в эфир,
Не все замечают, что этот эфир — печаль.
Океан, вздымающийся между строк,
Нашептывает «бай-бай».
Продвинутый пользователь стесняется слова «Бог»
Wi-Fi, догадывается он.
Wi-Fi.

из комментариев:

Irina Patrikeeva Yakovleva: Он был старше ее, она была молода?

Michel Skepner: Да, это ремейк известной песни Макаревича.

Дмитрий Львович Быков: Вот уж ничего общего.

~ Дмитрий Львович Быков, 11 августа 2014 года ~

Alex Kolobrodoff (11.08.2014):

Дмитрий Быков сформулировал: главная проблема Советской власти была в том, что она слишком долго считала Галича своим, а Высоцкого — чужим.

Хороший тезис, эффектный.

Я его расшарил на другие уровни, и вот что получилось: одна из проблем людей моего поколения (ну, не проблем, и даже не признаков «потерянности»), а причин столь свойственного нам социокультурного дискомфорта в том, что Высоцкого слишком долго считали бардом, а БГ — рок-музыкантом.

То есть Высоцкого — кем угодно, но только не рокером, а БГ — рокером, а не кем угодно.

P.S. Я вот немало всего — и скажу без ложной скромности — довольно неглупого писал о ВВ, а вот показать его как рокера не догадался.

Между тем, это многое объясняет — и многого, скажем, статуса крупного поэта — вовсе не отменяет. Объясняет масштаб и, главное, соразмерность как прижизненного, так и посмертного культа.

Отменяет претензии к «гражданской позиции» (ну, какая она у рокера) и образу жизни (секс, наркотики и пр.). Даже вот эта парадоксальная «непризнанность» легко тестируется. Чего-то мятущемуся среди толп поклонников рок-н-рольщику всегда не хватает. И я догадываюсь, чего — поскольку творит он в пространстве, лишенном морали. Под каким бы псевдонимом он эту самую мораль не числил. Хоть бы даже «Союз писателей СССР».

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Мысль не моя, а Михаила Успенского, там ссылка.

Alex Kolobrodoff: Хорошо, Дим. Мысль Михаила Успенского, на которую меня успешно подсадил Дмитрий Быков.

~ Дмитрий Львович Быков, 26 августа 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 26.08.2014) shared a post:

Лекторий «Прямая речь» (25.08.2014):

Обновляемые мобильные приложения с лекциями Дмитрия Быкова по литературе:

Установить приложение для iOS с Apple iTunes: https://itunes.apple.com/…

Установить приложение для Android с Google Play: https://play.google.com/…

из комментариев:

Victor Jakubowski: Уважаемый Дмитрий Львович! (Простите, что не по теме. Не очень в ладах с «техникой») У Вас, простите, не вызывает «мучительного чувства неловкости» тот факт, что Вы совершенно не верно представляете себе «ситуацию» в Украине? А соответственно, и многие Ваши замечательные «умо/построения» основаны даже не на «зыбком» фундаменте, а извините… на полёте воображения. Когда это касается культурологических эссе, то выглядит замечательно. Но когда это касается «корневых» вопросов жизни людей — вопросов жизни и смерти, то это выглядит как то… по детски, что ли. Вы понимаете, что Вы обсуждаете тему взаимодействия убивающих друг друга людей? Вы понимаете, что смерть, рано или поздно, постучится и в Вашу дверь, если ещё не умирали Ваши родные? Странно, что Вы так легко и просто следуете поверхностной и легкоусвояемой логике официальных властей России. Легенду о «расколотой нации», начали муссировать в литературе и внедрять в массовое сознание России с конца 80х годов, когда «русское самосознание» восстанавливало себя. Я понимаю, Вы были молоды. (1989 — 22 года..)Но с тех пор прошло 25 лет. Вы стали умнее и мудрее. Но представления Ваши об Украине — остались на прежнем, «ученическом» уровне. (Хочу дополнить эти слова глупой критикой глупых утверждений: Нет «гражданской войны». Точнее, не было, пока её не «внесли» «спецсредствами». Думаю, что «гражданская война» в Петербурге, может быть куда более возможной чем..) Не вызывает удивления то, что Вы так думаете имея знакомых и друзей в Украине. Это есть почти у всех. Вызывает удивление состояние Ваших представлений на фоне присутствия несомненного ума и таланта. Я уже молчу о воображении. Жаль. Жаль. Жаль. Жаль, что своими ошибочными представлениями Вы продолжаете формировать у рядовых россиян стойкое убеждение в правоте глубоко ошибочных представлений о том, что есть Украина, что в ней происходит и что, в связи с этим, происходит в России. А это — дополнительные жизни. Точнее — множество дополнительных смертей. Вы с этим будете жить легко? Думаю да. Вы — лёгкий человек. Завидую Вашему оптимизму и уверенности в себе. Удачи в творческой жизни!

Дмитрий Львович Быков: Минуточку, минуточку, Виктор. Прежде чем вы будете упрекать лично меня в гибели невинных людей на Украине, может быть, вы все-таки изложите конкретные претензии, и лучше бы с цитатами? В чем лично моя позиция представляется вам неверной? Иначе вы продолжаете лучшие традиции современной российской пропаганды.

Victor Jakubowski: Дорогой Дмитрий Львович! Как человек, который с любовью следил за Вами с конца 80х — «попытаюсь изложить» с удовольствием: Только сделаю небольшое пояснение. «Информация — это среда, в общем», потому, Ваша «базовая позиция», легко определяется по отдельным «отношениям к»…, и словосочетаниям их выражающим. Вы, не «отрываетесь» от «базовой лжи» об Украине, которую Вы впитали с «молоком перестройки». И действительно, все ли последние 20 лет Вы занимались усердными «студиями» по Украине? Уверен — нет. И вот результат: ———ЦИТАТА—— «…но сама аналогия, конечно, чудовищна, и это показывает лишний раз, до какой СТЕПЕНИ РАСКОЛОТА НАЦИЯ(!), до чего доведено это дело, и чего добились те, кто поджигал ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ с РАЗНЫХ сторон. Это, на мой взгляд, катастрофа…» (Цитата Путина — при желании). ( У нас нет — ни «расколотой нации», ни «гражданской войны», ни тем более — «разных сторон» в этом заинтересованных(!)) ———ЦИТАТА «…Я понимаю, конечно, что ИДЁТ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА, и у этих ЛЮДЕЙ БАЩНЮ СКЛЕИВАЕТ(!), но давайте все-таки немножко ужаснемся, до чего довели и, конечно, самой это АНАЛОГИИ тоже подивимся». (Не стоит дивиться «аналогии», в Украине, эти фальшивый «аналогии», технологично используются уже давно. Например — «фашисты» и «борьба с ними» — успешно звучали в пропагандистской кампании Януковича, В НАЧАЛЕ 2013(!) года. ЗА ГОД до начала событий в Киеве. А потому, всё происходящее, есть не результат «склеивания башни», а обычный для Украины технологический акт разжигания «пропагандистского психоза». Вполне искусственный. Вы — не в «теме», Дмитрий Львович) ———ЦИТАТА: «Сразу было ясно, что они меняют… не хочу сказать: гуся на порося, чтобы не впасть в грубость, но они меняют, безусловно, один олигархат на другой»… (Не думаю, что что население или «народ» Украины, производит массовые действия с намерением «взаимо/заменить олигархат». В процессе, и даже результате — это может произойти. Как и в случае любого «нерукотоворного» общественного процесса. Но не стоит путать возможный результат — с направлением. Например. В результате критики Путина, к власть могут захватить чудовища. Но это не значит, что Путина не нужно критиковать. Это ведь — просто?) ———ЦИТАТА «…Конечно, Майдан привел к вариантам катастрофическим. Я давно говорил и писал о том, что Майдан — это явления не европейское, это явление очень опасное. Но, тем не менее, Майдан, который вовремя не остановился, дошел вот до этого. Ни одна сторона победить не в состоянии. Вполне естественно, что в Украине будет усиливаться антироссийская пропаганда…» ——— «Майдан» ли привёл к результатам катастрофическим? Что было раньше — курица или яйцо? Вы выбрали — «путина». Если Майдан, явление «очень опасное», то и не следует провоцировать оное, не так ли? Ведь одно — уже было спровоцировано в 2004. Ну а второе (явление), было спровоцировано в 2014. Только Путин, внял «Вашим» мудрым словам, и подготовил — ВООРУЖЁННЫЙ ОТВЕТ. И этот ответ, по принципу «домино» вызвал на/явную эскалацию.

Victor Jakubowski: ——————————————————И «отражение», извините, Вашего восприятия Украины:——— ЦИТАТА ——» Но, тем не менее, Майдан, который вовремя(!) не остановился(!), дошел вот до этого(!). Ни одна СТОРОНА(!) победить(!) не в состоянии…(!)» А далее, и логично, Вы одной из этих сторон определяете….Россию(!)——— ЦИТАТА «…а в России будет усиливаться имперская пропаганда. «(!).—————Вопросы по цитатам. Что значит «вовремя»? На каком «этапе» можно останавливать(!) общественное явление? Каким образом? Да чего — «до этого» — «дошёл» майдан? (До вторжения России? Россия — могла не вторгаться). Какие СТОРОНЫ, имеются в виду? Что имеется ввиду под «победой» «сторон»? Почему «ни одна сторона победить не в состоянии»?— «Сторона Украина» — «сторону Россию»? Или «сторона Украина» — «сторону ПроПутинскую бюрократию в Украине»? Простите, Дмитрий Львович. Написал слишком много! Но Ваша убеждённость в правоте «путинского определения» происходящего в Украине, мешает российским гражданам понять реальность. То же самое. «реальность Дождя», с его наивными вопросами — запаздывает за реальными событиями вследствие глубоких и органичных заблуждений. Это позволяет руководству России вводить в Украину ЕЖЕДНЕВНО — СОТНИ ЕДИНИЦ ТЯЖЕЛОЙ ТЕХНИКИ, без реакции со стороны взрослых людей. Родителей солдат. «Все» ждут, пока счёт убитых солдат пойдёт на сотни? Тысячи? То, что сегодня уже ИМЕЕТ Украина? И по поводу Вашей последней цитаты:——————ЦИТАТА: «…Меня тоже очень неприятно покоробила и аналогия и на украинском параде, когда якобы после киевского парада…— части отправляются сразу на фронт — прямая ссылка к параду 7 ноября 41-го года. У нас нет другой национальной мифологии, кроме отечественной войны». «Она у нас общая». «Общая, что у Украины, что у России, другой нету и поэтому всякий раз забивать этим микроскопом гвозди, всякий раз насиловать эту мифологию ради того, чтобы привязать ее к текущему моменту — это значит, лишать себя последней базы, как это ни горько…» ————Совершенно верно. «Общая». Иной — нет. Так почему «покоробила»? Вы полагаете, что имея на своей земле, впервые после Отечественной войны 41-45 года, ВОЙНУ, в которой гибнут лучшие мужчины давно и каждый день. Войну, ожесточённость которой только и можно сравнить с той войной. Войну, и результаты и итог которой для страны — сопоставимы только с ТОЙ войной. Имея Войну, которую народ ТАК воспринимает — Украина не может указать на эту «схожесть»? Упоминание той войны, в этих страшных настоящих обстоятельствах, Вы называете «забиванием микроскопом»? «Насилованием мифологии»? Просто — «привязыванием к текущему моменту»? ДА — «ПРИВЯЗЫВАНИЕМ». Вот здесь мы (и делаем «рондо»), и возвращаемся к Вашему основному УБЕЖДЕНИЮ, что играет такую громадную роль в Вашей жизни, в жизни России, и развитии этой войны. ЭТО — НЕ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. Ваши убеждения — косвенно способствуют агрессии, и составляют ту «СРЕДУ» — о которой Вы говорите, и «итогом» которой — являются… эти убеждения и война.—— ЦИТАТА»… значит, нужно воспитывать какое ни какое ЧУТЬЁ. Но еще раз говорю, реальность развивается так быстро, что мы очень быстро получим поколение людей, отличающих правду от лжи, чисто стилистически». Вот только Ваш опыт, если смотреть со стороны, убеждает в том, что и «чутьё» — не является залогом понимания, если человек не обладает «знаниями», которые можно почерпнуть только в «книгах». А «книг» об Украине, Вы читали вероятно и точно — не много. Потому что их, немного и есть. Ну это уже — совсем другая история. Спасибо за Вашу поддержку Украины и разоблачения «поджигателей войны»! Я знаю, таких как Вы, почти нет в России! Вы — единственные, кто поддерживает нас. СПАСИБО! Извините за чрезмерно длинный текст. Каюсь и прошу прощения, дорогой Дмитрий Львович. (Я избежал «пропагандистских клише»?)

~ Дмитрий Львович Быков, 30 августа 2014 года ~

Kiirill Volkov (30.08.2014):

Вот что в результате получилось…

ФИЛОЛОГИ И ЛОГОФИЛЫ. ПОЧЕМУ ЛИТЕРАТУРОВЕДЫ ПОЛУЧАЮТ ТАК МАЛО ДЕНЕГ?

Дорогие коллеги!

Почему филология отпугивает талантливых ребят? Почему после филфаков студенты не идут в аспирантуру (из всего нашего многочисленного курса в аспирантуру пошли лишь несколько человек, через три года к защите добрался только я один; остальные — более талантливые — отвалились, перевелись, не захотели). Почему конкурс в аспирантуру / в институт, где я «работаю», был один человек на место? Почему на рынке труда молодые филологи пользуются таким малым спросом? Почему даже самые классные филологи зарабатывают мало (по сравнению с другими)? Живут в основном на выбитые неимоверным трудом гранты, вертятся, как белка в колесе? А нам, не первоклассным, что прикажете делать? Журналистика, масс медиа, учительство, перевод, полиграфия, копирайт перебивают рынок сбыта! У нас за филологическим образованием совершенно не закреплена сфера приложения. Кто остается в науке после аспирантуры? Почти никто. На этих «почти» наука и держится. Такова судьба всех ученых — скажете Вы. И я, пожалуй, соглашусь. Но почему биологи, физики, математики получают в аспирантуре больше, охотнее идут в науку, социально более уважаемы? «Потому, что работа со словом приносит менее заметные и эффективные плоды, она менее репрезентативна» — ответите Вы. Тогда как повысить ее репрезентативность? Как сделать, чтобы филологами стремились стать молодые люди, чтобы филологи воспринимались у нас, как на западе — как всеми уважаемые члены гуманитарного сообщества, а не «замаскированные безработные», не понятно чем занимающиеся?

Попыткой ответить на эти вопросы и является данная статья. Прежде всего, нерепрезентатиность филологии (и гуманитарной мысли вообще) связана с тем, что «мы страшно далеки от народа» и по духу, и по содержанию, и по форме. Дух и содержание — ладно! Но форму-то подобрать, сделать наш предмет не только уделом высоколобых, но и всех интересующихся. Почему на Быкова ходят бешеные толпы, хотя говорит он подчас тривиальные, и даже спорные вещи? То же и с Н.Басовской и Э.Радзинским? Почему одной из самых рейтинговых программ на телеканале «Культура» является гуманитарный проект «Academia»? Значит, запрос общества есть, но мы на него отвечаем только малопонятными книгами, не замечаем его, не хотим замечать…

Вот почему я считаю очень важным труд популяризаторов, начиная от таких профи как Ю. Тынянов, И. Андронников, Н. Эйдельман, А. Терц, которые сделали свой предмет исследований достоянием народных масс, спровоцировали, заставили перечитать — до тех же самых Э.Радзинского, Н.Басовской, Д.Быкова. Феномен Быкова здесь вообще интересен. К нему можно придираться — что он ссылается на все источники (представляю во что бы превратились его лекции, если бы он на все ссылался! 5 часовые, нудные, пудовые!). Ему свойственно какое-то свое понимание символизма (он называет символистским романом все подряд — от Гончарова до Пастернака), историзма, развития поэзии. Он видит «Онегина» как недописанный роман о декабристах (с чего вдруг?). Мы прощаем ему и это. Ученик А. Жолковского и И. Волгина, он показал, что невозможно говорить о писателях, не перевоплощаясь в них, не будучи артистом в душе. Именно эта художническая часть страстной натуры Быкова позволяет ему оттачивать мысли до такой афористичной чеканности и вдохновенной искрометности слога, иронизировать, мгновенно проводя параллели с современностью, заваливать нас тоннами цитат, заставляет нас спорить с ним, перечитывать классику (как Генис и Вайль в «Родной речи»). Он — провокатор и лицедей. Он своим примером продемонстрировал то, о чем я уже писал в своих нефилологических работах —

ЧУВСТВО ИНФОРМАТИВНО

Науке еще придется доказать это. Это касается, прежде всего, физиологии; М. Норбеков, кажется, сделал первый шаг к этому, доказав, что эмоции напрямую влияют на пропускаемость мембраны в клетке. Смысл не может быть вне чувства, а чувства без смысла (на то он и «sense»). Гораздо информативнее написать нам, филологам, в рецензии «Роман скучный, как смерть / роман серый / бездарный / чудовищный / бесподобный»; «роман поражает своей солнечной красотой/хочется его цитировать бесконечно». Но мы экономим на себе, скромничаем, боимся обидеть автора, перехвалить, мы боимся выражать свои чувства! Боимся играть! Мы запутались в «измах», «ациях», «проектах», «моделях», «матрицах», «авторских стратегиях»! Какой «проект», ей богу! Каждый пишет, как он дышит! И все!

Один филолог прочитал эту фразу и спросил меня: «Ты искренно так считаешь? Зачем тогда филология нужна?». Да! Я действительно думаю, что многие писатели не создают стратегии, матрицы и поэтические модели, что упрощение реальности писательского мастерства. Более того, я утверждаю, что те, кто создают проекты, стратегии и модели — плохие писатели. Потому что расчет не совместим с вдохновением. «Зачем тогда филология нужна?». Я не знаю. Наверное, чтобы наслаждаться словом и миром. Другой цели для меня лично нет. Был бы очень полезен семинар: «Лучшие статьи 20-го века». Как «поверить алгеброй гармонию», соединить вдохновение и доскональный анализ? Как сделать так, чтобы не было скучно и в то же время не перегружать читателя ненужными лирическими отступлениями? Согласитесь, какое счастье учиться току искрометной мысли у Г.Гуковского, точной взвешенности образов у В. Вейдле, широте кругозора у Ю. Лотмана… И знаете, какую книгу нужно прочитать до того, как написать рецензию или статью? Книгу Норы Галь «Слово живое и мертвое». Гениальная книга! Как часто в академических статьях исследователи пишут мертвыми нерасцвеченными черно-белыми словами (а какие же они еще могут быть?— спросите вы), явно страдая глагольной недостаточностью, авитаминозом эпитетов, выдавая собственную безликость за научную отстраненность и объективность, рождая в нас блеклые тусклые образы, с полной убежденностью, что если мне, автору, это интересно, так значит и вам тоже. Конца предложения ждешь как Спасения… Они, эти исследователи, прячут собственную страусоподобную индивидуальность в песок сносок, ссылок, «измов». Неакадемические статьи более яркие, человеческие, но в них тоже встречаются полумертвые, недоживые, официальные, ничего не значащие слова. Вроде, и тема интересная, и пишет хорошо, но чего-то не хватает. Что это значит? Мертвые слова не рождают в нас никакого образа, делают восприятие автоматическим, стираются, читаются по инерции… Не мысль должна стыдливо маскироваться словами, а слова должны ее выражать. Если пробиться все-таки к мысли, то она окажется простой. Язык исследователя должен вспахивать смысловой пласт моего сознания, переворачивая саму почву, перебуравливать что-то во мне, менять мои глаза.

Будьте искренними, господа филологи! Не экономьте на себе! Рассуждайте не о значениях (вы же не лингвисты!), а о смыслах, о том, что это произведение значит для вас, признавайтесь в любви к прекрасным творениям, дарите себя, а не оставляйте самое главное про запас в жанре «это уже тема отдельной статьи». Экспериментируйте, смешивайте краски, играйте, сочетайте противоположное! Лотман, условно говоря, смешал кибернетическую теорию кодов с культурологией, лингвистикой и литературой! Получилась структурная семиотика (по-моему, самая интересная наука на свете). Шкловский писал не статьи, а законченные литературные произведения, щедро черпая метафоры из других областей. И от него невозможно оторваться! Каждая его статья, даже каждый абзац — манифест, маленькое произведение искусства, стиль которого ни с кем не спутаешь! А кто сейчас читает гениального Бахтина?! Кроме, быть может, самой искрометной его книге о Рабле да бесед с Дувакиным! А почему? Потому что в книге о Рабле и «Беседах» видна его неординарная, фонтанирующая идеями личность, чувство. Потому что нельзя прочитать о карнавале и не восхититься. Потому что язык Бахтина не слишком философичен, а, наоборот, гибок, воздушен, искрист. Он заражает нас своим виденьем, своим стилем, он ворожит, колдует, он сам — карнавал! Заметьте, многие большие филологи пришли к простоте и искренности, их последние книги — исповеди, попытка поговорить о главном, но в максимально упрощенной форме — М.Бахтин («Беседы с Дувакиным»), Ю.Лотман (нем скажу немного подробнее позже), М.Гаспаров («Записи и выписки»). Академичный С.Лихачев пишет для детей («Письма о добром», «Письма о добром и прекрасном», «Заветное» и т.д.), А.Чудаков написал чудесные воспоминания «Ложится мрак на старые ступени». Думаю, просто замечательно, если такую книгу напишет А.Долинин. Многие не успели написать их главную книгу — либо погибли, как Г.Гуковский, Б.Томашевский, либо были заняты другим, как В. Жирмунский. Вспомним, что даже погруженный в теорию Б.Эйхенбаум в 1925 году испытывал ощущение «промежутка», кризиса, упадка, разочарованности и неуверенности в себе, внутреннюю потребность уйти от академизма, от статуса профессора по «формальному методу» к желанию делать настоящее дело — изучать литературу не в теории, а в живой взаимосвязи с историей, биографией, психологией писателя, мечтает «написать что-то вроде: проблема жизни у людей начала XIX века». Так рождается прекрасная книга о Толстом. То же происходит с Ю.Тыняновым, который пишет свои замечательные романы.

Вообще, чем шире гуманитарий, чем точнее, выразительнее, ярче он в слове, тем более он способен просвещать и говорить о главном — в нашей одновременно культурной и нечитающей стране, где разрыв между гуманитариями и остальными колоссален, где слово «отнюдь» стало роскошью, которую не каждый может себе позволить, где самым популярным автором является Д.Донцова, а участвующие в соцопросах не знают, когда началась Вторая Мировая Война и всерьез задумываются, кто был сильнее, «Наполеон или Буанопарт»… Да что говорить, когда каждый второй из нас, филологов, говорит «довлеет над»!

Так что просвещать и еще раз просвещать! Самих себя, в первую очередь! Именно эта, просветительская деятельность гуманитария как герменевта, переводчика смыслов, если угодно, копирайтера самого себя заставляет задуматься о репрезентативной стороне филологии, о путях, по которым мы передаем эти смыслы. Представьте, что Вы работаете в архивах и находите там… не знаю … неизвестное письмо Пушкина (исторически, понятно, бесценное). Или Вы обнаружили в «Евгении Онегине» нечто, объясняющее законы пушкинской поэтики, и у Вас есть шанс донести до читателя самое важное, ваше собственное — пускай маленькое — открытие о его произведении, то есть сдвинуть наше мироощущение с мертвой точки, изменить его понимание, перекодировать, сделать живым.

Что вы выберете?

Что для Вас труднее?

Это выбор принципиальный (хотя в реальности это может быть совместимо). Письмо нечего Вам не даст, кроме объяснения биографии поэта. Или почти ничего. Понимание рождает чувство. Фактически, это выбор между внешним открытием и внутренним, а если посмотреть глубже — решение проблемы, где подлинная биография творца — в букве документа или в художественном слове, в «изгибах его языка», как говорил Бродский? Что нам важнее читать — «Гоголя в жизни» В. Вересаева, грандиозный гербарий из документов, описывающих внешнюю жизнь поэта, где слово автора растворено в литературе факта, или же биографию Набокова «Николай Гоголь» — артистическое, смещенное, сомнамбулическое проникновение в микрокосм гоголевского слова, где нет места свидетелям современников и историческим документам. Филолог — это Вересаев и Набоков в одном лице, но перевес должен быть в сторону Набокова — невозможно почувствовать произведение, не приобщившись, не вдохновившись, не став на какой-то момент Гоголем. Понимание невозможно без объяснения. Филология — даже самая очищенная от меня — все равно сфера моих проекций на реальность. Личность исследователя не может быть вне информации. НЕ МОЖЕТ.

Но вернемся к письму Пушкина. Найти письмо в архиве может любой гуманитарий, оказавшийся в нужном месте в нужный час, а выразить свое понимание художника можете только ВЫ. Вы знаете, раньше вересаевской позиции — считал, что найти и прокомментировать письмо Пушкина или Гоголя, отыскать что-либо неизвестное из истории литературы — это самая большая мечта, сладкий сон, который видит, наверное, каждый филолог. Ведь это же культура! Так формируется сохранение, передача и ретрансляция нашей жизненно важной негенетической информации, базис текстов, необходимых человечеству…

Но стоп!

Человечеству! Не человеку! Общности, а не индивиду. Не мне, Кириллу Волкову! То, что важно для онтогенеза, не всегда важно для филогенеза. Ну, интересно, да, я очень люблю письма Пушкина, а тут еще одно! Праздник! Но теперь я думаю: для чего нужна гуманитарная мысль, если она не способна пробиться от человека к человеку, если она не может изменить наше восприятие мира хоть на миллиметр, что-то сдвинуть в нем, обнулить наш язык, ради языка, на котором говорил художник, то есть изменить наше сознание и мироощущение, «понять другого человека (и другую культуру, другую эпоху)…», как писал С.Аверинцев? Я все-таки наивно верю, что академическая филология не обращена во внутрь, не предназначена только для себе подобных, для трухлявых созданий, покрытых архивной пылью, запутавшихся в паутине дат, создавших гуманитарное зазеркалье и пишущих фактически для самих себя. Не просвещающих! Но тогда почему вход в чудесный мир книг строго по пропускам?

Объясните мне!

Многие мои знакомые математики, химики, программисты начитаннее, чем я, но говорят, что академическая (и особенно теоретическая) филология их пугает. История — не пугает, психология — не пугает, культурология — нет. Только теоретическая филология… Зачем пугать? Вообще, как любовь к слову может быть теоретической? Как можно любить, например, детей теоретически?

И еще вопрос: нет ли в этом чего-то сектантского? Приятно сделать гениальное открытие в филологии, но еще приятнее знать, что о нем знаешь только ты, может еще горстка профессоров! Филология стала областью приложения наших комплексов, желания стать инакомыслящим, избранным, посвященным. А если то, чем я занимаюсь, не так уж важно для мира? Тогда моя система ценностей рухнет. Нет! Лучше уж миру не знать, лучше уж шифроваться… Но еще Сартр говорил, что личность становится личностью только тогда, когда может взглянуть на себя со стороны, стать не только субъектом, но и посмотреть на себя как на объект.

Филология рождает собственную мифологию, желание (часто подсознательное) заколдовать читателя сносками, терминами. Когда я работал в одном филологическом институте — не буду говорить в каком — я встречал сотни талмудов, которые написаны космически непонятным языком с несколькими тысячами сносок, этих жертвоприношений нашим идолам. А сколько диссертаций, составленных из мертвых слов, где росток живой мысли не пробьется сквозь корку «измов». Моя диссертация одна из них. Сейчас переделываю ее во что-то человеческое…

Вы замечали странный парадокс, что докторские диссертации читать подчас легче, чем кандидатские? Потому что им не нужно доказывать свою профпригодность ни себе, ни окружающим. А кандидаты боятся оступиться, не прикрыть тылы, угодить впросак… Такая школа, наверное, нужна, но нельзя же быть в душе кандидатом всю жизнь!

Задумаемся.

Почему мы изучаем историю литературы? Чтобы поднять духовность? Ну да, сижу и поднимаю духовность! Расширить свой кругозор? Опять мимо! Поговорить о прекрасном? Но сколько в литературе того, что никак не соотносится с «прекрасным»! Ответ прост и очевиден: мы изучаем ее потому, что это интересно! Но почему то, что интересно мне, должно быть интересно Вам? Переформулирую: как сделать так, чтобы то, что было интересно мне, стало интересно Вам? Каким волшебным способом?

Я знаю только один. Раскройте смысловые миры книги, сразите меня наповал, переверните мое ожидание, докажите мне, что это интересно, выйдете за рамки дискурса, традиции, системы (или, как бы сказал приверженец мертвого слова, «парадигмы сознания») хотя бы одним словом. Не закидывайте меня цитатами и интерпретациями других, никому не нужных, интерпретаций! Пишите ярко, со вкусом! Чтобы запоминалось, хотелось цитировать! Час думайте над тем, что сказать! Два часа — над тем как сказать! Три часа! Десять часов! Десять дней! Ищите новую форму! Не надо мнить себя гениальными теоретиками, которых поймет лишь маленький круг избранных. Но как говорил, кажется, Ландау, плох тот ученый, который не может объяснить первой уборщице, чем он занимается.

Чего стоит Ваша работа, если она ничего не прибавляет к пониманию художника. Термин хорош, когда он оправдан, когда без него нельзя, когда он живой сгусток языка, помогающий переосмыслить произведение.

Я работаю в отделе Серебряного века. Что-то прочитал. Ну, узнал я, что «мифопоэтический инвариант многих сюжетных архитипических матриц в Серебряном веке изоморфен жанровым структурам, обусловленным историческим генезисом». Как это помогает мне понять Блока или Белого? Что я буду с этими «матрицами» делать? Кажется, Ю. Оксман писал М. Азадовскому, что в какой-то книге о Гоголе, хорошей, замечательной, не хватает воздуха… Так вот, я чувствую, что мне в этой фразе не хватает воздуха, я задыхаюсь от «немотивированного неосинкретизма», «посттрадицинного панмифологизма», от «интерферении мифоциклической нормы», от «вторичной дискрусивности текста»… Иногда понятными остаются только предлоги и союзы. Часто я задаю себе вопрос: «Зачем все это?». Не понимаю, чем занимаюсь я, чем занимаются мои коллеги. Когда я задаю вопросы, мне говорят что-то об «историческом иконизме метаязыка», мелькают какие-то цитаты, слова «дискурсивная несбаллансироанность», «метаязыковая трансформация», «герменевтико-феноменологическая константа»… Я сижу, киваю. М. Л. Гаспаров призывал филологов «отречься от себя и раствориться в своем высоком собеседнике», «отучиться от духовного эгоцентризма». Это так мы «отрекаемся» и «растворяемся», да? Через «исторический иконизм метаязыка»? Язык исследователя должен быть легким, воздушным, метафоричным и точным; он должен обогащать произведение и его смысл, а не заслонять его, вися на нём пудовыми гирями.

В храме нашей филологической науки никогда не скажут «превращение в хаос или космос», а скажут «космонизия», «хаотизация», вместо «глубокой трагичности» у них «глубинная трагедийность», «противоположность» у них оборачивается «контраверсой», они не «обозначают», а «маркируют», они не «равнодушны», а «индифферентны», «относительность» оборачивается «релятивизмом», «двузначность» — «дуалистичностью», «восприятие» — «рецепцией», «уместность» — «релевантностью»… Вы не встретите там «особенностей», а только «специфику». Предлог «над» у них преобразуется в «антипод». Шучу. Филолог должен хранить язык, прояснять его, а не затемнять его, замусоривая бесконечными цепочками из существительных в родительном падеже. Вы же так не говорите в жизни?

«— Папа-папа,— говорит маленькая дочка,— а чем ты занимаешься?»

«— Изомофимом вторичной дискурсивности панмифологичких матриц, доченька»

«— И ты, правда, ЭТИМ занимаешься?»

Мы должны заниматься не «дискурсивность панмифологических матриц», даже, в конце концов не историей литературы (прошу Вас не падайте в обморок!), а САМОЙ ЛИТЕРАТУРОЙ, изучать ее волшебные процессы. Там где филология не переходит в психологию — там она в 99% бесполезна. Может, вы не понимаете, но главная и конечная цель науки, как и искусства — одна остранение. Это понимание другого как себя, а себя как другого. Смещение грани. Я это понял, когда термин «остранение» встретил в исследованиях В. Шкловского о Толстом, но и А. Лурии в «Маленькой книге о большой памяти». Они независимо приходят к одной и той же мысли.

Меня это, честно говоря, поразило.

что делают логофилы? Они ходят, с «трагедийностью» в глазах, пришибленные «контраверсой», «индифферентные» в своих «рецепциях», да кому же часто «давлещие над»… Уже слышу голоса: «Но сложность языка неизбежна! Бюрократизация! Грант не дадут! Мы бы рады!». Какая пошлость говорить так! Вы один ответственны за ваши слова! И весь суд с вас.

Вторая пошлая мысль, которой вы защититесь! «Но ведь и у Ю.Лотмана, М.Гаспарова, С.Аверинцева, У.Эко можно найти логофифию!» — скажете Вы.

Никогда!

Гаспаров и Эко, к примеру, всегда были невероятно точны и просты определениях, а Аверинцев признавался в одном интервью, что тратит много времени, только для того, чтобы писать ясно и просто. А Лотман! Вы у него не встретите ни одного «изма». С какой мощью и простотой он утверждает свои новые научные принципы в книгах о Пушкине и Карамзине! Неохватная энциклопедичность его волшебного интеллекта уже в «Анализе поэтического текста» сочетается с необыкновенной простотой изложения в «Не-мемуарах» и «Беседах о русской культуре» (в ТВ выпусках и книге). В «Культуре и взрыве» и в последней книге «Непредсказуемые механизмы культуры» он описывает комически сложные вещи удивительно простым языком. Ему не нужно ничего доказывать. Он словно океан сочетает все берега наук своим пониманием. НЕ ОБЪЯСНЕНИЕМ (кому оно нужно, если оно не питает понимания?), СЛЫШИТЕ, А ПОНИМАНИЕМ. Его образное, яркое виденья текста, человека, культуры высвечивается в множественных контекстах, в культурных перекрестках, во вселенной смыслов. Нам до этого расти и расти. Но почему бы не вливать свой скромный чистый ручеек в озеро понимания? Разве это трудно? Ведь для этого нужно, в сущности, только одно — искренность. А все ваши знания, ну придет еще кто-нибудь обнаружит еще что-то новое, потом еще… И таких людей сотни. Разве в этом суть? Истины мы не узнаем, у нас есть только правда, только точка зрения. Абсолютное не достижимо, как бы мы не мечтали. У нас в руках только относительное. Та утвердите его в моих глазах. Сделайте его абсолютным, преобразите меня, родите мое новое восприятие. Хоть на миг? Хоть не надолго? Разве не ради этого мы живем? Разве не в том счастье, любовь, созидание, вдохновение? Тот самый процесс, который так блестяще описан в «Охранной грамоте» Б.Пастернака, когда действительность «предстает как бы в иной категории», когда душе, словам В. Жуковского, «Зримо ей в минуту стало / Незримое с давних пор», когда поэзия, по словам Бродского, оказывается «колоссальным ускорителем сознания мышление, мироощущения»? Не может быть любви без поэзии и созидания, нежности без перевоплощения. Мы счастливы только тогда, когда относительное делается абсолютным хоть на миг? Ради таких мгновений мы живем («Я был счастлив 2 минуту» — читаем в дневнике Л.Толстого) и тогда мы как бы не принадлежим самим себе. Это хорошо описано в стихотворении Блока «Художник». Филология это тоже любовь. Любовь к слову.

Наука о слове должна быть наукой по содержанию. Но иногда — в самых редких случаях — это может проявляется в форме (например, в комментарии; и то комментарии Ю.Лотмана и В.Набокова в «Онегину» превосходны!) Я уверен, что подобную мертворожденность такого законсервированного языка осознают и сами филологи, считая почему-то, что прогресс возможен в закрытой системе (в том числе (мета)языка), хотя Илья Пригожин давно доказал, что принцип любой живой системы — есть умение перестраиваться, быть коммуникативно открытой, жить, развиваться, расти. Это вопрос о границах, об идентичности гуманитарного сообщества, проявляемой в языке, о гипотетической возможности ее потерять. История говорит нам, что диалогичность в любом ее виде никогда не была ущербна для понимания, индивида, сообщества, государства. Закрытые структуры, информационно центростремительные, исчезают, не выживают в нашей конкурентной среде.

Продолжение в следующем посте…

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Кирилл, хотелось бы подробнее поговорить о заимствовании чужой интеллектуальной собственности. История, кстати, не может быть «нелицеприятной» — может быть неприятной, но это уж к слову. Изложите, пожалуйста, ваши претензии. Сдается мне, что вы ссылаетесь на слухи.

Kiirill Volkov: Дмитрий Быков, мне об этом рассказывали 3 профессора, в честности которых я не сомневаюсь. 95% того, что они рассказали, сводится к следующему: Вообще, эта история была на слуху. Вы, кажется, обещали Ольге Роземблюм сделать ее соавтором книги об Окуджаве, когда она была на 5 курсе. К тому времени Оля собрала совершенно уникальный материал, проинтервьюировала многих, кто знал Окуджаву. Вы одолжили у нее все материалы (поправьте меня, если я ошибаюсь), а соавтором не сделали. В предисловии поблагодарили за помощь. Мне хотелось бы услышать Вашу версию, если можно. А то я, понятное дело, субъективен. Для того, чтобы разобраться в этой истории, нужно хотя бы 2 точки зрения, а у меня только одна. Я не собираюсь быть арбитром чужой порядочности, потому что сам не все знаю, да Ольга Михайловна, насколько я знаю, не хочет об этом вспоминать. Про «нелицеприятный» исправлю.

Olga Fedunina: Спасибо, Кирилл! Это очень актуально, т.к. сама сейчас на перепутье. Пока выбрала — остаться. Есть то, что никакие деньги заменить не смогут. А статьи про «детектив» стараюсь писать с детективным пуантом :) Не забудьте, пож-та, травки! Сейчас пойду своей маме напоминать про то же самое.

Elena Stein: Кир! Спасибо! Прочла с интересом. Как человеку несведущему в вашей кухне и боящемуся «измов» как чумы, читать было еще и полезно: оказывается, боясь «научности», я с интересом и удовольствием читаю многих, тобой упомянутых, т.е. приобщаюсь:)) Вот тебе еще маленькая идейка от меня: филолог — это на самом деле не только тот, кто оперирует словами для раскрытия внутренних миров писателей: посмотри сколько прибавил к пониманию Гоголя Норштейн, а к восприятию Саят-Нова и всего средневекового Кавказа Сергей Параджанов «Цветом граната».

Kiirill Volkov: Точно! Искусство проникает в искусство. Норштейн увидел взаимодействие гоголевского человека и вещи. Это удивительно. А Параджанова я, к стыду своему, не смотрел.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Кирилл, я не обещал Ольге Розенблюм сделать ее соавтором в книге об Окуджаве. Я предлагал ей работать над ней в соавторстве, но она сказала, что уже пишет собственную книгу. В моей работе присутствует около десяти ссылок на диссертацию Розенблюм. Я не одалживал у нее материалы. Рецензия Н.Богомолова на ее диссертацию была опубликована в альманахе «Голос надежды», откуда я и узнал об этой работе. После этого я попросил у Розенблюм текст ее диссертации, и она мне его предоставила. Я полагаю, это вполне нормальная практика. Больше того: когда Розенблюм закончила свою книгу, я пригласил ее в свою программу на Сити-ФМ, чтобы она там это сочинение анонсировала. Передайте, пожалуйста, трем профессорам РГГУ, что они распространяют клевету. Если бы Ольга Розенблюм имела основания упрекнуть меня в недобросовестном отношении к ее труду, она, несомненно, сделала бы это в любом доступном печатном органе — в частности, в НЛО. Но ссылки на чужую диссертацию, насколько мне известно, никаким криминалом не являются.

Дмитрий Львович Быков: Кстати, настоятельно вам рекомендую перечитать эссе Искандера о Моцарте и Сальери. Там прямым текстом говорится, что Моцарт сочувствует Сальери и пытается его удержать от преступления. Я, напротив, утверждал в лекции, что Моцарт намеренно провоцирует Сальери, издевается над ним с самого начала пьесы (с того момента, как приводит скрипача) и продолжает это рассчитанное и вполне заслуженное глумление во время обеда. Так что ссылаться на мнение Искандера, радикально отличное от моего, мне не приходится.

Kiirill Volkov: Я подумал, что это другой Дмитрий Быков, один из моих друзей. И отвечал о Вас в третьем лице довольно в разгоряченном состоянии. И исправил тут же. Потом понял, что это Вы. Простите, что удалил Ваш коммент. Просто будет путаница. Спасибо. что некоторые вещи объяснили. Значит меня случайно дезинформировали. В статье исправлю. Спасибо, что объяснили.

Дмитрий Львович Быков: Вообще, Кирилл, чтобы снять все двусмысленности, мы могли бы обговорить эту проблему вместе с Ольгой Розенблюм. Я со своей стороны пригласил бы к участию в этом разговоре и Марата Гизатулина — наиболее компетентного, по-моему, исследователя раннего периода жизни и творчества Окуджавы.

Kiirill Volkov: Искандер пишет о том, что Моцарт предчувствовал смерть, Вы интерпретировали это, как издевательство. Но мысль о предчувствии ключевая. Вы развили его мысль, не сославшись на Искандера. Я всего лишь констатирую факт.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Кирилл, мысль о том, что Моцарт предчувствует смерть, открытым текстом выражена у Пушкина. Но акцентировал ее впервые не Искандер, а Гершензон: «Пушкин по себе знал, как много серьезного в душе гения, как много скорбного в его жизни, как много труда в его творчестве. Его небесную природу Пушкин разоблачает еще иначе: Моцарт бессознательно знает и близкую свою смерть, и в Сальери — своего убийцу, о чем он сознательно, конечно, не смеет и мыслить, Его душа открыта и ведению неба, как звукам небесным». Но ссылаться на всех, кто так или иначе писал о предчувствиях Моцарта, значило бы затянуть лекцию не на одни сутки.

Kiirill Volkov: Уважаемый Дмитрий! Я согласен! А до Гершензона (о нем не знал, признаюсь) еще кто-нибудь. Поэтому любого талантливого популяризатора всегда можно обвинить в ненаучности. Логофилия — это серьезно вид болезни, желание прикрыть бесчисленными сносками свои комплексы, род высокомерия. Знаю это по моим коллегам. Но меня всегда завораживало, как «чужое слово» бессознательно превращается в «свое». Позвольте я перешлю Ваш коммент тем профессорам, которые, скажем так, открыли мне полуправду об этой истории, и я теперь чувствую себя в довольно глупом положении, так как не не знаю, кому верить? Просто интересно, что они скажут.

Дмитрий Львович Быков: Больше того — я просил бы вас устроить нам очную ставку, и лучше бы всего при участии Ольги Розенблюм.

Дмитрий Львович Быков: Кстати, версии профессоров могут исходить только от нее, поскольку больше при наших разговорах никто не присутствовал.

~ Дмитрий Львович Быков, 13 сентября 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 13.09.2014) shared a photo:

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Братцы, это еще до соловила. Теперь, конечно, я все больше на нем — вытаскивать легче.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 сентября 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 19.09.2014):

Дмитрий Быков «Лжепатриоты, люди с тухлыми яйцами и люди без яиц»
// «Собеседник», №36, 17–23 сентября 2014 года

P.S. От редактора странички: Этот материал появился на сайте «Собеседника», а потом таинственным образом, оттуда изчез.

из комментариев:

Тамара Санаева: «Этот материал появился на сайте «Собеседника», а потом таинственным образом, оттуда изчез».

Потому и исчез, что не быковский материал — не его это стиль и слог. И подписываться так он не будет:

«Дмитрий Быков, писатель, поэт, журналист».

Его имя само за себя давно говорит, и он это прекрасно знает.

Не в первый раз вижу на этой странице подобные фейки.

Дм. Быков блестящий стилист, у него достаточно ума и таланта, чтобы не писать такие топорные тексты с явными стилистическими погрешностями:

«Потому что, если туда выйдут действительно много настоящих граждан России, весь мир убедится в том, что вся мощь государственной пропаганды, клеветы и оболванивания тратится напрасно. Что страна жива, не разучилась сопротивляться и думать, не жаждет объединяться на почве ненависти и способна объединиться ради правды».

Ни разу на этой странице не появилось ни одного комментария Дмитрия Быкова. Зачем же от его имени писать тексты, господин редактор страницы, и принижать талант писателя, поэта и журналиста?

Здесь, как вижу, всех, кто свое мнение имеет, сразу в «дебилов» записывают. Это у нас историческое — не сметь «свое суждение иметь» и другим не дозволять.

И тут опять грибоедовское напрашивается:

«Помилуйте, мы с вами не ребяты;
Зачем же мнения чужие только святы?»

Стоит ли на этой странице обращаться к Дм. Быкову, если он и не заглядывает сюда?

Дмитрий Львович Быков: Тамара, что вы чушь пишете, простите за прямоту? И ведь знаете, что чушь. Но неужели вам действительно так хочется услышать этот диагноз лично от меня? Вот, пожалуйста, «возьми его скорей». Надеюсь, I made your day.

Тамара Санаева: У нас уже ночь :). Нет, не вижу здесь ничего, что рифмовалось бы с «Быков». Он для меня умнее, выше и стройнее речью :)

Дмитрий Львович Быков: Тем приятней, I made your night. Но, простите, я думал, что мой читатель как-то… адекватней, что ли. Оставайтесь при своих иллюзиях, так и вам, и мне спокойней.

Владимир Фетисов: Оба на. Вот теперь уже никаких сомнений нет, что это не Быков. Не Дмитрий Львович Быков, замечательный поэт, писатель, журналист. Умница и интеллигент. Настоящий Быков никогда бы не опустился до такой манеры разговора с женщиной. Не поверю. Значит кто-то прикрывается его именем копирует и постит его произведения, а иногда под его именем и свои, весьма сомнительного качества посты.

Тамара Санаева: Я читатель Быкова. Который Дмитрий. Все книги собраны, сжигать их нет желания. А здесь некто не вызывающий даже аллюзий, не то что иллюзий.

Дмитрий Львович Быков: Погодите, погодите, Владимир. Это же очень дурной тон — сразу включать гендерные аргументы. При чем здесь разговор с женщиной? Кто и чем оскорбил женщину? Вы от сути-то разговора не отлынивайте. И не думайте, что мы, поэты, не умеем поставить на место оппонента, который говорит глупости. Это уж слишком хорошо для вас было бы.

~ Дмитрий Львович Быков, 1 октября 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 01.10.2014):

Дмитрий Быков «Тысячи зверски убитых и тайный садизм выдумщиков»
// «Собеседник», №38, 1-7 октября 2014 года

из комментариев:

Tatjana Kalniņa: http://rus.delfi.lv/… В Латвии пишут о 400 трупах.

Дмитрий Львович Быков: Уже о 9.

~ Дмитрий Львович Быков, 2 октября 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 02.10.2014):

Одна песенка о первой любви

Когда мне будет несколько за двадцать,
Я вспомню свою первую любовь.
Она была действительно прекрасна,
При ней я просто голову терял.

Там были лужи и трава на склонах,
Подрагиванье фонарей бессонных,
Прозрачный свет в темнеющем окне,
И автомат, где газировку пили,
И первый дождь,— а зонтик-то забыли!—
И — Господи!— все будет впереди!

Когда мне будет хорошо за сорок,
Я вспомню свою первую любовь.
Она была действительно прекрасна,
При ней я просто голову терял.

Там — через грязь проложенные доски,
Там ветерок, там эскимо в киоске,
Там улицы в апрельской толкотне,
И узкий дворик с клумбами у входа,
И лавочка, и полная свобода,
И — Боже мой!— все будет впереди!

Когда мне будет страшно молвить сколько,
Я вспомню свою первую любовь.
Она была действительно прекрасна,
При ней я просто голову терял.

Там влажный воздух, там землею пахло,
Там были голые деревья парка
В такой немыслимой голубизне,
Что — честное мальчишеское слово!—
С тобой не будет ничего плохого,
И — Бог ты мой!— все будет впереди!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Батюшки мои, семнадцать лет! Нет, конечно, сейчас я лучше пишу, но приятно, что кто-то помнит.

~ Дмитрий Львович Быков, 6 октября 2014 года ~

Ирина Горюнова (06.10.2014):

Не дает покоя наш крымский сборник именитым писателям. Вот и Дмитрий Быков сетует, что его не приглашали написать в сборник. А ведь быковской фантазии так хочется разгуляться на его просторах — что ни говори, хороший способ для пиара и проявления активной гражданской позиции! Моральные же Быковские барьеры однако не помешали «Поэту и Гражданину» проехаться по животрепещущей теме и использовать ее для самопиара со включением в статью столь ярких художественных набросков, демонстрирующих многогранность его писательского таланта и блистательного юмора! Обвиняя издательство в госзаказе и эксплуатировании крымской темы, и Быков, и Толстая пиарятся на той же самой теме без зазрения совести, считая это высокоморальным проявлением своей общегражданской позиции. Есть ли логика в таком передергивании и оборотничестве? Под последним я имею ввиду оборачивание темы под свою выгоду и использование ее в своих целях, которые любому неглупому человеку видны как на ладони. Обвиняя издательство в госзаказе за то, что тема сборника далека от политического подтекста, Быков прилюдно демонстрирует свое желание внести этот подтекст в рассказ, который он якобы готов написать… Ну что за душки наши писатели! Гурман от литературы, вовремя смакующий пикантность подвернувшейся темы, может ли пройти мимо публичной ее дегустации, тем более, что камеры СМИ непосредственно будут направлены именно на него?..

Дмитрий Быков «Дама с вежливой собачкой»
// «Новая газета», №112, 6 октября 2014 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ирка, ты по-прежнему совершенно не умеешь писать. «Гурман от литературы, смакующий пикантность», «софиты камер» (ты вообще видела софиты?)… Зачем тебе размышлять о литературе, честное слово, ведь у тебя столько других достоинств!

Ирина Горюнова: Димочка, я прекрасно знаю, какие мои «достоинства» тебя интересуют, но уверена, что тебе встречаются и более «весомые», привлекающие твой пытливый взгляд совершенством, формы. Но в отличие от тебя я стараюсь не размышлять о литературе, а помогаю писателям издаваться, в чем вижу свою главную задачу. А мои ответы тебе и Толстой продиктованы не попыткой пропиариться и создать себе имидж, а лишь необходимостью пояснить свою позицию, поскольку этот сборник собираю я.

Ирина Горюнова: А про софиты — да, ты прав, лажа. Поправила. Впрочем, в целом, это ничего не меняет.

~ Дмитрий Львович Быков, 13 октября 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 13.10.2014):

Д.Быков в программе «Грани недели»

Владимир Кара-Мурза: Юрий Любимов — великий театральный новатор и борец против бездушной системы завершил свой земной путь. <…> Высоко ценит творческое наследие гения отечественного театра поэт Дмитрий Быков.

Дмитрий Быков: Юрий Любимов был лучшим профессионалом в московском театре в 70-80-90 годов. И здесь важно не то, что он против правительства. Он был против правительства по факту: он работал слишком хорошо, чтобы вписываться в полусвободу брежневских времен. Он всем своим творчеством был вызовом непрофессионалам, которые правили. Юрий Любимов — лучший режиссер из всех своих современников, потому что он сумел скрестить традиции русского психологического театра с буффонадой Вахтангова и плакатом Брехта.

<…>

Владимир Кара-Мурза: Председатель Конституционного суда отвергает завет Радищева о безоговорочной ненависти к крепостникам. <…> Аргументация автора не блещет убедительностью, на взгляд писателя Дмитрия Быкова.

Дмитрий Быков: В устах главы Конституционного суда все выглядит убедительно ровно потому, что, как мы знаем, в России слова главы Конституционного суда особого веса не имеют. Он может говорить все, что угодно. Не имеет смысла ни соглашаться, ни возражать ему.

<…>

Владимир Кара-Мурза: Угодливая псевдожурналистика безраздельно господствует даже на некогда эталонных телеканалах. <…> Никогда не относил себя к поклонникам 4-ой кнопки писатель Дмитрий Быков.

Дмитрий Быков: Телекомпания НТВ изначально задумывалась как орган не столько информации, сколько пропаганды. Никакого особого отличия от НТВ времен Гусинского я не вижу. Более того, я согласен с Иреной Лесневской, сказавшей однажды, что для компроментации свободы слова телекомпания НТВ в свои лучшие годы сделала больше многих ее гонителей.

<…>

Владимир Кара-Мурза: Непосильное бремя расплаты за милитаристские амбиции обернулось катастрофой для отечественной валюты. <…> Катастрофический крах устоев государства не ограничится только рублем, уверен писатель Дмитрий Быков.

Дмитрий Быков: Крах рубля не проблема. Он очень быстро отыграет назад, и никакого краха не происходит. А вот на крах многих иллюзий, многих карьер и даже биографий украинские события повлияли необратимо.

из комментариев:

Андрей Арсеньев: Милый и всегда любопытный Быков. Только в силу возраста и малой эрудиции в вопросах театра, о которых он вдруг разбежался рассуждать, он не в курсе темы. А тема в том, что ЮП был любопытен как режиссер строго на грани 60/70-х. После благополучно скис. А к концу 70-х его театр успешно умер, в силу исчерпанности тех идей, что были в него заложены создателем. Знаковым моментом его гибели стала, кстати, смерть Высоцкого. Что до политики, так это то вообще ЕДИНСТВЕННОЕ, что выволакивало этот проф.слабый театр и эту проф.никудышную труппу. Если о театре рассуждать беретесь, Дима, так Вы хоть в театр ходите иногда!)) Полезно, батенька!

Victoria Roudnev Roudnev: mojet, eto mi skisli?

Андрей Арсеньев: Отнюдь. Пережила себя сама концепция «брехтовского», площадного театра. А смерти ведущего актера, Высоцкого, и уникального сценографа, Д.Боровского, лишь ускорили кончину. К моменту эмиграции Любимова это был уже труп, а не театр. Его актеры мечтали об его возвращении. Ради этого они затравили поистине Великого Режиссера — Анатолия Эфорса. Они рисовали желтой краской на спине его дубленки звезду Соломона. Они загнали Гения в гроб. Вернулся Любимов по итогам Перестройки. Всё, что от него услышали актеры, мечтавшие работать — это байки, как умеют работать актеры на Западе. Он ничего не ставил. Разумеется, его послали туда, откуда дятел некогда вышел. …Не надо судить о теме, если ты в ней — как свинья в апельсинах!

Дмитрий Львович Быков: Андрей, вы действительно совсем ничего не понимаете. Простите, но повторять штампы насчет деградации Любимова как режиссера — значит не помнить ни «Электры», ни «Бориса Годунова», ни «Живаго». А лучшие спектакли Любимова — «Гамлет», «Деревянные кони», «Дом на набережной» — не имели к брехтовской эстетике вообще никакого отношения. Андрей, скромнее, скромнее надо быть, честное слово.

~ Дмитрий Львович Быков, 17 октября 2014 года ~

Александр Морозов (16.10.2014):

Гельман сегодня пишет, сидя в Черногории, что издалека начинает казаться, что скоро бред в России кончится. Дм.Быков тоже мне в Калининграде летом сказал: это не протянется больше года. (А между ними есть что-то общее. Они оба — «просвещенцы», «культурные оптимисты» одного поколения).

А между тем я совершенно не вижу, почему этот бред должен кончиться в течение года. Даже наоборот, я как раз вижу довольно крепкие социологические основания, чтобы он развивался, мутировал, самовоспроизводился и оставался важнейшим фактором жизни, даже и независимо от того, рухнет ли экономика, уйдет ли Путин…

из комментариев:

Alexander Etkind: а я совсем не верю что это может продолжаться. Вот именно, «продолжаться» оно не может.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Александр Эткинд, как же я рад, что вы тоже так думаете!

~ Дмитрий Львович Быков, 17 октября 2014 года ~

Michael Baru (17.10.2014):

Дмитрий Львович Быков пишет о том Советском Союзе, который существует у него в голове, а Георгий Ильич Мирский о том, который был на самом деле и о том, который он видел собственными глазами. Вот и вся, как мне представляется, разница.

Георгий Миский «Куда несет нас машина времени»
// «Независимая газета», 17 октября 2014 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Миша, я жил в Советском Союзе. Советский Союз не монолитен: в сороковые он был один, в шестидесятые другой, а в семидесятые, которые я хорошо помню, третий. Никакой априорной правоты за Георгием Ильичом нет, и мне очень жаль, что он не всегда может удержаться от публикации своих откликов на чужие статьи.

Michael Baru: Дмитрий Быков Дорогой Дима, я тоже в нем жил, в этом Советском Союзе. Довольно долго. Да, он был разный. Но я вдруг вспомнил собрание, на котором меня хотели исключить из комсомола за «антисоветскую провокацию». Хорошо помню это гробовое молчание вокруг себя. А ведь это было буквально перед тем, как сам комсомол приказал долго жить. Уже и перестройка началась, а молчание было гробовым. Так что извини, но позиция Георгия Ильича мне более понятна. У меня есть опыт, который с ней согласуется. Хотя, конечно, никакой априорной правоты за ним может и не быть. Собственно, ни за кем ее нет. И за мной тоже.

Oleg Makarov: Интересно, а зачем Дмитрию Быкову нужно, чтобы люди воздерживались от публикации своих откликов на его статьи?

Дмитрий Львович Быков: Олег, только затем, чтобы они не портили себе репутацию на старости лет. Вот ровно за этим. И не люди вообще, а конкретный Георгий Ильич Мирский — от публикации этого конкретного отзыва. Миша, что касается исключения из комсомола — ты посмотри немного вокруг, сравни с тем, что делается сейчас, и сделай вывод о том, когда в России было больше умных и порядочных людей: при последнем издыхании советской власти или после него.

Michael Baru: Дима, я так думаю, что количество умных и порядочных приблизительно одинаково во все времена. Вот как процент читающих стихи Ахматовой. Небольшой процент. Хотя, конечно, к примеру, в тридцатые количество порядочных сократили существенно. Но если не сокращать это количество советскими методами, то приблизительно одинаково.

Дмитрий Львович Быков: Миша, это уход от ответа, и ты это прекрасно понимаешь. И более того — знаешь, что оно неодинаково. И что можно в большей или меньшей степени поощрять глупость и непорядочность в обществе. Вытаптывать одни ростки и поливать другие.

Дмитрий Львович Быков: Я уж не говорю о том, что стихи Ахматовой в 1989 году выходили миллионными тиражами, как и толстые журналы, а сегодня — максимум тысячными.

Vladimir Vasilyev: Паштет из синей птицы удался.

Michael Baru: Что из того, что выходили? Сколько людей их читало? Я очень жалею о том, что теперь такими тиражами ее не издают. И не только ее. Количество умных вообще не зависит от того, какая власть на дворе. Это все биологические факторы. На них сложно влиять властям.

Vladimir Vasilyev: Да все читали, Миня, купить было невозможно почти. А на Россию как была одна мама, так и осталась.

Дмитрий Львович Быков: Количество умных, Миша, и особенно количество желающих умнеть зависит от атмосферы в обществе, а она определяется властью. Просто ты биолог, тебе ближе биологические факторы, а я филолог, мне ближе филологические.

Michael Baru: Я химик :-) Поумнеть невозможно. Умным надо родиться. Но можно, как раньше говорили, огранить свой природный ум. Можно получить хорошее образование. Вот это желание уже зависит от атмосферы в обществе. Но лишь отчасти. Я смотрю на сегодняшних молодых химиков — те, кто хотят получить хорошее образование («поумнеть») те получают его не благодаря, а вопреки. Те, кто от рождения глуп — тех хоть розгами секи. «Умнеть» не желают.

Michael Baru: Vladimir Vasilyev Вов, да не читали. Просто эти книги распределяли совершенно по-идиотски. Я это отлично помню. Завозили часть тиража в глухие деревни, в Среднюю Азию, и они там плесневели. Я это видел собственными глазами. Покупал в узбекских книжных магазинах такие книги, которые в столицах оторвали бы с руками. Они там штабелями лежали. Да и у нас, в Серпухове, в букинистах и обычных книжных спрашивали прежде всего разных Анжелик и Дрюонов. Не Ахматову.

Vladimir Vasilyev: Ясное дело, что Пикуль был популярнее. В Хиве и Бухаре были книги, покупал, а в Казахстане, в Катон-Карагае, уже не было, поскольку там было русских большинство. Тут много факторов, у меня не было в детстве планшета, да и телевизора не было до 14 лет. Поэтому я в 12 лет знал Маленькие трагедии почти все наизусть, а был бы планшет — не знал бы.

Michael Baru: ну власть-то чем виновата, что у твоих детей есть планшеты? мы же говорим об атмосфере в обществе. в конечном итоге, ну и есть планшеты у детей. если в семье есть соответствующая атмосфера (не в обществе, а в семье), то дети знают «Маленькие трагедии». Пусть и не наизусть но знают. а вот дети соседей, у которых нет планшетов, но есть папа-алкоголик, все равно ни о каких «Маленьких трагедиях» знать не знают. это касается и папы-бизнесмена, у детей которых планшетов, что грязи, но папка и сам Пушкина со школы в руки не брал.

Oleg Makarov: Уважаемый Дмитрий, я вовсе не воспринял текст Георгия Ильича, как порчу его репутации. Может быть, потому, что мне его позиция по обсуждаемым вопросам ближе, чем Ваша.

Но, главное, и в этой дискуссии и в «газетной переписке» я вижу в основном традиционную проблему российской интеллигенции — вместо того, чтобы решать сообща важные проблемы, у нас, почему-то действительно образованные люди искренне тратят все силы на то, чтобы выяснить кто из них «более прав» в каждом конкретном узком вопросе. И, получается, что-то вроде «вот когда мы договоримся по всем мельчайшим нюансам, то мы таких дел понаделаем, мы же способны! Но сначала нужно всё утрясти и, крайне желательно, на моих условиях, а не на ваших», и таким образом на деле весь пар уходит в свисток — до серьёзных вопросов мы просто не добираемся.

Такое впечатление, что в странах Европы и в США (а на Востоке уж тем более) люди в большей степени способны отделять второстепенное от наиболее важного и решать вопросы в порядке их актуальности — по убывающей.

Dmitry Kovalenin: Тут, по-моему, весь конфликт в том, что ДЛБ никогда не соединяет то, что он пишет, с жизнью живых людей. Он живет в музее из экспонатов, собранных по логике только собственной головы. О чем, собственно, и заголовок поста.

Michael Baru: Dmitry Kovalenin Съезжалися к загсу трамваи :-) вспомнилась мне, дорогой Митя, курилка нашего незабвенного ЛИТО.

Dmitry Kovalenin: Где ДЛБ заслуженно стебал за то же самое еще незабвенный наш Масса. А воз и ныне там.

Vladimir Vasilyev: Да нет тут конфликта, Митя. С моей, например, жизнью, большинство написанного Львовичем связано напрямую.

Dmitry Kovalenin: Но только не с моей. Не нюхал он пороху, баловень он. И не верю я его бархатистому слогу, хоть тресни.

Vladimir Vasilyev: Хорошо, что я тоже не нюхал, и не очень хочется.

Dmitry Kovalenin: Так ты и не суешься вроде изменять мир в сторону бархатистости.

Michael Baru: и с моей не согласуется

Дмитрий Львович Быков: А вы-то, Дима, понюхали пороху, и русского, и японского. Можно спорить о чем-нибудь, не переходя на личности и не подвергая сомнению жизненный опыт оппонента и его право на личное высказывание? А верить мне вы и не должны, вы не моя таргет-группа.

~ Дмитрий Львович Быков, 17 октября 2014 года ~

Андрей Витальевич Василевский (17.10.2014):

Дмитрий Быков: «При нынешней деградации школьного образования, когда учитель сам плохо знает историю и с трудом ориентируется в политике, учат и учатся примерно десять процентов. Ну, пятнадцать. (…) И какая разница, будет у нас единый учебник или нет?»

Дмитрий Быков «Деградация школьного образования и полное противоречие действительности»
// «Собеседник», №40, 15–21 октября 2014 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: С днем рождения!

~ Дмитрий Львович Быков, 24 октября 2014 года ~

Игорь Караулов (24.10.2014):

Думаю, что это самый оригинальный текст к юбилею Лермонтова.

Прямо с зачина: «Профессиональные патриоты, дошедшие за последний год до градуса подлинного безумия…»

А дальше — меня вот что заинтересовало: «важно, что Лермонтов, в отличие от своего дальнего родственника по шотландской линии, великого колонизатора Киплинга, ехал к угрюмым племенам не учить, а учиться, ислам ему был ближе христианства, в чем он сам признавался…»

Скажите мне:
(1) Киплинг в самом деле родственник Лермонтова?
(2) Где Лермонтов признавался, что предпочитает ислам христианству?

Дмитрий Быков «Душевная подлость и конец героя нашего безвременья»
// «Собеседник», №41, 22–28 октября 2014 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ребята. Вы «Валерик» читали?

Судьбе как турок иль татарин
За все я ровно благодарен;
У Бога счастья не прошу
И молча зло переношу.
Быть может, небеса востока
Меня с ученьем их Пророка
Невольно сблизили. Притом
И жизнь всечасно кочевая,
Труды, заботы ночь и днем — etc.

Natalya Dany:

«Быть может, небеса востока
Меня с ученьем их Пророка
Невольно сблизили».

— и что это доказывает? Кроме как о «всемирной отзывчивости» эти строки ни о чём не говорят. И уж тем более — о серьёзных религиозных раздумьях на тему ислама.

Дмитрий Львович Быков: Natalya. Если эти строки вам ничего не доказывают, и «Фаталист» ничего не доказывает, и «Умирающий гладиатор» ничего не доказывает, то о чем мы вообще говорим, кроме того, что вы меня не любите? С этим уж ничего не поделаешь. Об отношении Лермонтова к исламу написано достаточно. Что касается замечания Алексея Широнина, я не понимаю, как можно реконструировать позицию поэта, кроме как по текстам его произведений. С таким уровнем дискуссии, особенно в формате «пятеро на одного», мы к истине не продвинемся. Елена Габец, скажите, пожалуйста, а какую еще профессию я утратил?

Алексей Широнин: Дмитрий, чтобы совсем упростить — если герой Лимонова сосал у негра, то сам автор тоже гомосек?

Дмитрий Львович Быков: Это пример из другого ряда. Никто не приписывает автору биографию героя, но интерес Лермонтова к исламу общеизвестен — прочите хоть Мережковского о Лермонтове. Или Синельникова: «Выговаривая правду прямо и до конца, надо признать, что автор самых проникновенных и чистых православных стихов был отчасти мусульманином». Я так далеко не захожу.

Алексей Широнин: Дмитрий, с учетом посещения, скажем так, Лермонтовым исламских провинций, конечно же он интересовался окружающей средой. Но из этого натянуть его мусульманство — это перебор адский.

Дмитрий Львович Быков: Я нигде не натягиваю его мусульманство, пользуясь вашей лексикой. Но просмотрите первый абзац «Фаталиста» и вспомните про «невольное сближение». Лермонтов был православным христианином, в этом никто не сомневается. Речь не о конфессиональной принадлежности, а об особенностях его мировоззрения, см. опять же Мережковского.

Elena Step: Как это? «отчасти мусульманином»?

Дмитрий Львович Быков: Спросите Михаила Синельникова, которого я цитирую. Возможно, он согласится пояснить свою мысль.

Elena Step: Зачем же глупости цитировать?

Дмитрий Львович Быков: Елена, зачем же ярлыки развешивать? Или для вас «быть мусульманином» — значит только совершать намаз?

Elena Step Тот, кто первый ярлыки развешивает, тот за них и отвечает. Вы спросите у мусульманина, что значит быть мусульманином? Я считаю, исходя из моих знаний об исламе и о биографии Лермонтова, что Лермонтов относился к исламу, как к дружественной религии и интересовался его конфессиональной культурой и бытом как художественной составляющей своих произведений.

Дмитрий Львович Быков: Это я что-то уж совсем не понимаю, Елена. «Интересовался конфессиональной культурой и бытом как художественной составляющей» — это слишком для меня мудрено, я человек простой. Natalya, это не блог, а колонка. «Близость к исламу» не означает обрезания.

Алексей Широнин: Дмитрий, так о чем и я — ехал в метро рядом с мусульманином, значит близок.

Дмитрий Львович Быков: Ехал в метро с мусульманином — не близок. Написал «Валерик» — близок. Впрочем, это вы, кажется, пошутили.

Natalya Dany: Ахах)) Дмитрий, Вас поняла. Исправлюсь. Выучу.)

Дмитрий Львович Быков: Да все вы, Natalya, прекрасно понимаете. Мы же тут не отношения выясняем, а понятия уточняем, причем с глубоким взаимным доброжелательством.

Алексей Широнин: Мне тоже очень хотелось бы верить в шутку. Иначе Мартынов его застрелил за близость к горцам).

Дмитрий Львович Быков: Да-да. Это ведь непростительно — называть чеченца своим кунаком, см. все тот же «Валерик».

Oleg Ternovsky: «Мусульманин» означает «покорный Богу». Покорность Богу была очень близка поэту. Ну да. :)

Дмитрий Львович Быков: Покорность Богу была очень близка поэту. Равно как и фатализм.

Oleg Ternovsky: Лермонтов был древним греком, ведь они верили в судьбу.

Дмитрий Львович Быков: В «Фаталисте» о древних греках ничего не сказано. О мусульманах сказано.

Oleg Ternovsky: Или сатанистом, всё о демонах писал всяких.

Дмитрий Львович Быков: Сатанизм и демоны никак между собой не соотносятся, если речь идет о поэтическом тексте или о живописи, скажем. Врубель написал своих «Демонов», не будучи сатанистом.

Oleg Ternovsky: А ложь и нечистая сила очень даже между собой соотносятся — и каким же надо быть чёртом, чтобы нести такую ахинею.

Дмитрий Львович Быков: Олег, здесь дискуссия филологическая, а не богословская. Оставайтесь в ее рамках, пожалуйста.

Вячеслав Соболев: Ну не совсем ахинея, но ответов на два вопроса Игоря Караулова как не было, так и нет.

Дмитрий Львович Быков: Ответ на первый вопрос Караулова — о близости к исламу — здесь дан со ссылкой на «Валерик». Ответ про Томаса Лермонта очевиден — Киплинг был автором баллады о нем. Говоря о «родстве по шотландской линии», я имею в виду именно ее, а не прямую родственную связь.

Вячеслав Соболев: То есть, вы имеете ввиду, что все шотландцы — родственники?

Elena Step: Метаметафора!

Дмитрий Львович Быков: Я имею в виду духовное родство Киплинга с честным Томасом, о чем и написана баллада.

Дмитрий Львович Быков: Елена, Елена! Сколько сострадания!

Вячеслав Соболев: Эх, Дмитрий((( писали-то вы не о духовном родстве. Во всяком случае, это в статье не видно.

Elena Step: Мудрено, а говорите, что вы человек простой…

Дмитрий Львович Быков: Я пишу о связи, которая существует между Киплингом и Честным Томасом, и о прямой параллели между их судьбами, которую проводит сам Киплинг.

Вячеслав Соболев: А второй вопрос? О ПРЕДПОЧТЕНИИ ислама христианству? Ключевое слово — предпочтение.

Дмитрий Львович Быков: Ключевое слово — именно предпочтение. Согласен с этим совершенно. Сравните «Валерик» и «Умирающего гладиатора».

Elena Step: К барьеру, к барьеру:-):-)

Дмитрий Львович Быков: Для чего же? Дискуссия идет, мне кажется, вполне миролюбиво.

Вячеслав Соболев: Честно скажу, сравнить не могу. Сейчас. Но говорить о препочтении у христианина ислама христианству, не залезая к нему в мозг, невозможно. Вы преувеличиваете в угоду заявленной теме. нет. не теме, а идее. Ну так мне это всё видится.

Дмитрий Львович Быков:

Не так ли ты, о европейский мир,
Когда-то пламенных мечтателей кумир,
К могиле клонишься бесславной головою,
Измученный в борьбе сомнений и страстей,
Без веры, без надежд — игралище детей,
Осмеянный ликующей толпою!

Вячеслав Соболев: дальше

Дмитрий Львович Быков: А дальше см. у Мережковского:

«Христианская святость — неземная угроза, неземная ненависть; — а у Мцыри неземная любовь к земле. Вот почему не принимает и он, как Демон, как сам Лермонтов, христианского рая».

«Замечательно, что во всей его поэзии, которая есть не что иное, как вечный спор с христианством, нет вовсе имени Христа.

От матери он принял «образок святой»:

Дам тебе я на дорогу
Образок святой.

Но этот образок — не Сына, а Матери. К Матери пришел он помимо Сына. Не покорный Сыну, покорился Матери».

Дмитрий Львович Быков: Елена, и «Валерик», и «Гладиатор» — в собрании стихов Лермонтова.

Elena Step: Гладиатор умирает… «во прахе и крови скользят его колена»… Гладиатор — это образ христианского мира, вам так видится?

Вячеслав Соболев: Ну не предпочитал он ислам христианству. Метался, не был удовлетворён, искал… Но не ПРЕДПОЧИТАЛ! Ну и потом… Кому, как не вам, знать, что такое лирический герой.

Дмитрий Львович Быков: Это не мне так видится. Это автору так видится: «Не так ли ты, о европейский мир» etc.

Дмитрий Львович Быков: Я же процитировал Мережковского. «Не принимает христианского рая». «Не покорный Сыну, покорился Матери». «Вечный спор с христианством». Эта точка зрения высказана сто лет назад, я всего лишь солидарен с отдельными высказываниями куда более одаренного и авторитетного критика.

Elena Step: Точно, закрутил как судьба ракушку.

Дмитрий Львович Быков: Елена, какой еще ясности вы хотите?

Дмитрий Львович Быков: В общем, спасибо, было очень интересно. Я иду спать и всем того желаю, но всегда готов дискутировать далее.

Elena Step: У Лермонтва есть еще стихотворение из школьной программы (на большее не дерзаю) «Я, Матерь Божия, ныне с молитвою…»

Дмитрий Львович Быков: Есть, конечно. Одно из моих любимых.

Elena Step: Лермонтов, когда пишет о европейском мире в Гладиаторе, совсем не имеет в виду христианский мир.

Elena Step: Да, пора бы смежить веки.

Дмитрий Львович Быков: Да? А какой?

Elena Step: Европа после Наполеона. А гладиатор — Наполеон, например.

Вячеслав Соболев: Ну вот (… ушёл… А писал-писал… Не успел. Но ведь доказательств не привёл. И не мог привести. Потому, что это всего лишь версии. А данные версии очень подходили под заявленную тему — фигово празднуем юбилей поэта, потому что он не патриот, исламист и прочее. В общем, пятая колонна) Не впечатлил Дмитрий. Мне даже обидно. Я его так защищал) Всем спокойной ночи!

Дмитрий Львович Быков: Неправда, Вячеслав. Я впечатлил вас и убедил, но для вас все это — «версии, версии». И заявленная тема здесь вовсе не та, что юбилей поэта фигово празднуется, а та, что безвременье времен позднего Николая повторяется буквально, и Лермонтову как не было в нем места, так и нет. Вообще хотел бы я всех так «не впечатлять» — с дискуссией до трех ночи.

Elena Step: Эх, Дмитрий, да не дай Бог нам, словоплётам, безвременье времён Николая. Не будем преувеличивать, сейчас всё же посвободней, а то бы вас с проектом «Гражданин» давно бы уж в Сибирь, не то что на Кавказ)

Дмитрий Львович Быков: Лена, времена смягчаются, конечно. Но не ко всем. Да и постоянная оглядка на цензуру, плюс закрытие тех или иных профессиональных сфер,— тоже не пряник.

Elena Step: А в «Гладиаторе» всё-таки это Европа после Наполеона. Точно! А никакой не христианский мир.

Дмитрий Львович Быков: Елена, Европа — это христианский мир, хоть до Наполеона, хоть после.

Вячеслав Соболев: Вы всё-таки четче тему в блогах обозначайте. Потому как здесь вы так, а в блоге по-другому. Это же видно. Ну и потом — все плохо восприняли ваши слова о профессиональных безумных патриотах, частично перенеся их на себя. А безвременье… Это часто субъективно. Впрочем, сейчас это так.

Дмитрий Львович Быков: Нет-нет, она и в колонке именно так сформулирована. Что касается слов, которые все переносят на себя,— сейчас много говорится слов о врагах народа и национал-предателях, и все-таки я сохраняю способность к дискуссии, так мне хочется думать. Что поделать, время действительно не благоприятствует деликатности.

Вячеслав Соболев: И не стоит привлекать в союзники (кому бы то ни было и по любому поводу) умерших поэтов. Всегда лукавство.

Elena Step Дмитрий, вы передергиваете. Это понятно, что до и после Европа — это христианский мир, но не его гибель изобразил Лермонтов в Гладиаторе.

Elena Step: Спасибо за дискуссию, любезные господа. Я так устала и так довольна, даже щеки раскраснелись ))

Дмитрий Львович Быков: Вячеслав, никакого лукавства. Лермонтов тут не союзник, он утешение — был тут до нас, от многого пострадал и многое понял. Спокойной ночи.

~ Дмитрий Львович Быков, 26 октября 2014 года ~

Anatoly Golovkov (25.10.2014) > Дмитрий Львович Быков:

Дима, послушал случайно сегодня твой замечательный урок на RTVI по «Мастеру и Маргарите» Булгакова, не мог оторваться от телека! И главное, дети слушали и терпеливо, и УМНО. Респект и уважуха!)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо на добром слове.

~ Дмитрий Львович Быков, 16 ноября 2014 года ~

Alina Polyakova (16.11.2014):

Я просто оставлю это здесь! В ЦДЛ в фойе около кассы всего 6 афиш, они все специфические. Две из которых лично Дмитрия Быкова, а еще на двух других он ведущий, итого 4 «димыбыкова» из шести. А не охренели ли вы в ЦДЛ и лично ты, Дима Быков? Что это вообще такое!?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Алина, а с чего это вы обращаетесь ко мне на ты? Брудершафта, насколько я помню, не было. Что касается ваших недоумений, поделитесь ими с папой. Он напечатает на меня очередной завистливый донос. Правда, не факт, что на него кто-нибудь обратит внимание.

Alina Polyakova: Дмитрий Быков Димочка, это не к вам лично, а ко вселенной)) И, извините, но Полякову вам завидовать нечему вообще, от слова «совсем»)))

Дмитрий Львович Быков: И все-таки поделиться не забудьте. Иначе что же это получается — враг народа читает лекции в ЦДЛ? Надо принять меры, доложить в инстанции.

Alina Polyakova: Дмитрий Быков Это всенепременно, милостивый государь)) Времена же меняются… ))

Alina Polyakova: Солженицына, между прочим, из школьной программы таки убрали…. Так что я не уверена на счёт «не прислушаются»… ))) всех благ 😘 Дмитрий Быков

Дмитрий Львович Быков: Солженицына убрали из школьной программы, меня уберут из ЦДЛ — скоро в русской литературе останется один Поляков. Других способов отдаться в русской литературе у него нет. Только вытеснить всех остальных.

Alina Polyakova: Дмитрий Быков мечтайте)) вас еще не было в проекте как литератора, а Поляков уже был на слуху :) такой милый либеральный самообман ))

Дмитрий Львович Быков: Либералы не прибегают к доносам, чтобы остаться в литературе. У них все и так неплохо.

Alina Polyakova: Дмитрий Быков ха-ха, и это вы мне говорите про доносы после истерики устроенной после 3-х проходных предложений о Солженицыне в интервью Полякова порталу «Культура»?! Да, не смешите! )) Доносы — это ваша либеральная любимая тема )) А также, это то, на чем строится любое демократическое общество, будь то США или ЕС. Народ реагирует на перекос, несправедливость. Не правда ли!?))) Вот я и увидела нездоровый перекос в афишах ЦДЛ ))

Дмитрий Львович Быков: Да-да. Маниакальная мания. И я не «был» в русской литературе — я в ней есть. Это ведь, к счастью, не вы решаете, кому там быть, а кому втискиваться, расталкиваю прочих локтями.

Alina Polyakova: Дмитрий Быков ваш круг, который решает, где вы, настолько узок, что это даже смешно ))

Дмитрий Львович Быков: Это решает не круг, Алина. Это определяется талантом, качеством текстов, способностью следовать добрым нравам и традициям русской литературы. И уж количество афиш тут не решает ничего. Газета, которая регулярно хвалит своего главного редактора, в этом смысле находится вне обсуждения. И публичная полемика о Солженицыне не является доносом, вы путаетесь в понятиях. Донос — это обращаться к власти с восклицаниями типа «доколе».

~ Дмитрий Львович Быков, 25 ноября 2014 года ~

Bulygina Tatiana (25.11.2014):

Свеженький Быков! Только что получили диски с лекциями Дмитрий Быков, это уже 5-й выпуск, завтра будем представлять их на non/fiction стенд G-5!

из комментариев:

Galina Batushko: Таня, напишите, пожалуйста, будет ли Дмитрий Быков с лекцией в Кливленде, Дж. Кэрролл университет 6 декабря? Я нигде не могу найти этому подтверждение в интернете. Там написано только про Нью Йорк 12/12/2014.

Дмитрий Львович Быков: Если надо, я с удовольствием. Напишите, как туда добраться.

Zhanna Magaram: Дима, прекрати стеб и немедленно подтверди, что ты выступаешь в Кливленде 6 декабря.

Zhanna Magaram: Galina Batushko, я же вам уже билеты отложила, что ж вы недоверчивая такая?

Дмитрий Львович Быков: Какой стеб, я радостно подтверждаю, что выступлю. Я просто не знаю, как конкретно добраться в университет. Но ты же меня отвезешь?

Zhanna Magaram: Разумеется, я тебя отвезу, тем более, что я сама этот зал арендовала.

Дмитрий Львович Быков: Ну вот видишь. Я к выступлениям очень серьезно отношусь, а в Кливленде — особенно, потому что там же ты.

Zhanna Magaram: А уж мы как серьезно к твоим выступлениям относимся.

Zhanna Magaram: А привези нам вот таких красивых дисков, если получится. Как мы будем рады! И благодарны!

Дмитрий Львович Быков: Штук 50?

Zhanna Magaram: Или больше. Сколько поместится в чемодан.

Zhanna Magaram: И предыдущие сезоны не помешают совершенно. Ничего у нас здесь нет, кроме пармезана.

~ Дмитрий Львович Быков, 25 ноября 2014 года ~

Valeria Pustovaya (25.11.2014):

Позитивные новости. День третий:

1) Пошла на поводу у народного безмолвия — отстояв полуторачасовую очередь, прикрепилась к районной поликлинике, которую и без того посещаю со школы. Радость была бы неполной без пронесшегося по закучкованному коридору шепотка, что этот аттракцион народного волеизъявления — куда пойти лечиться, когда все равно ближе некуда пойти — будет повторяться теперь каждый год. Мне, живущей между двумя поликлиниками, детской и взрослой, самое то развлечение. Озирая очередь в легкой элегии температуры, думала про понятие «ватник» — что рождается оно, вероятно, от гордого страха молодости, здоровья и возможностей перед перспективой шерстяных беретов, очередей к терапевту и планов на вечер в масштабах плиты. И что от перспектив этих все-таки глупо нам отрекаться — как от общечеловеческого опыта беды и смирения. Очередь на переприкрепление в поликлинику, куда приходят, когда подопрет,— вроде бы наилучшее олицетворение рабской бессознательности народа, а уж какие тут моды и годы представлены, какая опытная усталость сквозит — фотопортреты проклятого прошлого, которое вроде как нашим-то будущим стать не должно. Но, сливаясь с толпой в коридоре, подсоединяешься к полноте знания, которого бегал: есть вещи в жизни, которые можно только терпеливо и стойко перемочь, и есть ситуации, в которых только и можно быть одним из многих, очередным.

И, да, есть оно — в очереди сознание: не успела занять свое место, как услышала уже и «все начальники, а мы дураки», и «не дураки, а овцы», и даже «уровень мышления чем ниже, тем тяжелее поднимать народ» — от дамы в розовой ангорке, вспоминавшей свою молодость: «тогда мне было под пятьдесят…»

Хотела бы я подслушать разговоры в минуты ожидания в платной клинике, но там в бахилах молчат, и есть журналы, чтобы оберегать свою индивидуальность.

2) Тема получила развитие в верстке, которую сегодня была отпущена домой читать. Журнальный вариант нового романа Андрея Геласимова выйдет в первом номере «Октября», а полностью книгой в издательстве «Эксмо». Мне выдали только положенное при равном счете число страниц, и финал романа достался кому-то другому. Но и начала было достаточно, чтобы вполне оценить тонкую инсценировку личного ада, разыгранную в обстоятельствах сибирского прошлого героя.

Индивидуальность в краю ватников — популярный политический сюжет тут прочитывается буквально: модный, обласканный критиками и Европой режиссер в дизайнерском пальтишке и кедах возвращается в город людей-коконов, ватных «подлодок», торопящихся укрыться от сорокаградусного мороза, как он — от своих стыдных долгов.

В герое, если хочется, можно видеть проекцию автора — или любого другого «селебрити», выбившегося в люди — что часто значит: оттолкнувшегося от людей. Возвращение в людское, в жизнь пониже «люкса» для такого человека — единственный шанс стартовать заново, опять ощутить жизнь в становлении, словить неизвестность.

Герой приехал по личному делу, которым надеялся обрубить путь в прошлое, но удержан в городе детства народной бедой. Из мира, где его все узнают, сошел в мир, где каждый его сможет тронуть, потащить и бросить. Индивидуальность становится анонимом, чтобы заново выбрать, кем быть. Это продуктивное обнуление представлений о себе понадобилось, кажется, и самому Геласимову, чтобы написать текст, по непосредственности и честности переживания сравнимый с когда-то прославившей его «Жаждой».

3) В молодой литературе теперь настоящая ВДНХ — недаром одна из первых рецензий на роман «Обитель» Прилепина, написанная Галиной Юзефович, сводилась по сути к объявлению: мальчик-то вырос. «Большую книгу» Прилепину, «Москву-Пенне» Шаргунову, «НацБест» Букше — в молодой прозе наступил урожайный возраст, и дело не в премиях как таковых, а в ощущении, выраженном в статьях и блогах, что многообещавшие авторы наконец высказали что-то несомненно ценное, без авансов. Отсюда легко сделать вывод, что ценное высказывание в нашем представлении все-таки по-прежнему связано с привязкой к большому национальному опыту, к моменту большой национальной катастрофы, и мимо этих тем и моментов молодому писателю состояться ни-ни.

Молодые авторы прошли инициацию в большие писатели — но, радуясь за них, радуюсь и за Дмитрия Быкова, который, напротив, взял да и инициировал себя обратно, в молодые и подающие надежду писатели, когда в своем квест-романе «Квартал» вместо прозы об историческом переломе выдал путеводитель по жизненным вывихам, исправление которых, очевидно, считает панацеей от больших национальных катастроф.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Лера, очень все точно, как всегда.

~ Дмитрий Львович Быков, 28 ноября 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков > Nelli Ratkevich:

С днем рождения, Нелли! Люблю, целую, поздравляю, Мишу береги!

из комментариев:

Nelli Ratkevich: БЫКОВ! Ты РАДИ МЕНЯ второй раз нарушаешь своё… ТАБУ на соцсети. Заценила. Растрогана. Берегу.

~ Дмитрий Львович Быков, 15 декабря 2014 года ~

Anastasia Ovsiannikova (15.12.2014):

Denis Dragunsky

С днем рожденья, дорогой, чудесный и восхитительный Денис Викторович! Радости Вам и удачи, и не хворать.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: С днем рождения, любимый Денис, великий автор и незаменимый друг!

~ Дмитрий Львович Быков, 16 декабря 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков > Serge V. Berezhnoy:

Любимый, любимый Бережной! С днем рождения! Ты все делаешь правильно!

из комментариев:

Serge V. Berezhnoy: Спасибо, Львович. Отдам дровами.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2014 года ~

Nelli Ratkevich (19.12.2014) > Дмитрий Львович Быков:

Димочка, родной… С днем рождения… Спасибо за слова о Мише… Лучше тебя никто не скажет…

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Нелли, родная. Что я мог бы сделать еще? Как ты? Сегодня в Доме книги на Новом Арбате видел выкладку всех Мишкиных книг и большой плакат в его память. Вдруг он всем стал так нужен — жуткое дело.

Nelli Ratkevich: У нас любить умеют только… не могу это слово написать… Ты-то знаешь, как мы относились друг к другу…

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2014 года ~

Jules DuBoeuf (20.12.2014) > Дмитрий Львович Быков:

Дорогой Дима, с днем рождения. Придет время, когда прогрессивное человечество будет помнить этот день именно по этому поводу, а не по какому-либо другому. Пишите больше — всем это очень нужно. Привет и наилучшие пожелания от Олюши.

ЗЫ: по единственному вашему телефону 764-4550 милый девичий голос сообщает, что вас нет. Но я-то знаю, что вы есть — сбросьте актуальный номер pls.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Этот номер абсолютно актуален. Спасибо, Юл! Люблю вас и Олю. И неизменно называю «Лахезис» в числе главных литературных достижений сего года.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2014 года ~

Oksana Akinshina (20.12.2014) > Дмитрий Львович Быков:

С днем рожденья.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: О, о, о! Окс! Спасибо!

~ Дмитрий Львович Быков, 21 декабря 2014 года ~

Дмитрий Львович Быков: Братцы! Родные! Спасибо вам всем огромное. Я не стою, конечно, вашей любви, но я буду стараться. Всех помню, и со всеми связано много хорошего. Я полагаю, вместе мы как-нибудь сумеем улучшить если не мир, то уж друг друга точно.

~ Дмитрий Львович Быков, 13 января 2015 года ~

Ирина Агафонова (13.01.2015):

Дмитрий Быков о Леиафане Звягинцева.

Пишет, что «для Тарковского он поверхностен, для социального кино — обобщен и невнятен».

Как знать.

Возможно, это позиция режиссера — показать страшную суть явления в чистом виде и не предложить никаких рецептов спасения, не наказать зло, не предложить героя, бьющегося за правду.

Как и в Елене, в Левиафане не наказаны разрушающие чужую жизнь, выигрывают те, кто сильнее, изощрённее, не отягощён моралью.

Мы же приучены к сказкам, в которых добро побеждает зло, а само зло — конечно — у змея всего три головы.

Звягинцев же показывает жизнь так, как она есть, и видеть это — невыносимо, но только так каждый из нас может найти собственный выход из пасти Левиафана.

Дмитрий Быков «Learn, we are fun!»
// «Новая газета», №2, 14 января 2015 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ирина, да вот в том и беда, что жизнь как есть невыразимо сложнее… и, как ни странно, гораздо этичнее.

Ирина Агафонова: Фильмы Звягинцева — те, что я смотрела — Елена и Левиафан — предлагают человеку взять на себя личную ответственность за происходящее, поскольку герой не спасет, его нет. На мой взгляд, это самое главное, чего не хватает российскому обществу — осознания личной ответственности за происходящее в обществе.

Дмитрий Львович Быков: Да ради Бога, но мы же с вами не об этом говорим. Мы — во всяком случае я — говорим о том, что условные, минималистские конструкции Звягинцева безмерно упрощают и оплощают жизнь. А тогда о какой личной ответственности, о каком моральном посыле можно говорить?

Ирина Агафонова: Я к сожалению, не смогу подержать разговор об условных и минималистских конструкциях, со своих позиций простого кинозрителя. Я смотрю на основную метафору фильма — Левиафан — не как на олицетворение государства, а как на зло, разлитое повсюду и которое победить в целом невозможно, и надо научиться с этим жить. С моей точки зрения все образы и ситуации правдивы и последовательны. Отъем клочка земли, когда в стране земли — завались — это вообще примета времени. Мэр — это отдельная правда жизни — он не зло, он пустая кукла в руках того, кто стоит над человеком, кто победил в себе гуманистическую составляющую. Чем вызвана слабина адвоката вообще неважно для замысла, важно то, что такое поведение массово и типично, как и предательство друзей-собутыльников. Именно это отсутствие ненужной детализации, необъяснение мотивов поступков передает экзистенциальную безысходность происходящего, тем не менее, кто досмотрел, тот получил приличную адреналиновую встряску. И благодаря такому воздействию фильма я бы не отнесла его к жанру высокой трагедии. Это нечто новое. Думаю, потом придумают название.

Дмитрий Львович Быков: Ну вот в том-то и дело, понимаете, что жизнь без деталей всегда «массова и типична», и это еще одна клевета на нее. Жизнь сложна, и только поэтому мир до сих пор не погиб. А кто победил в себе гуманистическую составляющую? Это как-то очень уж размыто. Неужели опять во всем Путин виноват?

~ Дмитрий Львович Быков, 21 января 2015 года ~

Anna Danilochkina (21.01.2015):

Посмотрела я этот Левиафан.

Дам ссылки на две рецензии.

http://www.pravmir.ru/…

http://novymirjournal.ru/…

Каждая из них раскрывает фильм немного по-разному, первая практично и четко, вторая — романтично и немного запутанно. Тем не менее, мне эти рецензии показались наиболее емкими, хотя есть и другие подобные.

И конечно, фильм вовсе не про то, о чем пишет подавляющее большинство ревностных хулителей и защитников. Ну да, вот такой у нас зритель, из крайности в крайность — а что тут скажешь — даже в среде интеллигенции находилось немало людей, увидевших в Возвращении не более чем предмет для вмешательства органов ювенальной юстиции. Да что там — даже Дмитрий Быков сетует, что в сюжете Левиафана ни складу, ни ладу, хотя — казалось бы, должен что-то понимать в таких вещах. Каюсь, и мне поначалу показалось все довольно скучным, банальным и нескладным, но где-то к середине начал проступать-таки смысл.

Хулители фильма отчего-то не видят, что он донельзя нереалистичен, несмотря на гениальную, живую игру и речь актеров и работу художников по костюмам. Они негодуют по поводу оскорбления Церкви, унижения России, требуют призвать автора к ответу за клевету, да еще вменяют ему в вину государственное финансирование картины. Какое унижение, какая такая клевета — такой примитив даже читать больно. Почему-то от них ускользает очевидное: ничего реалистичного в фильме нет, там намеренно гротескно всё: герои, поступки, декорации. Гротескно и нелепо. Бессмысленно. Нереально всё: от начала до конца. Водка, измена, пьянство, рожа мэра, манеры епископа, дуболомность следователя и охранников, идиотский отъем участка при наличии таких же не хуже вокруг не занятых, вечное уныние Лили и искореженная праведным гневом морда Николая. Это аллегория зла — но это вовсе не про Россию и ее власть, и не про Церковь, хоть там у всех русские имена и батя в рясе. Там вообще нет России, нет власти и нет Церкви. Там есть только зло, зло и еще раз зло, творимое всеми героями, кто-то больше, кто-то меньше, но меньшее зло не становится добром, оно остается злом. Там беспросветная жизнь, но таковой ее делает зло, творимое самими же героями, при этом ищущими путей избавления. Ищут не все: у мэра, например, нет сомнений, что он уже все обрёл.

Защитники фильма ругают власть, Путина, клерикалов, порядки в отечестве и радуются, веря, что режиссер решился на такой гражданский подвиг — заклеймить грехи власть предержащих на широком экране, да еще за государственный счет. Помилуйте, какой подвиг — Звягинцев слишком сложный режиссер, чтобы заниматься такой ерундой. Он восходит гораздо выше, чем констатация печальных фактов нашей окружающей действительности. И эти защитники в упор тоже кое-чего не видят. Они не видят, что в фильме нет положительных персонажей, а вина за происходящее лежит не только на власти и епископе, но и на остальных — Николае, его жене, олицетворяющих, по их мнению, абстрактный народ, безвинно страдающий от преступных властей.

А ведь в фильме все на поверхности. Далеко не все беды героев — результат неправомерных действий органов власти. Кто виноват в том, что Лиля пошла изменять мужу? Кто виноват в том, что Николай беспробудно пьет? Кто виноват в том, что друг Дмитрий предал? Власти и Церковь? Ха.

Так что там все друг друга стоят. Там все перемешано — и Николай дружит с представителями той же самой преступной власти, и мэр стоит в одной церкви с незамысловатым местным народом. «Никто не виноват во всем, каждый виноват в чем-то своем», говорит юрист. И это не фигура речи, это надо читать буквально, но в масштабе. Вообще, в фильме очень многое говорится совершенно прямо и без обиняков, и вопросы задаются прямо — на них нужно давать прямые ответы. Самим себе.

Меньше всего стоит обсуждать «замысел автора». Он мог быть любым — произведение родилось и автору больше не принадлежит. У любого великого произведения есть своя собственная жизнь, автор — не автор, а медиум. То ли он задумал или не то — не важно, важно, что получилось.

Вообще, Звягинцев очень метафизический режиссер, ему свойственен символизм высшей пробы. Он снимает притчи, а все притчи — это проекция мира духовного на мир материальный. Рассказ о будничном с аллюзией на вечное. Так было в «Возвращении», так было в «Елене». И ни в одной его притче точка не поставлена — там очевидное тире. Все только начинается.

Все только начинается и в Левиафане. Зрителю стоит поработать над собой и поискать это вечное в фильме. Находка может быть неприятной. Потому что зритель обнаружит, что фильм о нем и о его будущем, его вечности — которую, впрочем, можно изменить, предприняв некоторые усилия. Если правильно и честно ответить на все вопросы, так прямо и открытым текстом звучащие в фильме. Если вслушаться в их первородный смысл и применить к своей собственной жизни.

Уход Лили в море тоже символичен. Кости и живой кит — тоже не просто так, хотя, может быть, критики найдут эти аллегории грубоватыми. Герои остаются на берегу с мертвыми костями, а Лиля ушла под покров вечности, к живому. Живому. Кто-то из них один Левиафан, двух быть не может.

В одном не соглашусь с автором первой из вышеупомянутых рецензий. Он пишет, что в картине показано наше возможное будущее. А мне кажется, что она показывает вполне себе настоящее — но не в том смысле, которым возмущаются славянофилы и восторгаются западники. Это притча не о том, чем живет и дышит нынче Родина, а о том, чем живет и дышит наш дух. Тот внутренний ад, который каждый сам себе кует по мере отчаяния и по степени гордыньки. Левиафан — отнюдь не государство. Каждый взращивает своего собственного левиафана, кормит и лелеет.

Ах да, в фильме-таки есть позитив. Не зря он снят на Севере — мне доводись бывать в таких местах. Там как нигде чувствуешь Вечность, прикасающуюся прямо к коже.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Все это такая изумительная, такая высокопарная демагогия, она настолько ни о чем, и вы при этом настолько уверены в себе, настолько высокомерны! Чудо. Вот для этой аудитории «Левиафан» и снят, ей он и льстит, спасибо за наглядность. Вам показали пустое место, в которое каждый волен вчитать собственный смысл, и вы вчитали тот, который наиболее комплиментарен для вас. И сколько противоречий! «Звягинцев — настолько сложный режиссер», и рядом — «все на поверхности». Поистине, покажи вам пустой экран — вы и в нем найдете поводы для самоуважения. Тысяча извинений за резкость, ведь высокопарные люди обычно очень обидчивы — но разве могут ничтожества вроде вас обидеть умников вроде вас?

Дмитрий Львович Быков: Ничтожества вроде нас, пардон. Опечатка.

~ Дмитрий Львович Быков, 7 февраля 2015 года ~

Новая Газета (07.02.2015):

Дмитрий БЫКОВ:

…И ушел бы приказ по спецслужбам страны:
Оторваться на месяц от всякой войны,
От соседских разведок, подпольных врагов
И от внешнего, злобу таящего,
Разыскать,
Перечислить наличных богов
И найти среди них настоящего —
Меж мечетей, меж пагод, меж белых палат…
Не впервой им крамолу откапывать!

Дмитрий Быков «Двенадцатая баллада»
// «Новая газета», №13, 9 февраля 2015 года

из комментариев:

[комментарий удалён]

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Александр Бычков, вы очень мало обо мне знаете. В армии я служил, хотя не уверен, что от этого была большая польза Родине. О благотворительности вслух не рассказываю, потому что это неприлично. А для Родины я сделал уже то, что таким, как вы, мое присутствие в мире не нравится. Оно вас беспокоит. И это прекрасно, прекрасно, дорогой Александр. Подумайте об этом глубоко и серьезно, на трезвую голову.


Бычков Александр: Очень любит Родину, правда, для нее ничего не сделал. В Армии не служил, в благотворительности замечен не был. Только языком.

Ольга Сергеевна Руднева: Быков пишет замечательные важные книги, образовывает и воспитывает молодежь! Это значимо.

Бычков Александр: Не все понимают его замечательность! В наше время недостаток патриотического воспитания, на мой взгляд, самая существенная проблема!?! Гражданина необходимо формировать, а не нигилиста. Ольга, сугубо мое мнение, не навязываю.

Irina Guseva: Патриот — это тот, кто страну любит, а не власть, ее уничтожающую.

Бычков Александр: Ирина, Патриот — это гражданин бескорыстно приносящий пользу своей Родине. Согласен с Вами, можно просто сидеть дома на диване любить Родину и ничего при этом не делать для нее. Но, гордо заявлять, я Патриот. Самое страшное, если патриоты «любящие» Родину расшатают её и мы, не дай Бог, её потеряем. Тогда придется любить Америку. Мы это уже проходили.

Бычков Александр: Ни одну власть, ни кто, никогда не любил. Это нормально. Управление большим государством в любовных объятиях народа, к сожалению, не возможно. В семье-то и то, тяжело поддерживать стабильность, когда 5 членов семьи. А тут страна. Ирина, нужно любить Родину, а не власть.

Нина Чехомова: Зато вас, Бычков,любителя Родины, так сказать, патриота замечательного, никто не знает, ни на родине вашей, ни где-либо ещё. А вот Дмитрий Быков всем известен, и книги его, и журналистика, и работа на радио и телевидении. И стихи тоже.

Бычков Александр: Нина, если Вам нравится Быков, хорошо. Я высказал свое мнение! Вам меня знать не надо. Все известны быть не могут. Главное делать полезное. Если вы формируетесь на писаниях Быкова, то мне Вас жалко.

Нина Тычинская: Бычков, достал своим патриотизмом!

Бычков Александр: Нина, Вы за анархию и пофигизм?

Бычков Александр: За шел к Вам на страничку, все понял, общение прекращаю, в связи с бесполезностью. Ваша Родина Америка. У нас в России есть понятие — патриот! Вам американцам не понять, у вас лучший друг Франклин на сто долларовой купюре. Ценности у нас разные, Нина! Good bay!

Դավիթ Պոլուսյան: Бычков, а на чьих писаниях вы формируетесь?

Бычков Александр: Полусян, я давно сформировался.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Александр, я не могу делать полезное для вас. Все, что я делаю, для вас вредно и даже губительно. Например, я пытаюсь вносить в наше общее пространство гуманизм, иронию, терпимость, просвещение, всякие другие хорошие вещи. Но это губительно для вас, ибо вы в этой атмосфере существовать не можете. Вы считаете, что для Родины полезны репрессии, изоляционизм и война. И потому вам не нравится то, что я умею, а это для меня прекрасное доказательство верности моего пути. Тернистого, нелегкого моего пути, Александр вы этакой.

~ Дмитрий Львович Быков, 10 февраля 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Maria Vardenga:

Варденгушка! Много счастья, здоровья, секса!

из комментариев:

Maria Vardenga: Ну ты и написал, дорогой!!! Что подумает обо мне прогрессивная общественность? Ой. Обнимаю)

~ Дмитрий Львович Быков, 11 февраля 2015 года ~

Игорь Караулов (11.02.2015):

День рождения встречаю, естественно, в труде. Труд начинается прямо сейчас, в 6.40, и будет идти, видимо, до позднего вечера.

Никаких отмечаний, выпивонов, поэтических бенефисов. Не заработал, не заслужил.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: С днем рождения.

~ Дмитрий Львович Быков, 18 февраля 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Tania Samsonova:

Дорогая и любимая Боровикова! С днем рождения, мой ангел! Приезжай в Принстон, увидимся. Любящий Быков.

из комментариев:

Tania Samsonova: Спасибо! а вот возьму и приеду. ты там сколько еще будешь?

Дмитрий Львович Быков: Аж до лета. В мае, кстати, с матерью. Так что велкам.

Tania Samsonova: круто! ну спишемся тогда

~ Дмитрий Львович Быков, 21 февраля 2016 года ~

Alexander Minkin (21.02.2016):

Дима Быков на днях сомневался (в эфире Эха Москвы): воевал ли Богомолов — автор «В августе 44-го»?

Дима талантливо сомневался и даже оправдывал.

Богомолова: мол, если так хорошо писатель плёл небылицы, значит, хороший это писатель.

Примерно знаю, что сделал бы Владимир Богомолов, будь он жив.

Допускаю, что Дима Быков начитался подлых статей О.Кучкиной в «Комс.правде».

Уже приходилось отвечать за Богомолова (поскольку он умолк). В прилагаемом тексте «известная газета» — это «Известия», а «рецензент К-н» — это Кичин.

Александр Минкин «Орден Правды»
// «Московский комсомолец», №1091, 23 февраля 2001 года

из комментариев:

Anatoly Golovkov: На мой взгляд, у Димы могло бы найтись более достойное занятие, чем порочить честь фронтовика.

Nikolay Polyakov: Если достоинства больше чем надо и обнаруживаются не тогда когда надо, и не там где надо, то это недостатки, а более достойно было бы извиниться перед уважаемым человеком, чем судиться… Это я о Кичине, рецензенте.

Дмитрий Львович Быков: Дима вообще-то не порочил честь фронтовика. Текст передачи выложен в открытом доступе. Вы могли бы с ним ознакомиться. Более того, я вообще не сомневался ни в чем. Я рассказал о том, что существуют публикации о том, что такие сомнения высказывались, и умолчать об этом в разговоре о Богомолове значило бы признать их справедливость. Оправдываться я ни перед кем не намерен, но думаю, что публикация господина Минкина не имеет к моей программе никакого отношения.

Alexander Minkin: Господин Быков не порочил. Он просто сказал, что такие сомнения (воевал ли Богомолов?) существуют. При этом подлыми господин Быков их не назвал. Таким образом, он всего лишь расширил аудиторию тех малодушных, что всегда реагируют самым паскудным образом: «Ага! Вот, оказывается, кто он на самом деле!»

~ Дмитрий Львович Быков, 1 марта 2016 года ~

Serge V. Berezhnoy (01.03.2016):

Дмитрий Быков: [В России] либерализм сейчас — совсем не то, что принято под ним понимать на Западе. Либерализм сейчас — это если дадут вздохнуть. Уберут от носа протухшие — не сталинские даже, а уваровские,— носки. И в благодарность за это люди вовсе не склонны будут устраивать погромы. Они соскучились по работе, как казаки у Шолохова. Потому что гражданская война и разруха, Сережа,— это СЕЙЧАС. СЕЙЧАС, Карл, понимаешь?

Дмитрий Быков: В России майданом не ограничится
// «ЛІГА.net», 1 марта 2016 года

из комментариев:

Serge Greenberg: Дмитрий Львович хорошо покушал, умеренно выпил и наслаждается приятной беседой с умным человеком…

оффтоп: в материале фото с «Контрольной прогулки, фото Сергей Бережной» — то есть ты там был?

Дмитрий Львович Быков: Дмитрий Быков давно не пьёт, а что кушает — не завидуйте плиз.

Serge Greenberg: Дмитрий Быков Дмитрий Львович, а вы правда считаете, что всякое высказывание на Ваш счет, которое не есть дифирамб (и, между прочим — никоим образом не есть оскорбление, или я чего-то не понимаю) — есть проявление зависти?))

Дмитрий Львович Быков: Нет, но всякий переход на личности в этом смысле подозрителен. Вы хотите кушать? Вам нечего покушать? Вы не наслаждаетесь беседами с умными людьми?

Serge V. Berezhnoy: Ребята, я вас познакомлю при случае. Цветы селезенки, все дела. Гринберг, не бузи.

Serge V. Berezhnoy: Кстати, вот мой альбом с «Контрольной прогулки» https://www.facebook.com/…

Дмитрий Львович Быков: Да-да. Докажем, что кушаем с радостью, с сознанием пользы. Бережному спасибо.

~ Дмитрий Львович Быков, 7 марта 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Ирина Петровская:

Петруха! Люблю тебя! У нас тут в Принстоне тебя читают и считают лучшей. А я давно уже так думаю. Вечно твой Быков.

из комментариев:

Ирина Петровская: Спасибо, дорогой Бычок!!! Что ты делаешь в Принстоне?

Дмитрий Львович Быков: Да как-то преподаю помаленьку. Для МГИМО я, вишь ты, нехорош, приходится прозябать тут с тремя семинарами и лекционным курсом о советской литературе. Приезжай.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 января 2015 года ~

Андрей Шемякин (14.03.2015):

НЕСКОЛЬКО СООБРАЖЕНИЙ О «ЛЕВИАФАНЕ» — вдогонку, с благодарностью предшественникам.

Посвящается Дмитрию БЫКОВУ

1. ОТНОШЕНИЕ КРИТИКИ

Итак, гипноз «Кинотавра» кончился, и об картину можно вытирать ноги, или похваливать, приспосабливая к идейной борьбе? Не думаю, скорее, нынешние, поляризующиеся мнения — это реакция на уже состоявшуюся судьбу фильма. Нет, это не зависть, хотя она, как выяснилось после 1917 года,— наш национальный порок. Тут другое. Сменился контекст, и ещё больше политизировалось общество. В фильм вчитывают смыслы, и, не находя их, знакомых, сердятся. Поэтому иногда те, кто не приемлет картину, проговариваются относительно точных вещей, предъявляя их обвинительно, но хотя бы оценивают сам фильм как произведение — изнутри. Скажем, демагогически употребляемое сравнение автора «Левиафана» с автором «Солнечного удара»: в нём есть резон, и там и там — то, что Е.Стишова когда-то счастливо определила как «непрозрачная стилистика», только в одном случае — концептуальный лубок, состоящий из общих мест, а в другом — авторское высказывание. И то правда: носители самозваной вести в таком соседстве отдыхают. А вот союзники, к которым принадлежу и я, увы, лишь приветствуют подтверждение в фильме СВОИХ мыслей и чувств о нашей жизни, то есть его используют. Привычное дело. В результате — спора нет. Есть квазиспор с очень интересными соображениями — о своём, картину задевающий косвенно. Не уверен, что получится что-то другое, но попробую.

2. ПРОДЮСЕРСКИЙ ПРОЕКТ

Конечно, (уже писали), это один из первых случаев собственно продюсерского кинематографа. В основном он у нас пока на 85% ДИРЕКТОРСКИЙ, то есть когда гос-плав-средства распределяются так, чтобы можно быть снимать и существовать, а там — как Бог даст. Таких стратегически мыслящих продюсеров, как С.Сельянов, А.Роднянский, Ф.Бондарчук, в документальном кино — В.Манский, И.Твердовский-старший, то есть авторов индивидуальных тактических концепций кинопроцесса, куда надо стратегически вклиниваться со своими идеями, меняющими общую ситуацию,— очень и очень мало. Остальные, даже весьма яркие сами по себе люди, как продюсеры говорят «от имени народа», а значит, рассуждают по-советски, оперируя категориями плана-вала,— т.е. ВООБЩЕ, чем больше, тем лучше, а не ищут путь к КАЖДОМУ зрителю, предлагая ему в знакомом — незнакомое. Чтобы сначала съел, а потом — распробовал. Как такая стратегия сработает, и сработает ли вообще,— захватывающе интересно наблюдать. Но в данном случае пока неясно, скажется ли благотворно предшествующая блистательная судьба картины — то есть на выходе из нашей, кинематографически-фестивальной, субкультуры? Позади — относительно комфортабельное гетто для избранных, впереди — опасная, непредсказуемая, втягивающая в себя российская реальность, где, как сказал поэт Николай Гумилёв, «бродят бешеные волки по дороге скрипачей». Молодцы, скрипачи, что рискнули. Но — рискнули частично. Шаг вперёд — и зависли над бездной. Голливудской, транснациональной, я имею в виду. Но, полагаю, судьба одарённого, но потерянного (пока) для искусства Тимура Бекмамбетова им не грозит. Поэтому болею за них. Этот прецедент может вернуть нам самоуважение, а, пусть и ситуативный, интерес в мире к отечественному кино уже есть. Не стоит завидовать: придумайте, как одиночный прорыв превратить в долговременный успех. А славой считаться без толку, не до неё сейчас, право.

3. ЖИЗНЬ КАК ПИАР

Самый забавный упрёк всей команде, но в первую очередь продюсеру и режиссёру со стороны неприятелей фильма, состоит в том, что они «вставляют» необходимые гнусному Западу (ха-ха, с Голливудом и творчески, и институционально борется весь европейский кинематограф, это вам не чиновники Евросоюза) разного рода очернительства, бросающие тень на Россию. Этот закомплексованный патриотизм только прибавил бы фильму популярности, (смеяться над собой, позволять брань в свой адрес, в том числе и площадную, может позволить себе только здоровый этнос,— чтобы не убили и чтобы жить дальше). Юмор в том, однако, что на фестивалях уже давно сидят не партийные пропагандисты среднего звена, а интеллектуалы высочайшей пробы (наши там тоже есть), которые считают ниже своего достоинства участвовать в рекламных кампаниях. Пиарить СТРАНУ СОВЕТОВ (отрицательная реклама — очень сильный ход)— им западло. В тени, между тем, остаётся действительно серьезная проблема: как безусловная просчитанность замысла «Левиафана» и, соответственно, фестивальная стратегия картины, совпадает с авторскими особенностями мировидения, а также стилем, темпераментом и образным мышлением режиссёра Андрея Звягинцева. Потому что, по большому счёту, это не только продюсерский проект, но личное, выстраданное, прямое — и, что называется, интегральное высказывание о человеке в мире, которого давно уже не было. Вокруг перманентно ходит Ларс фон Триер, а Звягинцев взял — и сделал.

4. РЕЖИССЁР И ЕГО ДВОЙНИК

Относительно Андрея Звягинцева можно сказать с большой степенью уверенности только две вещи. Первая: это Автор нашего первого поколения Синематеки, и другой реальности, внеположной той, которая есть в мировом кино, то есть «жизненной», от которой можно хотя бы отсчитывать, он, смею полагать, не знает и знать не хочет. В экранную публицистику его не надо тащить, пожалуйста. Хватает и того, что ВИДНО ВСЕМ, чтобы создавать свои конструкции. Ещё чуть-чуть, и я уже готов был бы процитировать Вячеслава Иванова,— знаменитые строчки о «русском уме»: «Он здраво мыслит о земле\В мистической купаясь мгле». Смущает, однако, одно обстоятельство,— и это вещь вторая,— сама природа таланта Андрея. Он абсолютно рационален, то есть полагается на восприятие постфактум. Никакого,— (впрочем, даже конвенционального, по договору) манипулирования эмоциями зрителя, игрой с ними,— того, что и составляет до сих пор основное очарование кинематографа («Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад») здесь, в этом фильме нет и в помине. А все белые пятна и чёрные дыры нашей жизни, увиденной как жизнь вообще, он сознательно «прописывает» на уровне именно драматургии, заботливо вместе с соавтором обозначая пустоты, откуда сквозит ледяной холод. Из этих дыр зритель выныривает не совсем таким, каким был до этого,— в смысле соотнесения себя с картиной. Любовь, ненависть, страх и смех,— все эти проверенные со времён античности эмоциональные «манки» здесь не работают. Естественно, защищаешься. Поэтому, приспосабливая к фильму привычные аналитические процедуры, очень хочется двойника режиссёра,— такой куклы, с которой можно обращаться, как угодно. Но фильм САМ сопротивляется, он есть, и ни в зуб ногой. Ну как его полюбишь? Ругать сподручнее. Тем более, когда вся реальность — как зубная боль, и и традиционно хочется утешения.

5. КАК НИ СТРАННО, О «ЛЕВИАФАНЕ»

Фильм очень сильный и очень странный, все признаки привычных ходов драматургических там присутствуют, но вся конструкция СМЕЩЕНА, и в результате получается совсем другая история, а зритель ретроспективно возвращается к прежним, уже знакомым КОДАМ восприятия, вместо того, чтобы поверить художнику и ПРОЧИТАТЬ текст. Ну хоть по слогам. Главное, что там как раз никаких тайн, никакого кухонного неофитского мистицизма 70-х, заигрывания с нашими фирменными безднами — нет. А вот изображение — тут стопроцентно прав А.Тимофеевский — это дизайн. Вся образность здесь — литературной природы,— как у символистов 2-го поколения, Блока и Белого, то есть это символы, как опредмеченные смыслы, а не метафоры-аллегории из разряда кукишей в кармане. Ещё раз скажу: ПРЯМОЕ КИНО. Однако, что касается пристрастия Андрея к мнимым ходам, активизирующим зрительское восприятие на всех уровнях,— они были заботливо перечислены оппонентами (а если, замечу в скобках, смотреть якобы не интересно, зачем писать аршинные памфлеты?), то он стопроцентный ученик Бунюэля, любимого режиссёра Тарковского, как раз и принятый из рук нашего гения. «Левиафан» — это НАШ «Ангел-истребитель», символически-замкнутая структура безвыходности, которая — в людях. Заметьте, не «нашего» человека перед лицом «нашей» власти (где оно, лицо?), а посттоталитарного мира, все отмычки к которому, все убежища внутри которого, тем более, все альтернативы ему, даже церковные — самоликвидируются у нас на глазах, как будто чья-то лопатка крупье сгребает куклы с игорного стола вместе с фишками (образ из фильма Жана Виго «По поводу Ниццы, я его вспомнил после просмотра на «Кинотавре»»). В чём же дело? А просто Звягинцев — первый режиссёр собственно синематечного поколения, у нас опоздавшего на 50 лет,— поколения Музея кино, режиссёров, не просто цитирующих фильмы, но отсчитывающих именно от кино как ОНТОЛОГИИ, бытийственности, когда ни истории, ни культуры, ни философской антропологии, может и не быть, внезапно не оказаться «в наличии». Когда по кости, если будет охота, надо будет воссоздавать ДИНОЗАВТРА, чтобы вспомнить, каким он-оно — был, а не пережевывать чувства бывших — тогдашних — граждан по его поводу, считая, что он есть опять,— молодой и вампирически-обаятельный. Не-а. «Левиафан», по большому счёту, тотально противоположен тем социальным эмоциям, которые он вызывает. Ругать конкретную власть в русской культурной традиции — значит мельчить задачу, не стоит овчинка выделки. Лучше с властью конкурировать в борьбе за умы, раз уж она не хочет функционировать как распределитель, и опять лезет во все дыры, и это уже спор не целей, но средств воздействия, спор кинозала и с кабинетом, и с площадью, где как раз социалистический «Левиафан» и может быть воссоздан, это раз плюнуть, а вот «буржуазно-демократического» не ждите, некому, да и сама власть, в своё время инициировавшая перемены в обществе, воспроизвела свои структуры на низовом уровне, она всех переживёт и сжуёт за милую душу, хотя пока покорно стоит в храме со свечечкой, переместившись из одного дома — в другой, из партийного кабинета — в новодел.

Честное кино: теоретически такое кино— противоречие в терминах, однако практически — вот оно. Смотрите, показывают. С самурайским самообладанием, а значит, уже внутренне преодолев ступор. Выход — по слову одного юмориста — там, где был вход. Это пред-постмодерн новой эпохи: всё ещё живём в культуре, но продолжать с ней опасные игры — в двусмысленность, или похлопывать по плечу сильного и самостоятельно думающего режиссёра — можно, разумеется,— но зачем?

из комментариев:

Антон Долин: Замечательно. Как же бешено не хватает такого уровня рефлексии — хоть бы и с противоположным знаком, не важно.

Ирина Павлова: Господи, Андрюш, вечно сам чего-то сам себе напридумываешь, а потом лично напридуманное очень аргументированно опровергаешь. :/

Андрей Шемякин: Нет, ИрВасильна, просто я в контексте, а ты — в тексте.))))

Ирина Павлова: Да ладно, я в таком же контексте, что и ты. Это как старшина Васков в «А зори здесь тихие»: «Конституция у нас у всех одна, советская, но вот же, у Бричкиной — всё при всём, есть на что приятно посмотреть!» :v

Дмитрий Львович Быков: Андрюша, любимый. Это просто умение создать рамочную конструкцию, в которую каждый вчитает свое. А чтобы сделать такую конструкцию, надо оставить в сценарии очевидные и зияющие пустоты. Таково было «Возвращение», таков же и «Левиафан»: кто что хочет, тот и видит. Стратегия Окуджавы, отчасти БГ — но они лиричны, а Звягинцев, по-моему, нет.

Oleg Chernov: «…это Автор нашего первого поколения Синематеки…» Браво! Точнейший диагноз! :)

Alexandra Sasha Sashneva: ну да… постоянно думаю о театре кабуки

Alexandra Sasha Sashneva: Дмитрий Быков абсолютно прав: пустоты — как язык. Именно это. АЗ не первый в этом. Пустоты бодрят воображение. Но это стайл. Почему нет? и все-таки — я за психологию))) за то, чтобы совмещать синематеку и драматургию

Дмитрий Львович Быков: И я за это. Не надо думать, что из этих пустот человек выходит новым, освеженным, выкупанным в ледяной купели и т.п. Если автору все равно, как погибла его героиня,— почему я должен верить в его натяжки?

Alexandra Sasha Sashneva: соглашусь, Дмитрий, но это стиль. Это стиль Звягинцева. Он такой. Я не люблю этот стиль, но я понимаю этот язык.

Oleg Chernov: Возращаясь к точному определению «…это Автор нашего первого поколения Синематеки…». Реджиевские пейзажи и босховские портреты + ведическое понимание эпохи — Кали-юга — железный век раздоров. :)

Alexandra Sasha Sashneva: в данном случае — как погибла героиня — как раз сильное место — неважно как она погибла — все виноваты в ее смерти и все обвиняют ее. Но я не уверена, что так было задумано, чтобы фильм был про героиню.

Alexandra Sasha Sashneva: просто проблема в том, если бы мы полюбили и поняли героиню, тогда бы мы ухнули вместе с ней в эту пропасть обступивших нас убийц, а этого нет. ведь героиня-то — отодвинута и никому неинтересна

Alexandra Sasha Sashneva: героя-то ни одного нет. а все думают, что есть антагонист и протагонист. а его нет. вот в этом и есть ценность фильма АЗ. нет ни одного героя

Дмитрий Львович Быков: Это не язык и не стиль, это метод, позволяющий удовлетворить максимальное количество зрителей. Или разозлить, что тоже успех. Но это имитация высказывания — самого высказывания нет, оно безнадежно зависает между экзистенциальной драмой, притчей и социальной критикой

Alexandra Sasha Sashneva: нуу… да… но разве можно за это осуждать?

Дмитрий Львович Быков: Осуждать нельзя, можно только отдавать себе отчет в том, что это именно имитация. А в Новосибирске между тем хотят улицу в честь Звягинцева назвать

Alexandra Sasha Sashneva: Дмитрий! так ведь — АЗ полностью соответствует эпохе. почему не отметить это?

Дмитрий Львович Быков: Мне Новелла Матвеева как-то сказала: двадцатый век был так нехорош, что соответствовать этому веку — небольшая доблесть

Alexandra Sasha Sashneva: ну… что ж…

Дмитрий Львович Быков: Мы-то с вами понимаем

Alexandra Sasha Sashneva: я давно перестала судить… это путь. один из путей. мое или не мое. вот все, что я могу сказать. я люблю теплые психологичные вещи. даже если они без героя. я бы перекроила Левиафана… потому что сама концепция интересна. но я бы сделала иначе.

Alexandra Sasha Sashneva: хочу сказать, что даже — странно!— в моей книге «Танго с ветром» есть свой левиафан, но он сделан иначе. жаль, что у меня нет продюсера, как у АЗ. Эти фильмы могли бы поспорить

Alexandra Sasha Sashneva: кстати — это не просто книга, а сценарий. Вот жду от Андрея профессиональной критики)))

Андрей Шемякин: Действительно жалко, Александра! А то у нас не кинематограф, а острова в океане. Остров Хлебникова, остров Попогребского, остров Звягинцева…

Alexandra Sasha Sashneva: ага(((

Alexandra Sasha Sashneva: может критика сценария — поможет мне найти продюсера?)))))

Дмитрий Львович Быков: Шем, услышал ли ты мой привет на Эхе? Я вложил туда много любви.

Андрей Шемякин: Дмитрий Львович, солнышко! Это не 20-й век — реакция на 19-й, гуманистический и апропоцентристский. Это 21-й, хрен его знает какой. Понимаю тебя, но мы же не в школе. Вот мы сейчас прошли весь цикл с НИИКом. И что? И письма писали, и бучу поднимали, и политдоносы на свою голову получили. А мотивировки, вернее, их отсутствие,— из «Левиафана», прямёхонько. И что? Сила картины, ещё раз скажу, в наглядности, но она отнюдь не элементарна. А «пробуждение народа» — это продолжение той же власти,— отнять и переделить. Как не кинь, всё клин. Люди ищут варианты, но когда художник обозначает тупик, уже легче. Туда ходить не надо. Новоделом кончится. А за психологией, Александра права совершенно, пойдём к другим. Вон к Василию Сигареву,— хотя там психиатрия.)) И тоже наглядная.

Андрей Шемякин: А то! Именно что и ответил тебе этим посвящением, потому что не поздравление же анализировать.)))

Дмитрий Львович Быков: Не надо мне пробуждения народа в кино, от кино другое требуется. Я хочу, чтобы спекуляцию не принимали за искусство, хотя Левиафан — не только спекуляция. Но с хорошего и спрос хороший.

~ Дмитрий Львович Быков, 17 марта 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Avdotja Alexandrova:

Расти большая!

из комментариев:

Avdotja Alexandrova: ❤️

~ Дмитрий Львович Быков, 26 марта 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Полина Рыжова:

Поля! С днем рождения! Пишите больше.

из комментариев:

Полина Рыжова: Дмитрий, дико приятно! Спасибо!

~ Дмитрий Львович Быков, 4 апреля 2015 года ~

Svetlana Dakhova (04.04.2015):

Что-то я вообще не поняла что это было и зачем?

Посмотрите эту книгу: «Квартал. Прохождение», автор: Дмитрий Львович Быков

из комментариев:

Nadia Kasjanenko: Скачивала. Прочитала страниц 10 и удалила :)

Svetlana Dakhova: Вот мне надо было то же самое сделать, но я все ждала когда же появится в книге то, из-за чего она так трудно, окольными путями шла к тому, что бы здесь ее взялись напечатать. Только потом подумалось, что это возможно такой «типамаркетинг». В итоге гадостное чувство от зря потраченного времени.

Дмитрий Львович Быков: Да ну, Света. Не может быть, чтобы вы не поняли, про что книга. Это просто новый жанр, жанр проживания — для тех, кто хочет прожить. Для остальных это автобиографический роман в необычной форме.

Svetlana Dakhova: Ну, возможно форма для меня оказалась слишком необычной.

Дмитрий Львович Быков: А вы попробуйте пройти. Увидите, сколько нового начнется в жизни.

Svetlana Dakhova: Честно? Слабо. Слабо некоторые пункты пройти. :)

Svetlana Dakhova: Дмитрий, признайтесь, вы сам все прошли?

~ Дмитрий Львович Быков, 9 апреля 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Alla Roylance:

Алка, любимся! С днем рождения! Ты лучше всех! Твой вечно ДБ

~ Дмитрий Львович Быков, 12 апреля 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Boris Reitsen:

Христос воскрес! Ну, и с днем рождения. Прекрасное совпадение.

из комментариев:

Boris Reitsen: Да, удачно всё как-то пока! Спасибо, Димочка!

~ Дмитрий Львович Быков, 17 апреля 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Alexandra Zhitinskaya:

Сашка! С днем рождения! Люблю и помню всегда.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 апреля 2015 года ~

Александр Тверской (14.04.2015):

Хочу сказать про Дмитрия Быкова пару слов и слова эти будут нелестные. Одно время я был даже его поклонником. Но потом это сошло на нет. Я читал его книги, статьи, слушал на Эхе, регулярно читаю его в Новой Газете. Точнее читал. Потому что уже скучно и не интересно. Одно и тоже. Но не беда в том, что человек исписался и повторяется до зевотной скуки. И то, что было оригинально и остро вначале становится пресно и однообразно в конце. Это бывает у всех людей, которые пишут. Выдавая статьи для десятков порталов и журналов в ежедневном режиме, ваяя книги и стихи космического объема, он оттолкнул меня, как читателя. Превратился в ремесленника. Но это тоже вкусовщина. А теперь по делу.

Я давно стал за ним замечать проскальзывающее высокомерие, когда он говорил о других авторах. Какой-то неприятный осадок оставался, вроде написано дельно и информации много и оценка интересная, а осадочек остаётся. Переломным моментом для меня стали его слова о Довлатове:

«Довлатов — это Брайтон, ничего не сделаешь. Я никогда не любил Довлатова. По мне это писатель довольно среднего вкуса… Я недавно перечитал, братцы, и «Компромисс» и «Филиал», и «Заповедник». Ну, это очень мелко. Даже на фоне Лимонова он очень мелкий писатель. Вот Лимонов — он создал определенный новый образ эмигранта, такого авантюриста, бродяги, сексуального террориста — да, тоже эмигрант нового типа. Я думаю, что если бы Набоков прочел, ему бы понравилось. Жаль, он не дожил, но ему бы очень понравилось, я уверен, тем более, что он русским матом не брезговал в некоторых ситуациях, а вот Довлатов — это, по-моему, Брайтон-Бич, ничего не сделаешь. Брайтон тоже есть, конечно, на литературной карте, но он занимает там очень мало места».

Я клянусь вам, что читал где-то еще более жесткие эпитеты от него про Довлатова. Он называл его бесталланым, серым, никаким. И не объясню это ничем, кроме зависти. Потому что ну не пишет Быков, как Довлатов. Его толстенные фолианты скучны. Довлатова хочется перечитывать снова и снова, Быкова не хочется. Мне стало очень неприятно после этих оценок Быкова. Это первое.

Второе. К сожалению, я сейчас уже не откопаю цитату, но читал это в Новой Газете, как он презрительно и хамовато писал об эмигрантах наших, которые смеют ругать Россию и что-то там советовать, отлеживаясь за бугром. А вот я, Дима Быков, тут борюсь и никуда не уезжаю, а вы там, не имеете права ничего вякать. Смысл был таков. Во-первых, нет никаких гарантий, что уже завтра Быков не уедет, а обстановка всё усугубляется для таких, как он. И во-вторых, откуда столько в нём желчи и зазнайства? Неприятно.

Приглядитесь лучше к этому человеку. А так, безусловно, он эрудит, обладает блестящими знаниями о литературе и красноречию его можно только позавидовать. Но это — технические характеристики, а остаётся еще личность.

Это личная оценка и моё мнение.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Саша Тверской, а вот зачем вы врете? Я не оспариваю ваше мнение, вы еще очень молоды и многого не понимаете. Но врать зачем? Ефремов никогда не говорил, что со мной трудно работать, и вы не сможете привести соответствующую цитату. Иначе он не продолжал бы со мной работать, а он продолжает — мы вместе делаем цикл «Стихи про меня». И про эмигрантов я не писал ничего из того, о чем так самозабвенно лжете вы. Все желающие могут прочесть мое стихотворение «На два адреса». Я не оспариваю мнений, я просто ужасно не люблю, когда врут, врут нагло, словно у людей уже нет ни глаз, ни памяти. Кстати, дорогая Марина Берман, почему «якобы преподает в Принстоне?» Приходите на мои лекции, я пускаю. И насчет вашего «не удивлюсь» — боюсь, вам всё же придется удивиться. Я не оставил ни одной из моих московских работ и читаю Московские лекции ежемесячно, а по окончании семестра вы вервь увидите меня на родине, если, конечно, сами там будете.

Анна Быховская: Они с Веллером просто близнецы братья.

Дмитрий Львович Быков: Аня, с Веллером мы просто друзья. И я после бы за честь быть его братом, но брат у него уже есть. И зря ваши дети так мало читают, простите уж за совет.

Алла Гордеева: Александр, почитайте всех знаменитых литераторов здесь, в фб, кто «ни с той ноги встал» порою, что они друг о друге, а тем более о читающей их публике пишут, и Вы наверняка, простите что-то Быкову. ))

Дмитрий Львович Быков: Пардон, «почел бы за честь», конечно. Проклятая машина исправляет то, что ей кажется ошибками.

Александр Тверской: Дмитрий, к сожалению, без конкретных цитат о ваших словах про эмигрантов, мои слова могут выглядеть, как враньё. Но мне с вами абсолютно нечего делить, я правда это читал. И у меня нет никакой цели вас оклеветать и оболгать. Я постараюсь отыскать эту вашу статью. Что касается Ефремова. Вот ссылка на его интервью. Может я не верно понял его слова? А вообще, спасибо, что ответили, это делает вам честь, правда. YouTube.com: Михаил Ефремов: Крым — не наш

Дмитрий Львович Быков: Еще раз: где Ефремов говорит, что со мной трудно работать? Мы с Ефремовым работаем давно, продолжаем это делать до сих пор и никаких трудностей не испытываем. А про эмигрантов — я же сказал вам: это стихи, а не статья. Стихотворный фельетон «На два адреса». Ознакомьтесь с ним, пожалуйста, и ужаснитесь своему пересказу.

Анна Быховская: YouTube.com: Быков об евреях

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, я-то помню. Где здесь слова о том, что я тут борюсь, а вы там спасаетесь? Где тут презрение к эмиграции?

Александр Тверской: Что касается про Ефремова. «С Быковом было более моцертианско что ли, но с Орловым более по-честному», «Васильев выгнал его». Я же могу делать вывод из его слов? Тогда я не понимаю, почему с вами менее «по-честному» и почему Васильев вас «выгнал». Слова носят определенную окраску. Вот я и сделал такой вывод.

Алла Гордеева: Александр, вы идеалист. И это неплохо. Быков взрослый талантливый дядя, говорит, что считает нужным. Вы его перевоспитать решили?

Александр Тверской: Алла, да вы что? Я подчеркнул в конце своего поста, что это моя личная оценка и мнение, основанная на том-то и том-то. В таланте Быкова я не сомневаюсь ни на секунду. Причем в большом таланте.

Дмитрий Львович Быков: Саша, вы сделали неправильный вывод и стыдитесь в этом признаться. А вы не стыдитесь, вам сразу полегчает. Моцартианский — не значит трудный, это значит как раз легкий. Посмотрите это слово в словаре.

Olga Kiseleva: ПРА БЫКОВА :D

С интересом слежу за его выступлениями (за исключением уже почившего проекта гражданин поэт, к этому действу я довольно скоро потеряла интерес) на протяжении нескольих лет. Его попытки анализировать политическую ситуации — одна из слабостей Дмитрия Львовича, в этой сфере он неубедителен, чтобы не сказать больше. Не читаю его еженедельных стишков в «Новой газете», ввиду их откровенной «вторичности».

Любпытны мне его (зачастую богатые парадоксальными суждениями) литературно-просветительские проекты — чаще всего это лекции/встречи с читателями по обе стороны океана, этим он пожалуй и интересен более всего.

Он — просветитель, в своих познаниях столь же блестящий, сколь и поверхностный. Он намеренно провокативен.:D Верить ему нельзя ни в чем (он очень неряшлив — в частности частенько приписывает те или иные высказывания тем, кто этого не говорил, ха-ха, «путается в показаниях»), но при этом часто предлагает разной степени убедительности концепции и его попытки осмысления литературного процесса заставляют задуматься, будят остатки мыслительной деятельности у слушателей, хе-хе, за что ему респект. Его познания обширны и не всегда глубоки, но он постоянно генерирует нечто, что является тканью культурного пространства, этим и ценен.

Он весьма вольно обращается с фактами в своем творчестве (пример — 900 страничная биография пастернака в ЖЗЛ, в той же серии — окуджава), а когда они не укладываются в его смелые (гы-гы) попросту их игнорирует. Короче говоря, его дань биографиям его старших выдающихся современников — способ самовыражения, описание собственного восприятия, и в значительной степени быковское мифотворчество.

Он весьма пристрастен, поэтому не доверяйте слепо его оценкам. Его художественные произведения нечитабелньы, его публицистика вызывает желание поспорить и вместе с тем, он интересен, как некий культурный феномен. Единственно, что привносит некоторое беспокойство — наличие массы его почитателей и обожателей.

Когда же уже, наконец, люди, посвятившие себя литературному труду, займут в сознании российского читателя подобающее им место и перестанут быть пророками/учителями жизни? Риторический вопрос.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Оля, или Ольга, как хотите,— чтобы говорить о чьей-либо поверхностности, надо как минимум продемонстрировать собственную глубину. Если вам что-то кажется нечитабельным, подождите, попробуйте читать специальную литературу, серьезную прозу, и многое покажется вам понятнее. Чтение не обязано быть легким. Лекция — та обязана: от нее требуется доступность. Вы просто еще не освоились в литературе, но при наличии смирения и обучаемости все это придет.

Olga Kiseleva: Спасибо, дорогой Дмитрий, ваши замечания весьма ценны (для ваших будущих биографов в том числе), но как вы могли бы заметить я, ценя ваш труд и вклад в отеч. культуру, все-таки не считаю вас учителем, поэтому ваш благожелателно-отеческий тон поучений нахожу несколько хм-мм… преждевременным.

Дмитрий Львович Быков: Оля, а можно подробнее о проблемах морального плана? Мы знакомы?

Дмитрий Львович Быков: Или уж извинитесь, что ли…

Olga Kiseleva: @Оля, а можно подробнее о проблемах морального плана? Мы знакомы?@ Моё высказывание означает лишь то, что сказано — наличие таланта не коррелирует с моральностю/или ее отсутствием носителя таланта. Хотите это оспорить?

Olga Kiseleva: Я бы рада извиниться, но пока не вижу, за что именно мне следует извиняться.

~ Дмитрий Львович Быков, 17 апреля 2016 года ~

Alexandra Zhitinskaya (17.04.2016):

Дорогие друзья! Сегодня для меня первый день рождения, когда я — мама. В прошлом году вроде как Маркун уже был, но еще не совсем. И поэтому этот день для меня особенный!

У меня есть мечта. В этому году у моей мамы юбилей, и мне очень хочется издать книгу ее статей о пантомиме, думаю, это было бы ей приятно. А многим из тех, кто занимается пантомимой и театром в целом, это было бы интересно. На издание книги я снова решила объявить краудфандинг (общий сбор средств), потому что теперь понимаю, что это работает (спасибо еще раз всем, кто помог в издании моей книги «Песня про дерево»). И с сегодняшнего дня этот проект запускается на планете.ру.

Словом, если кто хочет помочь мне воплотить эту мечту, то можно перевести посильную сумму на издание книги, подробнее о которой написано здесь:

https://planeta.ru/campaigns/mimediary

Если расскажете о проекте своим друзьям, тоже будет замечательно! Сбор средств продлится до 1 июня, и в зависимости от того, какая будет сумма, будет определен тираж. В любом случае, он будет не очень большим, так что книга будет раритетная во всех отношениях!

И спасибо всем за поздравления, встречи, слова и те чувства, которые вы мне дарите. Близкие люди — удивительный подарок и я им наслаждаюсь весь день (и не только сегодняшний, кстати)).

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Люблю и поздравляю тебя, Сашка!

Alexandra Zhitinskaya: Спасибо, дорогой Быков! Я тоже тебя люблю (и тоже поздравляю типа, хочется добавить))))

~ Дмитрий Львович Быков, 20 апреля 2016 года ~

Andrey Malgin (20.04.2016):

LiveJournal >«В гестапо тоже воруют»

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: С днём рождения, дорогой Андрей! Горжусь, что работал с вами и что знаю вас.

~ Дмитрий Львович Быков, 22 апреля 2015 года ~

Marina Lemlekh (22.04.2015):

Огнями реклам
Неоновых ламп
Бьет город мне в спину, торопит меня
А я не спешу
Я этим дышу
И то, что мое, ему не отнять

Минуту еще, минуту еще…

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Так вы в Нью-Йорке, Марина? Как сливами пересечемся?

Дмитрий Львович Быков: Не сливами, а с вами. Машина нагло правит текст

Marina Lemlekh: Не зря я пишу: минуту еще… :) это потому что я завтра улетаю :)

Дмитрий Львович Быков: Так мы опять вместе летим?

Marina Lemlekh: хаха) Ну я finnair в четверг :)

~ Дмитрий Львович Быков, 25 апреля 2016 года ~

Nelly Gordin (25.04.2016):

Дмитрий Быков !

«Стих Новый шедевр Быкова»
// «NewRezume.org», 22 апреля 2016 года

Европа пыжится, зараза, нам продавать мешая газ. Но у Европы нету газа — он сконцентрирован у нас! Он вызревает в зыбкой топи, где свет потух, а люд протух: его не может быть в Европе, поскольку это русский дух. Он вроде местного спецназа, и вы задумайтесь сперва: когда у вас не будет газа, вы перейдете на дрова.

Тогда вам станет очевидна несправедливость ваших слов, вам станет больно и обидно, к тому ж у вас ведь нет и дров! Вы все там дружите домами, бабла полно, но дров-то нет,— а мы их столько наломали, что можно греться двести лет. Об этом вам не ради фразы сказал правительства глава: у вас там дух — у нас тут газы, у вас права — у нас дрова. Мы, может, звери перед вами и все живем не по уму, но до сих пор топить правами не удавалось никому.

Дрожи, голодный и раздетый Европы Западной жилец. Раз нету дров — топи газетой… Но нет и прессы, наконец, за чечевичную похлебку твердящей наглое вранье, такой, чтоб захотелось в топку швырнуть немедленно ее. Приятно русскую газету швырнуть в печной уютный ад. У вас подобной прессы нету — и разве ваши так горят?! А наши так наглы и робки, в них так цветет белиберда, что иногда без всякой топки они сгорают со стыда. И хоть ума у вас палата, он не поможет в этот раз — похоже, топливо, ребята, вам брать опять-таки у нас.

Нам не обидно, мы привыкли, что нет почтения ни в ком… Но если нет газет — то фиг ли: иные топят кизяком. Простите, что такая проза нам служит пищей для ума: кизяк — особый вид навоза, кирпич сушеного дерьма. По воле праведного Бога, что нас хранит на этот раз, у нас его настолько много, что отдыхает даже газ. Оно растет, оно не тает, оно буквально застит свет — у вас самих его хватает, но столько не было и нет. Универсальная приправа, национальная черта — оно налево и направо, на всякий вкус, на все сорта, и в нашем рвении холопьем, под стоны местных Диотим, мы всех натопим, всех затопим в два счета, если захотим.

Что ж, недалек конец рассказа. Распорядился ход планет, что там, в Европе, нету газа, и нету дров, и прессы нет — такой, которая бы в топку просилась русским языком,— и наконец ее, холопку, Господь обидел кизяком. Ей-ей, пора бежать оттуда. Ее, с мошной ее пустой, спасла бы только диктатура — но ведь, похоже, нет и той. Она дивила всю планету, но, проиграв, пошла на дно: ее в Европе больше нету, зато у нас ее полно. Сегодня, в двадцать первом веке, мечте фантастов голубой,— у нас диктатор в каждом ЖЭКе и в поликлинике любой; накачан бешеным откатом, безмерной властью облечен,— у нас в любом сидит диктатор, не понимающий ни в чем, и каждый дурень — спору нету, все дурни грамотны уже,— готов немедля сжить со свету другого дурня из ЖЖ. Народ у нас довольно хмурый, ему ли злобу побороть? Мы все набиты диктатурой, она буквально наша плоть; наш опыт ничему не учит, а если учит, то не нас; нас диктатура так же пучит, как нашу землю пучит газ; она корежит наши лица и отравляет мирный труд, и мы готовы поделиться — но почему-то не берут.

Когда б пришла такая фаза, что мир и вправду был готов забрать у нас избыток газа, а вслед за ним избыток дров, и государственную прессу, что понимает все сама, и вслед за ней, для интересу, избыток местного дерьма, и диктатуру, что под старость преобразилась в рококо,— не знаю, с чем бы мы остались. Но как вздохнули бы легко!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ребята, этому стихотворению семь лет!

[Дмитрий Быков «Развивая П.»
// «Новая газета», №134, 29 ноября 2010 года
]

~ Дмитрий Львович Быков, 29 апреля 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 29.04.2016):

Приговоренные к смерти, толстые он и она,
Совокупляются, черти, после бутылки вина.

Чтобы потешить расстрельную братию,
Всю корпорацию их носфератию
В этот разок!
Чтобы не скучно смотреть надзирателю
Было в глазок.

Приговоренные к смерти, не изменяясь в лице,
В давке стоят на концерте, в пробке стоят на кольце,
Зная, что участь любого творения —
Смертная казнь через всех растворение
В общей гнильце,
Через паденье коня, аэробуса,
Через укус крокодилуса, клопуса,
Мухи цеце,
Через крушение слуха и голоса,
Через лишение духа и волоса,
Фаллоса, логоса, эроса, локуса,
Да и танатоса в самом конце.

Приговоренные к смерти спорят о завтрашнем дне.
Тоже, эксперт на эксперте! Он вас застанет на дне!

Приговоренные к смерти преследуют
Вас и меня.
Приговоренные к смерти обедают,
Приговоренные к смерти не ведают
Часа и дня.

О, как друг друга они отоваривают — в кровь, в кость,
вкривь, вкось,
К смерти друг друга они приговаривают
и приговаривают: «Небось!»

Как я порою люблю человечество —
Страшно сказать.
Не за казачество, не за купечество,
Не за понятия «Бог» и «Отечество»,
Но за какое-то, блядь, молодечество,
Еб твою мать.
Дмитрий Быков

из комментариев:

твш Татьяна Шипошина: Если без Бога в душе — то именно так. Жаль автора.

Дмитрий Львович Быков: О да. С Богом-то — оно хорошо, а без Бога-то и земля не рОдит… Это надо произносить, сильно окая, отдуваясь.

~ Дмитрий Львович Быков, 4 мая 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Рыклин Александр:

Поздравляю, милый Рыклин! Будь по-прежнему зациклен.

~ Дмитрий Львович Быков, 8 мая 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Валерий Тодоровский:

Дорогой Валера! Любимый Тодор! С Днем рождения! Люблю всегда. Будь здоров, успешен и продуктивен. ДБ

~ Дмитрий Львович Быков, 8 мая 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Alena Demyanenko:

Алена! С днем рождения! Снимай много! ДБ

~ Дмитрий Львович Быков, 11 мая 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Jules DuBoeuf:

Дорогой и любимый Юлий! С днем рождения. Пишите больше, вскорости надеюсь обнять лично.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 и 15 мая 2015 года ~

Maria Vardenga (13.05.2015):

Дмитрий Быков, ты восхитительный.

Дмитрий Быков «Dura lex»
// «Профиль», №17, 11 мая 2015 года

из комментариев:

Ирина Луговая: я считаю, что коррупция при всей своей омерзительности не главное зло; что фашизм, например, страшнее коррупции, хотя она при нем искореняется. «ворюга мне милей, чем кровопийца», не новый тезис.

Дмитрий Львович Быков: Я не считаю своей задачей изобретение оригинальных тезисов, когда вполне достаточно напомнить о старых. Это и в 1972 году не было новым тезисом. Не думаю, что в этом твоем комментарии есть какой-то смысл, тысяча извинений.

Ирина Луговая: Ну, ждешь все же открытий каких-то от талантливых людей.

Дмитрий Львович Быков: Не жди от меня открытий, Ира, я не удовлетворяю твоим критериям талантливости.

Ирина Луговая: Еще как удовлетворяешь! Не всегда, но этого и впрямь требовать и ждать, наверное, глупо. Не обращай на меня внимания и не трать время. Как сказал гитарист Володя Васильев Полу Маккартни, You Great.

~ Дмитрий Львович Быков, 17 мая 2015 года ~

Дмитрий Сергеев (17.05.2015):

Дмитрий Быков о Сергее Довлатове: «Посредственность, которая защищает право каждого быть посредственностью. Кумир обывательщины».

из комментариев:

Александр Сирый: А в контексте, что он мне денег с 2001 года должен и того, что песня, или кино какое, стихосложение всяко разно и вообще вроде как должно «нам строить и жить помогет» — просто ЧМО, самовлюбленность — личное дело каждого.

Дмитрий Сергеев: Александр, много задолжал?

Александр Сирый: Нет, пару сотен, на ход ноги. Но это и есть самая гнилая история, у всех социальных пластов в месте душка есть своя цифра, которую вроде как можно и не отдавать.

Дмитрий Сергеев: Понятно. Неприятная история.

Дмитрий Львович Быков: Минуточку, Александр, минуточку. Я вам должен денег? Я правильно вас понял? Мы виделись? Я у вас занимал?

Дмитрий Сергеев: Здравствуйте, Дмитрий Львович. Последние лекции о Шварце и Ахматовой прекрасны. О Шварце вообще не так много литературы и разбора «Поэмы без героя» тоже. спасибо Вам. Но про Довлатова я, как вот и многие мои товарищи, не согласен. :)

Дмитрий Львович Быков: Простите, но обсуждаю я здесь не лекции и не Довлатова, а клевету вашего друга. Я обычно денег не занимаю, и мне интересно узнать, сколько и за что я ему должен.

Дмитрий Сергеев: Александр Сирый, думаю, Вам надо прояснить ситуацию, а то как-то нехорошо получается.


Ilia Simanovsky: О, антисемиты подтянулись. Щас открою страшную тайну: если Быков — Зильбертруд, то Довлатов — Мечик.

Dmitriy Bykov: Нет, Илья Симановский. К древнему и славному народу нет вопросов. Те кто не маскируется и не стесняется быть тем кем рожден. А вот какого рожна этот персонаж пользует чужую фамилию?! Да и в принципе, без углубления в литературу, о покойнике либо хорошо, либо никак. Но где воспитание, такт и корректность и где этот «писатель»?! Человек стесняющийся своего рода не достоин никакого внимания, а его литературный талант оценит время. Сергей Титов, респект.

Дмитрий Львович Быков: Вы действительно напрасно используете мою фамилию. У вас нет на нее никакого права.


Наталья Шалагинова: Дмитрий Львович, сумму Александр Сирый назвал. Пошлите ему на бедность 200 рублей (наложенным платежом), а то, может, ему поправить здоровье не на что. :)

Дмитрий Львович Быков: Он не сказал, когда и при каких обстоятельствах ямему задолжал. Поскольку я никогда его не видел, насколько могу вспомнить,— я лучше нищему подам эту сумму.


Дмитрий Сергеев: Александр был в фб, предполагаю, вопрос Дмитрия Быкова видел, но не ответил. Очень жаль. Придётся отфрендиться, лишние неприятные недоразумения мне ни к чему.

~ Дмитрий Львович Быков, 5 июня 2015 года ~

Екатерина Власова (05.06.2015):

Однажды разговаривала с очень продвинутым в поэзии и литературе 17 летним юношей, он пишет стихи. Любит поэзию не благодаря школе, а вопреки школьному образованию. Он мне сказал: «Пушкин — это прошлый век, это не для нас» Я возразила: Пушкин — это будущее, если не распадётся Россия. И я доказала ему это буквально в несколько минут.

Я часто думаю, как много делает наша школа для того, что бы дети, закончив её, никогда в жизни не тянулись к Пушкину. У многих тошнотворный рефлекс остаётся на всю жизнь.

А ведь заинтересовать Пушкиным любого ребёнка, даже самого примитивного гопника, легче лёгкого. Легко привить любовь к поэзии Пушкина, да такую, что, став взрослым, человек всегда будет тянуться к этой поэзии, всегда к ней возвращаться, она останется жить страстным огоньком не в сознании, а подсознании, а вернее, где-то на уровне солнечного сплетения — навсегда. Мне это удавалось всегда без промахов. (И сейчас провожу тренинги) Вся Великая, Величайшая русская поэзия питается Пушкиным, но стоит особняком. Того или иного поэта можно любить и не любить, ничего страшного — нормально. Но Пушкина полюбить может любой, он в состоянии всколыхнуть душу, ум, тончайшие уголки сознания и подсознания. (Как много школа делает, что бы этого никогда не случилось). И что самое важное, Пушкин — величайший Учитель и Воспитатель. Бог дал России Пушкина, но мы этого дара не оценили.

Любого школьника с полоборота можно влюбить в «Евгения Онегина». Опыт у меня большой. Но нашей школе, нашим учителям этого не нужно. Я бы убила Дмитрия Быкова за его лекцию о Пушкине и характеристику романа «Евгений Онегин». Как Пушкину, и особенно, роману «Евгений Онегин» прижиться в душах детей с такими учителями? Очень бы хотелось где-то публично подискутировать с ним на эту тему.

Пушкин — поэт будущей России, если она сумеет выжить. Без любви к Пушкину — навряд ли. А любовь приходит от восторга, от того, что что-то в душе загорается, стало что-то вдруг интересно. Нельзя заставить любить, тем боле всякими дурацкими рефератами, которые с остервенением требуют учителя от детей. Только через Пушкина можно воспитать будущее поколение и спасти Россию. Но кому это нужно?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ну, если убили бы, то вряд ли он, честно говоря, захочет с вами дискутировать. Тем более что никаких аргументов, кроме пафосных банальностей, вы предложить не можете, а оскорблять оппонента уже начали.

Екатерина Власова: Конечно, не захочет. Для Дмитрия Быкова Евгений Онегин — ничтожество, хладнокровный убийца, невежественный человек. Великое произведение Пушкина просто перечёркнуто. О чём можно вести дискуссию хоть со мной, хоть с детьми. И это учитель!

~ Дмитрий Львович Быков, 5 июня 2015 года ~

Екатерина Власова (05.06.2015):

Ответ Дмитрию Быкову

Вы, Дмитрий, в своей лекции назвали Евгения Онегина ничтожеством. Как ничтожество может вдохновить, возбудить интерес, заставить задуматься? В старые времена его называли «лишним человеком». Что толку разбираться с «лишним человеком», сочинение написал и забыл. Вы оказались круче.

Итак, Онегин, по Вашему, «ничтожество».

«Не в первый раз он тут явил
Души прямое благородство,»

А что значит «Души прямое благородство» Вы спросили у детей? И причём «Не в первый раз он тут явил» — слова Пушкина, черта характера.

И что же это за ничтожество, имеющее «Души прямое благородство»?

В романе Пушкина много иронии, сарказма, приколов, шуток, подтекста. Но здесь серьёзно.

А Вы спросили у детей как ведёт себя сегодня человек, имеющий «Души прямое благородство» в тех или иных ситуациях? В вашей лекции об этом ни слова.

А чем отличается «Души прямое благородство» от прямой чести?

«Я знаю: в вашем сердце есть
И гордость и прямая честь.»

Далеко не одно и тоже. Вы дали детям поразмышлять? А зачем размышлять о ничтожестве!

А кого бы Вы сегодня могли назвать человеком, имеющим «Души прямое благородство» и прямую честь.— Вы у детей спрашивали? А зачем? Это же ничтожество!

«Не в первый раз он тут явил
Души прямое благородство,
Хотя людей недоброхотство
В нем не щадило ничего»

Человек был не просто благороден, но благороден, пройдя через тернии. А вот Ленский имел эти качества?

Спросили Вы у детей?

А если бы Ленский женился на Ольге и через неделю застал её с кучером, что бы он сделал? Кучера на дуэль не вызовешь. Скажите, есть подросток, которого бы не возбудил этот вопрос? Но Вам то зачем! Вы свой вердикт вынесли. (Хотя здесь море вопросов, ситуаций! Это же Пушкин!)

Человек, умеющий уважать чувство вчуже, уже не ничтожество.

«слишком часто разговоры
Принять мы рады за дела»

О делах.

«Ярем он барщины старинной
Оброком легким заменил;
И раб судьбу благословил.»

Ну, только ничтожество способно на подобный шаг. Так?

А те, кто не ничтожество:

«в углу своем надулся,
Увидя в этом страшный вред,
Его расчетливый сосед;
Другой лукаво улыбнулся,
И в голос все решили так,
Что он опаснейший чудак.»

Много ли тех, кто как Онегин и в литературе, и в реальной жизни решились на такой шаг? Или на него решаются только ничтожества?

«С ним подружился я в то время.
Мне нравились его черты,
Мечтам невольная преданность,
Неподражательная странность
И резкий, охлажденный ум.»

Ну, конечно, только с ничтожеством и мог подружиться Пушкин. А с кем же ещё?

Вы называете Онегина хладнокровным убийцей. Я понимаю, что ваши слушатели не обременены интеллектом и знаниями, наверняка даже Лотмана не читали. Но Вы то прекрасно знаете, что Онегин шёл не на убийство, а на смерть. Пьер Безухов чуть было не убил Долохова, он собирался его убивать? Да, после того как упущено было время, для Онегина остался выбор: или потерять социум, отказавшись от дуэли, или жизнь. Если бы я с Вами встретилась, я бы Вам в 30 минут доказала, что даже сейчас, когда один социум легко меняется на другой, и потерять можно только его часть, вы не пожалеете ни сына, ни мать от страха потерять часть социума. Только разговор должен быть прилюдным, так как Вы не страдаете ни «души прямым благородством», ни «прямой честью».

Хладнокровный убийца!
«окровавленная тень
Ему являлась каждый день»

Вот Вашему любимому Аркадию Гайдару только в конце жизни иногда снились убитые им, бессудно и безжалостно, люди. Их было много.

Хладнокровный убийца
«Убит!.. Сим страшным восклицаньем
Сражен, Онегин с содроганьем
Отходит и людей зовет.»

«А перед ним воображенье
Свой пестрый мечет фараон.
То видит он: на талом снеге,
Как будто спящий на ночлеге,
Недвижим юноша лежит,
И слышит голос: что ж? убит»

А много ли Вы знаете литературных героев или реально живших людей, которые всю жизнь мучились тем, что убили на дуэли человека, который сам их вызвал на дуэль?

Вот хладнокровный убийца — всё, рассуждать не о чем. Запомнил, написал в сочинении. А детям нужно спорить и рассуждать. Особенно сейчас.

Об образовании. С Вашей точки зрения Онегин необразован, невежа.

Да, Пушкин пишет об образовании Онегина с иронией. Это Пушкин. Если бы он писал без иронии, это был бы не Пушкин. Однако, Пушкин дружит с Онегиным.

«Он по-французски совершенно
Мог изъясняться и писал;»

В 60-е, 70-е и даже 80-е годы нашего века среди выпускников школ (может в Москве и встречались исключения) после шестилетнего изучения иностранного языка, людей, свободно владеющих иностранным языком (устно и письменно), не было, даже среди тех, кто поступал на инфак. И уж, конечно, если бы такой встретился, никто бы его невежей не назвал. Сейчас, конечно, в каждом классе немало учеников в совершенстве владеющих хотя бы одним иностранным языком, а то и двумя и более.

«Он знал довольно по-латыне,
Чтоб эпиграфы разбирать,
Потолковать об Ювенале,
В конце письма поставить vale,
Да помнил, хоть не без греха,
Из Энеиды два стиха».

Много ли выпускников школ на иностранном языке прочтут наизусть два стиха? А на родном?

Чтобы потолковать об Ювенале нужно прочесть и знать.

«Бранил Гомера, Феокрита;
Зато читал Адама Смита»

Чтобы бранить Гомера и Феокрита, их как минимум, нужно прочитать.

Это мальчик 18 лет. Сейчас выпускник школы. Попросите своих выпускников побранить Некрасова, Пастернака, Кольцова? А может Чернышевского или Герцена. Или похвалить.

А много найдётся тех, кто читал ну не Адама Смита, а, например, циклы Кондратьева или ритмы Кузнецова? Много их у Вас? Хоты экономику изучают почти во всех школах. Некоторые продвинутые читают Роберта Кийосаки. Хотя это сказка про колобка по сравнению с Адамом Смитом. А сами то Вы читали Адама Смита, хотя бы потому, что о нём идёт речь в романе?

Тема образования Онегина безгранична. О ней много можно говорить с детьми. Но зачем? По Вашему, он невежа.

«И возбуждать улыбку дам
Огнем нежданных эпиграмм»

Вы спросили у детей: улыбку у каких дам он возбуждал? Светской черни он чуждался.

А Вы задали детям домашнее задание: написать записку директору школы, что бы она улыбнулась, а не послала за родителями, классному руководителю; однокласснице, чтобы она не ржала как лошадь, а улыбнулась. Для этого, по меньшей мере, нужно знать от чего те или иные люди улыбаются. Ваши ученики знают? А Вы? А вот Онегин знал.

Тема образования Онегина безгранична. Здесь многое можно заронить в души ребят навечно. Но зачем? Невежа и всё.

И последнее, так как мне пора на поезд.

«Умом и страстью побеждать»

А Вы спросили у ребят: а чем легче и надёжнее побеждать: умом или страстью?

Разве есть подросток, которого бы этот вопрос не возбудил? Сколько разговоров! Сколько примеров! Сколько споров! А зачем?

Это тысячная доля того, о чём можно говорить с детьми. Роман бездонный и безграничный.

Жаль, нет больше времени.

Но мне пора уезжать туда, где нет интернета. Буду в понедельник там, где есть интернет.

Писала наспех, за ошибки прошу извинить.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ну, знаете, такой смеси самомнения, невежества, хамства и полной неадекватности я еще не встречал. Вы напрасно надеетесь на дискуссию. Для начала Мадам, вы старше меня грубить женщине я не привык, позвольте откланяться. Дискуссия тут не нужна, свои взгляды и методические навыки вы разоблачили вполне.

Екатерина Власова: Назвать Евгения Онегина ничтожеством и хладнокровным убийцей — вершина образованности!!! Супер!!! А методика у меня и вправду безграмотна и ужасна! Недавно мои сорокалетние ученики, собравшись вместе со своим детьми, после общего разговора перешли на Пушкина, в том числе «Евгения Онегина». Спорили, приводили цитаты, зачитывали отрывки, поправляя друг друга. И это при детях! Ужас, правда! Среди этих ребят не было ни одного филолога, ни одного, имеющего языковую профессию или образование. Мои ученики живут с Пушкиным, и чем старше становятся, тем больше он им открывается. И роман «Евгений Онегин» в каждом доме во всех уголках земного шара не просто лежит на полке, а любим и читаем. Научить любить Пушкина очень легко. Только кому это нужно! Не спорю, моя методика безграмотна и ужасна!

~ Дмитрий Львович Быков, 6 июня 2015 года ~

Ихлов Евгений (06.06.2015):

«Если завтра война, если завтра в поход…»

Романтикофил Дмитрий Быков опять по-русски запугивает Запад ядерной войной от невменяемой путинской России. Акцент делается на коллективное помешательство суицидальным милитаризмом, якобы раздуваемым и культивируемым пропагандой. Прежде всего, все приводимые литературоведом и историком литературы Быковым примеры неадекватны. Правящие элиты Европы (и Россиийской империи/СССР) накануне Первой и Второй мировых войн были уверены в победе. Был уверен в победе Гамаль Насер в мае 1967 года. Как только уверенность в победе исчезла — войны стали либо предотвращаться (Берлинский и Карибский кризисы), либо завершаться дипломатически — Война в Корее, Война в Индокитае, война Судного дня на Ближнем Востоке.

Более того, за последние полвека в СССР начало формироваться потребительское общество. Такое общество на тотальную войну готово, только став жертвою тотальной угрозы.

Но не это главное. 50 лет назад о подготовке советской ракетно-ядерной атаки США узнали бы за час — по высоченным столбам пара над пусковыми позициями при закачке в ракеты окислителя — жидких газов. В этот момент патрульные бомбардировщики Б-52, патрулирущие границы советского блока с ядерными бомбами (программа «Хромированный купол»), получали приказ наносить удар.

Сегодня о планируемом ударе будет известно ещё раньше — по срочному возвращению в Россию с Запада детей, жён, племянниц, любовниц и прочее правящей группировки и по синхронным лихорадочными попыткам их реализовать свои американские и западноевропейские активы, сбыть квартиры и виллы. Но фокус в другом — вернувшись в отечество по истреричному приказу, и понимая, что не одни — они тут же потребуют от мужей, зятьев, хахалей и дядей прекратить в эту чушь. И будут убедительны!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Женя, я не буду отвечать на оскорбления. Меня интересует другое: вы Ночикова читали? Вот ту книгу, на которую я ссылаюсь?

Ихлов Евгений: Оскорблений не было. Я ни разу не сослался на книгу Ночикова. Я во многом согласен с Григорием Померанцем, который 60 лет назад в своей теории ротации «рыл» — на смену сталинским звероящерам пришли хрущевско-брежневские хряки — доказал невозможность развязывания тотальной мировой войны «потребительскими элитами». Я считаю, что рассуждения Илларионова и Ваши о неминуемости началом Путиным мировой войны в ответ на провал юбилея победы и прочие события, элементом троллинга Запада — типа, лучше уступить психу с бритвой, а то он всех тут порежет. И Сванидзе стал в последнее время тут же песню затягивать.

~ Дмитрий Львович Быков, 21 июня 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 21.06.2015):

Дмитрий Быков «Анализ, мочи!»
// «Профиль», №23, 22 июня 2015 года

из комментариев:

Yuri Isakov: Быков пробует себя в фантастике?

Natalia Novikova: Определенно, фантаст Апокалипсиса. Смотрю в окно — жизнь продолжается, читаю Быкова — какой-то когнитивный диссонанс. Может, у него просто депрессия, кризис жанра?

Дмитрий Львович Быков: Да-да, Наташа. У него депрессия, кризис жанра, он стар, нищ, бездарен, маргинален, а у вас все хорошо, отлично. Смотрите в окно — еще более отлично. Покушаете — совсем отлично. Хорошо, вкусно. Сальце, горчичка. Пищеварение прекрасное. Надеюсь, я сделал ваш день, как говорят на проклятом Западе. Повысил ваше настроение. Честно говоря, я думал, что мой читатель умней. Остается подумать, что вы не мой читатель.

~ Дмитрий Львович Быков, 25 июня 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 25.06.2015):

Литературные чтения «Быков вслух», 30 июня 2015 года

из комментариев:

Ephraim Lior: Дорогой Дмитрий, в Вашем убеждении, что «слушать их лучше чем» Вас, присутствует не только скромность, но и справедливость. Очень досадно и обидно, при всей Вашей эрудиции, логике и великолепии речи, слушать бесконечные выпрашивания у слушателя согласия с каждой второй сказанной фразой. Такое неряшливое отношение к языку непростительно литератору, для которого язык является его кистью, маслом и хлебом.

Дмитрий, дорогой, ну переслушайте любую Вашу запись. Эти «ДА?», завершающие Ваши сентенции, не более достойны профессионала словесности, чем «не ложьте зеркальцы в парты».

Но это не единственное, раздражающее в Вашей речи. Не следует после внятно произнесенного подлежащего вставлять местоимение (он, она, оно, они).

Тем не менее не могу не поблагодарить Вас за то, что Вы не говорите эти бесконечные «как бы», также свойственные современной русской речи как и отмеченное выше.

Надеюсь, что Ваш интеллект и уважение к языку позволят Вам очистить Вашу речь.

Успеха.

P.S. Уже поставил этот комментарий, когда услышал Вашу фразу «сфоткали меня с какой-то девушкой». И тебя, Брут, «фоткают».

Предохраняйтесь.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Эфраим, «словесность» пишется без «т». Это у меня тоже учительское. Человеку со столь высокомерными интонациями, как у вас, надо следить за подобными вещами. Без обид, серьезно.

~ Дмитрий Львович Быков, 29 июня 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 27.06.2015):

— Парадокс: поэт, которого сначала посадил, а потом выпихнул Советский Союз, поэт, чьих родителей советская власть не выпустила повстречаться с сыном, поэт, которого лишение родины и связанные с этим стрессы добили преждевременно, оказался ужасно востребованным не в советском, а в русском мире… И в этом есть своя высокая правота и своя высокая логика.

— Бродский — это поэт силы. Бродский, который говорит о своем изгойстве, своем изгнанничестве, утверждает это изгойство и изгнанничество с помощью риторики силы, риторики невероятного напора, если угодно — нахрапа. Скажу больше — это риторика присоединения к большинству.

— Немудрено, что именно Бродский написал стихотворение на независимость Украины. Одно из худших стихотворений на русском языке, которое появилось в 90-е годы. Дело тут, конечно, не в том, что это убедительно или неубедительно, нравственно или безнравственно… А прежде всего в том, что грубость этого стихотворения неорганична, а риторика его вымучена.

— Парадокс Бродского в том, что человек, который так отчаянно артикулировал муку одинокого существа, оказался выразителем идей большинства. И Бродскому нравится быть поэтом большинства, осознавать себя частью народа… Он все время говорит, с какой гордостью в ссылке он ощущал себя одним из миллионов, идущих утром на работу, вместо того, чтобы, как большая часть интеллигенции, посапывать в постели.

— Бродский сейчас канонизирован потому, что в его стихах и его мировоззрении количественный критерий всегда преобладает над качественным.

— Бродский замечательный выразитель довольно гнусных чувств — зависти, ненависти, мстительности, принадлежности к какой-то большой корпорации, к народу… А с чувствами благородными у него не очень хорошо.

— Очень редко, очень немного у него стихов, в которых встречаются эмоции высшего порядка: сентиментальность, нежность, умиление, упоение, пусть даже собственными литературными возможностями.

— Мы потому его и любим, что он не требует от нас сверхусилия. Мы легко и охотно воспринимаем героя Бродского как своего. Нам это нравится, потому что жижица пельменная, о которой он пишет — это наш повседневный быт, злоба и зависть — это наша повседневность. Патриотический дискурс тоже любит в нас худшее — например, внезапные проявления агрессии и вседозволенность.

— Бродский — это поэт отсутствующего метафизического усилия. Поэт, который ни в кого не превратился. Который колоссально усовершенствовался формально, на протяжении своей работы, но очень редко разгоняет свою поэтическую мысль до таких скоростей, которые позволяют выйти на новый уровень. Это поэт без скачка. На протяжении своей творческой жизни он изменился очень мало.

— Бродский — поэт чрезвычайно мрачного мировоззрения. Но вместе с тем, Бродский — это поэт соблазна. Это поэт тех слов, выражений, интонаций, которые заведомо привлекут наибольшее восхищение, причем наибольшее восхищение наиболее противных людей.

— Бродский — это поэт без основополагающего принципа. Вернее, основополагающий принцип тут только один. Кто-то скажет, что это сохранение достоинства, а я скажу, что это сохранение наибольшей риторической привлекательности. Он умеет так сказать и так сформулировать, чтобы обывателю было за что уважать себя. Потому что самые примитивные, самые низке инстинкты, самые гадкие желания и самые мерзкие намерения сформулированы с наибольшей риторической привлекательностью. А это как раз и есть основа патриотического дискурса. Потому что патриотический дискурс — это умение извлекать наслаждение из гнусностей, умение быть последним, а чувствовать себя первым.

Лекцию Дмитрия Быкова
«Бродский как поэт русского мира»
можно посмотреть тут:

http://www.pryamaya.ru/…

из комментариев:

Flena Vasilevna: переоденьтесь (то, в чем вы вышли, это — как в абибасе выступать, уважайте людей). Напишите хоть что-то, сравнимое с. И только потом пишите развязную чушь … а что потом. Потом не будет.

Дмитрий Львович Быков: Флена Васильевна, угадаете ли вы, как вам следует поступить с вашими советами и эстетическими оценками? Где именно им самое место? Не может быть, Флена Васильевна, чтобы вы не догадались!

~ Дмитрий Львович Быков, 6 июля 2015 года ~

Julia Gutova (06.07.2015):

Друзья… А у кого-нибудь есть телефон Дмитрия Быкова? А Андрея Колесникова? Мы хотим их пригласить на интересный разговор на ЛШ. Позвоним только раз, изложим предложение, и после этого сотрем эти телефоны и не будем никому докучать.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Юля, вы вполне можете написать мне на адрес dmibykov@yandex.ru

~ Дмитрий Львович Быков, 11 июля 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 11.07.2015):

Сергей Митрофанов «Защита Быкова»
// «Свободная пресса», 7 июля 2015 года

из комментариев:

Alexander Faigenzon: Быков написал много, очень много, даже слишком много, но его головы над уровнем пока не видно. Качество местами прилично, местами убого. А на мыслителя совсем не тянет. Нельзя танцевать на всех свадьбах сразу.

Дмитрий Львович Быков: Я не тяну на мыслителя, нет. А вы тянете. Это видно сразу, с первого слова, это в интонации, в знаках препинания, в подборе лексики. Я думаю, всем нам стоит встать и обнажить головы по случаю вашего тут присутствия.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 июля 2015 года ~

Nelli Konstantinova (14.07.2015):

Вчера Дмитрий Быков прочел последнюю лекцию ушедшего сезона. Народ не просто набился, а сидел на сцене (человек 6 точно, а что там за кулисами, даже и не знаю). Стругацкие, «Пикник на обочине». Крайне неожиданная трактовка, крайне. «Когда бог посещает кого-то, он не заботится о комфорте принимающей стороны»,— вот основной тезис о тех, кто завернул на пикник.

И о том, кто это был. Это был Бог.

Бог посетил Россию в 1917 году, о том и книга «Пикник» — вот мессидж Быкова, подкрепленный цитатами оттуда. Я аж осталась послушать второй раз (известно, что он не читает два раза одну и ту же лекцию, они всегда разные).

Посетил он, бог, оставил всякого чудесного в этом богом забытом углу мира, ну вы помните весь тот божественный мусор неясного назначения. И до недавнего времени в нашу Зону ходили за этим хабаром все кто не боялся, кому не лень: тут было всякого добра завались, энергии в том числе. А то что ведьмин волос лишает человека костей, а к золотому шару (который исполняет — не самые сокровенные и подсознательные, это шиш, а самые низменные — желания), так вот, что к нему пройти можно только буквально бросив кого-то перед собой в мясорубку — так это все хорошо знакомо всем, кто жил в Зоне. Да уж.

В общем, я жду полный текст лекции, потому что я медленная на мозги. Это тоже из обсужденной вчера стругацкой гипотезы о том, что человечество разделится на две части, да что там, уже разделилось. И меньшая будет быстро развиваться, а большая — медленно угасать.

Но был вчера эпизод, который противоречит теории моей медленности. Я спросила, родственница ли Мартышка из «Пикника» пушистой Акико (воннегутовский персонаж, из «Галапагосов»). И Дмитрий Быков не вспомнил, ага, кто эта Акико, ееееее. Я прямо сейчас как те его слушатели 15–20 лет, которые на Эхе, он говорит, засыпает его вопросами, которые его лично, Быкова, в его 15–20 вообще никак не волновали (лукавит, конечно, волновали, судя по лекциям). Вопросы, он перечислил, такие: читать или нет «Улисса», что такое «Швейк» Гашека, что он думает про комментарии НЕпомнящего к Евгению Онегину, про Переписку кого-то с именем, похожим на малину, с Аверинцевым. И что он скажет на теорию, что Вий — из Калевалы, там тоже msk один, говорил «Поднимите мне веки». ПРо киберпанк тоже, впрочем спрашивали, про Аберкромби, но только один про Марина и игру престолов.

Хороших всем каникул.

из комментариев:

Pavel Svinarev: Значит нужно поменять формат лекции. У тебя берут интервью, ты, вежливо отказываясь от выпивки, как бы невзначай выдаешь секреты бьюти индустрии.

Алексей Беляков: Или наоборот — все вокруг дико напиваются, и я несу, заикаясь, любую ахинею. Тут все аплодируют, аплодируют…

Дмитрий Львович Быков: Леша, девушки ждут от меня совсем другого. Ты, верно, общаешься с какими-то другими девушками.

~ Дмитрий Львович Быков, 17 июля 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков > Андрей Добрынин:

Андрей! С днем рождения. Я всегда тебя люблю.

~ Дмитрий Львович Быков, 31 июля 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 31.07.2015):

«Профессия учителя — это довольно экстремальный спорт»
// «Учёба.ru», 29 июля 2015 года

из комментариев:

Sergey Temirov: Уважаемый Д.Л. Как истинный поэт, Вы в состоянии «опоэтизировать» всё (в данном случае это гениально сделано в отношении Учителя). Но, читая много Ваших интервью на тему учитель-ученик, не могу отделаться от ощущения, что Вы строите свои концепции на основе наблюдения/общения с тончайшим слоем элитных выпускников/студентов лучших московских вузов. Чуть раньше Вы описывали наблюдения, основанные на контактах с первокурсниками МГИМО. В тексте Вы ссылаетесь на то, что «это наблюдается по всей России» со ссылками на контакты с коллегами.

Увы, мои наблюдения не подтверждают Ваш тезис. Я много работал и продолжаю работать (в провинции) на стыке обучения и учеников, и учителей математике. Понимаю, что Вы делаете акцент на скачке в гуманитарной сфере, более близкой Вам. Но в описании «биологического скачка» Вы говорите о качественно ином уровне сопоставления информации, присущем восхищающему Вас поколению. Но позвольте заметить, что навыки сопоставления (т.е. установление причинно-следственных связей) воспитываются как раз математикой. А тут, снова увы, никакой позитивной динамики не наблюдается. Помимо субъективных ощущений от контактов с выпускниками и учителями нашего региона я просто знаю статистику. При всех хорошо известных критических стрелах в адрес ЕГЭ я твердо уверен, что результаты ЕГЭ по математике весьма точно характеризуют уровень качества образования. Статистика говорит, что в нашем крае (поверьте на слово, вполне среднестатистическом в масштабе России) больше 80 баллов получили менее 1 процента выпускников. Пусть в Москве это будет 2 процента. Боюсь, что Ваш вывод о некоем «биологическом скачке» основан именно на общении с этими 2 процентами.

К сожалению, и Ваш талантливый панегирик Учителю (с большой буквы, т.е. в целом) основан на опыте тонкой прослойки прекрасных (но тоже, боюсь, малочисленных) учителей лучших московских школ. На огромных просторах нашей страны обычный школьный учитель совсем другой. Думаю, что в своей массе учителя вполне подтверждаю грустную статистику 86/14 (ну, Вы понимаете).

Короче говоря, хорошо информированный оптимист, скорее всего, будет пессимистом.

Дмитрий Львович Быков: Скачок вообще обычно затрагивает не всех. Сначала начинается прогресс у сравнительно небольшого процента умных, постепенно подтягиваются остальные. И не нужно утверждать, что большинство известно вам лучше, чем мне. Уровень этого большинства тоже меняется. Боюсь, тут дело в наблюдателе: мне хочется, чтобы нечто менялось к лучшему, и я вижу повсюду доказательства таких перемен. Вам почему-то хочется, чтобы все оставалось плохим или ухудшалось, и действительность охотно предоставляет вам доказательства вашего мнения.

~ Дмитрий Львович Быков, 17 августа 2015 года ~

Nikolai Rudensky (17.08.2015):

Дмитрий Быков на «Эхе» говорит о современной литературе:

«Лукин — гениальный живописатель действительности, но ему не хватает тех великих идей, какие есть у Лазарчука».

Живу, оказывается, как в лесу…

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Да вообще его место в лакейской. Пусть пишет политические стишки, а о литературе должны судить избранные, белая кость вроде вас.

~ Дмитрий Львович Быков, 17 августа 2015 года ~

Nikolai Rudensky (17.08.2015):

Дмитрий Быков на «Эхе» в программе «Один»:

«Многие считают иначе — ну бог им судья. Я же здесь сижу не для того чтобы давать правильные ответы, а для того чтобы мне было интересно и вам было интересно».

Удивительно откровенный манифест интеллектуальной безответственности, столь ему присущей.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков:Да-да. А вы — олицетворение интеллектуальной ответственности. Именно для того я и существую, чтобы оттенять вашу прекрасность. Без меня на вас, согласитесь, было бы далеко не так приятно любоваться.

Nikolai Rudensky: Ну, если у вас такое представление о своей общественной миссии…

Дмитрий Львович Быков:Помилуйте, кто я такой, чтобы иметь общественную миссию? Миссия моя одна — «Моя неловкость вам послужит фольгой». Вы узнаете цитату или погуглите?

Nikolai Rudensky: Не иначе как из Лазарчука.

Дмитрий Львович Быков:Это была острота? Выпад? тонкий юмор? Вам, мне кажется,— хотя кто я такой, чтобы советовать вам?— следовало бы все-таки немного подчитать, чтобы «Эхо» не было единственным источником ваших познаний о мире.

Nikolai Rudensky: Не скажите — благодаря вам «Эхо» необыкновенно расширяет мои умственные горизонты!

Дмитрий Львович Быков:Помилуйте, я берусь только за реальные задачи.

Nikolai Rudensky: «Вы часть той силы, что вечно совершает благо» (Лукин).

Дмитрий Львович Быков:Из духов отрицанья ты всех мене бывал мне в тягость, плут и Лазарчук!

Mikhail Sokolov: Всяк норовит укусить БОЛЬШОГО русского писателя.

Дмитрий Львович Быков: Жирного, Миша, омерзительно жирного — будем называть вещи своими именами.

Mikhail Sokolov: Дюма-отец. Однозначно. Надо больше писать больших романов.

Grigori Komski: Дмитрий Быков, вам одному в этой стране по плечу скинуть путина, даже за это тока спасибо!

Yuri Ant: Дмитрий Быков — наоборот, Вас чаще можно упрекнуть в легковесности…

Дмитрий Львович Быков:Можно, можно. Вам все можно. Если вам нельзя будет меня упрекнуть, как вам жить, за что себя любить?!

~ Дмитрий Львович Быков, 4 сентября 2015 года года ~

Крым Реалии (04.09.2015):

«В эфире «Радио Свобода» в программе «Лицом к событию» писатели Дмитрий Быков и Виктор Ерофеев»
// «Крым.Реалии», 4 сентября 2015 года

из комментариев:

Tania Kostiukhina: Он не может быть независимым: он дотационный на 83%. Мозгами шевелить надо, прежде чем загрязнять атмосферу глупыми высказываниями!

Дмитрий Львович Быков: Татьяна, Татьяна! Вежливей, вежливей! Сдержанней! Деликатней! Меньше высокомерия, Татьяна! Уверены ли вы, что он всегда будет дотационным? И что всегда найдутся желающие его дотировать? Знаете ли вы будущее? Ведомы ли вам тайны Вселенной? Доступны ли вам ключи мироздания?

Tania Kostiukhina: Дмитрий Быков Ответ на все вопросы, кроме последнего ДА! Тайны вселенной ведомы мне по мере их раскрытия Богом! Просто не люблю, когда люди вот от нечего делать: лишь бы болтануть что-то! Тем более, вместо того, чтобы заниматься своими насущными проблемами, влезли в чужую страну, нагадили, а теперь чтобы «лицо сохранить» решают еще ЗА ЧУЖУЮ ТЕРРИТОРИЮ!! какой ей быть. Уж те, кто здесь родился и живет, будут решать свою судьбу, а не вы!

~ Дмитрий Львович Быков, 7 сентября 2015 года ~

Alexey Khodorych (07.09.2015):

Дмитрий Быков: «Шекспир это одна большая ошибка»

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: А можно узнать, кто выдумал эту цитату?

Alexey Khodorych: Автор я, но это ж жанр шуточных цитат, в контексте происходящего обсуждения про Довлатова понятно что это условная реальность и без подмигивания. Или как-то обозначить, что это шутка?

~ Дмитрий Львович Быков, 12 сентября 2015 года ~

Ольга Андреева (12.09.2015):

Сегодня осуществила давний стратегический план — увидеть в живую Диму Быкова. Все знают Д. Быкова, а я нет.

Надо послушать великого и ужасного Д. Быкова, говорила себе я. Ну, хорошо, мне не нравится, как он пишет, но не всегда, не нравится, как и что он говорит, но тоже не всегда. Иногда, говорила я себе, в словах его слышна печаль одинокого гения, которому хочется, чтобы его любили современники, а не только потомки. Надо помочь человеку.

И я пошла.

Д. Быков представлял книгу воспоминаний разных людей-писателей об их школьном советском детстве. Д. Быков выступал в качестве собирателя и коммерческого живца — на обложке все равно стояло его имя.

Я немного опоздала и вошла как раз в тот момент, когда великий Д. Быков объяснял аудитории, что книжка, которую он должен был отрекомендовать, очень плохая. Просто ужасная. Потмоу что воспоминания там в основном добрые и светлые. Детство, учителя, сопли пузырями, никакой беспощадной правды времени. А это все ерунда и клевета на советскую власть, потмоу что советская власть ужасна, ужасна и еще раз ужасна.

Публика посмеялась, будучи уверенной, что это шутка.

Его, Д. Быкова, личные воспоминания о советской власти и школе совершенно ужасны — продолжал Д Быков. Его давили одноклассники, но, по счастью, так и не додавили, и если он сам будет писать свои воспоминания о школе, он назовет их «Записки недодавленного».

Публика опять посмеялась. Сдавленно.

Потом великий Д. Быков стал объяснять, что присутствующая здесь аудитория омерзительна так же как и советская власть, потому что ей, конечно не понравятся его будущие Записки, потому что она имеет привычку на кухне обсуждать жидов, но так как тогда, когда он их, Записки, напишет, его слава будет уже бесконечно велика, ему будет совершенно все равно.

Публика снова посмеялась, но уже без прежнего юношеского задора и огня. Очень как-то сдавленно посмеялась.

Потом досталось книжному магазину, который организовал презентацию, издательству, которое выпустило книгу, России в целом, лично Путину и кому-то еще.

Публика продолжала посмеиваться, но уже как-то совсем нервно и с оглядкой. Я тоже стала оглядываться. Оказалось, что зал заполнен людьми совершенно неодинаковыми. Все вокруг меня оглядывались. Но по разному.

Одна часть аудитории оглядывалась хищно. В глазах явно светилась жажда крови и свежего мяса с икрой. Ну же, говорили их глаза, кто тут собрался обижать великого Д. Быкова? Выходите, не ссыте, и мы вас тут же сожрем. Остальная публика оглядывалась робко и затравленно. То есть они понимали, что если они сейчас высунутся их тут же сожрут, поэтому сидели тихо-тихо и старались угадывать, где надо смеяться, чтобы себя не выдать.

Между тем в глазах великого Д. Быкова все больше светилась жажда крови и мяса, а в голосе — разочарование. Похоже было, что великий Д. Быков пришел подразнить львов, а львы оказались старыми кошками, лежали себе на солнышке и на Д. Быкова не кидались. Никто не обзывал его пятой колонной, либерастом и прочими ватными словами. Напротив публика была нема и потрясена. Великий же Д. Быков, впрочем, все еще надеялся и старался изо всех сил, чтобы хоть кто-нибудь дал ему по морде.

Я подумала, что свой стратегический план я уже выполнила. увидела великого Д. Быкова, а кто кому тут даст в морду мне уже знать не обязательно. Поэтому я начала пробираться к выходу.

Если завтра в новостях я прочитаю о случаях массового каннибализма в г. Москве, я не удивлюсь. Все к этому и шло.

из комментариев:

Evgeniya Beresneva: Вот это камингаут )) интересно, что в фб уже сформировались определенные стереотипы. И это вот из таких — ругать Быкова вроде как неприлично )

Дмитрий Львович Быков: Женя, не слушайте эту девушку. Она все врет. Я не знаю, чем она занималась во время этой встречи, но если бы такое появилось в СМИ, а не в блоге, я подал бы в суд и выиграл его. Правда, сутяжничество мне в принципе чуждо, но и в клевете надо знать меру.


Виталий Науменко: А может все, как в анекдоте про Неуловимого Джо…? Неуловим — потому что никому ненужен….

Ольга Андреева: Да нет, он обладает феноменальным даром филолога! Он действительно исключительно талантливый человек. Но при этом вот как-то так. Первое знакомство у нас не задалось :)

Дмитрий Львович Быков: Оля, а вот зачем врать, правда? Ведь я не говорил девяти десятых из того, что вы мне приписываете. И книжный магазин я хвалил и благодарил. И про советскую власть говорил совершенно иначе. И встреча эта снималась и будет выложена, и будет вам стыдно, если вам вообще когда-нибудь бывает стыдно. Может быть, все дело в особенностях вашего личного восприятия? А Бунимовича, который может выступить свидетелем, потому что мы были почти во всем согласны,— вы вовсе на рассмотрели? Зачем вам клеветать на меня, Оля, и вводить в заблуждение пи в чем не повинных людей? Может быть, вы просто надеялись, что я вами заинтересуюсь, а я вот взял и не заинтересовался, потому что уже интересуюсь женой?

Ольга Андреева: Нет, нет, Дима, вы меня неправильно поняли, пожалуйста, не надо мной интересоваться! Я не люблю вида крови, тихий человек, сижу, примуса починяю. Дай бог вам личного счастья! Просто все это выглядело странно и очень нервно. Нервростенично, понимаете. Нездорово как-то. Лакан, кажется, называл нечто подобное синдромом. Но вы же талантливый человек, просто исключительно талантливый! Такое впечатление было, что вам как-то надо успокоиться, носки повязать, дрова поколоть и как-то вернуться в здравое состояние нервной системы. Я вас совсем не знаю, но мне кажется, что вы несчастны и делает все, чтобы стать еще несчастней. Я понимаю, что вы сейчас размажете меня по стенке,. но, поверьте, я действительно восхищаюсь вашим филологическим даром. Сама преподаю и восхищаюсь вами как профессионал. Мне просто кажется, что для профессионала вы вели себя глубоко некорректно и эта некорректность была вызвана неким тяжелым нервным срывом и неуроавновешенностью. Простите, но это больно видеть. Я не вела запись встречи, но все это именно так выглядело со стороны. Понимаете, именно так! Хотели вы этого или нет, но именно так. И это было очень тяжелое зрелище. Извините.

Дмитрий Львович Быков: Понимаете, Оля, мне кажется, в вашей записи уместно только одно слово — «Извините». И еще, возможно, объяснение — зачем вам понадобилась прямая ложь. Я не собираюсь вас размазывать по стенке, я не нуждаюсь, поверьте, в ваших комплиментах моему педагогическому или филологическому дару. Но если человек меня оболгал, то есть приписал мне как минимум пять вещей, которых я не говорил и сказать не мог,— мне нужно от него только одно: извинения. Или по крайней мере объяснение, почему он это сделал.

Ольга Андреева: Дима, вваша ошибка в том, что вы требуете от других соблдения морально нравственных императивов, которые не разделяете сами. Я приношу вам свои извинения. Я совсем не хочу вас ранить. Но станет ли вам от этого легче? Перестанете ли вы ранить других после этого? Боюсь, что нет. Мне надо уходить по делам. Извините, что долго не смогу вам ответить.

Дмитрий Львович Быков: Не трудитесь, Оля. Все всем понятно. Я требую от других одного — не врать. И этот императив соблюдаю неукоснительно.

Ольга Андреева: Дима, мне кажется, вы не поняли. Давайте все же сохранять корректность в обращении с информацией. Я не извиняюсь перед вами за ложь, в которой вы меня обвиняете. Ее не было, вы сами это знаете и запись это подтвердит. Если речь зайдет о суде, то вы его безусловно выиграете, так как у вас будут хорошие адвокаты. Я прошу у вас извинения за то, что вы, человек явно неуравновешенный и находящийся в состоянии девиантной игры в войну с окружающим миром, пережили некое болезненное нервическое потрясение от моего поста, которое впечатление для вас не полезно с медицинской точки зрения. Я извиняюсь перед вами за то, в чем вы сами должны были бы извиниться передо мной и перед всеми, кто вас слушал вчера и не вчера. Посмотрите на ленту — таких людей много. Поймите, свобода слова в том варианте, в каком вы ее отстаиваете, нисколько не мешает мне сказать вам, что вы подлец. Другое дело, что я совсем не верю в эффективность такой свободы слова, которая превращает медийное пространство в обоюдный срач. Поэтому, извиините, но я не буду говорить вам, что вы подлец. Я буду говорить о том, что вы не соответствуете тому антропологическому проекту личности, которому я бы хотела соответствовать и в котором хотела бы воспитать своих детей. Вы находитесь на территории культуры, где так или иначе живет толстовская идея — ударили по одной щеке, подставь другую. Лишь бы не было войны! Вы этим пользуетесь, раздаете пощечины налево и направо в полной уверенности, что не получите ответа. Любой здравомыслящий человек с сердцем и душой отнесется к вам как больному клоуну, которого надо жалеть и успокаивать. Увы, для вас эта ситуация делает ваш инфантилизм неизлечимым. А что касается суда, то я бы предпочла, конечно, дуэль. Но и это на фоне вашего невроза невозможно. Берегите себя!

Дмитрий Львович Быков: Вот это, Оля, и называется полной капитуляцией. Вы несколько раз приписываете мне то, чего я не говорил. Несколько раз грубо оскорбляете меня — точней, не меня, а созданный вами ужасный образ. После этого читаете мне лекцию об антропологическом проекте личности, утверждая при этом, что «подставь другую щеку» — толстовская идея. Это цитата из Библии, Оля. Про Лакана вас тоже, кажется, кто-то дезориентировал. И все эти оскорбления, демагогия и красивые слова вроде «девиантный», смысла которых вы не понимаете,— вместо простого и единственно возможного поступка: написать такие обычные, такие естественные слова — «Простите, что я соврала. Я не нарочно».

Ольга Андреева: Дима, знаете, вы нашли самый лучший способ подтвердить в общем-то мои довольно абстрактные рассуждения. Давайте закончим на этом. Правда, вы некрасиво выглядите со стороны. Давайте не будем вас и дальше компрометировать. Все, что я описала в тексте — суть реальность. Она такова. Увы. Вы воюете с реальностью, а это всегда бесплодное занятие. Вы проиграете, даже если сто раз уничтожите меня. реальность никуда не денется. Я снова должна вас покинуть. И уже, боюсь, навсегда. Мне надо работать. Прощайте, Дима, жаль, что наше знакомство оказалось таким разочаровывающим.

Дмитрий Львович Быков: Оля, вам самое время прекратить позориться, и вы поступили разумно. Однако хочу вам напомнить на прощание: ни слова об ужасной аудитории, ни слова об ужасной-ужасной советской власти, ни слова об издательстве и плохом магазине там сказано не было. И атмосфера этого вечера была прекрасной, и люди, подходившие ко мне (нас там, кстати, выступало трое), благодарили за это выступление. И главное, Оля,— действительно главное, потому что вы ведь хотите выглядеть человеком, читавшим Лакана,— никогда не употребляйте слова «суть», когда подлежащее и сказуемое стоят в единственном числе. Эта связка употребляется во множественном. И слово «неврастенично» пишется через «а». И извиниться, если вас поймали на вранье,— это не унижение, а обычная нравственная гигиена, вроде как зубы почистить. Если вас это так унижает и беспокоит — ну, что делать, иногда надо как-то, что ли, переступать через себя.

~ Дмитрий Львович Быков, 16 сентября 2015 года ~

Anna Kachurovskaya (16.09.2015):

«Запахи в русской литературе» читает первокурсникам Дмитрий Быков в день обоняние и вкуса. Вам ничего не понятно, потому что это «погружение в новую педагогику». Каждый день бывших школьников прогоняют через все чувства, новые ощущения, философию, психологию, чтобы они нахрен забыли школьные привычки. Сидеть ровно, не жужжать, не перечить, не думать. Они должны быть живые, наглые, бодрые! «Главный автор русских триллеров Тургенев» — Быков.

из комментариев:

Boris Startsev: В прошлом году на первой лекции — тоже про литературу — Быкова спросили из зала: а зачем вы, оппозиционный журналист, пришли к студентам государственного вуза? Он явно не ожидал этот вопрос, поэтому ответил как-то неярко. что именно — даже не вспомню сейчас.

Дмитрий Львович Быков: Вообще-то это, извините, брехня. Такого вопроса не было, потому вам и ответ не запомнился.

~ Дмитрий Львович Быков, 18 сентября 2015 года ~

Rekshans Vladimir (18.09.2015):

Всезнающий Д.Быков вчера на вражьем «Эхе» на вопрос: «Как вы относитесь к поэтическому творчеству Вячеслава Бутусова?» — ответил приблизительно так: «Я больше ценю стихи Кормильцева, но и у Бутусова есть прекрасные, например, песня «Гибралтар-Лабрадор»…» Бойкий, «якающий», вечный пздж… Это ведь мой друган Джордж Гуницкий написал! Кому, блдт, верить-то в этом мире!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Да ладно, Володя, всем можно верить. Я на будущем эфире укажу Гуницкого, сославшись на вас. Нельзя же все про всех помнить. По крайней мере «Шар цвета хаки» — это уж точно Бутусов. Или тоже не он?

Rekshans Vladimir: Дмитрию — 1. принял 2. я лично не все знаю. когда сомневаюсь, то так и говорю — точно не знаю 3. это свободная страна! свобода слова есть.

~ Дмитрий Львович Быков, 18 сентября 2015 года ~

Антон Труханов (18.09.2015):

В ОДС, обслуживающем наши дома, работает гуру кухонных либералов и светило артовой богемы, писатель, рифмователь слов «говно» и «оно», теле- и радиоведущий Дмитрий Быков. Ура.

А ездит он на каком-то задрипанном «шевроне», года, этак, 95-го.

У телефона зум маленький, поэтому фотки укрупненные вышли… Буду охотиться на него теперь с более подходящей техникой. У меня ведь даже штатив есть, если татары его не распилили на цвет.мет.

[фото 1:] Работники ОДС полдничают. Сначала они вкушали мороженое.

[фото 2:] А вот и ОН! Что-то выбрасывает в контейнер. Мужчины продолжают лакомиться вафельными стаканчиками.

[фото 3:] Дмитрий достаёт свою еду. Из ЕС. Видимо, сыр. Или даже буженину!!

[фото 4:] Дмитрий соблазняет сыром с бужениной мужчину в темном комбинезоне.

[фото 5:] Мужчина игнорирует бездуховную хавку. Работники ОДС вообще прохладно отнеслись к Дмитрию. В итоге он уехал, громко пукнув «шевроном» и обдав мужчин облаком сизо-серого цвета. До сих пор воняет.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Да нет, Антон, он ездит не на задрипанном «Шевроне», а на вполне себе хорошо сохранившихся седьмых «жигулях». И чем охотиться на него с помощью штатива, вы бы подошли да познакомились, я бы вам, глядишь, все и рассказал. А то время тратите, зум напрягаете…

Антон Труханов: Во-первых: здравствуйте! Некогда мне подходить — дети жрать просят да штаны новые…

Дмитрий Львович Быков: Когда в следующий раз увидите — только настоящего меня, а не этого типа из ОДС,— обязательно подойдите. Я постараюсь помочь и едой, и штанами.

~ Дмитрий Львович Быков, 22 ноября 2015 года ~

Наталья Пориете (22.11.2015):

Дмитрий Быков, рассказывающий со сцены Спикеров о тайной матрице русской литературы, был прекрасен. Да, говоря о «Тихом Доне», «Докторе Живаго» и «Лолите», он прежде всего говорил о себе и только о себе, феноменально много, феноменально быстро, феноменально сумбурно, феноменально противоречиво, феноменально интересно. Инцест, мертворожденный ребенок революции, попранная любовь, короче, все умерли. Построить из этого схему, прочитать метатекст, определяющий литературный вектор века, именно так, почему бы и нет? Другое дело, что это, собственно говоря, ничем не по-другому, чем теория пассионарности Гумилева, которую Дмитрий «отлупил», но опять же — почему бы и нет. Сказать, что Карл Проффер ничего не понимал в русской литературе (мне бы так не понимать!), а Набоков, писавший о нимфетках, переживал собственный фетиш своей первой влюбленности в 15-летнюю Шульгину (вообще-то 16-летнюю, Карл), и в «Лолите» все ясно и никаких головоломок автор не строил. Ну пусть. Спорно, не согласна, о чем и сказала, но важно не это. Важно то, что Быков обращается к своему читателю, которым становится во время лекции его зритель, как к тому, который несомненно должен быть в теме. Помните, как Набоков (прием Быкова ))), приведя пример, когда мальчик вбежал с криком: «Волк, волк!», а волка и не было, и между настоящим волком и волком в небылице что-то мерцает и переливается. Этот мерцающий промежуток, эта призма и есть литература, по мнению Набокова. Вот именно такое мерцание и случилось в маленьком зале Спикери. Кто понимал, о чем говорит Быков, тот получал эстетическое удовольствие от узнавания, кто не мог вспомнить последнего разговора Пьера с Николаем Ростовым или не мог сообразить, что общего между Аксиньей и Ларой, или, не дай бог, не читал Алексиевич, тот просто видел это мерцание, и, надеюсь, это было красиво. Признаюсь, читала не все из того, что упомянул Быков, но большую часть — да, поэтому мерцало, мозги работали, вытаскивая из памяти романы, рассказы, персонажей и сюжеты, а сердце отзывалось. И неважно, протестом ли, согласием ли… (фото Инны Авиной, у меня фотка не получилась).

из комментариев:

Vladislava Galkina: А я как раз пару месяцев назад перечитала «Воскресенье». То, что он наплел об инцесте в этом произведении — полная ерунда. Катюша была работницей в доме теток Нехлюдова. Потом на счет педофилии в русской литературе. 16 лет в середине и даже конце 19 века и 16 лет в 20 веке — не одно и то же. Для меня матрица по схеме — родина-преступная связь — мертвый младенец — не сложилась при всей моей любви к Быкову. А в остальном — все очень искрометно и интеллектуально:)

Наталья Пориете: Влад, Набокову тоже в тот момент было 16, какая педофилия?

Дмитрий Львович Быков: Гумберту тоже в момент встречи с Аннабел было 12, какая педофилия?

Наталья Пориете:

Твой образ лёгкий и блистающий
Как на ладони я держу
И бабочкой нелетающей
Благоговейно дорожу.

Наталья Пориете: Кстати, Дмитрий, мне только что пришло в голову, что мать Лолиты Шарлотта, это женский вариант от Шарль = Карл )))

Наталья Пориете: современенько )

Наталья Пориете: Дмитрий Быков Это было давно, это было давно, В королевстве приморской земли: Там жила и цвела та, что звалась всегда, Называлася Аннабель-Ли, Я любил, был любим, мы любили вдвоем, Только этим мы жить и могли. (Эдгар По)

Наталья Пориете: по мне, так аллюзия. Ключ. Разумеется, Набоков черпал материал в своей первой влюбленности. Но на этом он построил книгу-загадку, имхо. Для тех, кто эти ключи может увидеть. Я все-таки согласна с Проферром, мне так больше нравится.

Дмитрий Львович Быков:

Ваш образ, полный Рижской прелести,
как на ладони я держу
и тычусь носом в ваши челюсти,
подобно толстому ежу.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2015 года ~

Creative writing school / Литературные мастерские (20.12.2015):

Друзья! Сегодня День Рождения Дмитрия Быкова, нашего замечательного мастера, спешим его поздравить!

Дорогой Дмитрий Львович!

Ваши занятия, лекции, подсказки, шутки, отповеди и похвалы вдохновляли и восхищали нас все месяцы работы Вашей мастерской, но на самом деле и задолго до того и, конечно, будут после.

Мы Вас любим,
ваша CWS.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Приходите все в 7:30 в ЦДЛ!

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2015 года ~

‎Marina Lemlekh‎ (20.12.2015) > Дмитрий Львович Быков:

С днем рождения, Дмитрий!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Марина. Вы в Питере?

Marina Lemlekh: Да, именно!

~ Дмитрий Львович Быков, 21 декабря 2015 года ~

Alexander Mindadze (21.12.2015) is with Galina Orlova:

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Саша, скорбим с вами.

~ Дмитрий Львович Быков, 29 января 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков > Сергей Давидис:

Поздравляю!

из комментариев:

Сергей Давидис: Большое спасибо, Дмитрий!

~ Дмитрий Львович Быков, 17 июня 2016 года ~

Maria Kuznetsova (17.06.2016):

Мне надо думать об Ахматовой, а я думаю о гениталиях кота. Ладно, булду считать, что у меня от лит-ры отгул на несколько дней.

из комментариев:

Alexander Lunyov: Ты что-то злоумышляешь?

Maria Kuznetsova: Я всего лишь пыталась узнать точно, кота мне подсунули или кошку. Вопрос остался открытым.


Дмитрий Львович Быков: Маша, это кот. Кот, маша

Maria Kuznetsova: А я вот не уверена. Его причиндалы похожи отчасти на мужские и отчасти на девичьи. Может, это гермафродит или андрогин. Я, как ты понимаешь, сама в некотором роде андрогин, так что такой кот мне был бы под стать.


Alewtina Shigimaga: Маша, а ты что сейчас пишешь про Ахматову?

Maria Kuznetsova: Книгу пишем вместе с Димой Быковым.

~ Дмитрий Львович Быков, 23 июня 2016 года ~

Maria Kuznetsova (23.06.2016):

К тесту АА (см. ниже) — я стопроцентный кофе-кошки-мандельштам. А вы, Дмитрий Быков, Ирина Лукьянова, Валерий Ивановъ, Вадим Эрлихман, Марта Измайлова, Михаил Рахлин, Александр Лунёв, Алевтина Шигимага?

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Чистый Пастернак, чай, солака.

Дмитрий Львович Быков: Собака.

~ Дмитрий Львович Быков, 2 июля 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков > Zhanna Magaram:

Жанка! С днём рождения! В этот день сколько-то лет назад в мире сильно прибавилось хорошего.

из комментариев:

Zhanna Magaram (08.07.2016): Спасибо, дорогой Димка! Приезжай скорее!

~ Дмитрий Львович Быков, 3 июля 2016 года ~

Maria Kuznetsova (03.07.2016):

Ужасная Коробка и Волшебное Освобождение. Гудини отдыхает.

[видео с котиком]

из комментариев:

Irina Lukyanova: ну до чего же смешной

Maria Kuznetsova: Оно (я до сих пор на на 100% уверена, что это парень) совершенно очаровательно. Надо ему в компанию кошечку, но не знаю, когда решусь. Тут обозначилась проблема с окнами.

Maria Kuznetsova: Боюсь, спрыгнет или выпадет. А сетку специальную ставить ужасно дорого (для меня). У Быкова, что ли, попросить материальной помощи. Это он был инициатором покупки Пятницы и водворения его в мою квартиру.

Irina Lukyanova: тебе сколько антикошек этих надо? Я к концу недели закончу курс в CWS, деньги получу.

Maria Kuznetsova: ну слушай, я тебе и так по гроб жизни должна, и опять побираться… неудобно уж совсем.((

Дмитрий Львович Быков:Маша, это совершенно не проблема. Помни, у нас с Лукьяновой вообще-то семья и бюджет общий.

Maria Kuznetsova: одна антикошка стоит с установкой около 3000, а у меня, как вы знаете, 4 комнаты (считая с кухней), итого…

Irina Lukyanova: да-да. мы все сделаем.

Maria Kuznetsova: спасибо огромное от меня и от Пятницы

Irina Lukyanova: шли номер карты

Maria Kuznetsova: я в почту тебе пошлю

Irina Lukyanova: готово. привет вашему семейству от нашего семейства

Maria Kuznetsova: Получила. Спасибо!!!! Целуем ваше семейство во все лица и мордочки (а в мою любимую черную морду особенно))

~ Дмитрий Львович Быков, 4 июля 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков > Dmitry Filatov:

Любимый Фил! Ты лучше всех! Без тебя мир был бы гораздо более унылым местом.

из комментариев:

Dmitry Filatov: (с грубой нежностью): От такого слышу и жду таки в гости, всё вчерашнее в силе!

~ Дмитрий Львович Быков, 4 июля 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков > Anton Nossik:

Дорогой любимый Носик! Поздравляю тебя, и не обращай внимания на цифру. Побеждай всех.

~ Дмитрий Львович Быков, 7 июля 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков > Андрей Аствацатуров:

С днём рождения, Андрей! Люблю и обнимаю.

из комментариев:

Андрей Аствацатуров: Спасибо! Это у нас взаимно. Но дважды разминулись за последнюю неделю…

~ Дмитрий Львович Быков, 12 июля 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 10.07.2015):

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ребята, не волнуйтесь, честное слово, это порция на четверых. Но Дубов сидит напротив, и его не видно. Лондонская девушка курит. Света Большакова снимает.

~ Дмитрий Львович Быков, 27 июля 2016 года ~

Irina Lukyanova (27.07.2016):

прочитала все-таки прилепинский ответ чемберлену. Гм. Даже и не знаю, что сказать.

Как-то все-таки надо факт-чекингом заниматься, что ли. Не разговаривать с воображаемыми человечками вместо оппонента. Не говоря уже о том, что аргументация ad hominem уже в Древнем Риме была некомильфо.

Ужасно понравилось предположение, что я «могла в бешенстве открутить эту статью к финалу».

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Цель тут очевидна — он понимает, что я не могу не ответить на личный выпад против меня и моей жены. Можно игнорировать его, когда речь идёт о политике, просто потому, что стадия полемики в этом случае давно миновала, и полемика с неприличием сама становится неприличием. Но здесь не ответить нельзя, а этот ответ будет поводом для новой подлости. Тактика очевидна. Прилепин не может простить двух вещей: того, что ему помогали когда-то, и того, что не признают коллегой сейчас. Тебе не надо этим заморачиваться, Ирка. Все, что нужно, я написал и напечатаю в Новой.

~ Дмитрий Львович Быков, 15 августа 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков > Виктор Шендерович:

Дорогой Анатольевич! С днём рождения!

~ Дмитрий Львович Быков, 17 августа 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков > August Richter:

Лиза! С днём рождения! Приезжай скорей!

из комментариев:

August Richter: спасибо! хорошо! помните меня, дорогой ДЛ

~ Дмитрий Львович Быков, 1 сентября 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 01.09.2016):

Дмитрий Быков: «Маяковский идеален для сильных, но затравленных»
// «Московский комсомолец», 1 сентября 2016 года

из комментариев:

EyeBall Birbaleyev: «…в основном, благодаря Пабло Неруде, который знал Лилю Брик, сам переводил частично Маяковского на испанский…» Бразилия — португалоязычная страна, нет?

Дмитрий Львович Быков: Бразилия — португалоязычная страна, но это не мешает ей быть частью Латинской Америки, где Маяковского широко пропагандировал Неруда.

~ Дмитрий Львович Быков, 2 сентября 2016 года ~

Светлана Большакова‎ (02.09.2016):

вечно актуальное стихотворение Д Быкова!))

Первоклассники

О ты, первоклассник, что в актовом зале
Во взрослую жизнь получаешь билет!
Родители, верно, тебе не сказали,
Что эта фигня на одиннадцать лет.
Они не сказали, а я говорю.
Я школьные двери тебе отворю,
Про эту засаду сложу я балладу
И эту балладу тебе подарю.

Конечно, отныне ты вечно на нервах.
Мучительно жаль непроспавшихся крох!
Но школа ведь только до часу, во-первых.
Ну, после восьмого, допустим, до трех.
Ну, может, в десятом — уже до пяти,
Но дальше-то вольница, как ни крути!
Запрыгнуть на велик, уставиться в телик,
Купить карамелек и в гости пойти!

Затем, во-вторых, сообщу тебе, друже:
Мы знаем, что школа — унынье и мрак,
Но есть варианты значительно хуже,
Чем эта учеба, растак ее так.
Готовка обеда! уборка в дому!
Добавлю, гораздо труднее тому,
Кто мчит через штормы, кто грузит платформы —
Молчу про реформы, тюрьму и суму.

О самом же главном скажу тебе, в-третьих,
Вводя тебя за руку в солнечный класс,—
Что опыт, который мы ставим на детях,
Был с тем же успехом поставлен на нас.
Мы в точности так же, тоску затая,
Входили в унылые эти края:
Ловчилы, растяпы, борцы и сатрапы,
И мамы, и папы, и Путин, и я.

Мы все просыпались зимой до рассвета,
Толкали тяжелую школьную дверь —
И как-то, как видишь, прошли через это
Почти без потерь и ликуем теперь!
Конечно, пути наши тоже круты,
Наш жребий — пахать до последней черты,
Но в школу, о чадо, нам больше не надо.
Какая отрада!
Дождешься и ты.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Какое же оно новое? 2007

Светлана Большакова: Димочка, звучит как сегодня, впрочем как всегда) Я даже не посмотрела что это собес за 2007 г

~ Дмитрий Львович Быков, 4 сентября 2016 года ~

Alexey Aleshkovsky (04.09.2016):

О митинге в защиту 57-й школы:

meduza.io > «Люди поздравляли друг друга, обнимались. Кто-то хором декламировал стихи — «К Чаадаеву» Пушкина».

Это стихотворение, конечно, самая лучшая иллюстрация к нынешнему скандалу. Можно сказать, краткий синопсис :)

Любви, надежды, тихой славы
Недолго нежил нас обман,
Исчезли юные забавы,
Как сон, как утренний туман;
Но в нас горит еще желанье,
Под гнетом власти роковой
Нетерпеливою душой
Отчизны внемлем призыванье.
Мы ждем с томленьем упованья
Минуты вольности святой,
Как ждет любовник молодой
Минуты верного свиданья.
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!
Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

из комментариев:

Alexey Aleshkovsky: да, вот только что заметил. про главное развлечение граждан всё правильно пишет. а вот про можно ли ебать детишек — не разглядел.

Дмитрий Львович Быков: Лёша, а разве возможен вообще спор на темы секса учителей и учеников? Есть аксиомы, они не обсуждаются. К ученикам нельзя даже прикасаться, даже гладить по голове.

Alexey Aleshkovsky: так я вроде и помню этот твой тезис, а что в этой школе творилось? неужели про это надо помалкивать?! причём я не ханжа, если б там какой романчик случился, не моё дело. а тут, блядь, конвейер из малолеток, преследования, шантаж.

Дмитрий Львович Быков: Помалкивать не надо. Но кричать всем, кто призывает разобраться, что они покрывают педофилию, тоже не надо. О чем тут спорить?

Alexey Aleshkovsky: и ведь неправда, что никто ничего не знает, там уже куча бумаг у Менделевича, и сами они не отпираются. так что привычная фб-истерика тут очень даже к месту. читатели постов завтра переключатся на каких-нибудь кошек Шойгу, зато уроды-учителя после этого хуй в кармане попридержат с большой долей вероятности.

Дмитрий Львович Быков: Истерика не к месту никогда. И я сильно сомневаюсь, что она не изуродует детские души.

Alexey Aleshkovsky: детские души тов.Меерсон уродовал. а я тут вижу полную параллель с расследованиями Навального, которые через раз — пиздёж и манипуляция (в юридическом смысле как минимум), зато оказываются весьма полезными для реального решения проблем властью. собственно, организацией тех же истерик мы и во «Времечке» занимались, и именно они помогали добиваться того же результата.

~ Дмитрий Львович Быков, 4 сентября 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 04.09.2016):

Дмитрий Быков «Гной»
// «Профиль», №31, 5 сентября 2016 года

из комментариев:

Natasha Rudkevich: Уважаемый Дмитрий Львович, скажите, пожалуйста, нам по простому, в формате да/нет, вы считаете допустимыми интимные отношения между учителем и учениками?

Дмитрий Львович Быков: Есть аксиомы, которые не обсуждаются. Секс с учениками недопустим. Вы сомневаетесь в этом?

Natasha Rudkevich: Дмитрий Львович Быков полностью согласна с вами, но с удивлением обнаружила, что в сети многие возвращаются к этому спору. А мне, также, как и вам этот вопрос кажется вообще не подлежащим никакой дискуссии.

Alexey Remizov: интересно что ответ в этой ветке дан с другого аккаунта, якобы Быкова…

Дмитрий Львович Быков: То есть как с другого аккаунта? Вы сомневаетесь, что вам отвечаю лично я? Вы конспиролог? Хотите об этом поговорить?

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь»): Есть страница Автора, где выкладывается все написанное, а личный аккаунт.

~ Дмитрий Львович Быков, 8 сентября 2015 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 08.09.2015):

15 сентября в Санкт-Петербурге лекция о Бродском. Начало в 22:30. Билеты тут: https://www.pryamaya.ru/…

из комментариев:

Boris Zaborov: Лекции у Димы Быкова получаются убедительнее, чем собственная проза.

Дмитрий Львович Быков: Боря, просто они вам понятнее, проще. Но дорастете, может быть, и до прозы.

Boris Zaborov: Дима, я ничуть не хотел Вас обидеть, даже не думал, что моя реплика заслужит Вашего внимания. У Вас действительно замечательные лекции, слушать их в удовольствие, а уменя право, как у любого рядового читателя, на собственную точку зрения. С Уважением!

~ Дмитрий Львович Быков, 13 сентября 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков (13.09.2016):

Дмитрий Быков «Новое русское единство»
// «Профиль», №32, 12 сентября 2016 года

из комментариев:

Ирина Григорьева: Ну тоньше надо, тоньше… за версту же веет заказухой и джинсой… Приемчики устарели.

Дмитрий Львович Быков: Так все-таки Григорьева или Васина? И кто, по-вашему, заказчик? Вы, Ирина, не завидуйте, вас-то в юродстве никто не заподозрит.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 сентября 2016 года ~

Игорь Панин (14.09.2016):

Вот кто мне подскажет хорошую рифму к слову «наступит» (но не глагольную и не однокоренную), получит приз. Но ведь не подскажете, черти.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: just loop it!

~ Дмитрий Львович Быков, 14 сентября 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 14.09.2016):

Зеленое небо, лиловое облако,
Осенние сумерки, гул и прохлада.
Особая ясность, отчетливость облика
Шоссе, перелеска, высотки у МКАДа.

Такое же небо в конце навигации
Я видел у края полярного края:
Из памяти всплыло, пришло повидаться ли,
В спокойной надежде меня укрепляя?

Я помню зеленое небо Анадыря,
Над гладкими водами с пятнами масла,
Такое пустое, такое громадное,
Без слов говорящее: ясно, всё ясно.

Последнее судно уходит из гавани,
И чайки за ним устремляются свитой.
Над их голосами корявыми, ржавыми
Сгущается ночь синевой ледовитой.

Мне снятся хрущевок цветистые ящики
И школьник, живущий в хрущевке у бухты,
Спокойно смотрящий вослед уходящему
Без всякого «ах ты», без всякого «ух ты».

Я сам этот школьник, возросший в Анадыре,
Смотрящий в окно отрешенно и немо,
Не знающий всяких «а можно?», «а надо ли?»,
А знающий это зеленое небо.

Стою в полутьме, выключатель не дергаю,
И молча смотрю — не без сладкой щекотки —
На город, вплывающий в долгую, долгую,
Для многих последнюю зиму Чукотки.

Другого величия нам не обломится,
Но сладко — взамен паникерства и пьянства —
Смотреть на стеклянную трубку барометра,
Без слов говорящего: ясно. Всё ясно.

«Ясно». Дмитрий Быков

из комментариев:

Ze Pescador: Моё любимое стихотворение у Быкова, если не ошибаюсь,1998 год

Дмитрий Львович Быков: 2013

~ Дмитрий Львович Быков, 21 сентября 2016 года ~

Irina Lukyanova (21.09.2016):

Немного скромного хвастовства.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Лукьянова, ура, ура! Проезжая ночью через пустыни и каньоны Невады, шлю тебе, дорогая Мышь, свои восиорги

Irina Lukyanova: Спасибо! Ура! Привет каньонам :)

Дмитрий Львович Быков: Восторги. У нас тут несколько трясёт машину.

~ Дмитрий Львович Быков, 23 сентября 2016 года ~

Anton Nossik (23.09.2016):

Дорогие друзья, я страшно тронут тем, что вы за меня волнуетесь. Некоторые посты читаю, и хочется расплакаться. Но волноваться за меня совершенно точно не надо. И Бог не выдаст, и свинья не съест, как бы ни старалась.

В французскую спецшколу, из которой впоследствии вышла вся редакция «Эха Москвы», однажды направили инспекцию ГоРОНО. И по этому поводу накануне прошло собрание коллектива. На котором директор поручил завучу закупить полотно из красного кумача для транспаранта, и написать на нём белилами цинковыми одну фразу. НАС ЕБАТЬ — ХУЙ ТУПИТЬ. Лет 30 назад было дело, но лозунг не теряет актуальности.

Времена нынче, конечно, не сахар. Но драматизировать тоже не надо. Вот, почитайте прекрасный стих Норвежского: http://nl.livejournal.com/1337636.html

Я не знаю, какое нужно совершить преступление экстремистской направленности, чтобы он ещё таких стихов написал. Но я готов. Николай Сергеевич, спасибо тебе.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Очень тебя люблю, дорогой Носик, и солидарен в оценке рисков. Что не умаляет, конечно, твоей отваги.

~ Дмитрий Львович Быков, 26 сентября 2016 года ~

Anton Nossik (26.10.2016):

А вот наверняка же Дмитрий Львович Быков не слыхал чешского анекдота 1968 года: «СССР — это же бог любви Амур! Почему? 1) голый 2) с оружием 3) ко всем лезет со своей любовью». По крайней мере, сам я его слышал только по-чешски и в Праге.

Дмитрий Быков «Любовь Калашникова»
// «Профиль», №34, 26 сентября 2016 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Почему, слышал. Есть ещё анекдот про то, что Адам и Ева были граждане СССР: голые, одно яблоко на двоих — и уверены, что живут в раю!

~ Дмитрий Львович Быков, 29 сентября 2016 года ~

Anton Nossik (29.09.2016):

Сегодня — день рождения Alexey Paperny

Лёха! Будь, пожалуйста, счастлив.

[видео]

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Паперный сильно увеличил количество радости в мире.

~ Дмитрий Львович Быков, 29 сентября 2016 года ~

Валерия Жарова (29.09.2016):

Испытываю сильное желание пойти в бар и жостко накидаться.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Я так солидарен, так солидарен!

Валерия Жарова: Но ты-то можешь накидаться под пальмами, или что там у вас растет!

Дмитрий Львович Быков: Не могу. Я улетаю из-под одних пальм под другие, еду в аэропорт.

Alexander Garros: Солидарен он, понимаш.

Дмитрий Львович Быков: Гаррос! Я вернусь пятого. Давай накидаемся?! И Жарову возьмем.

Валерия Жарова: Но послушай, можно устроить пьяный дебош в самолете, быть высаженным на полпути, навести шороху в какой-нибудь очаровательной одноэтажной провинции…

Дмитрий Львович Быков: Мне без тебя неинтересно.

Валерия Жарова: Дмитрий Львович Быков это ты мне или Гарросу?

Alexander Garros: Мне теперь врачи запретили накидываться, поэтому я в перманентной фрустрации и ненавижу мир.

Alexander Garros: И, видимо, в итоге накидаюсь.

Валерия Жарова: Александр Гаррос накидаемся молоком, кефиром, молоком плюс, в конце концов.

Дмитрий Львович Быков: Это я именно тебе, но и Гарросу, если хочешь.

Alexander Garros: Ряжжжженкой, былят!!!

Валерия Жарова: Дмитрий Львович Быков я хочу мне, но и Гарросу, которому накидываться нельзя.

Валерия Жарова: Александр Гаррос Кстати, о ряженке: недавно узнала, что в клипе «Суженый мой, ряженый» снимался Домогаров. Казалось бы, новость как новость, но он там такой ржачный…

Alexander Garros: Ряженкой, только ряженкой — дустом уже поздно.

Валерия Жарова: Лучше поздно, чем ряженкой!

~ Дмитрий Львович Быков, 1 октября 2016 года ~

Dmitry Filatov (01.10.2016):

Одни ищут дорогу к богу,
одни уходят в запой,
одни идут со временем в ногу.

Другие — его за собой
ведут и лечат, ведут и учат,
а по пути они
сообща себе ищут участь,
где они не одни.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Очень хорошо.

Dmitry Filatov: Ты когда приедешь пулю писать, обещальшик?

Дмитрий Львович Быков: Я вернусь пятого и весь твой.

Dmitry Filatov: Очень-очень-очень хорошо и отлично!

~ Дмитрий Львович Быков, 12 октября 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 12.10.2016):

16 ноября / среда / 19.30
Лекция Дмитрия Быкова
«Русский инвалид»

Русский паралимпиец продолжает восприниматься в мире как сверхчеловек, вызывая ужас и зависть у врагов, восторг и удивление у соперников.

Оказывается, именно Русский инвалид, как назывался знаменитый исторический журнал, всегда был одной из главных тем Русской литературы.

Герасим, капитан Копейкин, Корчагин — лишь верхушка этого айсберга.

Электронные билеты на сайте:
www.pryamaya.ru/dmitriy_bykov_russkiy_invalid
БУМАЖНЫЕ БИЛЕТЫ +7 (495) 542 88 06
Прямая речь, Ермолаевский переулок, 25 (м. Маяковская), Москва

из комментариев:

Ольга Насонова:

Эка куда хватил!)))

«Инвалид всегда был одной из главных тем Русской литературы».

Ну что за бред! Очередная тенденциозная фигня.

Надеюсь, лектор, для которого, по его словам, «профессионализм связан с моралью», за скромные 2 тыщи за билет не забудет в своей лекции упомянуть тему инвалидности, многократно представленную в американской и европейской литературе.

В Америке.
Дэ́ниел Киз «Цветы для Элджернона».
Джони Эрексон Тада. Дарси.
Сьюзан Кулидж. Что Кейти делала.
Джоди Линн Пиколт. Хрупкая душа.
Стивен Кинг. Дьюма-Ки.
Шэрон Дрейпер «Привет, давай поговорим»

В Англии.
Жаклин Уилсон.Вечеринка с ночевкой.
Джоджо Мойес. До встречи с тобой.
Айвен Саутолл. Пусть шарик летит.
Элис Петерсон. Только будь со мной.

Во Франции.
Боби Жан-Доминик. Скафандр и бабочка.
Эрве Базен. Встань и иди.
Брижит Обер. Снежная смерть.
Абдель Селлу. Ты изменил мою жизнь.
Софи де Сегюр. «Маленький Горбун».

Майгулль Аксельссон. Апрельская ведьма. (Швеция)
Джин Литтл «Неуклюжая Анна» (Канада)

ФИЛЬМЫ: Форест Гамп» («Оскар»); «Дождись темноты» («Оскар»); «Запах женщины» («Оскар», «Золотой глобус»); «Человек дождя» («Оскар», «Золотой глобус», «Золотой медведь»); «Рожденный четвертого июля» («Оскар», «Золотой глобус»); «Другая сестра» (Г. Маршалл); «Оазис» (Ли Чан Дон, Корея).

Список далеко не полный.

Дмитрий Львович Быков: Утверждал ли я где-то, что эта тема не представлена в других литературах? И почему вас так сильно волнует цена билета? Кроме того, учились ли вы где-нибудь манерам, то есть имеете ли представление об элементарной вежливости?

Ольга Насонова:

«учились ли вы где-нибудь манерам»?
Училась.

«имеете ли представление об элементарной вежливости?»
Имею, и не только об элементарной.

«Утверждал ли я где-то, что эта тема не представлена в других литературах»?
Не утверждали, потому и выразила надежду, что не обойдете «другие литературы» в своей лекции в той формулировке, в которой она заявлена Вами — ««Русский инвалид. Оказывается(???), именно Русский инвалид… всегда был одной из главных тем Русской литературы».

«почему вас так сильно волнует цена билета?»
Сильно не волнует. Но хочу меркантильно прикинуть, какие дивиденды Вам приносит виртуозная эквилибристика по выворачиванию наизнанку смыслов русской культуры. А точнее сказать — ее фальсификация.

Примеры? Их не вместит пространство для комментария на фейсбуке.

Это же Вы сказали, что ваши «заявления ломают концепцию русской классики, сложившуюся в умах»?

Если настаиваете, приведу и другие примеры.

Надеюсь, достаточно вежливо?

~ Дмитрий Львович Быков, 14 октября 2016 года ~

Светлана Большакова (14.10.2016):

Классик утеплился)

из комментариев:

LeChat en Noir:

Дмитрий Львович Быков: Ну, справа лучше.

LeChat en Noir: Слева на свежем воздухе и с задницей грозного (царя)…

Светлана Большакова: Евсеюшка, все веселишься)

LeChat en Noir: Подмечаю… Обе фотки сегодняшние. Оба позируют. Писательские бронежилеты.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 октября 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков («Facebook»-страничка, которую ведёт лекторий «Прямая речь», 19.10.2016):

27 октября / четверг / 19.30

Дмитрий Быков в Нижнем Новогороде!

Творческий вечер «Счастье»»

Если вы слышали Дмитрия Быкова по радио, читали его колонки, книги, статьи, приходили на лекции — вы не знаете его.

Он поэт — во-первых и в-главных!

Так давайте лично познакомимся с Быковым — поэтом. Такая возможность появляется впервые. В этой ипостаси он совсем другой.

В исполнении автора прозвучат лирические, а не политические или сатирические стихи, уже изданные, известные, старые «хиты» (хотя вряд ли мы уговорим его прочесть «На самом деле мне нравилась только ты…») и новые произведения, написанные совсем недавно: этой весной, вчера вечером, только что…

И, конечно, в этот вечер состоится долгожданный разговор с публикой, как всегда без посредников. Любые ваши вопросы, неожиданные его ответы, много воспоминаний, лирики и прозы! Все о Счастье и не только о нем!

Электронные билеты на сайте:
www.pryamaya.ru/dmitriy_bykov_tvorcheskiy_vecher_schaste
к/т «Октябрь», ул. Б.Покровская, д.51, к.А, Нижний Новгород

из комментариев:

Eliezer Girsh:

Уважаемый господин Быков,

Мы разыскиваем нашу Московскую родственницу Наталью Быкову, дочку Мины Быковой (по мужу, и в девичестве Гирш). Если случайно это ваша мама, то напишите пожалуйста как с ней связаться. Мой электронный адресс: eligirsh@yahoo.com

Заранее благодарен,
Элиэзэр Гирш

Дмитрий Львович Быков: Моя мать — дочь Киры Борисовны Быковой, внучка Любови Сергеевны Быковой, так что мимо.

~ Дмитрий Львович Быков, 25 октября 2016 года ~

Dmitry Filatov (25.10.2016):

Я НЕ БИОГРАФ ДИМЫ, НО…

… несколько хороших людей, не сговариваясь, прислали мне прикрепленное в аттаче. Типа на экспертизу: что я об этом думаю?

И я подумал: то, что я думаю, будет интересно не только приславшим.

А думаю я вот что.

Дмитрий Львович на снимке — обычное дело, сто раз видано, добычи папарацци здесь нет никакой. Просто потому, что Димка — трудоголик фантастический, аномальный, запредельный, и ему запросто с устатку задремать за столом минут на двадцать, после чего он встряхивает башкой, как конь, и снова огурцом.

На всякий случай рискну добавить, что отчетливо кривым он на моей памяти не бывал, пить умеет — в том числе, из-за способности задрыхнуть ненадолго, пока не закривел, взять этим паузу на роздых — и по новой! Я вот так не умею, но пользу его методики признаю безоговорочно. В отличие от пользы некоторых правил приличия. Её я не признаю.

А Димка, раз уж о нём, он крепкий мужик, не хлюпик, от трёхсот, например, граммов не расклеится, как бы кому ни казалось иное.

А если уж вообще, то: честный, надёжный, на редкость порядочный. Плюс нифига не хитрый, не расчетливый. (Если человек ведет себя рискованно, но по ходу и в итоге точно, для некоторых это признак хитрости и т.п. Нет бы подумать, что у него и талант к этому, и развитые навыки верной реакции!).

И в досыл: по моему глубокому, если кому-то Быков не по нраву, это его проблема, а не Быкова. И проблема нешуточная.

Не шучу.

P.S. Прикрепленная дразнилка с Иваном Грозным, на мой вкус, отличная: и жуткая, и смешная, и фото не пропало зря.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, дорогой Фил. Кстати, не знаю, где снято, но водка на столе не просматривается, так что, видимо, обычный джетлаг. А жаба с Грозным смешная.


Alexander Perov: Мне пофигу, кто как бухает и кто где спит. Но у меня есть проблема (с) Д.Ф. Я убежден, что всякий раз, когда Д.Б. (с) выходит за пределы сугубо гумантарного видения мира отдельным индивидуумом и принимается что-либо обобщать — он выглядит инфантильным идиотом.

Дмитрий Львович Быков: Саша, лучше быть инфантильным идиотом, чем взрослым или старым (я не о тебе). У инфантильного есть шанс, а со взрослым все уже случилось.


Vladimir Vasilyev: Дима хороший, но очень тяжелый.

Дмитрий Львович Быков: Вовка, когда и где ты меня носил?!

Vladimir Vasilyev: Это были счастливые времена, мы тебя несли вдвоем с юношей на фото домой к Массе, в этот самый день. Но я не это подразумевал, а то, что тебе самому тяжело. Мне тоже бывает тяжело.

~ Дмитрий Львович Быков, 25 октября 2016 года ~

Sergey Mihilovich Koltakov (25.10.2016):

Я теперь, как антикварная лавка. Ценности непроходящие, вечные, а купить их некому. И оценить некогда. Все заняты собой, своей собственной нетленностью. Вот и покрываюсь от времени и невостребованности патиной, а мог бы блистать золотом.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Серёжа! Да все всё знают, и уровень твой знают, и что драгоценности у тебя в лавке — тоже. Вот это феномен: даже когда тебя вроде бы не видно, все понимают, что выше тебя в этой иерархии нет. И это никогда не изменится, не сомневайся.

~ Дмитрий Львович Быков, 26 октября 2016 года ~

Валерия Жарова (26.10.2016):

Если я завтра буду искать телефон, напомните мне, что он на кухне в банке с рисом. А винтики рядом в рюмке.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Во сколько мне лучше зайти, чтобы принести небольшой подарок?

Валерия Жарова: Надеюсь, это новая пачка риса, потому что старый весь промок от телефона. До вечера в любое время, а вообще в вайбер пиши-звони.

~ Дмитрий Львович Быков, 27 октября 2016 года ~

Светлана Большакова (27.10.2016):

Счастье дуэлянта.

из комментариев:

LeChat en Noir: Эховский ОДИН откуда будет транслироваться?

Дмитрий Львович Быков: Из Новгорода по скайпу.

~ Дмитрий Львович Быков, 28 октября 2016 года ~

Olga Sedakova (28.10.2016):

«Дунайские элегии» Рильке! О них говорил Дм.Быков вчера по радио. И говорил, что они непереводимы. «Дунайские» несомненно непереводимы. А «Дуинские элегии» переводили много раз. Существует их перевод, сделанный в лагерях (потому что Рильке очень любили в русских просвещенных кругах). Внимательный читатель поймет из этих переводов никак не меньше, чем из переводов Данте или Бодлера. А что стихотворный перевод вообще с оригиналом не сравнится, что об этом говорить. Много я могу терпеть, но «Дунайские элегии» меня добили.

из комментариев:

Piotr Sakharov: Я слушал лежа и к этому моменту уже заснул. Вот, узнал от Вас :)

Piotr Sakharov: Но вообще слушаю его с большим интересом, хотя не со всем у него могу согласиться. А многого просто не знаю, и, когда чего-то не знаю, на всякий случай всегда держу в памяти, что далеко не всякая информация от Д.Л. непременно соответствует фактам. Не говоря уж о том, что не все его суждения и интерпретации так уж бесспорны.

Alexander Shvedov: Петр Сахаров «частичное соответствие» хуже чем явное враньё.

Дмитрий Львович Быков: Да и вообще, знаете, лучше бы его совсем не было. Правда?

Piotr Sakharov: Неправда:)

Alexander Shvedov: Дмитрий Львович Быков неправда. Я даже Путину не желаю, «чтобы его не было».

Alexander Shvedov: Дмитрий Львович Быков я сразу не увидел, что это Вы. Простите меня, пожалуйста.

Дмитрий Львович Быков: Но я хуже Путина. Путин не посягает на сферу ваших интересов, а я посягаю. Путин не вульгаризирует культуру, а я вульгаризирую. Путин не толстый.

Alexander Shvedov: Дмитрий Львович Быков вам не удастся меня затроллить, особенно в моем нынешнем состоянии. Я Вас люблю )))

Дмитрий Львович Быков: О, и я вас!

Alexander Shvedov: Дмитрий Львович Быков но вы меня заинтриговали. Как это Вы посягаете на сферу моих интересов? А что до культуры, так ваше творчество часть культуры, а не внешнее по отношению к ней. Поэтому второе утверждение тоже ложное. А по третьему, мой личный рекорд 103 кг, а Ваш?


Alexander Markov: Быков уже говорил о том, как Гегель жил в Кёнигсберге.

Дмитрий Львович Быков: О том, как Гегель жил в Кёнигсберге, Быков никогда не говорил. Не повторяйте чужую ложь, пожалуйста. Быков говорил о типе немецкого философа и военного. В предыдущей фразе упомянуты Гегель и Гудериан, а в следующей — жители Кёнигсберга, которые по немецкому философу сверяют часы. Вообще лекцию лучше слушать, вине читать в пересказе.

Alexander Markov: Дмитрий Львович, всё же Кант, Гегель и Гудериан принадлежат очень разным эпохам развития немецкой культуры, и даже если мы хотим найти общие свойства этой культуры, вроде педантизма, лучше это делать, показывая, как меняется смысл педантизма, а не как педантизм срабатывает в очень разных случаях.

Дмитрий Львович Быков: Я не ищу смысл педантизма, там речь о доминирующем культурологическом штампе. Мы сейчас не об этом спорим. Я никогда не говорил, что Гегель жил в Кёнигсберге, а теоретические разногласия можно обсудить отдельно.


Дмитрий Львович Быков: Простите великодушно, Оля, не знал, что так раздражаю вас. Но рад, что слушаете.

Olga Sedakova: И Вы простите.

Дмитрий Львович Быков: Ну, вас-то за что? Честное слово, если бы я был не я, сам бы себя очень раздражал.

~ Дмитрий Львович Быков, 29 октября 2016 года ~

Irina Lukyanova‎ (29.10.2016) added a new photo:

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Пушыстая Мыж!

~ Дмитрий Львович Быков, 13 ноября 2016 года ~

Старожицька Марія (13.11.2016):

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Поздравляю, любимая! Я скоро догоню.

Старожицька Марія: Спасибо, абы не перегнал.

~ Дмитрий Львович Быков, 16 декабря 2016 года ~

Дмитрий Львович Быков > Serge V. Berezhnoy:

Серега! 50 лет — прекрасный возраст. Через год догоню. Возможно, в смысле переезда тоже.

из комментариев:

Serge V. Berezhnoy: Спасибо, Львович. Приезжай почаще. ;-

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2016 года ~

Vivian Del Rio (19.12.2016):

На выставке Ирина Драгунская «Necropolis Imaginaria». Ира, спасибо за фото.

из комментариев:

Vivian Del Rio: хихи. лет 10 назад…

Дмитрий Львович Быков: Больших перемен не вижу, ты вообще такая же.

~ Дмитрий Львович Быков, 19 декабря 2016 года ~

LeChat en Noir (19.12.2016) > Дмитрий Львович Быков:

http://ru-bykov.livejournal.com/

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо. Вот просто очень вот большое спасибо.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2016 года ~

Boris Reitsen (20.12.2016) > Дмитрий Львович Быков:

Чтоб ты нам был здоров! БорГур с приветом.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, любимый!

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2016 года ~

Serge V. Berezhnoy (20.12.2016) > Дмитрий Львович Быков:

С днём рождения! Будь здоров, счастлив и все так же неизмерим никакой линейкой. И чтобы поводов для лирики были больше, чем поводов для злобы дня. Это и будет победа. Удачи.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Серёжа. Авось увидимся ещё и в Ялте.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2016 года ~

Светлана Сорокина (20.12.2016) > Дмитрий Львович Быков:

Дорогой Дима! С днем рождения! Не устаю восхищаться твоими талантами! Жду следующих книг и лекций! Будь!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо. Ради Бога, хоть ты люби меня не только за лекции.

~ Дмитрий Львович Быков, 20 декабря 2016 года ~

Владимир Рыжков (20.12.2016) > Дмитрий Львович Быков:

Дима с днем рождения! Новых радостей в жизни и новых шедевров!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Володя. Наступают бурные времена.

Владимир Рыжков: несомненно

~ Дмитрий Львович Быков, 26 декабря 2016 года ~

Victoria Belopolsky (25.12.2016):

Будучи скорее безутешным атеистом, я тоже подумала об этом… Неизвестная мне дама в комментах:

Maria Mitic:

ВЕДЬ ЭТО ЛОПАЕТСЯ БОЖЬЕ ТЕРПЕНИЕ. ОНО ВЕДЬ ЛОПАЕТСЯ ИМЕННО ТАК.

Весь этот год с его тоскою и злобою, из каждой трещины полезшими вдруг, я слышу ноту непростую, особую, к любому голосу примешанный звук, похожий, кажется, на пены шипение, на шелест гальки после шторма в Крыму, на выжидающего зверя сопение, но только зверя не видать никому.

И вот, пока они кидаются бреднями, и врут, как водится у них искони, плюс измываются уже над последними, кто не уехал и не стал, как они, пока трясут, как прокаженный трещоткою, своими байками о главном-родном и глушат бабками, и кровью, и водкою свой тихий ужас пред завтрашним днем, покуда дергаются, словно повешенный, похабно высунув язык-помело,— я слышу голос, незаметно примешанный к неутихающему их трололо. И сквозь напавшее на всех отупение он все отчетливее слышится мне — как будто чайника ночное сипение, его кипение на малом огне. Покуда зреет напряженье предсудное, рытье окопов и прокладка траншей — все четче слышится движенье подспудное, однако внятное для чутких ушей. Господь не в ветре, урагане и грохоте — так может действовать испуганный бес; и нарастание безумства и похоти всегда карается не громом с небес; Господь не действует ни криком, ни порохом — его практически неслышимый глас сопровождается таинственным шорохом, с которым лопается пена подчас, и вот я чувствую, чувствую, чувствую, хоть признаваться и себе не хочу,— как в громовую какофонию гнусную уже вплетается нежнейшее «Чу»…

Пока последними становятся первые, не остается ни порядков, ни схем, оно мне сладостно, как ангелов пение за темнотой, за облаками, за всем: такое тихое, почти акапельное, неуязвимое для споров и драк.

Ведь это лопается Божье терпение.

Оно ведь лопается именно так.

из комментариев:

Vita Ramm: Дорогая Вика, прошу прощения, но рассуждение о Божьем терпении, на мой взгляд, читается как эссе графомана, неверующего и очень мало читавшего:), но очень довольного собой умением складывать слова в предложения… Еще раз прошу прощение…

Дмитрий Львович Быков: Вита, вита, как разбросала нас жизнь, как вы переменились ко мне! O tempora.

~ Дмитрий Львович Быков, 28 декабря 2016 года ~

Светлана Большакова (28.12.2016):

Сегодня Наташеньке 11 лет!) Ура!) Моя красавица и умница!!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Хорошая девочка, составит чьё-то щастие.

~ Дмитрий Львович Быков, 31 декабря 2016 года ~

Старожицька Марія (31.12.2016):

* * *

Рік новий — нова ріка,
Двічі точно не ступити,
Тільки пити воду, пити,
Чи смачна, а чи гірка

Рік — рікою без мостів,
Зі швидкою течією,
Легше впорається з нею
Той, хто сам себе змінив

Року що — аби текти
І аби життя прозоре,
Можна витягнути море,
Як за річку потягти!

Наливайте повний ріг,
Пийте воду до краплини,
Зніме спрагу у країни
Новорічний дивний рік

31.12.2016

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: С Новым годом, Машка! Стихи отличные, люблю

Старожицька Марія: И тебя, Димка! надеюсь, в Новом году российские оккупанты вернут Крым и убегут с Донбасса, а остальное как-нибудь сложится, в стихи и прозу)

~ Дмитрий Львович Быков, 1 января 2017 года ~

Владимир Ларионов (01.01.2017):

#НГиДР

Ну вот, отоспался, вроде жив… На улице ни минуса, ни снега, ни ветра, ни солнца. Всё это вместе в мой день рождения — впервые. Лечебная солянка — и к новым победам! :)

Спасибо всем, кто меня поздравил с ДР!

С Новым годом!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: С днём рождения, дорогой друг!

~ Дмитрий Львович Быков, 2 января 2017 года ~

Alexander Mindadze (02.01.2017) updated his profile picture:

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: С Новым годом!

Alexander Mindadze: С Новым, Дима!

~ Дмитрий Львович Быков, 10 января 2017 года ~

Виктор Шендерович (10.01.2017):

Мой отец, Шендерович Анатолий Семенович (14 мая 1930 — 10 января 2017). Он не боялся смерти — боялся только немощи. Он пережил маму почти на шесть лет.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Шендер, любимый, я с тобой.

~ Дмитрий Львович Быков, 13 января 2017 года ~

Зоя Светова (12.01.2017):

Дмитрий Быков: лекция «Окуджава. «Прощание с новогодней елкой»»
// «Arzamas», 11 января 2017 года

С удивлением прослушала лекцию Дмитрия Быкова о песне Булата Окуджава «Прощание с новогодней елкой».

Быкову показалось, что эта песня посвящена Анне Ахматовой и навеяна ей и ее смертью. Что ж, красивая литературоведческая история. Имеет право на существование, тем более, что Быков очень аргументировано доказывает свою версию, ссылаясь на встречу Окуджавы с Ахматовой. Все бы хорошо. Но он почему-то забывает сказать, что эту песню поэт посвятил Зое Крахмальниковой. И дело не в том, что я знаю истинную историю этой песни и знаю, почему Окуджава Крахмальниковой ее посвятил. Дело в том, что следовало бы уважаемому лектору это хотя бы упомянуть. Было бы красиво. Но это посвящение мешало концепции и поэтому Быков предпочел об этом умолчать. Получилось как то ненаучно что ли. Немного попсово, уж извините. Я — не литературный критик. И мне все позволено.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Зоя, в моей книге об Окуджаве посвящение упомянуто. В пятнадцатиминутной лекции невозможно пересказать полностью довольно обширную главу. В любом случае, мне кажется, никаких оснований для упреков в неэтичности здесь нет, тем более что часть вашей аудитории при вашем молчаливом одобрении немедленно стала переходить на личности, не приводя ни одного филологического аргумента. Если я вас задел, примите мое глубокое раскаяние.

Зоя Светова: Вы меня не задели, удивили своей невнимательностью и Ваша версия об Ахматовой кажется мне плодом Вашего писательского воображения, а Кразмальникову Вы не упомянули ровно потому, что Левина вписывалась в эту версию. А время было, Вы ведь в лекции и о других стихах говорите. А задеть Вы меня не можете. Я обратила на это внимание, потому что хорошо знаю предмет разговора и знаю о ком эти стихи.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Зоя, разумеется, такое ничтожество, как я, не может вас задеть. Мне просто не дотянуться. Проблема только в том, что цитата из Ахматовой в этих стихах есть, а цитат из стихов Зои Крахмальниковой нет. Ваше несогласие с версией не является основанием для упрёков в неэтичности. Посвящения Окуджавы чаще всего не имели отношения к стихам, он дарил свои тексты в знак дружбы, я хорошо знаю это на собственном примере. Но все ещё униженно умоляю простить меня за публикацию версии, вынудившей вас потратить своё драгоценное время на отповедь коллеге и, в общем, единомышленнику. Хотя куда мне набиваться вам в коллеги и тем паче единомышленники. Я так, бумагу пачкаю, а вы людей спасаете.

Зоя Светова: Ёрничество не принимаю. Тем более, что Вы бумагу не пачкаете, а я людей не спасаю.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Зоя, ёрничество тут нет. Есть лишь попытка соответствовать взятому вами тону, крайне удивительному для меня после многих лет знакомства.

Дмитрий Львович Быков: Кроме того, я ведь спрашивал Окуджаву, почему эта песня посвящена Зое Крахмальниковой. Он ответил: потому что она ей очень понравилась.

Елена Григорьева: и где истина? где-то посередине…

Зоя Светова: Дмитрий, если Вы знали, что Булат эту песню Крахмальниковой посвятил, тем более непонятно, почему Вы это не упомянули. Это меня и удивило.

Дмитрий Львович Быков: Я не просто это знал, я пишу об этом в книге. Но знаю я и о том, почему появилось это посвящение, и о том, что посвящена была уже готовая песня. О механизмах посвящений у Окуджавы я говорю выше. По этой же причине (понравилось) песня о Моцарте была посвящена Ирине Балаевой, но говорить об этом в лекции о песне я бы тоже не стал: история посвящения — отдельная тема.

Зоя Светова: Дмитрий Львович Быков не убедительно. По знали бы, что Крахмальникова мешалась Вашей концепции. А потом, если Вы все знаете, то наверное знаете, кому на самом деле посвящена песня и о чем она. И Ахматова тут ни причём.

Дмитрий Львович Быков: Ахматова тут очень даже при чем, и Крахмальникова моей концепции совершенно не мешает. Обо всех случаях, когда моя концепция отличается от общепринятой мои вступает в противоречие с автокомментариями, я в книге подробно упоминаю, см. главу о том же Моцарте. Но мы сейчас не о концепциях, Зоя. Кроме того, я в своей лекции отталкиваюсь от текста, который у всех перед глазами, а вы — от фактов, которые не хотите обнародовать. Я понимаю вашу позицию, но оставьте критикам право на интерпретацию текста.

Зоя Светова: Я Вашу книгу не читала. Слушала лекцию.

Дмитрий Львович Быков: Истина в том, что обвинять автора филологической версии в неэтичности не совсем справедливо, а терпеть комментарии людей, немедленно впадающих в грубое хамство, не совсем правильно. Но обстановка такова, что нам всем сегодня не до тонкостей, а окончательной истины в полемике о генезисе того или иного стихотворения не может быть в принципе.

Зоя Светова: Вот правильно. Но Хамства с моей стороны не было, с Вашей стороны было ёрничество.

Дмитрий Львович Быков: С вашей стороны не только не было, но и не могло быть никакого хамства. Как вы могли подумать, Зоя! Как вам в голову могло такое прийти! Было просто молчаливое поощрение совершенно откровенного хамства, разразившегося тут в ответ на ваше безусловно справедливое, этически безупречное замечание. А вообще, Зоя, мы же с вами друг друга сто лет знаем, и все это как-то не очень красиво. Если вас ничто не коробит в стилистике вашего собственного поста и его обсуждения, я не вижу повода для дальнейшей дискуссии.

~ Дмитрий Львович Быков, 13 января 2017 года ~

Ilya Ovchinnikov (13.01.2017) shared a post:

Зоя Светова (12.01.2017):

С удивлением прослушала лекцию Дмитрия Быкова о песне Булата Окуджава «Прощание с новогодней елкой».

Быкову показалось, что эта песня посвящена Анне Ахматовой и навеяна ей и ее смертью. Что ж, красивая литературоведческая история. Имеет право на существование, тем более, что Быков очень аргументировано доказывает свою версию, ссылаясь на встречу Окуджавы с Ахматовой. Все бы хорошо. Но он почему-то забывает сказать, что эту песню поэт посвятил Зое Крахмальниковой. И дело не в том, что я знаю истинную историю этой песни и знаю, почему Окуджава Крахмальниковой ее посвятил. Дело в том, что следовало бы уважаемому лектору это хотя бы упомянуть. Было бы красиво. Но это посвящение мешало концепции и поэтому Быков предпочел об этом умолчать. Получилось как то ненаучно что ли. Немного попсово, уж извините. Я — не литературный критик. И мне все позволено.

Дмитрий Быков «Окуджава. «Прощание с новогодней елкой»»
// «Arzamas», 11 января 2017 года

из комментариев:

Serge Greenberg: Лёгкость в мыслях необыкновенная, да…

Дмитрий Львович Быков: Никакой легкости в мыслях, дорогой Сергей, здесь нет. Многие писали о том, что посвящения Окуджавы, как правило, никакого отношения к теме стихотворения не имели. Он дарил стихи, причём иногда через годы после их написания. Могу засвидетельствовать это и сам, поскольку его посвящение «куртуазным маньеристам» вообще ни к кому из нас отношения не имело.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 января 2017 года ~

Irina Lukyanova (14.01.2017):

Кто куда, а я на олимпиаду в Южное Бутово.

из комментариев:

Nelli Ratkevich: Ира, а Быков 13 февр где?

Дмитрий Львович Быков: Спроси уж прямо у Быкова, лукьянова терпеть не может, когда ее спрашивают. А 13 февраля у меня лекция.

~ Дмитрий Львович Быков, 18 января 2017 года ~

Светлана Большакова (18.01.2017):

из комментариев:

Андрей Кузнецов:

не пропадет твой скорбный труд
и дум высокое стремленье
поэт великий Зильбельтруд
храни же гордое терпенье

Дмитрий Львович Быков: Вас что-нибудь не устраивает в фамилии моего отца?

Андрей Кузнецов: Вот это да вы мне ответили — сколько я вас троллил — такая удача — но вот вы Дмитрий тоже иронизируете над кем то — и я тоже над вами иронизирую — а почему вы не взяли фамилию отца ?— да потому что постеснялись — и вот акцент моей иронии

Дмитрий Львович Быков: Мне стесняться нечего и некого. Вас мне стесняться, может быть?

Андрей Кузнецов: Вообще по логике все берут фамилию отца — а у вас нелогизм — каков мотив этого нелогизма?— значит стеснение — но у евреев вроде по матери идет национальность — ну да ладно — вы ведь наверняка читали что кроме этой иронии сколько про вас сочинил в другом контексте — даже переделывал ваши стихи — а почем у в Собеседнике заблокировались?

Дмитрий Львович Быков: Вы человек неграмотный и неумный.

~ Дмитрий Львович Быков, 23 января 2017 года ~

Юрий Володарский (23.01.2017):

Вставайте, граждане: приехали, конец.

Мозг наций. Дискуссия Дмитрия Быкова и Анастасии Мироновой
// «Новая газета», №6, 23 января 2017 года

из комментариев:

Alexandr Kabanov: Обо мне — вообще сплошная дезинформация. Мог бы в личку написать — уточнить. (это я о Быкове).

Яна Дубинянская: Быков — уточнить?! (аццки хихикает)

Alexandr Kabanov: Яна Дубинянская да я с иронией))

Дмитрий Львович Быков: А в чем дезинформация, Саша?

Alexandr Kabanov: Дезинформация в следующем: а) меня поддержали (когда началась эта травля) — далеко и не только так называемые российские патриоты. 70-80% — это были или либералы: от Андрея Макаревича и до украинских волонтеров, а так же участников АТО. Кроме того, к ним присоеденились — просто талантливые и вменяемые люди, которые любят мои стихи: от Леонида Юзефовича и до…. Поэтому мне тут не надобно завидовать или не завидовать. Это просто реальность. От чего тут приходить в ужас? Не понимаю. Далее: по поводу поста о проспекте Бандеры. Я равно против Бандеры и против того, чтобы проспект оставался Московским. Более того, меня возмутило не столько переименование, а то, как быстро, не спрашивая особо у киевлян, с чудовищным коммунистическим задором — это все было сработано. Пост мой провисел минут сорок. Никто мне еще не угрожал и никто не травил. Просто несколько друзей написали мне в личку: «Слушай, ну зачем ты эту тему разжигаешь? Можешь обидеть людей, лучше убери этот пост от греха подальше…» Я подумал-подумал и убрал этот пост + извинился перед теми, кого этот пост мог обидеть. Повторюсь: хамства, угроз и травли еще не было. Вся эта канитель началась гораздо позже (я уже и забыл о своем посте), когда добрые люди, сделав скриншоты, начали активно, будто по чьей-то команде, распространять их в украинском сегменте фб. Вот тогда, да — началось.

Alexandr Kabanov: Но, это частности (которые важны исключительно для меня), не более. Т.е. я за точность формулировок.

Яна Дубинянская: Alexandr Kabanov да нет, это важно. Разгон технической волны в фб, радостно подхваченной отдельными пантюками под недоумение нормальных людей — или трагический поэт Кабанов в кольце врагов. Совершенно разнеые сюжеты.

Alexandr Kabanov: Яна Дубинянская Яна, меня в этой истории заинтересовали две вещи: а) травля, как тест, показала, что это не какая-то там жалкая кучка ультроправых маргиналов, а то, что их уже — легион, хорошо организованный и агрессивный; б) я был жутко опечален мгновенным предательством со стороны тех людей, которых уважал и считал вменямыми, которым сделал много хорошего. А все остальное, суммарно — мне такая слава нахрен ненужна, а равно какой-либо трагический или комический сюжет.)

Яна Дубинянская: Alexandr Kabanov но ты же видишь, что сейчас раскручивается вторая серия с привлечением тяжелой артиллерии, т.е. россми? Тут и травля, и русский язык, и Бандера, все в одном флаконе на блюдечке с голубой каемочкой. Подозреваю, что как раз этого тебе точно нафиг не нужно. А насчет легиона не думаю, они просто компактно собрались.

Дмитрий Львович Быков: Саша, если ты призываешь к точности, давай не будем называть дезинформацией разницу в оценках.

Alexandr Kabanov: Дмитрий Львович Быков Вопрос совсем в другом. Откуда ты взял эту информацию обо мне? Из сети. А информация в сети — далеко не всегда соответствует реальности. Я об этом.

Дмитрий Львович Быков: Я почитал обсуждение, в том числе и у тебя, и не вижу никаких принципиальных уточнений.

Alexandr Kabanov: Дмитрий Львович Быков Какая разница в оценках? Если ты, к примеру, утверждаешь, что Кабанов родился в 1986 году, а я утверждаю, что в 1968. Цыферки и у тебя и у меня — одинаковые, только вот порядок их расположения совсем в другом. Если ты утверждаешь, что список, поддержавших меня — ужасает, то я докладываю тебе, что этот список ужасать не может по таким-то и таким-то причинам. Вот и всё. Ладно, Дмитрий Львович, проехали. Рад был тебя слышать.

Дмитрий Львович Быков: Он не может ужасать тебя, но ужасает меня, причём, как ты понимаешь, не в той его части, которая упомянута в твоём комментарии. Ни Макаревич, ни Юзефович не вызывают у меня никаких возражений. Но не будем лукавить.

Alexandr Kabanov: Дмитрий Львович Быков А в чем лукавство? Это просто статистика: значительно большая часть вот таких-то и таких-то меня поддержала, а та, меньшая часть, которая меня тоже поддержала — просто меньшая часть. Получается: 80 и 20 % Их право. Тогда для меня была важна любая поддержка. Кстати, в том числе и твоя. Ладно. О чем мы там. Поехал на работу. Да, в марте у меня выходит книга. Она так и будет называться: «НА ЯЗЫКЕ ВРАГА».


Sergei Vorontsov: Удивительно ненужная статья получилась. До чудесного.

Дмитрий Львович Быков: Удивительно нужный, глубокий, своевременный комментарий. Снимаю шляпу, завидую белой завистью.

~ Дмитрий Львович Быков, 26 января 2017 года ~

Андрей Чернов (26.01.2017):

ФЕЙКИ, КОТОРЫЕ, ХОТЬ И БОЯНЫ, НО ЧАЩЕ ВСЕГО МЕЛЬКАЮТ В ЛЕНТЕ:

  1. Прижизненная фотография Пушкина.
  2. Опровержение авторства стихотворения Симонова «Жди меня…» Якобы это слепок с украденных стихов Гумилева. (Этот фейк распространял Дм. Быков, но после столь же решительно сам назвал его «глупостью»).
  3. «Новая хронология» Фоменко и Носовского.

ПРОШУ ДОПОЛНИТЬ СПИСОК

из комментариев:

Лазарь Модель: Быков — тот самый?

Андрей Чернов: Ну да.

Лазарь Модель: Андрей Чернов Как же он «родной» старается, никогда его не смотрю, но слышу о нем постоянно, мне ещё когда о нём давно говорил Артём Варгафтик (большая умница), я не понимал, о ком речь…

Дмитрий Львович Быков: Дмитрий Быков никогда не распространял этого фейка, но Андрей чернов не любит меня столь сильно, что у него одновременно отказывают совесть и здравый смысл, когда заходит речь обо мне. О доказательствах своего бреда он не думает уже давно.

Андрей Чернов: Ну что ты, Дима? Нежно тебя люблю. С тех самых пор, как ты обкакал Дмитрия Сергеевича Лихачева, еще живого. Потом в «Собеседнике» ввел в оборот термин «пятая колонна» (это после «Норд-Оста», ты убеждал читателя, что она станет отрицать победу силовиков на Дубровке; потом текст стыдливо затер), после в своей книжке станцевал на убитой уже Ане Политковской… Потом на Чистых прудах призывал не пересчитывать голоса за Думу, мол, будем выбирать Путина, там и посчитаем правильно… Да как же тебя не любить, горемыку бедного?


Ekaterina Sleptsova: Я читала в лекции Быкова на Дожде про стихи Симонова, подробно и убедительно. А вот его же противоположное мнение не видела. Где он утверждал про плагиат, можно ссылку? Ссылка на дождь вот: https://tvrain.ru/…

Андрей Чернов: Было это еще в 2014-м: Быков рассказывал о том, что Симонов плагиатор в одной из своих «коммерческих лекций». См. отклик у меня в ленте в конце ноября 2015 (был юбилей Симонова). Сегодня Быков те лекции потер. Впрочем, он так не первый раз поступает. Профессионал-таки.

Ekaterina Sleptsova: А почему он так резко поменял мнение, он не объяснил? Как-то странно, если ни с того, ни с сего. Публичный же человек, известный. Непонятно.

Андрей Чернов: Потому что по затылку настучали. А за свои ошибки (как и за ложь) этот автор никогда не извиняется.

Ekaterina Sleptsova: Жаль, что нет тех стертых лекций, интересно было бы сравнить аргументацию. ) Впрочем, вздор. Стихи принадлежат Симонову, конечно, и хорошо, что Быков стёр ложную информацию, хотя бы и молча.

Дмитрий Львович Быков: Говорить о чьей-либо лжи вам, Андрей, не следовало бы, потому что лжёте вы. А никаких коммерческих лекций у меня нет. Вы банальный клеветник, давно потерявший не только рассудок, но и стыд. Впрочем, это вещи взаимосвязанные.

Андрей Чернов: аминь, аминь, рассыпься))

Tatyana Podzarei: Лекция за без малого 2000 рэ с носа — это, надо полагать, чистая благотворительность, а не коммерция. Прямой речью, так сказать.

Ekaterina Sleptsova: А почему надо выступать бесплатно? Лекции блестящие, сопоставимы с хорошим выступлением артистов. Что за вздор.

Tatyana Podzarei: Не надо выступать бесплатно, если не хочется. Но и утверждать, что никаких коммерческих лекций нет — значит, выставить себя лжецом. Три года это болтается, три года на это ссылаются. Представляю, если на лекции об этом не было, как чувствовали себя заманенные лживой рекламой: https://www.facebook.com/…


Дмитрий Львович Быков: Вместо того, чтобы признать свою ложь, извиниться или представить доказательства, вы лжёте снова, и это приём известный. Я никогда и нигде не танцевал на трупах, я не призывал отказаться от пересчета голосов, я не вводил в оборот термина «пятая колонна», который существовал лет за тридцать до моего рождения. Все это увод разговора в сторону и ещё одно доказательство вашего помешательства, предъявите мои коммерческие лекции, найдите в них цитату с вашим текстом, тогда поговорим. Заодно расскажите о том, как я мог стыдливо затереть текст в «Собеседнике»: интересно было бы это представить чисто технически.

Андрей Чернов: К десятой годовщине подавления путча ГКЧП Дм. Быков, в то время иронически аттестовавший себя «сотрудником пропутинского «Огонька», опубликовал подробную, концептуальную статью о некоторых особенностях «Новой газеты». Еще не была выведена формула «этосурковскаяпропаганда», однако слова не было, а оно уже было. Вот лишь одна цитата:

«Интонацию «Новой газеты» определяет сегодня дискурс Боссарт, Альбац, Политковской: хорошо темперированная истерика <…> Что-что, а травить оппонента «Новая газета» умеет. Травля — любимое занятие нашей либеральной интеллигенции, фирменное блюдо…».

Ну и дальше каждому персонально каждому — от Муртазаева до Кагарлицкого, от Явлинского до Щекочихина. И надо всем этим скромная хвала скромняге и трудяге Путину.

http://old.russ.ru/…

Андрей Чернов: В сети перетирают старый репортаж (якобы репортаж) Быкова из Беслана, мол, никакого штурма не было, ребенок прыгнул в окни и случайно подорвался на растяжке. И тот же Быков осенью 2002-го после «Норд-Оста» первым написал публичный донос на оппозицию в своем «Собеседнике». Потом спохватился, удалил текст и вскоре заменил другим. Но и там осталась фраза:

Дмитрий Быков: «Да, в стране действует могучая и подлая, ничем не брезгующая пятая колонна…» (2003)

http://www2.nordost.ru/…

Потом он еще долго нес по кочкам «пятую колонну», Политковскую и «Новую газету».

Пока сам не был успешно внедрен в ее ряды.

Андрей Чернов: Дважды перебежчик, воспевавший «победу русского оружия» на Дубровке и лично товарища Лесина, клеймивший «пятую колонну» и Политковскую (уже после ее гибели), он публично призвал в 2011-м на Чистых прудах не пересчитывать голоса на выборах. Мол, у нас впереди еще президентские, там и отыграемся.

И, скажем, такое: «Я не верил тогда и не верю сейчас в то, что Россию взрывала ФСБ. Не верил именно потому, что, если бы у пропагандистов «Отечества» нашлось достаточно отваги, можно было бы обвинить во всем именно Путина».

http://echo.msk.ru/…

Теперь он учит своих кураторов, как надо было разделаться с Литвиненко. Чтобы не полонием, а по-умному.

Быков: «Никакого полония для Литвиненко не надо»

http://sobesednik.ru/…

Андрей Чернов: Быков: о Лихачеве:

http://old.russ.ru/…

http://andrey-trezin.livejournal.com/…

Rouben Honnet: статеечка 2001 года о Новой Газете, действительно, довольно позорная…

Дмитрий Львович Быков: Позор — это вместо доказательств своего вранья громоздить горы новой лжи. Где моя коммерческая лекция о Симонове и атрибутирование фейка про Гумилева? А ни от одного слова в своих публикациях я не отрекаюсь — публикацией про Лихачёва даже и горжусь. Но мы сейчас разбираем не мое собрание сочинений и не мое персональное дело. Мы разбираем очередную клевету Андрея Чернова, утратившего, повторяю, и стыд, и рассудок.

Павел Каштанов: Вот так и разрушаются репутации. Совершенно расхотелось слушать «Один» по четвергам на «Эхе». И как можно работать в «Новой» после всего, что о ней не так давно написал?!… Не хочется верить, что Быков кремлевский агент, но такая вероятность, увы, существует.

Дмитрий Львович Быков: Разумеется, поспорить о кремлевском агенте Быкове гораздо проще, чем признаться: да, я солгал, Быков не распространял никаких фейков о Гумилеве и Симонове. А вообще отпадение от программы «Один» меня радует: ее должны слушать умные.

Rouben Honnet: Андрей Чернов ДБ о Лихачеве — Ну это-то уж и вовсе нахальная глупость…

Дмитрий Львович Быков: Да, Чернов не умён. Но это не смягчающее обстоятельство, если человек врет и не приводит никаких аргументов.

Павел Каштанов: Rouben Honnet Насчет сотрудничества Быкова с властями? А почему Вы так уверены?

Rouben Honnet: Дмитрий Львович Быков Не мне об этом говорить, но Андрей Чернов, на мой взгляд, очень достойный и компетентный литератор и человек.

Андрей Чернов: Упс!.. Но я не называл Быкова кремлевским агентом. Он сам себя так назвал только что. Ну, кремлевский, так кремлевский.

Павел Каштанов: Это я назвал. А Rouben Honnet, оказывается, говорил об отзыве Быкова о Лихачеве (см. выше).

Rouben Honnet: Павел Каштанов Я реагиривал на статью ДБ о Лихачеве, она показалась мне нахальной и неумной. Но эта перепалка движется так быстро, что моя реплика оказалась неправильно атрибутирована.

Андрей Чернов: Павел Каштанов А он, дурачок, и расписался.

Rouben Honnet: Справедливости ради: я нигде и никогда не видел, чтобы Дм. Быков утверждал, что Симонов списал «Жди меня» у Гумилева или кого-то другого. Кроме того, мне бы казалось, что такое утверждение не соответствует моему представлению о литературном вкусе и чутье Дм. Быкова.

Андрей Чернов: Rouben Honnet А я видел. И писал про то в ФБ в конце ноября 2015-го. Рад, что Дмитрий Львович мнение свое изменил. Впрочем, такое с ним случается постоянно и регулярно. (См. приведенную выше подборку цитат).

Дмитрий Львович Быков: Дмитрий Львович своего мнения не менял, ибо мнения о принадлежности этого фейка Гумилеву никогда не высказывал, а вы его не процитировали. Кроме того, вы не привели и приведёте ни одного случая, когда я стирал бы свои прежние высказывания. Более того: я и не отказывался от них никогда. Но сейчас мы обсуждаем не это, а вашу очередную ложь, выдающую, повторюсь, полную утрату стыда и рассудка. И пока вы мне не приведёте мою цитату, разговаривать с вами бессмысленно. Вы непременно переведете разговор на свою предыдущую ложь, а ее у вас много.

Андрей Чернов: Почему не приведу? Вы невнимательно читаете. Уже привел. Заметка в «Собеседнике» про «Норд-Ост» и пятую колонну была удалена с сайта газеты. В переработанном виде она осталась в вашей книжке. Но и без этого, Дмитрий Львович от вас, простите великодушно, воняет. И очень давно.

Rouben Honnet: Андрей Чернов Не знаю, что и сказать… Вот что принес Google: https://www.facebook.com/…

Rouben Honnet: Андрей Чернов Похоже, что тот пост ДБ поместил как завлекалочку для своей лекции, то есть задал загадку. А отгадка, стало быть, была в самой лекции. Многие комментаторы посчитали, что он серьезно утверждает, что 'стих'; принадлежит Гумилеву. Не могу представить, чтобы ДБ и тогда принимал эту глупость всерьез.

Андрей Чернов: Rouben Honnet Спасибо, Вы поработали за меня. Надеюсь, теперь Дмитрий Львович удовлетворен. Доказано, что солгал он. Пошел вон, лжец.

Дмитрий Львович Быков: И что вы доказали? Где цитата из лекции? Где утверждение, что Симонов крал у Гумилева? Лжец здесь вы, и ваша неспособность защитить собственные утверждения здесь вполне очевидна.

Дмитрий Львович Быков: Андрей Чернов воняет от вас, но вы принимаете эту вонь за чужую. Заметки с сайта газеты не удаляются, они архивируются. Никаких исправлений при перепечатке я в них не вношу. А хамить от сознания своей беспомощности вы тоже начали не вчера, но суетиться не следует: вас не первый раз ловят на клевете, заботиться о репутации вам поздно.

Olga Basova: Павел Каштанов да, получилось очень неприятно. Прочитать все это сейчас ошеломительно и неприятно.

Андрей Чернов: Быков ссылку открыть не в состоянии?

https://yadi.sk/…

Дмитрий Львович Быков — лекторий «Прямая речь». 8 апреля 2014 г.

В архиве Анны Ахматовой сохранился автограф стихотворения, которое приписывается Николаю Гумилеву.

Жди меня. Я не вернусь —
это выше сил.
Если ранее не смог —
значит — не любил.
Но скажи, зачем тогда,
уж который год,
я Всевышнего прошу,
чтоб тебя берег.
Ждешь меня? Я не вернусь,
— не смогу. Прости,
что стояла только грусть
на моем пути.
Может быть
средь белых скал
и святых могил
я найду
кого искал, кто меня любил?
Жди меня. Я — не вернусь!

При этом Константин Симонов крайне резко выступал против реабилитации Гумилева, настаивая, что он был врагом Советской власти. И публиковать Николая Гумилева стали только в середине 80-х.

Представляете, как мало мы о нем знаем?
14 апреля, в следующий понедельник
Лекция Дмитрия Быкова «Спасти Гумилева»
билеты на сайте www.pryamaya.ru
или в кассе ЦДЛ


Natalie Yushkevich: Ух ты Быков обиделся! Заразная это болезнь

Дмитрий Львович Быков: Когда клеветника ловят на вранье — это не обида, а установление истины. Заразная болезнь — это именно клевета.

Natalie Yushkevich: Дмитрий Львович Быков, мамочка, вот и на меня, сирую, Ваши громы пали. Поскольку я не в курсе сути дискуссии (да и не тянет быть), то от участия в ней уклонюсь. Радует и удивляет однако, что автор столь популярный и речистый пользуется аргументами из детской песочницы.

Дмитрий Львович Быков: Natalie Yushkevich где вы видите аргументы из песочницы? Человек солгал. Ему на это указали. Приведите пример аргумента из песочницы, прошу вас.

Natalie Yushkevich: ДЛБ, про аргументы из песочницы см. выше в ответах на Ваши многочисленные «я не».

~ Дмитрий Львович Быков, 27 января 2017 года ~

Светлана Большакова (27.01.2017):

Пятнично-прекрасное от любимого поэта.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Розыгрыш. Не купил, а примерил.

~ Дмитрий Львович Быков, 28 января 2017 года ~

Андрей Чернов (28.01.2017):

Сегодня дрались за Исаакий. Потому не выложил в сеть полемику с известным провокатором и графоманом-виртуозом Дмитрием Быковым. Чтобы он случайно не затер, скопировал ленту. Завтра выложу. По-моему, так много поучительного.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Мне кажется, что прежде чем обсуждать меня и тем привлекать к себе внимание,— трюк вполне понятный и по-своему трогательный,— Андрею Чернову следовало бы извиниться за прямую ложь.

Андрей Чернов: Чего ж суетиться, Д.Л.? Наберитесь терпения. Завтра и извинясь.

Дмитрий Львович Быков: Я не суечусь, общение с вами для меня не такое уж масштабное событие, как мое появление в вашем фейсбуке. Вы ничего уникального, к сожалению, не производите.

Андрей Чернов: Дим, длим интригу до завтра. Прости, если сегодня спать не будешь.

Дмитрий Львович Быков: Нет, нет, что вы. Какой сон! Истерика, суицидные мысли. Ведь вам иначе не успокоиться. Господи, до какой тупости докатился человек, ведь ужас берет, глядючи. Неужели это только возраст — или все-таки клиника?

Дмитрий Львович Быков: Но тыкать все-таки погодите. Брудершафта не было и не предвидится.

~ Дмитрий Львович Быков, 29 января 2017 года ~

Андрей Чернов (29.01.2017):

«ВЫ И УКРАЛИ-С!..»

Бессмысленно убеждать вора, что он украл. Бессмысленно потому, что он это знает не хуже тебя. И с подробностями, известными только ему одному. Припертый к стенке, Быков только что затер анонс лекции, в котором он обвинял Константина Симонова в краже. Дорогой Дмитрий Львович! Не поленитесь затереть и это:

https://www.facebook.com/…

А тут вся намеднишняя полемика. И симоновский сюжет там не главный:

https://nestoriana.wordpress.com/…

из комментариев:

Svetlana Mironova: так он прав, вы ничего не доказали. цитата из лекции не предоставлена. анонсы к лекциям прямой речи пишет не быков, там даже орфографические ошибки бывают, не говоря о стиле.

Андрей Чернов: Ошибаетесь, Светлана. Причем дважды. Анонс с клеветой на Константина Михайловича Симонова написан от лица Быкова. Второе: в лекции (она есть в сети) Быков этой темы вообще не касается. То есть навет остается наветом и начинает тиражироваться в соцсетях. Хороший, крепкий приём всякого рода подонков и прочих мразей.

Svetlana Mironova: что значит «от лица Быкова»? дальше в анонсе написано: «Лекция Дмитрия Быкова» — это значит, что писал её кто угодно кроме самого быкова :)) «в лекции (она есть в сети) Быков этой темы вообще не касается» — а зачем ему касаться фейка? или вы про то, что его слова потёрты? так аудиоверсия есть, можно сличить.

Андрей Чернов: О, какой подарок! Анонс лекции по ссылке исчез. Он заменен аудио-версией. Класс! Молодец Быков! Высокого полета наперсточник

Alexander Tchernov: А у тебя ссылка осталась? Кэш Яндекса помнит)))

Svetlana Mironova: о чем вы? анонс лекции на странице «прямой речи» не изменился. история правок всех ФБ-постов доступна всем, её можно посмотреть в верхнем правом углу. или всесильный ДБ уже и цукерберга подкупил? :))

Svetlana Mironova: https://www.facebook.com/…

Андрей Чернов: Нет, конечно… Но вот с другого быковского сайта взял [screen shot]

Svetlana Mironova: а что изменилось? это перепост того же анонса на странице быкова, изменить содержание перепощенного поста вообще невозможно.

Шипунов Станислав: Svetlana Mironova … человек иногда представляется в третьем лице…

«Дмитрий Львович Быков · 144 общих друга. Дмитрий Быков никогда не распространял этого фейка, но Андрей Чернов не любит меня столь сильно, что у него одновременно отказывают совесть и здравый смысл, когда заходит речь обо мне. О доказательствах своего бреда он не думает уже давно.»

Дмитрий Львович Быков: Шипунов Станислав да не представляется он в третьем лице, это приём такой риторический. Вот сейчас я вам опять его продемонстрировал. Понимаете?


Alexander Medvedev: …анонс с фейком о Гумилеве и Симонове еще можно объяснить провокационностью с целью привлечения публики, но как объяснить его статью о Лихачеве? это ведь не полемика с ним, а целенаправленное втаптывание Лихачева в грязь… жуть…

Igor M. Isupov: Да нет, никак это (заведомую ложь о Гумилёве) нельзя объяснить. Ну вот никак. Ни-как. А вот «целенаправленное втаптывание» — это всего лишь задорная подловатая глупость.

Дмитрий Львович Быков: Какую заведомую ложь о Гумилеве? Вы лекцию слышали? Статьи мои о нем читали?


Дмитрий Львович Быков: Да, Андрей, как-то вы совсем уж в лужу приземлились. Кто и что потёр? Я вообще никогда ничего не уничтожаю, в том числе на сайте «Собеседника», на что вы все время ссылаетесь. И зачем бы стирать, в чем смысл? Не нужно конспирологического бреда, давайте по существу. Кого и как вы приперли к стенке? Где и как я обвинял Симонова в плагиате? Где и когда я приписывал этот текст Гумилеву? А обсуждать, кто из нас графоман, мы будем не с вами, это читатели решат и время, простите за трюизм.


Mike Girshovsky: Я не удивлюсь, если Быков и в самом деле не помнит. Этот психологический тип, к которому он принадлежит, который он демонстрирует, помнит в публичном пространстве о себе только хорошее. А непубличное, личное пространство сознания у него погружено в темные глубины, самому не видные, возможно иногда высвечивающиеся в редкие моменты творчества. Редкие — потому что производство пошлого мусора на потребу творчества не требует.

Дмитрий Львович Быков: На потребу не требует, да. У нас с вами, боюсь, стилистические разногласия. Но давайте все же высказываться по сути.

Андрей Чернов: Герой нашего безвременья: Фадей Венедиктович Булгарин и критик Латунский в одном нечистом флаконе.

Mike Girshovsky: Дмитрий Львович Быков :) Ещё одно место напомнил. Мамардашвили смеется над публикой, которая считает Сталина великим умником. Рассказывают, как он сам лично проверял и исправлял немецкую логистику поставок из СССР в Германию, не замечая, что поставляет добро потенциальному, а потом и фактическому врагу. «Стилист» хренов.

Светлана Большакова: Андрей Чернов, анонсы эти не Быков пишет, говорят вам уже не в первый раз, вы не слышите как будто)

Андрей Чернов: Слышу, конечно. Но он публикует их НА СВОЕЙ странице.

Дмитрий Львович Быков: Андрей Чернов и об этом вам сказали, и вы опять не слышите.

Светлана Большакова: Андрей Чернов это не его страница. У него есть личная, а эта страница АВТОРА, которую мы ведем, выкладываем стихи, статьи, и конечно анонсы лекций, к которым имеем непосредственное отношение. Естественно, можем и ошибиться и опечататься, это сммщик делает, да и я сама могу ошибиться, но затирать, как вы выражаетесь, это не делаем. Зачем, главное?)

Светлана Большакова: Взгляните на авторство поста, я как админ это вижу, и веду, прикрепила уж вам [screen shot]

Андрей Чернов: Светлана Большакова Светлана, идите, пожалуйста, восвояси. Это другой скрин.

Mike Girshovsky: Андрей Чернов, уже годы уши вянут от восторгов почитателей этого господинчика. Ничего в этом месте сделать нельзя. И надо ли?— Это другой мир, где Чичиков — «положительный» герой.

Светлана Большакова: Андрей Чернов шли бы вы восвояси, это пример скрина, а то, что вы вытащили за 2014 год скрин — тот тоже был опубликован не ДБ. Я восвояси не пойду — я директор Быкова, а вот кто вы, и почему вдруг сейчас активизировались — это вопрос.

Андрей Чернов: В бан, сударыня!

Дмитрий Львович Быков: Андрей Чернов блестящий пример полемики с женщиной! Вы лжёте, вам это доказывают, вы прибегаете к бану. По-моему, здесь всем уже все понятно. В баню, сударь.


Mike Girshovsky: «А докажите, что они там есть!» — это Быков цитирует автора слов «она утонула».

Дмитрий Львович Быков: Подождите, подождите. Давайте сначала обсудим новое вранье: «Быков затер».


Светлана Большакова: Вообще-то все анонсы Дмитрий Львович Быков, если и есть у него время записать, пишет в виде ВИДЕО, все остальное, делает наш редактор, находит в сети. Страницу Дмитрий Быков ведет тоже не он сам, а, например я, с Татьяна Булыгина.

Андрей Чернов: Извините, Светлана. Я дал скрин с личной страницы Быкова. Надо полагать, что и ее тоже не он ведет.

Светлана Большакова: Андрей Чернов этот скрин, что наверху? Это не его, говорю же)

Андрей Чернов: Там его имя, фото и его электронный адрес.

Светлана Большакова: Какой адрес? У него адрес другой.

Андрей Чернов: Выгораживаете не слишком умело: или не знаете, что у пользователя электронной почтой может быть не один адрес?

Дмитрий Львович Быков: Андрей Чернов кто выгораживает? Андрей, посмотрите на скрин выше. Вам люди, ведущие страницу, говорят, что они ничего не стирали, а вы продолжаете упорствовать в клевете.


Дмитрий Львович Быков: Спасибо, Света. Но мне особенно интересно, кто и что там затер. Разве кто-то стирал какие-то анонсы?

Светлана Большакова: Нет, ничего не стираем, это к тому же 2014 год, это специально где-то выискивалось, кажется)


Владимир Грибанов: Кириллка-то наш Симонов — не совсем безупречный парнишон. Тут к ежу не ходи. Странна во всей этой перепалке чувствительность Дмитрия Львовича к нападкам. Он же постоянно генерирует нетрадиционные идиомы. Разумеется, будут оппоненты. Переходы на личность тоже вполне конвенциональны и уже давно. Я сегодня у себя в ФБ удивился: «Дмитрий Быков вступил в конфликт с либеральными почвенниками. Странно. Они же из одной команды. Тешатся, что ли, милые?..»

Дмитрий Львович Быков: Володя, это не конфликт с либеральными почвенниками. Это конфликт с клеветником, чьи убеждения мне, правду сказать, совершенно безразличны.

Владимир Грибанов: Тут не один Чернов. Тут, как говорится, «Надежда по фамилии Чернова».

Дмитрий Львович Быков: И при чем тут Исакий, дорогой Володя Грибанов? Ты не вчитался.

Владимир Грибанов: Я не знал, о чем будут разоблачения. Подруга спросила, я предположил. Честно говоря, повод для криков оказался еще глупее.

Дмитрий Львович Быков: Владимир Грибанов ну, ему же не важно, о чем кричать.

Владимир Грибанов: Да ты же всех провоцируешь, вот они и ведутся. Бросай обижаться. Делать, что ли, больше нечего.

Владимир Грибанов: Люди за честь бедолаги Симонова вступились. А Быков лишил бедолагу чести. Надо сказать, что Дмитрия Львовича кто только и как только на поливал. Обесчещенье Симонова — это легкое поглаживание.

Дмитрий Львович Быков: Тем более, что и этого не было.

Владимир Грибанов: Дмитрий Львович Быков А хоть бы и было. Подумаешь, преступление! Дима, забудь и не вспоминай никогда.

Владимир Грибанов: Я бы на твоем месте отделался неологизмом «всевыврете». Или какой свой придумал. А то какая-то квазиполемика на псевдолитературные темы. Даже не смешно, ей богу! Унынье одно.


Ирина Коршикова: То, чем занимается господин Дмитрий Быков, называется шоу-бизнес. К литературе не имеет отношения. Но человек, безусловно, талантливый. Поэтому даже как-то жалко — на что уходит талант.

Дмитрий Львович Быков: Ирина, это не шоу-бизнес, послушайте и почитайте эти лекции. Ведь я и в университете преподаю, и не только в России. Чтение лекций — тоже профессия, и ни к каким шоуменским приемам я в них не прибегаю. Просто надо уметь говорить нескучно, но ни к какому шоу-бизнесу это отношения не имеет. Не надо повторять штампы.

Ирина Коршикова: Дмитрий Львович Быков Спасибо за ответ. Но я действительно считаю вас талантливый человеком, лекции ваши слушала необнократно и по тв, и по Интернету. Там есть о чем поговорить. Ну вообще-то извините, если обидела. Я понимаю, вы хотите сделать свои лекции интересными, чтобы их слушали люди любого уровня, любой аудитории. Но аудитории разные, очень разные, и нельзя одновременно понравиться всем, вы же не медный пятак, ох какой не пятак, вам огромная цена. Огромнейшая. Поэтому и не хочется размениваться не медные монетки. Извините. Спасибо. = Ирина

Ирина Коршикова: Дмитрий Львович Быков Хотела напроситься к вам во френды, но не смогла, всё забито. С чем я вас тоже поздравлю.

Дмитрий Львович Быков: Да что ж напрашиваться, я всегда рад.


Tatyana Podzarei: Детский сад, что не удивительно в отношении выпускника журфака, претендующего на лавры литературоведа. Болтаться между жёлтой прессой с собиранием сплетен и «наукой» типа рассуждения: Гроссман хотел написать «Войну и мир» (привет спиритулистам!), но не вышло, так как в «Жизни и судьбе» «нет юмора» (а Толстой, надо полагать, создал анабасис типа Швейковского).

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Ивана, вы неточно цитируете мою статью о Гроссмане. И чем вам так уж не угодил журфак? Я окончил отделение литературной критики. Мои учителя — Богомолов, Новиков, Бочаров. Не думаю, что им приходится стыдиться за меня.


Larissa Krashkina: Если публицистический талант не имеет нравственной опоры (реальность постмодернизма), то это беда для всех читателей этого таланта.

Дмитрий Львович Быков: Поговорим о нравственной опоре, Лариса? Обсудим ваши критерии или ограничимся фактами?

Larissa Krashkina: Это типичный вопрос, в качестве ответа. Вполне ожидаемый. И еще спрашивают обычно: «Может быть вы знаете, что такое «добро» и «зло»?

Дмитрий Львович Быков: Лариса Крашкина я готов вам ответить вполне конкретно. Что именно вас не устраивает и в чем вы усматриваете постмодернизм? Я просто думаю, что ареной этой дискуссии могла бы стать другая страница. Здесь речь о конкретной ситуации.


Элина Коннова: Андрей, спасибо Вам! Недавно, ткнувшись в этот дерьмовый фейк, была очень Вам благодарна, что Вы отвели от меня грех маловерия. Будь Симонов жив, думаю, состоялась бы крепкая пощечина, да и за Гумилевым бы не заржавело. Считаю, что г. Быков со своим тыкающим куда ни попадя пером должен остерегаться таких же подмен — г. Быков, у таких перышек, как ваши, могут быть и другие предназначения, и одно из них — вы сами. И тогда — как минимум — копьё, пока есть такие, как Андрей.

Дмитрий Львович Быков: Элина, вы вообще читали то, о чем здесь пишут? Вы спорите с тем, чего я не говорил.

Игорь Натензон: полностью согласна с Черновым

Дмитрий Львович Быков: Игорь Натензон в чем именно? И какого вы все-таки пола?

Владимир Грибанов: Дмитрий Львович Быков Только драматурги могут мыслить диалогами. Это я к спору с вымышленным текстом оппонента.

Элина Коннова: Дмитрий Львович Быков Да, читала. Для меня авторитет и честность Андрея, а также его искренность, доказательность и высочайший профессионализм — на одной чаше весов, а на другой, к сожалению — попытка этой вашей фейковой забавой так больно для многих обнулить бесценный вклад К.Симонова в русскую литературу, принести моральный вред читателям. Не больше не меньше. А какой еще предполагался вами вариант событий? Что само рассосется?

Дмитрий Львович Быков: Элина, по-моему, вы спорите с кем-то другим и о чем-то другом. Почитайте мои статьи о Симонове.


Mike Girshovsky: ИТОГО: Владимир Грибанов однозначно согласен с основным тезисом Чернова в этом сообщении — Дм.Быков утверждал, что Симонов попёр «Жди меня» у Гумилева. Этого достаточно.

Дмитрий Львович Быков: Где и когда Быков утверждал подобную чушь?


Jules DuBoeuf: Дорогие Дмитрий Львович Быков и Светлана Большакова! Если бы вы это не стали комментировать, это не появилось бы у меня на ленте, и я бы никогда не узнал о существовании всех этих людей, которые так рвутся нести несусветное. А теперь узнал. Стал ли я из-за этого счастливее?

Дмитрий Львович Быков: Ну, как литератор и наблюдатель нравов ты безусловно обогатился.


Mike Girshovsky: Прошу прощения у всех участников треда за разговор с Дм.Быковым и его почитателями. Это делать неприлично.

Дмитрий Львович Быков: Разумеется, прилично только хамить, клеветать и избегать ответственности за свои слова. Поистине, «Я умею злить идиотов».


Rouben Honnet: Андрей Чернов — мне кажется, в опубликованной Вами вчерашней дискуссии все было сказано. Сегодняшние новые и старые оппоненты Ваши никаких аргументов новых не приводят, похоже, цель их присутствия здесь — забалтывание темы, погружение в постмодернистскую бессмыслицу, когда не важно, какова правда да и есть ли она вообще. А цель стратегическая — ремонт фасада, подпорченного вчерашними разоблачениями и неожиданно визгливым саморазоблачением центрального персонажа. Грустное зрелище.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Рубен, выбирайте выражения. Иначе вы рискуете впасть в хамство. Кроме того, опровержение клеветы является не саморазоблачением, а разоблачением.

~ Дмитрий Львович Быков, 31 января 2017 года ~

Denis Dragunsky (31.01.2017):

МЕЛОДРАМА

Была суббота. Жена пошла к подруге. Дочь уехала в Питер. Зазвонил мобильник. Незнакомый номер.

Артур Иванович чуть-чуть поколебался, но все-таки ответил.

Звонкий и строгий женский голос:

— Инспектор Маликова. Ваш сын совершил ДТП на чужой машине. Есть пострадавший. Приезжайте, будем разбираться!— и сразу же тише и мягче: — Пострадавший требует компенсацию. С парнем мы тоже всё оформим как надо.

У Артура Ивановича была только дочь, студентка третьего курса, и она полчаса назад звонила. Сидит с приятелями в грузинском ресторане «Мамалыга», прямо за Казанским собором. А сына никакого не было. Типичная разводка. Ему уже так звонили, да всем так звонили! «Папа, я в милиции», «папа, меня побили». И конечно, смс: «мама, срочно кинь на этот номер пятьсот рублей, а мне не звони, я завтра все объясню». Поэтому Артур Иванович в уме засмеялся, а вслух сказал суровым простецким голосом:

— Товарищ инспектор! Действуйте по всей строгости закона. А главное, пропишите ему люлей. Покрепче.

— Что-что?— переспросил женский голос.

— Нет у меня никакого сына! Аферисты!— захохотал Артур Иванович.

— Нет, есть!— вдруг раздался отчаянный голос, как будто этот парень выхватил телефонную трубку из чужих рук, из рук этой злобной тетки, и закричал: — Нет, есть! Я твой сын! Ты просто не знаешь! Ты матери сделал ребенка, то есть меня, и бросил ее! Марину Аникееву помнишь? С вечернего отделения? Помнишь? Нет, ты скажи — помнишь?

Артур Иванович помнил Марину Аникееву.

У него было много любви на факультете, несколько длинных романов, а также несколько кратких, но выразительных, а мелкого одно-двухразового секса вообще не сосчитать, «это даже в донжуанский список включать стыдно!» — шутил он, обсуждая девчонок с приятелями, такими же ходоками по дискотекам и общагам. Но Марину Аникееву он помнил. Хорошая была девочка, ласковая. Он ее пару раз приводил к себе, а потом к ней приехал, когда ее мамы-папы дома не было. Отличная девочка, в глаза глядела и говорила разные слова, но такая тоска его взяла, когда он зашел к ней в квартиру, в это мещанское жилище с машинными коврами по стенам и люстрами из пластмассового хрусталя, со стенкой, где в серванте недопитая бутылка коньяка, серебряные стопочки, фарфоровая куколка и тут же собрание сочинений Джека Лондона, и вся прочая наивная бедняцкая роскошь — и он увидел себя в этой обстановке, и чуть не застонал, потому что у него дома всё было точно так же. А он мечтал вырваться, сам не зная куда — но отсюда, от ковриков и люстрочек! Поэтому он с трудом сделал всё, что надо было, а потом лежал, закрыв глаза, чтоб не видеть влюбленное личико Марины Аникеевой на фоне серванта и ковра, и отказался остаться ночевать. Соврал, что отец заболел, гипертония, и мать волнуется одна. Марина Аникеева знала, что он врет, потому что три дня назад, когда они у него были, его родители только что уехали отдыхать на две недели. Но ничего не сказала. Он больше ей не звонил, а потом она вообще куда-то делась.

— Ну, допустим, помню,— сказал Артур Иванович.— Как тебя зовут?

— Артур,— сказал парень.— В честь тебя.

— Интересно,— сказал Артур Иванович и поверил ему окончательно.

— Прости,— сказал парень.— Мне просто некуда кидаться. Меня могут посадить. Угон плюс авария плюс ушиб я этого деда. Несильно, но синяк здоровый, во все плечо.

— Нет бы отца с Первомаем поздравить,— съехидничал Артур Иванович.— А то прямо так сразу…

— Тебе будет хорошо, если твой сын сядет? И мать твоего сына останется одна?

— Сколько надо?— спросил Артур Иванович.

— Двести тысяч.

— Куда привезти?

— Спасибо! Спасибо! Сейчас…

Он передал трубку этой тетке, инспектор Маликова или как ее там. Она объяснила. Через два часа, то есть в шестнадцать ноль-ноль. Плюс минус пятнадцать минут. Улица академика Драбкина, восемь. Там такой вроде сквер. Если стать лицом к красному дому с белыми балконами — то крайняя левая скамейка.

У Артура Ивановича дома лежало тысяч шестьдесят. Оделся, поехал в банк, снял с двух карточек. Попросил у кассирши резинку, перетянул не такую уж толстую пачку, засунул в боковой карман. Почему-то вспомнил, что наркобарон Пабло Эскобар на такие резинки тратил две с половиной тысячи долларов в месяц, с ума сойти. Потом подумал, что деньги у него выхватят и стукнут кастетом по башке. Но он встретил эту мысль равнодушно, пожал плечами и стал вспоминать Марину Аникееву. Ее руки, локти, родинки и запах. В каком это году было? Ага… Значит, сыну двадцать четыре. А ей?

Вот и улица академика Драбкина. Интересно, по какой он был части? Сквер. Скамейка. Мимо шли люди, и Артур Иванович успокоился насчет кастетом по башке. Главное, никуда не идти. Деньги, рукопожатие, «звони, если что». Поглядеть на него. Спросить бы про Марину. Ну, это как разговор пойдет.

Четыре, семь минут пятого. Он почти не опоздал. Никого не было. Какой-то мужик сидел через скамейку от него. Прошло еще десять минут. Еще пять. Артур Иванович заерзал, оглянулся — вдруг стало страшно, что схватят сзади. Мужик, сидевший поодаль, встал и подошел к Артуру Ивановичу. Это был скорее парень, чем мужик, просто очень здоровый и крепкий. Хорошо одет. Красиво пострижен, с узкой ленточкой трехдневной щетины вместо бороды. Приятный одеколон. Классные туфли.

— Артур Иванович?

— Да, я,— он встал.

— Инспектор Маликова просила передать, что у нее срочный выезд. Я вместо неё.

— Нет уж, извините!— встревожился Артур Иванович.— Мы так не договаривались! Откуда я знаю, кто вы?

— Не переживай,— сказал парень.— Это я. Артур меня зовут. Смешное имя, правда? Прости. Я пошутил. Деньги не нужны. Я просто хотел тебя увидеть.

— А нельзя было проще?!— возмутился Артур Иванович.— Вот чтоб без этих фокусов?! Без пугалок и просилок?!

— Прости, но… Но я хотел тебя проверить. Ты оказался, в общем, хороший человек. Добрый. Мне это очень важно знать. Я старался следить за тобой. Вот, твой телефон раздобыл. Мы с мамой тебя любили все время.

— Да, да,— сказал Артур Иванович.— Я тоже, в сущности… Ладно, ладно. А кто эта инспектор Маликова? В смысле, чей голос?

— Соня,— сказал парень.— Моя девушка. Вот, привезла меня.

Он показал кивком головы. Неподалеку стоял «Мерседес».

— Кто там рядом сидит?— спросил Артур Иванович, вглядевшись.

— Мама.

— Можно на нее посмотреть?

— Нельзя,— сказал парень.

Повернулся, побежал к машине, уселся на заднее сиденье, и машина уехала.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Хороший рассказ. Сила твоя, Денис, в простых вещах и внезапных точечных проговорках, типа что у него у самого была дома та же бедняцкая роскошь. Словом, запах и родинки.

~ Дмитрий Львович Быков, 6 февраля 2017 года ~

Рыклин Александр (06.02.2017):

Вот, вы, наверное, не знали, а Дмитрий Львович Быков фактически обязан мне жизнью!

Рассказываю — я рос болезненным мальчиком, и в какой-то момент на семейном совете было принято решение вырезать мне гланды. С этим блестяще справился некий доктор Зильбертруд. Операция, конечно, пустячная, но все же на горле. То есть, смею предположить, что теоретически исход бывает разный.

Переходим к главному — доктор Зилбертруд в тот момент, когда вырезал из меня гланды, еще не знал, что через пару лет у него родится сын, которого назовут Димой. Вы уже догадались, что речь идет о будущем Дмитрие Быкове. Теперь представьте, что моя операция закончилась бы не так благополучно, как она, слава Богу, закончилась. Разве в этом случае доктору Зильбертруду было бы дело до мамы Дмитрия Львовича? Он, вообще, скорее всего, некоторое время провел бы, находясь от нее на определенном расстоянии…

Так что, Быков, знай, кому ты обязан своим появлением на свет! Знай и цени!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Гланды тебе вырезал не отец мой, а дядя, Григорий, известный отоларинголог. С ним, в отличие от отца, мы дружили.

Рыклин Александр: Ой… Извини… Я не знал… Тогда все не так… Потому что ты все равно появился бы на свет, вне зависимости от успешности операции…

~ Дмитрий Львович Быков, 12 февраля 2017 года ~

Denis Dragunsky (12.02.2017):

МНЕ ПИШУТ:

«Да, советские писатели Нагибин, Розов и Арбузов были знамениты, богаты, не писали агиток, но… Но всё равно это был социалистический реализм. Разрешенная критика отдельных недостатков. На основы они не покушались».

Да. Но из русских писателей на основы покушался только Лев Толстой. А остальные — вроде Тургенева, Чехова и даже писателей-народников, включая эзопа Щедрина — критиковали отдельные недостатки. А Пушкин, Гоголь, Бунин и в особенности Достоевский — те вовсе были практически охранителями.

«Самодержавно-православный реализм с вкраплениями разрешенной критики», так?

из комментариев:

Руслан Садыков: Денис Викторович, скажите, стал бы Чехов мировой величиной без своих пьес?

Denis Dragunsky: да. Его рассказы переводили, что называется, из-под пера, на много языков. А про пьесы можно сказать: стал бы Чехов знаменитейшим драматургом, если бы не Станиславский?

Дмитрий Львович Быков: Стал бы.

Denis Dragunsky: Дмитрий Львович Быков вот и я говорю.


Ольга Бугославская: Вы знаете, мне кажется, что «История одного города» даже не просто критикует, а полностью разрушает все основы и иллюзии на их счёт. Нет?

Denis Dragunsky: ну да. Но не впрямую. Эзопово, так сказать. Но точно так же разрушает все основы и иллюзии роман Трифонова «Дом на набережной», например… Так сказать, имеющий очи видеть — да увидит! Но речь-то шла об агитке с обратным знаком. О чем-то типа герценовской (или солженицынской) публицистики.

Дмитрий Львович Быков: А Некрасов тебе уже никак? Мне кажется, лучший поэт второй половины века, заново создал русский стих, от лексики до метра

Mikhail Sokolov: Дмитрий Львович Быков новая любовь?

Дмитрий Львович Быков: Да нет, я его люблю лет с восьми

Дмитрий Львович Быков: Да нет, я его люблю лет с восьми

Mikhail Sokolov: Обсудим как-нибудь :)

Denis Dragunsky: Дмитрий Львович Быков он мне очень даже как. Но тут-то речь не о метре и лексике, а о потрясении основ. В этом смысле — критика отдельных недостатков крепостной деревни.

Mikhail Sokolov: А как же ода Муравьеву?

Denis Dragunsky: Михаил Соколов в ту же пачку. Что он не «потрясатель основ», как Лев Толстой или эмигрант сука невозвращенец падла Герцен.

Mikhail Sokolov: Евтушенко, но еще и карточный шулер.

Denis Dragunsky: Михаил Соколов и жил с Панаевой на пару с мужем ея…

Mikhail Sokolov: Где ж биограф Дмитрий Львович Быков?

Дмитрий Львович Быков: Денис, отдельных недостатков?! А легенда о Кудеяре?!

Denis Dragunsky: Дмитрий Львович Быков Эзоп он несчастный!

Дмитрий Львович Быков: Биограф здесь, Миша. Чуковский все расписал в подробностях. Задайся как-нибудь вопросом, куда делось все огромное наследство, осталось только жалкое содержание влове

~ Дмитрий Львович Быков, 14 февраля 2017 года ~

Валерия Жарова (14.02.2017):

У меня вот, например, сегодня день цветов. Но не в том смысле, в каком у нормальных людей (дождешься от вас, как же), а Великий день сеяния семян на рассаду. Следует учитывать, что, во-первых, у меня руки из жопы растут, а во-вторых, цветы у меня живут, как у Гумилева (только книги, блядь, в восемь рядов). Так что закончится это все гигантским срачем, который усугубят коты, коты же опрокинут и обоссут большую часть рассады, остальная часть сгниет или засохнет, и летом я тупо посажу ебучие ипомеи, которые растут даже у таких бобров, как я.

Который год я спрашиваю себя, зачем я опять собираюсь это делать, если уже знаю итог. Пора уже уяснить, что «а вдруг на этот раз все получится» — это плохой, негодный ответ. Но нет.

Надежда и грабли — созданы друг для друга!

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: С Днём Святого Валентина, моя милая скотина!

Валерия Жарова: С днем кончины Чикатило, мой заботливый мудило!

~ Дмитрий Львович Быков, 17 февраля 2017 года ~

Nikolai Karayev (17.02.2017):

Перевожу тут текст с эстонского, отлично проговаривающий то, о чем многие молчат, но что многие же ощущают, про местных русских, вплоть до «местным русским нелегко, потому что неясно, кто они, их и здесь за своих не считают, и в России тоже» — и думаю: Господи, Господи, какое счастье, что я родился именно тут и именно так. Спасибо Тебе. Вот просто огромное человеческое Тебе спасибо.

Какое это счастье — видеть всю эту узость сердца, скупость мысли, сужающийся в точку горизонт — и понимать, что от малейших проявлений национализма в себе нужно избавляться сразу и навеки. От малейших. Иначе — засосет, и будешь вот как эти люди. И станешь рассуждать о том, кто где свой, а кто где нет, о всем народе скопом, и станешь думать, как бы угодить, чтобы сделаться «своим», начать думать «как они», чувствовать «как они»,— уходя от себя всё дальше и дальше.

Собственно, я думаю, это главная борьба на ближайшие сто лет — борьба с таким вот национализмом; борьба с обобщениями, с нежеланием видеть отдельных людей, с желанием мыслить просто, черно-бело, внешними признаками.

Борьба за этическую систему координат, по большому счету. Потому что этническая система координат грозит вытеснить этическую. И искажает, искажает, искажает восприятие — вплоть до нацизма.

Это большое счастье, что я — с точки зрения националистов — человек без родины. Можно сразу быть и космополитом, и патриотом царствия небесного. А так пришлось бы идти долго, да всё буераками.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Вы чудный, Коля!

Nikolai Karayev: Ой. Здрасте :)

Ольга Трофимова: Nikolai Karayev А вот я бы сочла эту реплику Быкова оскорблением — как же велик и многотерпелив наш мир! :)

Дмитрий Львович Быков: Ольга, вы, наверное, не любите меня. Это вы зря.

Ольга Трофимова: Дмитрий Львович, полагаю, вам нет никакого дела до моего к вам отношения. Но, если вдруг есть, то да, я отношусь к вам очень плохо. Печально мне видеть, как представитель. Ордена куртуазных маньеристов стал… (далее неразб.). Не затрудняйтесь отвечать, пожалуйста :-)

Дмитрий Львович Быков: Да мне нетрудно. Мне тоже печально видеть такую зашоренность и идеологическую кровожадность в человеке вроде бы культурном, но вообще все логично. Таких, как вы, я должен раздражать, чертей тоже раздражают некоторые вещества.

Nikolai Karayev: М-м-м. Брейк? :)

Ольга Трофимова: Дмитрий Львович, неужели русское вам настолько неприятно, что вы разучились понимать смысл читаемого? Нужно ли мне потратиться словами дополнительно, чтобы объяснить смысл выражения: «Не затрудняйтесь отвечать?» :-) Кровожадности в себе я не вижу никакой. Просто вы один из тех стрельцов-удальцов, что метят в Путина, а раз за разом попадают в Россию. Вообразите, что есть люди, которым такая позиция кажется… (Далее неразб., чтобы Колю не расстраивать, он и так от меня натерпелся за 17 лет знакомства :-) )

Дмитрий Львович Быков: Такие люди есть. Им предстоит мучительное прозрение. Напомнить об этом мне тоже совсем нетрудно. И будьте учтивы, Ольга. Вы не представляете, насколько легче и счастливее станет ваша жизнь.

Ольга Трофимова: Дмитрий Львович, я с вами безупречно вежлива, потому как обрываю речи на крамольном всякий раз :-) Однако прозрение — и страшное прозрение!— ждет именно вас. Худо-бедно историю нашей страны вы ведь знаете? И, хотя это не ваша страна, что вы всячески демонстрируете своим литературным и человеческим поведением, но некотОрое образование у вас все же есть :-) Худо вам будет, и не только здесь, но и там. Эдаких, как вы, не любят ни на земле, ни в потустороннем бытии. Будете _там_ общаться со своими любимцами, перемежая горестный вой со словами любви и страсти — ведь вы же готовы принять муку за свои идеалы? :-)

Дмитрий Львович Быков: Ольга, я больше всего люблю, когда собеседник саморазоблачается. Из дискуссий об истории России, которую я действительно знаю очень прилично, мы прямиком переходим здесь в область душевной патологии, которую вы демонстрируете с избыточной наглядностью.

Ольга Трофимова: Дмтрий Львович, вам непременно нужно оставить за собой последнее слово? И непременно поставить диагноз малознакомому человеку? :-) Ну и пусть вас. Мне вот совершенно все равно, что вы обо мне думаете. И я удержусь от диагноза в ваш адрес :-)

~ Дмитрий Львович Быков, 22 февраля 2017 года ~

Светлана Большакова (22.02.2017):

из лекции Дмитрия Быкова о «Молодом Папе»

— Сериал «Молодой папа» представляет собой первую, дебютную, абсолютно пионерскую попытку осмысления основных вызовов XXI века.

Я смотрел сериал и хотел, чтобы он был менее масскультным. Если бы в фильме было не десять часов, а три — это было бы великое кино.

Как писала ещё Ира Лукьянова: в кино XXI века добро не может победить, потому что тогда нельзя будет снять продолжение.

Герой Джуда Лоу много говорит, но не дает ни одного определенного ответа. Сорентино все время останавливается в полушаге от формулировки.

Необходимые каждому сериалу большое количество невнятных диалогов в данном случае совпало с нерешительностью авторов. Папа либо говорит банальности, либо изрекает парадоксы, либо не очень смешно шутит. Запоминающихся перлов немного, но это действительно перлы. «Московский патриарх скучнее, чем гольф по телевизору»… Поскольку мы сами не решаемся ничего сказать о своем патриархе, приятно, что эта тема волнует хотя бы Сорентино.

Когда Фолкнера спросили почему он не идет воевать, он сказал: «Я и так мужчина».

Папа Пий XIII вполне годится на роль мирового политического лидера по трем признакам:

1. он хорошенький;
2. он радикальный;
3. он непредсказуемый.

Кроме того, он непрерывно создает информационные поводы. И собственно, больше не делает ничего.

Это папа — шоумен, выхолостивший хритстианство. И не творит он никаких чудес. Забеременела начальница его стражи — что это за чудо для Папы Римского? Что это за чудо, когда мир трещит по швам? Она забеременела не потому, что он учил ее молиться, а потому он ее желал. Как и в религии тут важна не только вера, но и страсть.

Выдержать вызовы консерватизма может только клоун на троне. Шоумен вместо тирана — этот тренд в «Молодом папе» зафиксирован.

У Пия XIII проблема — себя он любит больше, чем Бога.

Все, что говорит и делает Папа Пий XIII абсолютно укладывается в «Краткую повесть об антихристе» Владимира Соловьева.

Пий XIII и Гарри Поттер (главная христологическая фигура наших дней):

5 общих черт

1. вырос без родителей;
2. рыжий друг;
3. умер и воскрес;
4. крайняя степень сомнения в себе;
5. «Молодой папа» — это тоже пародия.

Кстати, будет еще одна лекия Дмитрия Быкова про «Молодого папу», 9 марта, у нас в Прямой речи.

из комментариев:

Serge V. Berezhnoy: Слово «теодицея» хоть раз было произнесено? А то выбор контекста для анализа какой-то совсем, мнээээ, нетребовательный.

Дмитрий Львович Быков: Серега, а какое отношение оно имеет к этому сериалу?

Serge V. Berezhnoy: По-моему, он весь о католической теодицее, от начала до конца. В образах и диалогах. Пий помещён в точку связи человека и Человечества и Бога и работает одновременно как обвиняемый и судья в процессе о несовершенстве человека и о том, какую долю ответственности за это несовершенство человеку достойно возложить на Бога. И если игнорировать или не заметить эту тему (которая для католиков фундаментальна), фильм просто не звучит никак.


Svetlana Yurasova: Вот странно, почему же ещё одна?🤔 Опять рассказать как не понравился ему сериал?

Светлана Большакова: нет, будет более глубокое исследование, как обычно бывает у ДБ, а тебе что, не понравилась та лекция?

Дмитрий Львович Быков: Света, ну очевидно же, что Светлане Юрасовой не понравилась та лекция. Она, скорей всего, вовсе ее не услышала, потому что там было много всего помимо моего отношения к сериалу. И «не понравилось» — очень неточная оценка.

~ Дмитрий Львович Быков, 3 марта 2017 года ~

Светлана Большакова (03.03.2017):

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Света, ура! Люблю вас.

Димочка, спасибо! И я вас очень!!!!!!

~ Дмитрий Львович Быков, 6 марта 2017 года ~

Artem Sergienko (06.03.2017):

В этот день 21 год назад не стало моего отца Константина Сергиенко (http://sergijenko.de/), для всех его друзей просто Кости. Даже сейчас в это трудно поверить. Трагический, нелепый, совершенно неожиданный уход из жизни. Совсем не думал о своем здоровье, к врачам не ходил. И в этот раз не знал, что все так серьезно. Чувствуя себя очень плохо, не переставал работать над переводом Генри Миллера. Не успел закончить.

Невероятно талантливый, удивительный, замечательный писатель. Потрясающий друг.

Его книги становятся любимыми у всех, кто их читает.

Спасибо, Папа. Ты остаешься для всех нас таким же живым и дорогим, каким был 21 год назад.

Артем.

Стихи: Константин Сергиенко (Дни поздней осени)

[видео]

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Писатель был первоклассный, ослепительный. Я очень люблю, кстати, Белый рондель, вещь совершенно блоковскую по духу. Спасибо, Артем.

~ Дмитрий Львович Быков, 9 марта 2017 года ~

Anton Nossik (09.03.2017):

Быков про «Молодого папу»: между прочим, христиане ведь тоже не знают, будет ли второй сезон…

из комментариев:

Дарья Мацкевич: Носки и сандалии😊

Дмитрий Львович Быков: Не сандалии. Но каждый смотрит на свое.

Michael Siper: Как «на своё»? Обувь не ваша?

Дмитрий Львович Быков: вам не нужно острить, вы не умеете этого делать.

~ Дмитрий Львович Быков, 21 марта 2017 года ~

Denis Dragunsky (21.03.2017):

КОГДА-ТО ГЛАВНЫМ СТЕРЖНЕМ РОМАНА БЫЛО:

как человек чего-то добился (любви, чести, славы, денег, дальних стран); потом: как он преодолел себя, свою слабость, трусость, подлость — или не преодолел и остался (стал) трусом, подлецом; потом — как он что-то понял, постиг, узнал, просветлился.

А теперь — как он перенес травму. Как его всю дорогу унижали.

Значит ли это, что люди стали гуманнее, мягче, добрее? Нет, не значит.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Нет, Денис, все несколько сложнее. Травма — частный случай. Метасюжет — про то, как попытался изменить свою жизнь к лучшему, а стало хуже.

Denis Dragunsky: если бы… Когда так — то неплохо. Это, в конце концов, Митя Карамазов, и даже Иванов, и даже дядя Ваня. А когда нарциссизм травмы (сопровождаемый читательской мастурбацией на травму) — это худо.

~ Дмитрий Львович Быков, 29 марта 2017 года ~

Валерия Жарова (29.03.2017):

Итак, мы уже прошли этапы «до Нового года дожить, а там и весна скоро», «осталось всего два месяца», «слава богу, февраль короткий» и «ну хоть по календарю весна». Надо еще как-то осилить «ладно, последние заморозки перетерпим», «говно поплыло, дубль два, скоро все подсохнет» и «еще буквально недельку — и тепло».

Потом несколько месяцев безмятежности и опять по новой.

* Здесь должно быть фото заснеженных окрестностей, но фотографировать нечем, поэтому просто смотрите в окно — те, кто в одном со мной климате (пе)чалится.

current mood: «Да разве могут дети юга…»

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Прекрасно написано. Можно подарить тебе телефон?

Валерия Жарова: Нет, скоро будет починен мой хуйвей.

~ Дмитрий Львович Быков, 8 апреля 2017 года ~

Юрий Векслер (08.04.2017):

Возбужденная всерьез еще при жизни Евгения Евтушенко в фильме с участием Соломона Волкова тема противостояния и соперничества Евтушенко и Бродского, мне представляется ложной, надуманной, симулякром. После смерти Евгения Александровича тему «замутили» с новой силой в своих статьях Дмитрий Быков, Денис Драгунский и другие. А место ей по моему убеждению там, где она появилась изначально (и, напомню, в шутку :) ) — в записных книжках Сергея Довлатова, т.е. в литературных анекдотах. И вообще сталкивать двух умерших поэтов — дело более, чем спорное. Подзаголовок же к одной из статей «Денис Драгунский о том, почему Бродский вполне мог завидовать Евтушенко» и вовсе отсылает нас к психологии толпы и достоин разве что таблоида. Но похоже, что идет постыдная кампания по дискредитации, по «опусканию» Иосифа Бродского, а по сути, по осквернению его памяти.

из комментариев:

Alexey Bragin: Спасибо, а то как-то последние дни неловко даже становится. Быков похоже начал эту кампанию давно… и как же стыдно читать его попытки восхвалить Евтушенко за счет унижения Бродского… это что? зависть? ревность? просто недостаток воспитания?

Юрий Векслер: Там многое намешано. И я, как мне кажется, понимаю чуть больше, чем напишу сейчас, так как считаю тему не вполне фейсбучной. В тексте Быкова жанр плывет. И весь эпизод с улыбкой умирающего — лично для меня за гранью. И про присоединение к большинству… Это ведь была такая шутка Светлова. И Бродский — «плохой человек». А ведь об уходе Евтушенко пишет и ни слова о «Бабьем яре». «Голубой писец» — лучшее у Евтушенко по мнению Быкова…

Дмитрий Львович Быков: Бабий Яр, при всей его значительности в общественном смысле, одно из самых слабых стихотворений Евтушенко, и как-то не очень прилично, как мне кажется, говорить «Я — каждый здесь расстрелянный старик» и т. д. Впрочем, Юра, вкусы наши во многом не сходятся, а радикальное отличие в том, что я не публикую инвектив своим добрым знакомым, если могу возразить им лично. Но это, кажется, действительно скорее психологическое. Да и что вы такого сказали когда-либо, с чем можно было бы соглашаться или не соглашаться?

~ Дмитрий Львович Быков, 14 апреля 2017 года ~

Anton Nossik (14.04.2017):

Очень прекрасный Дмитрий Львович Быков нынче ночью…

Update: дослушал до конца. Вот в записи: http://echo.msk.ru/…

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Да, только Айги чуваш, меня уже поправили. Но, как учит Набоков, национальная принадлежность настоящего писателя — дело десятое.

Степан Дмитриевич: Эрьзя — мордвин, а тоже звучит как народность крайнего Севера.

~ Дмитрий Львович Быков, 14 апреля 2017 года ~

Андрей Витальевич Василевский (14.04.2017):

«— Описать выхухоль?!— наконец произнес Леня заикаясь.

— Да,— удивленно ответил дон Федерико.

После продолжительного молчания Тольберг мягко произнес:

— Вы, наверное, не то хотели сказать. Наверное, вы хотите описать экологические условия обитания выхухоли, да? Фоновые, так сказать, условия…

— Нет,— слегка нахмурившись, перебил дон Федерико.— Я хочу описать именно выхухоль. Я хочу увидеть ее и описать,— раздельно повторил он, обращаясь к каждому из собеседников.

В ответ снова повисло молчание. Дон Федерико пытался встретиться с ними взглядом, но все как-то странно прятали глаза.

— А в чем дело?— обеспокоившись, спросил дон Федерико.— С этим какие-то проблемы?

— Ну, проблема тут одна,— прервал молчание Тольберг.— Мы и сами эту выхухоль никогда не видели.

— Вы не видели выхухоль?— повторил дон Федерико, глядя на него во все глаза и пытаясь улыбнуться.

— Не видели,— строго ответил Тольберг.— И я вам больше скажу — не увидим.

— Но почему?

— Потому что это опасно,— сказал Тольберг.— Выхухоль — крайне опасный ночной хищник. Мы знаем о случаях нападения на человека».

(Валерий Вотрин. Составитель бестиариев)

* я же знаю, что вы ничего не читаете, только притворяетесь :)

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Отличная вещь какая.