Екатерина Волкова об Эдуарде Лимонове и детях

Екатерина Волкова

об Эдуарде Лимонове и детях

www.instagram.com/volkovawolka

www.instagram.com/wolkawear

www.facebook.com/katyavolkova.ru/

vk.com/volkovawolka

limonka

Катя вам не страшно с Лимоновым?

беседовала Анна Пашковская

В жизни знаменитого писателя появилась новая женщина.

Писатель, журналист и лидер Национал-большевистской партии Эдуард Лимонов снова влюбился. Его избранница — актриса Екатерина Волкова, сыгравшая недавно главную роль в сериале «КГБ в смокинге». Эдуард Вениаминович и Катя рассказали обозревателю «М-Э» историю своего случайного знакомства и любви.

— Эдуард Вениаминович, где же вы познакомились?

[Эдуард Лимонов:] — На выставке Вильяма Бруя, французского художника, с которым я был дружен, когда еще жил в Париже. Мы встретились взглядами и… пошли навстречу друг другу. Она протянула руку для знакомства, а я ее взял за руку, и мы направились куда-то, ничего вокруг не замечая…

[Катя Волкова:] — Он спросил: «Вы кто?» — «Я — актриса. Может, видели «КГБ в смокинге»?» — «Да это же моя тема!» Так и познакомились.

Там еще так гремела музыка, шло какое-то шоу. Было ощущение, что находишься на передовой. Мы стали искать место, где было бы меньше грохота, ушли в другой зал, а там еще больше шума, потому что, как оказалось, мы сели под самым динамиком. И Эдуард, пытаясь заглушить весь этот грохот, прокричал мне: «Катя, вы выглядите, как чемпионка мира!» Я была покорена.

— Необычный комплимент. А вы чемпионка по какому виду спорта?

[Эдуард Лимонов:] — Это мы потом выяснили, что я от волнения просто не нашел нужных слов. Я имел в виду: как королева красоты.

— А правда, будто вы, Эдуард Вениаминович, собственноручно побрили Катю наголо?

[Эдуард Лимонов:] — Волосы сообщали ей какую-то расплывчатость. А так все концентрируется, собралось в такой четкий образ.

[Катя Волкова:] — Я всегда мечтала обрезать свои длинные волосы. И вот как-то сказала Эдуарду: «Я так мечтаю побрить свою голову!» И я не заметила, как у него в руках оказалась бритва, и мои локоны посыпались на пол.

— Как же вы теперь играете Маргариту в спектакле «Мастер и Маргарита» — в парике?

[Катя Волкова:] — Поначалу в парике играла, потом сняла. У меня была мечта, и когда мужчина воплощает в жизнь твою мечту, это покоряет, конечно. Пусть даже такими экстремальными методами.

У нас вообще получилось интересно. Сначала в моем доме появилась книга Лимонова. Режиссер, который снимал фильм «Русское», мне ее подарил. Потом другой человек, тоже мужчина, дал мне еще четыре романа Лимонова. И я вдруг поняла, что у меня дома поселился Лимонов. А потом вот эта наша встреча…

— А ведь кто-то сказал, что героиней Лимонова может быть отъявленная стерва и только.

[Эдуард Лимонов:] — Это неправда. Они все трогательные существа. Я не раз встречал это в прессе, писали: вот, мол, с женщинами ему не везло. Какие уроды! Что они имеют в виду — что я не прожил с одной всю жизнь? Не смотрел с грустью, как она стареет?

Я не успел никому надоесть сам до такой степени, что уже противно было на меня смотреть. Они говорят: не повезло. Да наоборот — повезло! Это было великолепно всегда.

— А как же все эти написанные вами страницы о бывших женах, где вы, мягко говоря, отзываетесь о них не очень лестно?

[Эдуард Лимонов:] — У меня часто потом возникают неприязненные отношения еще и потому, что, ну, пошло сидеть всем вместе и обедать. Пошло. Иногда, знаете, можно наблюдать такую картину: сидят люди с бывшими женами, с мужьями и вежливо пожирают обед. Я не могу это видеть! Я, когда вижу такое, мне становится не по себе.

У меня, если любовь кончается, злоба остается, черная ненависть. Потому что это и есть любовь. А как по-другому — равнодушно общаться?

— Катя, а у вас так же складываются отношения с мужьями?

[Катя Волкова:] — Я предпочитаю оставаться со своими мужьями в дружеских отношениях.

— Вот видите, у женщин более мягко все решается.

[Эдуард Лимонов:] — Ну, они дипломаты.

— А вы, Эдуард Вениаминович, судя по всему, никогда не стремились быть дипломатичным. Вы — человек крайностей?

— Я написал жуткие вещи о Наташке (Наталья Медведева — третья жена Эдуарда Лимонова.— А.П.). Отчасти, может, из-за этого она и умерла. В книге «В плену мертвецов» — там такие страницы, что просто страшно читать. И это ее дико оскорбило. Она была всегда очень красива, а я написал чудовищные, чудовищные вещи…

Когда ей было 28 лет, она была просто ох… красива! Но постепенно у нее начались проблемы. Отец умер от рака крови. И у нее что-то у самой с кровью было. Однажды у нее на ноге не заживала больше месяца рана, не затягивалась. У нее было обилие красных шариков в крови, эритроцитов.

— Многие жены Эдуарда Вениаминовича умерли. Первая жена, художница Анна Рубинштейн, повесилась на ремешке от дамской сумочки. Вам не страшно, Катя?

[Катя Волкова:] — Разве я похожа на женщину, которой может быть что-то страшно?

[Эдуард Лимонов:] — Умирают нечетные. Зачем вспоминать — для меня прошлого нет. Есть только настоящее. Я не хочу утопить мое сегодняшнее в океане прошлого, не желаю!

И повесилась она через много лет после того, как мы расстались. Она была душевнобольной, с 18 лет состояла на учете в психдиспансере. Экстравагантная была женщина. Экстрабезумная.

— Наверное, вы и не могли бы полюбить женщину, если бы она не была такой. По сути все ваши женщины отличаются экстравагантностью и красотой.

[Эдуард Лимонов:] — Ну да, наверное. А вот у Кати все мужья были продюсерами.

— А сколько было мужей?

[Катя Волкова:] — Официальных?

— Ну, которых вы считаете мужьями.

[Катя Волкова:] — Три было.

[Эдуард Лимонов:] — Вот пара, да? Хорошо!

— Нет, Эдуард Вениаминович, все-таки счет пока в вашу пользу.

[Эдуард Лимонов:] — Просто я старше намного…

[Катя Волкова:] — У меня еще есть возможность догнать. Разбег еще есть.

— Эдуард, а вы ревнуете Катю к каким-то возможным новым романам?

[Эдуард Лимонов:] — Конечно, ревную. Но я же вижу, с кем имею дело. Но тут ревнуй не ревнуй… Не могу же я в клетку посадить человека.

— Некоторым женщинам это даже нравится.

[Эдуард Лимонов:] — Не думаю, что Кате понравится. Думаю, что не понравится. Да я и сам не люблю несвободных птиц.

— Многие ваши жены писали книги и давали интервью. В частности, графиня Елена Щапова де Карли как-то призналась, якобы вы ревновали ее к пуделю, избивали, и (цитирую) «…однажды целую неделю душили».

[Эдуард Лимонов:] — Как? Неужели, если бы я ее душил неделю, я бы ее не задушил?

— А насчет побоев?

[Эдуард Лимонов:] — Ну если меня атаковали, я отвечал. Если в вас впиваются зубами, вы же будете пытаться как-то у этой женщины зубы разжать?..

А пудель, он просто был болен. Он был отвратительный, целыми ночами не давал спать, королевский пудель этот. Залезал в постель и вел себя беспардонно.

Я ненавижу собак, после тюрьмы особенно. Они рычали мне в спину. Собаки в тюрьме везде, там повсюду одни собаки…

— После расставания с вами Елена Щапова стала графиней де Карли.

[Эдуард Лимонов:] — Да, она вышла замуж за молодого тогда еще человека, за графа де Карли. Он отпрыск довольно известного рода. Его папа с Муссолини работал и был одним из теоретиков итальянского фашизма. А сынок тоже был членом фашистской партии. Она, русская женщина, довела его до инфаркта. Ее первый муж тоже, как говорят в народе, коньки отбросил.

— Выходит, даже хорошо, что вы успели разойтись.

[Эдуард Лимонов:] — У нее, как и у меня, первый и третий умерли. А я был второй. И я был сделан из другого теста. Погубить меня тяжело! Женщины пытались, государство пыталось…

— А как женщины пытались вас погубить?

[Эдуард Лимонов:] — Ну как — да им одно удовольствие погубить! Но, если говорить серьезно, все эти женщины оказали на меня огромное влияние. И я им очень благодарен. Кто-то из них научил меня правильно есть — это будущая графиня де Карли. Анна Рубинштейн познакомила меня с целым миром культуры. Наташа Медведева была безумна, и в этом была своя красота…

— Она как-то сказала, что вы были ее пятым мужем?

[Эдуард Лимонов:] — Это вранье полное. Это со злобой сказано ею в ответ на какие-то мои страницы, которые я написал. Никогда такого не было, да и как, когда она успела? Я с ней познакомился, когда ей было 24 года. Значит, все эти ее браки яйца выеденного не стоили, что ли?

— А вы как-то сказали, что в Наташе Медведевой была вульгарность высшей пробы и она умела этим пользоваться. Вам нравятся женщины, обладающие такими качествами?

[Эдуард Лимонов:] — Почему? Вот у меня есть воспоминания детства, я совсем мальчиком маленьким себя помню, я вышел — у нас там кусты бузины растут. Из соседнего дома — там тоже жили военные — вышли две сестры, дети офицера. Одна была совсем такая маленькая, такая хорошенькая, в клетчатой юбочке. Вот образ настоящий! Я даже сейчас вспоминаю — закрою глаза и вижу — кусты бузины, такие ягоды, красные-красные…

[Катя Волкова:] — Говорят, от бузины бешенство бывает. Нам в детстве говорили: ни в коем случае, дети, не ешьте бузину. Это страшное растение. Потому что будете ходить по потолку и по стенам.

[Эдуард Лимонов:] — Как в фильме «Муха-2», что ли? А я ее ел в детстве, просто пожирал горстями. Бузина дает одержимость.

— Может, и девочка вам просто привиделась?

[Эдуард Лимонов:] — Та девочка давно уже, наверное, стала бабушкой. А вот с моей мамой до сих пор общается моя первая любовь. Ей было 15 лет, а мне 17, когда мы с ней встречались. Она давно живет в Германии, но до сих пор периодически звонит моей маме.

— Вот она, настоящая любовь!

[Эдуард Лимонов:] — Ну, она раньше и не вспоминала обо мне. А потом, когда я стал очень известным, знаменитым, нашла мою маму, стала очень интересоваться. Когда я в тюрьме сидел, письма писала… Но это уж, знаете, лишнее — у меня к ней уже ничего, никакого чувства нет. Теперь у меня только Катя.

— А вы верны женщине, когда влюблены?

[Эдуард Лимонов:] — Еще как! Ну а как можно по-другому? Что, идти куда-то к проституткам, что ли? А зачем человеку еще, если он любит эту женщину? Я никогда не был в положении, когда надо было выбирать между кем-то и кем-то, слава богу.

Я был практически одинок, когда с Катей познакомился. У меня постоянной женщины не было. И Катя развелась с мужем к тому моменту. Поэтому у нас обязательств по отношению к третьим лицам не имеется. А это уже большое дело, потому что и женщины, и мужчины, как мухи, постоянно находятся в какой-то паутине всяких очень часто живых связей. И тяжело их вытаскивать оттуда.

[Катя Волкова:] — У меня был такой опыт. Когда я разлюбила мужа, я так нервничала, у меня это даже физиологически переросло в бронхиальную астму. Я не могла обходиться без баллончика с лекарством, задыхалась. Это было что-то психосоматическое. Вот сейчас у меня все нормально.

— Вы думаете о свадьбе, о детях?

[Эдуард Лимонов:] — Тут я, думаю, выражу общее мнение — мы очень серьезно к этому относимся. Дети — почему бы нет? Но это, опять же, надо как-то серьезно продумывать.

— Вы как-то признались, что у вас около двух детей.

[Эдуард Лимонов:] — Опрометчиво я это сказал, опрометчиво. Ну, есть в Питере девочка, якобы моя дочка. Мама ее приезжала ко мне в Париж в 83-м году, а она родилась в 84-м. Есть какие-то якобы дети, а вот достоверно сказать, мои они или нет, я не могу.

— Вы не забросили свою партийную деятельность в связи с влюбленностью?

[Эдуард Лимонов:] — Ничего я не забросил. Телефон постоянно со мной. На майские праздники я ходил на собрания оппозиции, на митинги…

— Вместе с Катей?

[Эдуард Лимонов:] — Катя еще не дошла до такой степени политизации. Она не догадывается, но я уверен, что ей это страшно понравится.

«Мегаполис-Экспресс», 13–19 мая 2005 года

Новая любовь Лимонова

Оксана Химич

Екатерина Волкова: «У меня тоже был сексуальный опыт с женщиной!»

В личной жизни Эдуарда Лимонова — большие перемены. Любовь к нимфеткам закончилась. Вернулась страсть к инфернальным особам. Как стало известно «МК», Эдичка расстался с юной девушкой Настей (которая терпеливо ждала его из тюрьмы) и переживает бурный роман с актрисой Екатериной Волковой. Теперь г-жа Волкова побрилась наголо и утвердилась во мнении, что отсидевшие мужчины — более страстные.

Публике Екатерина Волкова известна тем, что снялась в роли журналистки-агента в сериале «КГБ в смокинге». В артистической же тусовке все знают, что она супруга известного продюсера Сергея Члиянца (первый и второй «Бумер», «Настройщик»). Пара поженилась в 2003-м — закатили пир на весь мир аккурат на кинофестивале в Выборге. Фотографии Волковой не сходили со страниц глянцевых журналов: роскошные длинные волосы, улыбка — Голливуд, фигурка — что надо, колготки в сетку, мини-юбка…

Но немногие знают, что теперь рядом с печатью «брак зарегистрирован» уже красуется печать «брак расторгнут». А сама Катя изменилась до неузнаваемости…

Трехэтажный дом в центре Москвы построили, наверное, еще в 30-х и с тех пор не реставрировали. Окна первого этажа наполовину в земле. Жилые квартиры только на втором и третьем…

Жму на звонок. Дверь открывает совершенно лысая особа с голубыми глазами.

— Здравствуйте, мне Екатерину…

— Это я!

Устраиваемся на кухне. Катя быстро черкает что-то в маленьком блокноте. Смотрит на меня в упор и читает только что написанное стихотворение. Через строчку повторяется: Лимонов, лимоновцы.

— Катя, а вы Лимонову кто?

— Любимая женщина.

— Вы уверены?

— Уверена.

— Это под его влиянием вы наголо побрились?

— Могу рассказать. Вот сидим мы с Лимоновым на кухне. И я, со своими декадентскими замашками, говорю: «Я всю жизнь мечтала остричь волосы…»

И вдруг сзади слышу лязг ножниц. Лимонов спокойно так говорит: «Я готов прямо сейчас воплотить твою мечту в жизнь».

И я понимаю: блин, мне предложили либо да, либо нет. Я покорно отвечаю: да. Ведь «да» означает позитив, созидание. Лимонов начал отстригать мои локоны. Тем самым я как бы все прошлое отбросила. Освободилась. Начала с чистого листа.

— Результат Лимонову понравился?

— Он считает, что мой образ больше сконцентрировался. Глаза открылись. Ярче стали. Кстати, не так давно к Звягинцеву (известный режиссер, обладатель главного приза Венецианского кинофестиваля за фильм «Возвращение».— О.Х.) на пробы приходила, вот он-то и удивился. А что? Я за революцию в искусстве.

— А в жизни?

— Да нет. Я не интересуюсь политикой. Эдуард Вениаминович очень умный и говорит правильные вещи.

— Сколько вы вместе?

— Чуть больше месяца. Мы познакомились на выставке французского художника. Помню, подружка в тот день сказала мне: «Все, Катя, разошлась с продюсером Члиянцем, давай теперь олигарха искать».

Я была в очках, выглядела абсолютной интеллектуалкой. Когда рассматривала картины, почувствовала на себе взгляд. Незнакомый мужчина смотрит на меня в упор. Мне ничего не оставалось делать, как протянуть руку: «Здравствуйте. Я Катя». Лимонов спросил: «Вы кто, Катя?» — «Актриса,— отвечаю.— Вы сериал «КГБ в смокинге» видели?» — «КГБ в смокинге»? Так это же моя тема!» Все это время он не выпускал мою руку.

Помню, Лимонов сделал мне комплимент: «Катя, вы выглядите как чемпионка мира!» На самом деле хотел сказать — как «Мисс мира». От волнения, наверное, перепутал. Мы обменялись телефонами. Все. На следующий день мы уже встретились и больше не расставались.

— То есть живете вместе?

— Нет. Я живу со своей 12-летней дочкой Лерой. В зависимости от настроения — то он ко мне приезжает, то я к нему.

— Что ж у вас с Члиянцем не заладилось?

— Просто поняли — надо расстаться, и сделали это. У нас слишком разные характеры. Вот с Лимоновым я смогла бы жить. Мы очень похожи.

— И в чем сходство?

— В жизнелюбии. Нам интересно все. Сейчас, например, я занялась серьезной музыкой и создала группу «Беспредел Кати Волковой». В общем, пошла по стопам Наташи Медведевой.

— Хотели сделать приятное Лимонову?

— Да нет. Наше творчество разное. По сравнению с Медведевой я солнечный зайчик.

— Что вы знали о Лимонове до знакомства?

— Незадолго до нашей встречи мне посоветовали прочесть несколько книг Лимонова. Я прочла пять. А после этого мы и встретились.

— «Это я — Эдичка» читали? Скандальную автобиографию?

— Нет. Принципиально. Я предпочитаю открывать своих мужчин сама.

— Вас не смущает, что у Эдуарда Вениаминовича был интимный опыт с негром?

— Ну и что? У меня тоже был сексуальный опыт с женщиной… Я уважаю Лимонова за то, что он, блин, художник. Первые дни я ему песни пела. Концерты устраивала. Я просто наслаждаюсь нашими ночными разговорами.

— Так по ночам вы разговариваете?

— И разговариваем, сидя на кухне, и читаем. Каждый день мы встречам рассвет и только после этого ложимся в постель. Спать.

— Извините, в постель или спать?

— В постель…

— Не очень, наверное, приятно быть подругой мужчины, за которым ФСБ следит…

— Для меня это даже романтично: охрана, конспиративная квартира. А в принципе мне по фигу.

— Вам также по фигу его политическая деятельность? Например, то, что он вербует в свою партию 16-летних подростков и выводит их на митинги, а после этого ребят сажают в тюрьму. Кстати, вы были у национал-большевиков в штаб-квартире?

— Ой, а я об этом ничего не знаю. Но в штаб-квартире не была. Мне это неинтересно. Я сейчас в любви, в очаровании, в весне. Подфартила судьба, что мы встретились весной, когда все цветет.

— В одном из своих интервью на вопрос журналиста: «Когда узнали о смерти Медведевой, вы заплакали?» — Лимонов ответил: «А разве я похож на человека, который может заплакать?». Вас не пугает такое отношение?

— А мне нравится! На подобный вопрос я бы ответила так же. Ведь когда узнаешь о смерти некогда любимого человека, то нет слез — есть шок. Кстати, не согласна с вами по поводу его циничности и черствости.

— А как он с вашей дочкой общается? Подарки дарит? Играет?

— С Лерой он ведет себя совершенно естественно… Дочка Члиянца часто у меня бывает. У нас с ней очень хорошие отношения. Как-то совпало — она гостила у меня, и Лимонов тоже. Девочка просит: «Кать, надо написать сочинение по «Герою нашего времени». Я так посмотрела на Лимонова: мол, ну кто у нас писатель? В общем, написал он ей сочинение. Позже выясняется — учительница за него поставила четверку. Тогда девочка учительнице призналась: «Мне это сочинение написал Лимонов». Тогда учительница ниже написала: «Дорогой Эдичка, вы во многом не правы, но есть повод для дискуссии». Вот видите, Лимонов даже на расстоянии может обаять женщину.

— Одна из тех, кого он обаял в недавнем прошлом,— 16-летняя Настя. У них был роман, девушка ждала его из колонии. А Лимонов вернулся — и где теперь эта Настенька?

— Ой, а я даже и не знаю… Это же их история.

— Кстати о колонии. У вас был достаточный опыт общения с мужчинами, ранее не судимыми. Теперь есть опыт общения с судимыми. Чем они отличаются?

— Мужчины отсидевшие, наверное, более страстные. Кстати, общение с заключенными у меня было задолго до встречи с Лимоновым. Когда ставила спектакль «Мой голубой друг», я несколько раз ездила на зону в Шаховскую колонию строго режима. Это в Орловской области. Мне интересны преступления. Понимаешь, люди, которые переступили запретную грань, живут с другим мироощущением, с иной психологией.

От тюрьмы и сумы зарекаться не стоит. Сегодня ты в лаврах, а завтра в дерьме. Сегодня на нарах, а завтра в Кремле.

— Лимонов читает ваши стихи, правки делает?

— Нет. Вот мы были в зоопарке, и я говорю: «Эдик, слушай! Май на весенней улице. Была в зоопарке. Смешно. Звери — они как люди, им бы играть в кино. Дети, мороженое, аттракционы, люди лимоновцы и Лимонов. Горький вкус шоколада — эта моя помада. Дождь нас омоет в награду. Вы, вождь Лимонов, что надо». Ему понравилось очень.

Я же, если по фильму, агент КГБ. И иногда шучу с ним. Сажусь напротив и строго так, изображая гэбистку, заявляю: «Ну что, давайте поговорим, Эдуард. Что делать-то будем?» Это ему так не нравится!

— Ваш новый образ в кинематографе востребован?

— Я отказалась от пяти главных ролей. И в театре, и в кино. Ну хочется мне Жанну д’Арк сыграть, а предлагают проститутку во французской комедии.

— Раз откажетесь, два откажетесь. Потом и приглашать не станут. Забудут.

— Я вообще актриса, разочаровавшаяся в театре и кино. Вот до Члиянца я жила четыре года с театральным продюсером и ходила на все театральные премьеры. И очень редко было что-то стоящее. Потом уже с Члиянцем. Тоже ходила, но уже на все в кино премьеры. Та же история. А ведь когда я приехала в Москву, думала: здесь я буду расти, учиться…

Не будем зацикливаться на плохом. Ой, я же еще и рисую. Смотри…

Катя в мгновение ока убрала с кухонного стола, за которым мы сидели, все лишнее: салфетки, газеты, пепельницу.

— Видишь, я весь стол разрисовала. Это я. Вот маленькая черненькая птичка. А вот здесь у меня и Лимонов.

В виртуальном мире художника лидер НБП — это тюремные решетки и крошечное существо, изображенное парой мазков.

— Лимонов деньгами помогает? Он вам делает подарки?

— Ну нет. Он же не олигарх. Писательским трудом живет. Я сама зарабатываю. Надеюсь, скоро у меня и концерты будут.

— Как расслабляетесь? Алкоголь, а может, еще что покруче?

— Я не злоупотребляю алкоголем. Занимаюсь йогой. Пью зеленый чай. Раз в неделю голодаю. Только курю. Сейчас Лимонов придал мне огромные силы. Он зарядил меня энергией. Он не курит. Но позволяет делать все, что я хочу. Дает мне свободу. Во всем. Когда тебе дают свободу, невольно думаешь: на фиг мне нужна эта свобода, да мне нужен ты! Лимонов такой нежный! Фантастический. Да он вообще сверхчеловек.

Катя уже опаздывала на встречу то ли со сверхчеловеком, то ли с музыкантами группы «Беспредел». Мы вышли из дома. У подъезда стоял ее черный «бумер».

— Ко мне сейчас мама приехала,— рассказала Волкова, усаживаясь за руль,— так она заявила: «Катя, а мне тут сказали, что Лимонов импотент».— «Мама,— говорю,— всем бы быть такими импотентами в 62 года! Такого мужчины у меня еще не было!»


Донжуанский список Эдички

Анна Рубинштейн

Гражданская жена Лимонова, с которой они познакомились в Харькове и прожили вместе 6 лет. Многие годы спустя, в 1990-м, Анна повесилась на ремешке от дамской сумочки.

Цитата:

«Я перебрался жить к Анне — седой красивой еврейской женщине, и мы жили вместе как муж и жена, у меня было счастливое время, хорошо шли стихи, я жил весело, много пил, у меня был хороший кофейного цвета английский костюм, доставшийся мне не совсем честным путем».

«В 18 лет она получила инвалидность «по шизе». Ее диагноз расшифровывался как «маниакально-депрессивный психоз, частичная шизофрения». Я одновременно гордился ею и стеснялся ее. У нас было шесть лет разницы (Анна была старше), и она, крупная, седая и взрослая, придавала серьезность моему существованию».

Елена Щапова (де Карли)

Первая официальная супруга Лимонова. Познакомились в Москве. В 74-м эмигрировали в Америку. Вскоре Елена ушла к другому. А позже вышла замуж за итальянского графа де Карли.

Цитата:

«Она объявила мне, что у нее есть любовник, 19 декабря, при страшном морозе и вечерней тусклой лампочке. Я, потрясенный и униженный, сказал ей тогда: «Спи с кем хочешь, я люблю тебя дико, мне лишь бы жить вместе с тобой и заботиться о тебе»,— и поцеловал ее не прикрытые халатом колени».

«Она сволочь, стерва, эгоистка, гадина, животное, но я любил ее, и любовь эта была выше моего сознания. Она унижает меня во всем, и мою плоть унизила, убила, искалечила ум, нервы, все, на чем я держался в этом мире, но я люблю ее».

Наталья Медведева

Манекенщица, певица, писательница, музыкант. Они познакомились в Америке. Вместе переехали в Париж. Поженились в 1982-м (Лимонов стал пятым мужем Медведевой). Наталья вернулась в Москву позже Лимонова, в середине 90-х. Они расстались в 1995-м, но официально не развелись. Наташа жила с рок-музыкантом Сергеем Высокосовым (он же Боров), создала группу «Трибунал». Умерла в ночь на 3 февраля 2003 года.

Цитата:

«Я улетел спасать Наташу 17 декабря 1993 года. Вблизи все выглядело трагично, но менее страшно, чем в 1992-м, когда Наташу ударили шесть раз отверткой по лицу и сломали руку. В этот раз синяки почти сошли, а изнасилование не было видно. Звучит цинично, но фактически верно. Я запер ее на ключ на несколько дней».

Настя N

Познакомились в 1998 году, «в день урагана в Москве» — 16-летняя девушка пришла вступать в НБП. Отец, узнав о связи с Лимоновым, выгнал ее из дому. Училась в Литературном институте, но бросила. Ждала своего героя из тюрьмы, теперь же, по слухам, уехала в глухую деревню.

Цитата:

«Один год крошечная Настя отучилась в Литературном институте и бросила его. Она отлично пишет изуверские истории и выклеивает из раскромсанных фотографий в журналах дичайшие коллажи. И она, конечно, не моя дочь, хотя я и называю ее моей девочкой. Она моя девушка. Между нами 39 лет разницы. Самая молодая соломенная вдова русской литературы».

«Я понимаю теперь, что жил в раю. Я мог наблюдать, как она, заспанная, ковыляет в ночной рубашечке в туалет, не раскрывая глаз. Как одевается по утрам. ⟨…⟩ Еще ребенок, но уже женщина с твердым характером, совершенно особая девчонка. В ней на каждом шагу, во всяком движении и взгляде чувствовалась святость, порой юродивая. Скорее всего именно такой была Жанна д’Арк».

«Московский Комсомолец», 31 мая 2005 года

Над чем вы сейчас работаете?

VIP-беседка • Дмитрий Титоренко

Екатерина Волкова скирдует с Лимоновым

— На «Первом канале» сейчас идёт детектив «КГБ в смокинге», где я играю одну из главных ролей. Этот фильм запомнится мне надолго благодаря многочисленным экстремальным ситуациям. Помню, мне надо было сесть в вертолёт. А снимали зимой. Вьюга, ветер сдувает всё, а я — в капроновых колготках. Потом на 30-градусном морозе сидела в могиле. А ещё в Атлантическом океане волна перевернула нашу лодку. Мы с рыбаком свалились в воду. Пришлось два часа сушить мой костюм, чтобы продолжить съёмки. И представляете, эти моменты не вошли в фильм!

С недавних пор я серьёзно занялась музыкой. Я и раньше писала песни, но мне было стыдно показать их кому-то. А сейчас мы с ребятами из Гнесинки организовали группу «Беспредел» и поём рок, джаз, блюз. Ради музыки я даже отказалась от нескольких ролей.

Сейчас все обсуждают наши отношения с Эдуардом Лимоновым. Да, у нас всё серьёзно. Из-за изменений в личной жизни я даже сменила причёску — постриглась почти наголо. Это помогло снять с меня старую, ненужную информацию.

Недавно мы с Эдиком ездили в деревню к моей бабушке. Собирали в бидончик чёрную смородину, заготавливали сено для живности. Эдик, как настоящий русский мужчина, брал в руки вилы и грузил сено на повозку.

За границу мы пока поехать не можем. Живём, как в тюрьме. Эдуард невыездной, обратно в Россию его не пустят.

⟨…⟩

«Собеседник», №26(1076), 13–19 июля 2005 года

Екатерина Волкова:
«Быть девушкой Эдуарда Лимонова —
дело небезопасное»

Татьяна Никишина

Про таких девушек говорят — яркая индивидуальность. Порыв души для Кати Волковой куда важнее логики и решений холодного разума. Захотела группу — собрала. Решила постричься наголо — постриглась, несмотря на протесты окружения. Заинтересовалась Эдуардом Лимоновым — встречается с ним и не боится репутации скандального политика. «МК-Бульвар» попросил Катю об откровенном интервью и не получил отказа.

— Катя, в последнее время о вас говорят исключительно как о любимой женщине Эдуарда Лимонова. Чем вы заняты помимо встреч с вашим новым другом?

— Моя творческая жизнь по-прежнему насыщенна. Я играю в театре им. Станиславского, снимаюсь в фильме Ивана Дыховичного (рабочее название «Обнажение») и, конечно, пою.

— В этом году вы основали музыкальную группу «Беспредел». Где и как часто вы выступаете?

— Мы отыграли пока семь концертов: пять в московских клубах, два в Туапсе. А дебют состоялся 8 июня. Помню, я пришла в клуб «Б-2» и сказала: «Можно, я у вас выступлю?» А мне в ответ: «Ну что вы! У нас один эксклюзив: «Ночные снайперы», «Сплин»… Но есть санитарный день — понедельник. Можете попробовать». Я согласилась. Теперь планирую записать альбом с екатеринбургской группой «BastArt».

— За дебютный концерт что-нибудь заплатили?

— Денег на оплату музыкантов (их у меня пять) мне хватило. Послушать новоиспеченную певицу пришли все мои друзья: Саша Абдулов, Сережа Соловьев, Стас Намин, даже Саша Любимов на костылях пришел… Всего — человек тридцать. Как девушка предусмотрительная, перед сценой я повесила плакат с надписью: «Благотворительные взносы приветствуются, но не обязательны». В итоге набралось 20 тысяч рублей.

— Эдуард Лимонов вам помогает материально?

— Мне хватает моих гонораров.

— А подарки Лимонов делает?

— Недавно купил моей дочке Лере кеды, о которых она уже давно мечтала. Они вдвоем ходили в магазин и выбирали. А мне Эдуард подарил книгу своих стихов.

— Где вы обычно встречаетесь?

— Вечера мы проводим или у меня на кухне, или у него. После нападения на Эдуарда его партия приняла решение, что вождю необходима охрана. А с охраной, как вы понимаете, неудобно ходить по ресторанам. И потом, Эдуард прекрасно готовит.

— Но на светские мероприятия вы же приходите без охраны…

— Отнюдь. Они всегда рядом, просто не заметны…

— Как известно, познакомились вы на выставке французского художника, куда пошли по совету подруги, чтобы встретить какого-нибудь олигарха. Кто вам сказал, что выставка — самое лучшее место для знакомства с олигархом?

— Моя подруга — журналистка Лариса Штейман (бывшая девушка А.Абдулова.— Прим. «МКБ»). Она знала тех, кто устраивал эту выставку, и знала, кто именно на нее придет. Лариса была в курсе всех моих дел и замужеств и решила, что мне пора устраивать свою личную жизнь.

— А вам самой хотелось познакомиться с олигархом?

— После развода мне ничего и никого не хотелось. Мне было тогда все равно. Поэтому любую авантюру типа поездки с последней тысячей евро в Лондон или похода на выставку за олигархом я воспринимала на «ура».

— То есть вы пошли отвлечься от грустных мыслей, но при этом старательно продумали имидж?

— Меня одевала Лариса. Она девушка активная, светская, знает, что и как надо. Одета я была в платье из натурального шелка цвета морской волны, отделанное дорогим французским кружевом. Со стороны оно очень напоминало сорочку. «А это нормально, что я в сорочке пойду, да еще с меховым боа на шелковых лентах?» — спросила я подругу. «Ты ничего не понимаешь, это писк моды»,— сказала Лариса. Для доработки образа я забрала волосы и надела очки (у меня минус три). Надо было смотреть картины и не пропустить олигарха. Взглянула на себя в зеркало и подумала: «Учительница первая моя!»

— Вместо олигарха на выставке вы нашли национал-большевика. Как на это отреагировала подруга?

— Я встретила прежде всего не национал-большевика, а любимого мужчину, к тому же гениального писателя… А подруга только вздохнула и махнула рукой. Она поняла, что со мной бесполезно искать олигархов. Эдуард выступал перед выставкой, а я ходила из зала в зал. И вдруг ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. «Вы кто?» — спросил меня Лимонов, когда я обернулась. «Катя Волкова, актриса. «КГБ в смокинге», может, видели?» — произнесла я. «КГБ?! Да это же моя тема!» — пошутил Эдуард.

— Он говорит, вы написали ему номер своего телефона на женской прокладке. Это тоже шутка?

— Я открыла сумочку, а там, кроме прокладки, ни одной бумажки не было. Несколько секунд во мне боролись противоречивые мысли. С одной стороны, было неудобно писать мужчине телефон на прокладке, а с другой стороны, почему бы и нет, ведь это тоже бумажка. В конце концов я решилась. Эдуард свернул прокладку, с невозмутимым видом записал мой номер и положил ее в карман.

— Для вас это была любовь с первого взгляда?

— Скорее, вначале у нас возник огромный интерес друг к другу. После обмена телефонами Эдуард ушел на встречу, а я решила: «Первая звонить не буду». И… стала с нетерпением ждать его звонка.

— Известно, что Эдуард Лимонов собственноручно остриг ваши роскошные волосы. С вашей стороны это была жертва?

— Нет, я сама этого хотела. Во время съемок «КГБ в смокинге» мои волосы бесконечно накручивали щипцами и красили в темный цвет. В результате чего они стали выглядеть как неживые. Я просила всех своих друзей остричь мне волосы, но каждый раз я слышала в ответ одно и то же: «Ты что! Мы на преступление не пойдем!» А Лимонов взял сначала ножницы, затем машинку и остриг меня. Очень просто и по-деловому. А поскольку я тогда нигде не снималась и занималась только музыкой — мой новый образ пришелся кстати. Я как бы начала жизнь заново.

— Что ваша мама сказала по этому поводу?

— Моя мама знает меня лучше всех, и если я так поступила, значит, так было нужно мне. Когда я сказала ей, что у меня роман с Лимоновым, она очень переживала, говорила, что я сошла с ума. Но в конце концов сказала: «Главное, чтобы ты была счастлива. Делай что хочешь. Любишь — люби!»

— Где Галина Петровна живет?

— В Тольятти, преподает в медицинском колледже биохимию. Пять лет назад мама вновь вышла замуж. У меня был старший брат Женя. Он погиб… У него остались четыре сына и дочка. Мы с мамой по возможности помогаем им.

— А где сейчас ваш отец?

— Юрий Серафимович живет в Жигулевске, у него своя семья. С отцом мы долго не общались и лишь недавно стали перезваниваться. Фильм «КГБ в смокинге» ему понравился. «Талантливая ты у меня, но передай режиссеру Олегу Фомину, чтобы мата все-таки поменьше было»,— сказал мне отец.

— По словам Эдуарда Лимонова, ваша мама нашла его слишком хитрым. Знакомство было непростым?

— Моя мама младше Лимонова на три года. Она у меня сильная и властная женщина, долгое время руководила одной из лабораторий ВАЗа в Тольятти. Она в нашей семье всегда была главная. А тут, как говорится, нашла коса на камень. Эдуард сам властный человек. Поэтому, конечно, я опасалась их знакомить. Но все прошло хорошо. Посидели, выпили на кухне тихо и мирно. Весь вечер мама очень внимательно разглядывала моего возлюбленного, а потом мне со вздохом сказала: «Катя, я не знаю…»

— Когда вам задают вопрос о национал-большевиках — вы постоянно уходите от ответа…

— Я была на процессе 39 юношей и девушек, которые захватили Администрацию Президента и вывесили из окна здания лозунги с протестами. На мой взгляд, держать ребят в тюрьме восемь месяцев из-за такого способа выражения своей гражданской позиции — абсолютная ерунда. Можно было обойтись административным взысканием. В суде я была впервые. И ребята в клетке, и охрана с автоматами, и родители ребят — все это произвело на меня неизгладимое впечатление. Но, честно говоря, я не разбираюсь в политике. Пока.

— Предпочитаете жить в розовых очках?

— У меня достаточно насыщенная жизнь и без этого. Я занимаюсь тем, чем мне интересно заниматься. Музыка мне нравится больше, чем политика, это уж точно.

— Но вы сознательно уходите от всего этого?

— Думаю, что да. Да и Эдуард тоже сознательно не погружает меня в это. Честно говоря, быть девушкой Эдуарда Лимонова — дело небезопасное.

— Кто в ваших отношениях главный? Лимонов вам может что-нибудь запретить?

— Скорее, он может на меня повлиять. Но конечное решение будет за мной. Когда я уезжала на съемки — он был страшно недоволен, не хотел со мной надолго расставаться, да и я не хотела. Но я актриса. Это моя работа.

— Многие недоумевают: что между вами может быть общего?

— Мы оба творческие люди и, я бы сказала, авантюристы по жизни. Мы умеем радоваться каждому дню, любую обыденность умеем раскрашивать во все цвета радуги.

— Вы собираетесь жить вместе?

— Сейчас мы приходим к такой мысли. Видимо, мы снимем большую квартиру. Хотя я с трудом представляю быт с Эдуардом. В моей квартире всегда творческий беспорядок, а у него каждый предмет лежит на своем месте. Я просто восхищаюсь этим!

— У вас было два официальных мужа. Второй — продюсер Сергей Члиянц. А вот про первого известно гораздо меньше…

— Впервые я вышла замуж в 17 лет, а родила дочь в 18. Алексей был обычным хорошим парнем, с которым я прожила два с половиной года. Я поняла, что быть просто женой для меня недостаточно. Хотелось реализовать свои детские мечты, стать артисткой. Но муж был против, говорил, что все актрисы — легкомысленные женщины и такая работа его не устраивает. В результате я уехала в Москву, где у меня началась другая жизнь. А Алексей благополучно женился, у него двое сыновей. Мы долго не общались, и лишь недавно он приехал в Москву, попал на мой концерт и там увиделся с нашей дочерью Лерой, которой сейчас уже 12 лет. Второй мой брак был с кинопродюсером Сергеем Члиянцем. Мы познакомились на кинофестивале «Дух огня» в Ханты-Мансийске, куда я приехала с картиной Сергея Соловьева «О любви». И уже через полгода мы поженились. Свадьба состоялась прямо на кинофестивале в Выборге, где Сергей и сделал мне предложение. Его дочь Женя (ей 16 лет) стала моим вторым ребенком. Она до сих пор приходит к нам с Лерой в гости, а на выходные и вовсе остается ночевать, посещает все мои спектакли и концерты. С Сережей Члиянцем у нас остались хорошие отношения. Когда я уехала на съемки в Питер, он присматривал за детьми.

— Почему вы расстались?

— Не выдержали долгого расставания, когда я уехала на полгода сниматься в сериале «КГБ в смокинге». Между нами что-то исчезло… Многие люди в таких случаях либо смиряются и врут себе, что все образуется, либо борются за отношения. Мы тоже боролись, но у нас ничего не получилось. Ну, а если у нас не получается, зачем же заниматься мазохизмом и садизмом?

— Кто был инициатором развода?

— Я была беременна и потеряла ребенка. Мы очень переживали, и наши отношения еще больше зашли в тупик. От переживаний у меня даже началась бронхиальная астма. И тогда я подумала: «Не хочу больше! Зачем мучить и себя, и человека, который меня любит?!» Я предложила мужу пожить отдельно, благо, что у меня была собственная двухкомнатная квартира. И чем больше я жила одна, тем реже случались приступы астмы. Вскоре мы пришли к выводу, что так будет лучше для нас обоих.

— Получается, вы первая бросаете мужчин…

— Когда папа ушел от мамы, мне было 10 лет и я испытала настоящий шок. Я не могла ничего изменить. Решали они… Может быть, я подсознательно мщу мужчинам. Не знаю… надо спросить психологов. Просто я ненавижу вранье, виляние, отвод глаз, меня тошнит от всего этого. И я никогда не ухожу быстро, не рублю сгоряча, всегда пытаюсь понять свою вину и спасти отношения. Думаю, что никто из моих мужчин обо мне плохо не думает. Со временем они начинают понимать, что никто не виноват.

— Как-то вы признались, что имели сексуальный опыт с женщиной…

— Я человек любознательный и хотела бы попробовать в жизни все. И потом, я же актриса… Вот, например, сейчас у меня роль девушки, которая встречает другую девушку, и у них случается любовь. Что делать? Как играть? Я выросла в Советском Союзе. Секса в нашей стране не было, однополой любви тем более, а в сценарии довольно откровенные сцены, и нужно отбросить все табу и просто полюбить. И, конечно, любой опыт — это вклад в актерскую копилку жизненных наблюдений. Таких наблюдений у меня накопилось довольно много, и я люблю о них рассказывать. Как-то мама мне сказала: «Катя, что ж ты все про себя рассказываешь. Ты как пять копеек! Вот почитай интервью других актрис — они такие хорошие, положительные!» Может, они и вправду такие положительные, но я не могу и не хочу врать. Я такая, какая есть.

— Разве вы никогда не врете?

— Иногда вру, чаще всего самой себе. А отношения нужно всегда оберегать от лжи. Мы с Эдуардом пытаемся не врать друг другу. И, по-моему, у нас это получается.

«МК-Бульвар», 24 октября 2005 года

Ради Лимонова я бросила любовницу

Дарья Свистунова

Екатерина Волкова известна тульскому зрителю по телесериалу «КГБ в смокинге», где она играла роль пронырливой журналистки. Скандальную славу актриса снискала в начале года, когда стала официальной пассией Эдуарда Лимонова. Нашим корреспондентам удалось пооткровенничать с Катей, когда она приезжала в Тулу со спектаклем «Мастер и Маргарита» (о самом представлении «КП» писала 10.12 «Красилов признался в любви Уваровой»).

— Екатерина, расскажите о своих отношениях с Эдуардом.

— А что рассказывать, и так все видно. У нас любовь.

— В «Мастере и Маргарите» вы скидываете парик, а под ним лысина. Ради Лимонова побрились?

— Не только. В марте этого года я создала свою музыкальную группу «Беспредел», и лысая башка — мой новый имидж.

— У Лимонова до вас была девушка Настя. У нее тоже музыкальная группа. Пошли по ее стопам?

— С Настей Эдик познакомился, когда ей было шестнадцать. Она была его большой поклонницей, ярой национал-большевичкой, и ее музыка была такой же — агрессивной и злой. Моя — более мелодичная и нежная. Если позовете в гости, приеду с концертом, сами все услышите.

— Получается, что вы «увели» Лимонова у Насти?

— Я никого не уводила, это было решение Эдика. Возможно, ему просто надоели малолетние фанатки.

— У Лимонова достаточно скандальная репутация…

— Вы намекаете на его сексуальный опыт с негром? Я вам так скажу: ни в одном интервью он официально об этом не заявлял. Это все домыслы «желтых» журналистов. Если писатель написал о чем-то в книге, это не значит, что он поделился собственным опытом. Кстати, я спала с женщиной, и не стесняюсь этого!

— А сейчас вы завязали с любовницами?

— Да. Теперь у меня есть Эдичка.


Справка «КП»

Екатерина Волкова, 31 год.

Образование: театральный институт в Ярославле.

Место работы: Первый русский театр им. Волкова, Российский Академический Молодежный театр, театр Станиславского.

Фильмография: «Коллекционер», «Next-II», «Next-III», «О любви», «КГБ в смокинге».

Эдуард Лимонов, 62 года.

Образование: школа-восьмилетка.

Место работы: писатель, председатель национал-большевистской партии, главный редактор ее газеты «Лимонка».

Самые известные книги: «Это я — Эдичка», «Русский поэт предпочитает больших негров».

«Комсомольская правда», 13 декабря 2005 года

«Любовь — единственное, ради чего стоит жить…»

Надежда Лисина

Катя Волкова — личность яркая и неоднозначная: актриса, музыкант, поэтесса… и просто красивая женщина. Впервые я увидела ее в сериале «Next-2». Бездонные голубые глаза, безупречная фигура и темная копна волос — роскошная голливудская красавица. И вдруг она появляется на экране остриженной наголо, в прессе активно обсуждается ее роман со скандально известным писателем и политиком Эдуардом Лимоновым. Вырисовывается совсем другой персонаж. Интрига. Захотелось с ней пообщаться, понять, какая она в действительности. Катя любезно согласилась дать эксклюзивное интервью «Family».

— Эпатаж — это внутренняя составляющая Вашей сущности?

— На мой взгляд, я не делаю ничего эпатажного. Я искренна, а искренность в современном мире эпатирует людей.

— Вы верующий человек?

— Я крещеная, благодаря бабушке «воцерковленная» с детства. Хожу в церковь, недавно стала крестной. Но я считаю, храм внутри нас, и Бог у каждого свой. Неважно, как он называется: Будда, Аллах или Христос. Самое главное — вера в него. Я считаю, что верующим человеком быть спокойнее: всегда есть к кому обратиться.

— С какой стихией Вы могли бы себя сравнить?

— С водой. Она принимает разную форму. Я такая же гибкая: мне комфортно в любой ситуации, даже когда я остаюсь без денег и хлеба.

— Как бы Вы охарактеризовали стиль музыки, которую исполняете?

— Скорее это поп-рок, с отклонениями во всевозможные направления. Поиск стиля еще идет.

— Вы пишете стихи. Кто Ваш любимый поэт?

— Ахматова. Гумилев, Велимир Хлебников, а из современных — Вера Павлова, у меня даже написаны две песни на ее стихи. Не могу сказать, что упиваюсь поэзией, это скорее стихийное увлечение, которое сказывается и на моей творческой активности. Раз — и написала много стихов, потом затишье, и внимание переключается на что-то другое.

— Кого из литературных персонажей Вам хотелось бы сыграть?

— Я бы сыграла Елену из «Белой гвардии» Булгакова, она мне близка. Хотелось бы сыграть Черубину де Габриак. Она является воплощением победы внутренней красоты над внешней. Но вряд ли сейчас дадут деньги под «серебряный век» и вряд ли меня утвердят на такую роль, поскольку режиссеры привыкли видеть во мне этакую красавицу. Не хочется все время играть один тип красавиц.

— Как Вам работалось в фильме «Вдох-Выдох»? Сложной была роль?

— Работалось замечательно. Ваня Дыховичный принял меня такой, какая я есть, еще до начала съемок настроил меня на позитив. Получилось, что я снималась у своего друга, а понимание того, что тебя любят, дает уверенность и свободу. Ваня вообще имеет талант собирать вокруг себя хороших людей. С талантливейшим оператором. Максимом Осадчим, в которого я сразу влюбилась, случился виртуальный роман. А это потрясающе, когда актрису любит не только режиссер, но и оператор.

После прочтения сценария у меня было много вопросов. Но Ваня успокоил, в том числе и по поводу лесбийских историй. Я очень переживала из-за сцены, где надо было целоваться с Ольгой, изображать страстный секс. В этом меня спасли дублерши. По поводу картины существуют полярные мнения. Для одних это фильм, без которого нельзя жить, для других — категоричное «нет».

Вся съемочная группа жила в Петербурге на Пряжке. Мы ходили друг к другу в гости, пили чай… Одновременно со съемками я работала над альбомом «Белая богиня» моих друзей, группы «Bast Art». Днем снималась, вечером зазывала всех к себе и устраивала концерты.

— С кем из актеров и режиссеров Вам было особенно приятно работать?

— Очень люблю работать с Сергеем Александровичем Соловьевым. Он умеет мягко направлять в нужное русло. Я снималась у него в фильме «О любви», где играла роковую красавицу Нюту. Сейчас снимаюсь в его фильме «Асса-2», параллельно он работает над экранизацией «Анны Карениной», где я играю баронессу Шильтан, этакую легкомысленную блондинку. Любит меня снимать и Олег Фомин («Next-2», «Next-3», ««КГБ» смокинге»). Это люди, о которых я сейчас могу смело сказать: «Они — моя семья, мои друзья». Думаю, могу назвать другом Сашу Абдулова, заметившего меня в буфете Лейкома (иногда мы приходили туда заниматься балетным классом). Он меня познакомил с Соловьевым и настоял на партнерстве в фильме Олега Фомина.

— Как Вы решились на публичные отношения с Эдуардом Лимоновым? Не боялись, что его скандальная репутация подпортит Вам карьеру?

— Любовь — это Бог, а я не готова идти против Бога. Это как стихия, влюбилась — и все, не думаю ни о чем.

— Что за человек Эдуард Лимонов?

— Замечательный человек. Порядочный, щедрый, честный, интеллигентный и добрый. Настоящий мужчина, который отвечает за свои слова и поступки. Он удивительный, и я его очень уважаю.

— У Вас не возникает ощущения, что Вы — жена декабриста? В Сибирь бы за Лимоновым поехали?

— Порой возникает. И в Сибирь бы за ним поехала!

— Как у Вашей дочери складываются отношения с Лимоновым?

— У Леры с ним хорошие дружеские отношения. Это получилось как-то само собой. Я уверена, что дети любят, чтобы с ними были на равных. Вот сейчас Лера, уезжая на каникулы, обняла его (он мне уже потом об этом рассказал) и потребовала, чтобы он попробовал тот салат, который она приготовила и оставила для него в холодильнике. Ему было очень приятно.

— Как она относится к Вашему новому образу?

— Первой ее реакцией после того, как я постриглась, было слезное: «Мама, волосы!» Потом привыкла. Она принимает свою маму такой, какая она есть.

— Ваша дочь вступает в период переходного возраста. Не боитесь «крутых виражей» с ее стороны, ведь у нее такой яркий пример перед глазами?

— Не боюсь. Более того, считаю, что у каждого человека своя судьба, соответственно, каждый имеет право на свои «виражи». Естественно, я сделаю все возможное с моей стороны, объясню, предупрежу. Не стоит бояться крутых виражей. Чем больше их будет, тем жизнь будет «круче», содержательней, интересней, ярче. Все должны учиться на собственных ошибках.

— Вы способны стать женой-домохозяйкой и посвятить себя семье?

— На какое-то время — да. Но лучше мне такой вопрос не задавать. Теоретически возможно, а вот как практически…

— Как Вы отдыхаете?

— С книжкой на диване. Для меня отдых — это мой дом. Я не любитель загородных выездов, но каждый год стараюсь уезжать куда-нибудь на Черноморское побережье.

— Есть любимое место?

— Люблю Крым, но так как сейчас Эдуарда не пускают на Украину, не знаю, когда удастся туда вновь попасть. Очень люблю Абхазию: Сухуми, Гагры, но и тут проблемы, связанные с войнами. Вспоминаю, как мама меня впервые привезла на «Золотые пески» в Сухуми. Было здорово — все были наши: и Украина, и Грузия.

— А с Калининградом Вы знакомы?

— Нет, я в нем никогда не была. Первый человек, который познакомил меня с Калининградом — Женя Гришковец. Он. тогда еще никому не известный, приехал в Москву, с ним фотограф, который впервые показал мне дюны. Увидев их, я дала зарок, что обязательно приеду и сделаю здесь фотосессию. Но мне пока не представилась такая возможность.

— Много ли времени Вы уделяете себе и своей внешности?

— Практически не уделяю, а когда подстриглась, то вообще все это процедуры свелись к минимуму. Личная гигиена — и все. Терпеть не могу салоны. Очень удивилась, когда увидела в одном из журналов свое имя, внесенное в десятку самых гламурных женщин.

— Есть ли авторитет в мире моды?

— Есть, пожалуй: Кейт Мосс — стильная не только на обложхах и подиуме, но и в жизни. Мне нравится ее принцип: смесь сехонд-хенда и роскоши. Я симпатизирую винтажному стилю. Из «российских производителей» мне очень нравятся Алена Ахмадулина и Денис Симачев, который, кстати, с радостью дает мне свои наряды (никаких денег и одежды не хватит на все презентации). Выходного гардероба у меня вообще нет. В нем только майки, джинсы и «маленькое черное платье» на все случаи жизни. А выходные наряды дают мне дизайнеры.

— Каким брендам отдаете предпочтение?

— Мне очень редко что-то нравится, а то, что нравится, стоит очень и очень дорого. Так что в основном мои вещи — это «Prada» и «Armani». Большое внимание уделяю очкам, они должны быть совмещены с диоптриями и обязательно затонированы.

— Какого стиля придерживаетесь?

— Люблю классику, чтобы можно было надеть «и в пир, и в мир». Простота, элегантность для меня всегда предпочтительней. Мне кажется, что я достаточно экстравагантна сама по себе, и если одежда будет такого же плана — это уже чересчур.

— Но на концертах у вас далеко не классический стиль…

— На концерт я одеваюсь так, чтобы было удобно. Мне шьет моя подруга в Риге. С ней мы придумали такое концертное платье из кожи, которое нарезано, как снежинки из салфеток. Кожаное кружево, а под ним черное белье и сапоги. Этот концертный вариант надо теперь опробовать.

— Что находится в Вашей сумке на данный момент?

— Этот вопрос мне задавали пару часов назад в милиции! Ее украли, разбив заднее стекло в машине. Причем денег в сумке вообще не было, но сама сумка была очень красивая и удобная, трансформировалась из большой в маленькую и наоборот. В нее можно было сценарий положить. Жалко безумно. Хотя я всегда спокойно отношусь к потерям. Как говорит моя мама: «Дай Бог, чтобы это было самой большой бедой в твоей жизни». Где-то убудет, где-то прибудет.

— Пожелания читательницам «Family» и Вашим поклонницам.

— Желаю всем верить в себя, уважать и любить себя, ценить людей, находящихся рядом. Желаю, чтобы в жизни у каждого была любовь, потому что это единственное, ради чего стоит жить. Чем больше будет влюбленных, тем лучше будет мир.

«Family», №8, август 2006 года

Уроки любви Екатерины Волковой

Татьяна Ткаченко

Теперь Екатерину Волкову называют девушкой Эдуарда Лимонова. Со скандально известным писателем она познакомилась чуть больше года назад, а история их любви уже стала легендарной. Впрочем, внимания достойна не только она, но и вся предыдущая биография талантливой актрисы и певицы. Пожалуй, это своего рода антология возможных вариантов взаимоотношений мужчины и женщины: раннее бессознательное замужество, безоглядная страсть, брак, продиктованный разумом, наконец, идеальное совпадение…

«Кто вы, Катя?»

Именно такой вопрос задал актрисе Эдуард Лимонов при первой встрече… Об этом судьбоносном знакомстве — чуть позже, а нашу героиню есть резон представить. Екатерина Волкова не из тех актрис, которые проснулись знаменитыми после первой же роли в кино (Волкову открыл довольно известный режиссер Юрий Грымов, пригласив в свой фильм «Коллекционер»). Ее заметили после удачной работы с Сергеем Соловьевым (Екатерина играет одну из главных ролей в фильме «О любви») и сотрудничества с режиссером и актером Олегом Фоминым. Сериалы «КГБ в смокинге» и Next (в последнем партнером Кати был Александр Абдулов) сделали лицо актрисы узнаваемым. В июне 2005-го неправдоподобно красивая Волкова оказалась на обложке Vogue, интервью с ней появились практически во всех модных глянцевых журналах… Впрочем, в театральной Москве о Кате знали давно — она была музой известного театрального продюсера, затем вышла замуж за не менее влиятельного кинопродюсера…

Последняя работа Екатерины в кино — главная роль в фильме российского режиссера Ивана Дыховичного «Вдох — выдох». Кстати, вместе с лидером «Морального кодекса» Сергеем Мазаевым Катя исполнила и песню для рекламного ролика фильма (с 2005 года у актрисы есть своя рок-группа «Беспредел», хотя на концертных афишах указывается «Катя Волкова и ее группа»). KV (так Катя обозначает себя на музыкальных дисках) выступает автором как музыки, так и текстов для «Беспредела». Есть еще и театральные проекты — «Мастер и Маргарита» (уже много лет, еще со времен выпуска с курса Марка Захарова, Екатерина играет Маргариту) и спектакль «Два в одном», где Волкова в роли кошки…

На встречу со мной Катя пришла в черной рубашке, черном берете и темных очках, закрывающих поллица… Год назад Катя рассталась с копной пышных волос — обрилась наголо. Говорит, давно собиралась это сделать, да все не решалась. Лимонов положил конец ее сомнениям, просто взяв в руки ножницы… О содеянном Катя не сожалела ни секунды. Мне, конечно, не терпелось сразу задать вопрос об авторе скандального романа «Я — Эдичка!», но все же начала разговор о том, что волнует Катю сейчас больше всего,— о ее музыкальной группе.

Кате не хочется слыть актрисой, взявшей в руки микрофон. Она расценивает свою певческую карьеру как профессиональную (у нее есть высшее музыкальное образование), сотрудничает с известными музыкантами (большинство композиций первого альбома «Белая богиня» пишется с участием групп «Бастард», «Боа» и любимого гитариста Земфиры Корнея) и дает концерты на разных площадках. Мы вспомнили первое клубное выступление «Беспредела», на котором собрался московский бомонд — Сергей Соловьев, Александр Абдулов, Стас Намин, Борис Акунин, Юрий Любимов… «Все хлопали, кричали, улюлюкали,— рассказывала Катя.— Словом, подыгрывали начинающей рок-звезде. А я была похожа на какого-то маленького индийского бога — бритоголовая, радостная, светлая, лучистая, в оранжевой кофте. Прыгала по сцене, бегала, улыбалась»… Кстати, именно на этом концерте Катю увидел Иван Дыховичный и понял, что это та актриса, которую он искал для своего фильма (к слову, картина снята модным ныне оператором Максом Осадчим). Ради музыки Катя отказывается от новых театральных проектов и соглашается принимать участие только в том кино, которое ей по-настоящему интересно («Если бы мне сейчас предложили сняться у Вани Дыховичного, то не успели бы договорить, как я сказала бы — да, да, да!»). Похоже, Катя достигла того состояния, когда научилась получать от жизни настоящее удовольствие…

— Катя, ваша история похожа на сказку о Золушке — девушка из обычной семьи, родившаяся в далекой Сибири, пусть не в одночасье, но довольно быстро становится модной певицей, успешной актрисой… Вам много пришлось пережить, чтобы достичь этого?

— Я — фаталист. Не раз убеждалась: во всем, что происходит, есть — не знаю, предначертание или нет, но ведет что-то — судьба, ангел… Это абсолютно точно, потому что я не делаю особенных усилий, чтобы добиться чего-то. Никогда не желала страстно быть актрисой. Как-то все само собой складывалось, как будто по написанному в книжке.

— А в личной жизни это тоже срабатывало или коснулось только карьеры?

— У меня все взаимосвязано. Не говорю о первом браке, совершенно бессознательно — в восемнадцать лет. Он был скорее способом убежать от строгой мамы. Очень хотелось взрослой жизни, самой решать куда ходить, а куда нет. Это был своеобразный побег.

Выйдя замуж, я забеременела и родила ребенка — училась тогда на четвертом курсе музыкального училища… Дочке Лере сейчас тринадцать лет.

Я честно выполняла функции жены — стирала пеленки, распашонки, готовила, убирала и в какой-то момент, конечно, надорвалась. Я сидела с дочкой сама, муж где-то пропадал. Знаете, Тольятти, 80-е годы, все «крутые»… Но в один прекрасный день моя мама сказала: «Стоп, Катя. У нас все в семье с высшим образованием, а ты что?» Она меня подталкивала учиться и нашла объявление, что при местном театре есть студия, которая является филиалом ГИТИСа. Я пошла на экзамены втайне от мужа, потому что он и слышать не хотел о том, что мне неплохо бы реализоваться. В театр меня взяли, но самым страшным оказалось признаваться супругу… Это была катастрофа. Он не понял меня, и мы разошлись.

— Тогда вы и поехали покорять Москву?

— Сначала судьба занесла меня в Ярославль, там я продолжила учебу, а уже потом попала в Москву. Меня взял к себе на курс Марк Захаров. Это была какая-то мистическая цепь событий. На четвертом курсе в меня влюбился известный театральный продюсер Эдуард Бояков, тогда — директор «Золотой маски». Сейчас он стал режиссером и делает карьеру и как музыкальный, и как киношный продюсер. Многогранная личность.

— Да, в такого человека можно влюбиться…

— У нас получилась любовь, что называется, с резанием вен. Притом что наши отношения вписывались в формулу «учитель — ученица». Но, честно говоря, в какой-то момент я поняла, что меня разрушает эта любовь, что я уже не знаю — кто я? За четыре года я измучилась, хотя очень любила Эдуарда. Мы сделали несколько спектаклей. Это был поиск новых форм, протест против стандартного скучного репертуарного театра. И хорошо, что это было, но наши отношения не имели какого-то результата, не выливались ни во что… Я хотела ребенка или замуж… Как нормальная женщина. А у него бесконечно были какие-то романы. Я страдала, ревновала, а он мне говорил: «Это проявление твоего эгоизма». Если бы не Сергей Члиянц — известный кинопродюсер… Он меня застал в таком положении, когда я уже чуть не умирала. Он, что называется, обогрел, помог финансово — это тоже немаловажно.

Бояков считал, что я сама должна зарабатывать, быть самостоятельной. Он, конечно, мне поможет, но суммой не больше, чем триста долларов в месяц. А у меня ребенок…

На самом деле я сама была виновата в такой ситуации, потому что сидела, открыв рот, и слушала его. Целыми днями только о нем и думала.

— Как же возник в вашей жизни продюсер «Бумера» и «Настройщика» Сергей Члиянц?

— Я снялась в фильме Сергея Соловьева «О любви». Мне невероятно повезло, потому что мы с Соловьевым встретились совершенно случайно. С этой картиной меня пригласили на кинофестиваль, и там я познакомилась с Сергеем. Он увидел меня, влюбился и сразу же предложил выйти за него замуж.

— Смело!

— Передо мной встал вопрос — оставаться еще лет десять ученицей Эдуарда Боякова или… Я видела жену Боякова, с которой у Эдуарда есть общая дочь… Она до сих пор продолжает его любить… Кажется и он любит ее, но по-дружески. Она перестала для него быть женщиной. Я поняла, что буду такой же, тоже стану другом… Это ужасно. Я подумала, что Члиянц — надежный мужчина, и он станет мне опорой в жизни. Всем женщинам нужно сильное плечо, чтобы хотя бы перестать думать о бытовых проблемах — на что купить дочери колготки или чем заплатить за школу, репетиторов…

— И все же ваш брак был недолгим…

— Мы не сделали ничего общего — картин у Члиянца со мной не было, за исключением одного эпизода… Сергей настолько тотально честный, что не предлагал свою жену на роли в фильмах, которые продюсировал. Да и я не такой человек. Я уехала сниматься в сериале «КГБ в смокинге», мы редко виделись. Потом проект закончился и пришел момент, когда надо было начинать вместе жить, строить дом… Тогда вдруг обнаружилось очень много несопоставимого, несовпадений. Просто человеческих. Сергей все время меня критиковал — это ты не знаешь, это не умеешь. Тебе только любовницей можно быть, ты как нормальная жена за мужем не ухаживаешь. Бесконечные требования… У меня даже не было вдохновения что-то делать. Я все время натыкалась на фразу «не трогай, сломаешь»! Это был кошмар. Хотя я занималась строительством дома с архитектором. Скажем, надо было выбирать плитку… Мне, допустим, нравилась какая-то… «Ты что, это так дорого! Возьмите обычную!» На почве быта у нас были серьезные трения. Я, предположим, прошу установить одни выключатели — прихожу, сделаны совсем другие, самые дешевые, страшные. Естественно — скандал, потому что это не совпадало с моими представлениями.

От этих всех дрязг я превратилась в такую тварь… Во мне никогда раньше не было подобных проявлений! «Руки в боки», что называется, бигуди… Стоит эдакая стерва на кухне коммунальной и все время орет. Я почувствовала, что дошла до какого-то предела… И реально начала задыхаться — без астмопена не могла обходиться. Таня Друбич мне посоветовала гомеопата, и он сказал: «Вам надо разобраться со своей жизнью — это психосоматика абсолютная, нервное заболевание. Никакой астмы нет. Обычная неудовлетворенность».

— Какой же вывод вы сделали из этого?

— Получается, что мне нельзя жить разумом — только сердцем. Мне было жаль Сергея, он замечательный человек, но я понимала, что надо спасать себя. Я не хотела быть жертвой и предложила: «Сережа, нам надо пожить отдельно».

Потом Лена Яковлева пригласила меня в свою передачу на телевидение, и я как наивный и открытый человек сказала, что мы с Сергеем решили пожить врозь. Ему, конечно, кто-то доложил об этом. Он пришел разъяренный — развод! Я подписала бумажку, что не претендую на нашу квартиру, переехала в свою двухкомнатную, захлопнула за ним дверь и подумала: «Господи, как хорошо! Никто мне не говорит, что надо делать, не требует от меня ничего».

— То есть вы не очень сильно переживали разрыв?

— У меня оставалось тысяча евро, и как раз мои друзья ехали в Лондон на семинары… Я все вложила в эту поездку. Лондон, конечно, вдохновил. Я вернулась совершенно новым человеком.

— Катя, два таких мощных романа сильно отразились на вашем отношении к мужчинам?

— Каждая любовь — как выстрел… От нее остаются раны и не то, чтобы сердце черствеет… Но, допустим, то, от чего в семнадцать лет меня «колбасило», теперь вызывает внутреннюю улыбку. Романы закаляют…

— С вашей нынешней любовью — Эдуардом Лимоновым — вы, кстати, чем-то похожи внешне…

— На самом деле нас свели боги. Это уже знаменитая история… Подруга повела меня на выставку знакомиться с олигархом… «Катя, тебя надо на Адриатике отдыхать»,— сказала она и принесла вещи от русских дизайнеров, чтобы меня нарядить. Там была шелковая сорочка с французскими кружевами, вышитая бисером, а сверху полагалось надеть меховое боа с лямками, которые завязывались в бант. Я еще спросила подружку: «А ничего, что я на выставку в сорочке пойду?» Она говорит: «Ты что! Это писк моды!» Я надела этот «писк», сделала прическу в стиле чеховских времен, очки с диоптриями, чтобы не пропустить олигарха и картины посмотреть… Вот такое чудо увидел Лимонов и, забыв о своем собеседнике, смотрел на меня открыв рот. Как-то неудобно было мимо проходить, и я протянула руку: «Катя». Вот тогда он и спросил: «А вы кто, Катя?» — «КГБ в смокинге» может, видели?» Он, конечно, замечательно пошутил: «КГБ? Так это же моя тема!»

Потом он выпалил мне оригинальный комплимент (думаю, в бессознательном состоянии): «Катя, вы выглядите, как чемпионка мира!» Причем, я как руку ему протянула, он ее больше не отпускал, и мы пошли куда-то… Добрели до стола, уперлись в него… Тут наши пальцы разжались, мы схватили по рюмке водки, чокнулись и выпили. Не закусывая… Началось какое-то очень шумное выступление, ничего не было слышно. Лимонов прокричал мне на ухо: «Мне сейчас, к сожалению, уйти надо! Может, вы телефон оставите? Есть на чем?» Я открываю сумку и вижу с ужасом, что нет никакой бумажки — только прокладка гигиеническая. Господи, думаю, что я делаю? Протягиваю ее и говорю: «У меня только вот это». Он, как ни в чем ни бывало, свернул прокладку, достал ручку, записал номер. На следующий день мы встретились в ресторане, и Эдуард очень просто сказал: «Ну что, будем жить вместе?» Мы почувствовали себя, как прибитые судьбой люди. Потом я прочитала все, что он пережил, а ему рассказала все о себе. Мы достаточно похожи в плане своей открытости и способны быть откровенными настолько, что это, наверное, даже трагично…

— Екатерина, Лимонов в этой ситуации, на мой взгляд, поступил, как романтичный юноша, а не мужчина в летах…

— Он живет от сердца. Удивительный человек. И у меня разум не вмешивается в наши отношения… Мне говорят: «Катя, он старше тебя на тридцать лет, зачем тебе это надо?» Меня пытались и друзья, и мама вразумить — у тебя, мол, карьера пострадает, потому что он неугоден правительству… Это действительно оказалось правдой, потому что многие клубы мне отказали в выступлениях, мотивируя, что им не нужен пиар в связи с Лимоновым. Это достаточно обидно, но с другой стороны — мне все равно. Боюсь не этого. Я столько говорю о нашей любви, меня так часто о ней спрашивают, что это уже превращается в легенду и думаешь — надо как-то прекратить эти разговоры, а лучше было не начинать…

— Катя, но это такой позитивный пример…

— И я говорю Эдуарду: «Знаешь, Лимонов, людям надо верить, что можно любить». А ведь многие верят, что мне платят, чтобы я изображала любовницу Лимонова… Чуть ли не Березовский. Это полное вранье.

— Как Лимонов относится к вашим экспериментам в музыке? Не ведет себя, как гуру?

— Нет, он друг! В его книге «Укрощение тигра в Париже» как раз описан такой вариант — тогда его любимая Наталья Медведева чувствовала себя ученицей. Он пытался ее исправить, воспитать, а она протестовала. Сейчас Эдуард умудрен опытом этих отношений и всегда вспоминает… Он, конечно, не повторяет этой ошибки. Я не чувствую никакого поучительного тона. Максимум на что Лимонов способен — посоветовать, а я не всегда пользуюсь его советами.

У меня ведь первая песня была написана еще пять лет назад. Я спела ее Боякову, а он сказал: «Кать, я тебя умоляю… Все равно ты не напишешь круче Земфиры». Крылышки подрезаны были моментально. Я могла собрать группу гораздо раньше, но случилось это только прошлой весной, когда у меня был всплеск духовный — встреча с Лимоновым, влюбленность. Меня просто распирало. Эдуард был ошарашен моей энергией. Я устраивала ему домашние концерты, и он говорил: «Ты — тысячеликая! Слушай, это ни на что не похоже. Тебе обязательно надо петь». Он меня окрылил. Очень важно, когда любимый человек в тебя верит. Это так здорово.

— А решить ваши проблемы он может помочь?

— Я сама зарабатываю, содержу и себя, и ребенка. Но на свою скромную писательскую зарплату он всегда готов помочь. Он хорошо относится к моей Лере. Причем был такой момент, когда нельзя было вмешиваться в ее жизнь и хотеть ей понравиться. Эдуард чувствовал это, не задаривал подарочками, не навязывался. Она сама к нему потянулась.

— Вы строите какие-то совместные планы на будущее?

— Никогда не делаю прогнозов. У меня есть личная жизнь, на которую очень мало времени и поэтому что можно планировать? Я хочу заниматься семьей, а меня всегда отрывают от этого.

— Вы живете вместе?

— Нет. И, может, это хорошо. Мы либо у Эдуарда, либо у меня. Уром расстаемся — каждый уезжает по своим делам, а их, как обычно, бывает много. Вечером встречаемся за ужином.

Очень люблю возиться на кухне, если есть человек, который тебя вдохновляет… Хотя у нас так получается, что мы встречаемся и вместе начинаем готовить еду. Это тоже определенная радость. Эдуард у нас отвечает за мясо, курицу, рыбу, а я — за салатики. Хотя иногда на меня находит — могу борщ сварить.

— Вы достигли равновесия в жизни? Удовлетворены?

— Сейчас мне комфортно. Конечно, не всегда. Но я замечательную вывела для себя формулу, когда приехала из Индии. Я там была три недели и увидела людей, которые живут без всякой цивилизации, без каких-то элементарных санитарных условий. Я измучилась там так, что когда вернулась в свою двухкомнатную квартиру в старом доме, зашла в ванную и окунулась в воду, то подумала: «Господи! Как я счастлива! У меня есть все!» Чтобы это понять, надо было съездить на другой конец Земли… Я переоценила все.

Я счастливый человек! Тем более сейчас, когда рядом есть дочь, с которой мы наилучшие друзья, любимый человек, который меня понимает, слышит и принимает такой, какая я есть. Я ничего не изображаю из себя, он невероятно ласковый, нежный, при этом — настоящий мужчина. Важно, чтобы женщина не расслаблялась, чтобы чувствовала: вот — мужчина. И тогда она всегда в тонусе. Это замечательно!

«Натали», №8, август 2006 года

С партнером старше сорока в постели не грозит тоска

Что сулит секс со зрелым мужчиной?

[текст статьи опущен]

Актриса Екатерина Волкова:
«Меня достали слухи, что Эдичка импотент»

Актрисе Екатерине Волковой («КГБ в смокинге», «Вдох-выдох») чуть больше 30. Что она может знать о «возрастном» сексе? Да абсолютно все! Потому что ее мужу — писателю Эдуарду Лимонову — 63 года. И Катя утверждает, что ей достался сверхмужчина. Она счастлива и ждет от него ребенка.

— Я тоже думала, что после сорока все ресурсы организма постепенно приходят в упадок, поэтому и в плане секса никаких особых высот быть не может. Но я кардинально изменила свое мнение, когда встретила Лимонова. Мама как-то сказала мне: «Катя, ходят слухи, что твой Эдичка — импотент». Если бы все были такими «импотентами», то врачи-сексологи остались бы без работы. Секс есть в любом возрасте. И самый лучший — именно после сорока. Женщина в этот период по-настоящему расцветает. Да и у мужчин, как я теперь убедилась, даже после 60 все может быть на высшем уровне. Знаете, как получить лучший секс в твоей жизни, независимо от прожитых лет? Надо заниматься этим с любимым человеком. Если любишь, все проблемы, какие могут возникнуть, испаряются.

«Комсомольская правда», 26 августа 2006 года

Екатерина Волкова

беседовала Валерия Вальцова

Актриса не боится ставить карьеру на карту из-за любви к одиозному политическому лидеру Эдуарду Лимонову. Она ждет ребенка от любимого человека и счастлива тем, что имеет.

Для Екатерины Волковой прошедший год был удивительно плодотворным: она снялась в фильме «Вдох-выдох» режиссера Ивана Дыховичного, начала работать сразу в двух картинах Сергея Соловьева — «Асса-2» и «Анна Каренина», создала сольный музыкальный проект. И все это, по словам Кати, благодаря любви. Полтора года назад звезда сериала «КГБ в смокинге» на одном из светских мероприятий познакомилась с лидером Национал-большевистской партии и известным писателем Эдуардом Лимоновым. На следующий день они встретились вновь, и Лимонов сказал: «Ну что, будем жить вместе?» Ей был 31 год, ему — 62. Ее жизненный багаж — два брака, дочка Лера, театральный вуз и яркие роли. Его — тома литературных сочинений, эмиграция, Америка и Франция, романы и браки, возвращение на родину, создание и запрет партии, тюрьма и клеймо «невыездной».

Классический мезальянс. Красавица и революционер. Для нее роман с Лимоновым обернулся проблемами: многие клубы отказали Волковой-певице в площадках, не желая иметь дело с подругой лидера запрещенной партии. Но Катя старается не думать о плохом. В ее положении это вредно — в ноябре у нее должен родиться ребенок. Именно ради будущего малыша 23 августа Екатерина и Эдуард официально стали мужем и женой.

— Катя, поздравляем вас с замужеством. Но почему-то о вашей свадьбе ничего не было слышно.

— Потому что все было тихо. Мы просто подали заявление в ближайший загс и через неделю нас расписали. Из гостей были моя дочка Лера и двое партийцев — охрана Эдуарда. Мы поженились, чтобы Эдуарду не мучиться потом с усыновлением нашего ребенка. А печать в паспорте — ерунда, это психологическая приватизация, я считаю, что у человека всегда должна оставаться внутренняя свобода.

— Что она для вас значит?

— Это прежде всего доверие. Я живу в своей квартире, Эдуард в своей — съемной. И мы доверяем друг другу, не думая, что кто-то из нас изменяет. К тому же мы оба творческие люди, а творчество — это территория одиночества. Эдуард не дает мне советов относительно сценариев, а я не лезу в его дела.

— Признайтесь, Эдуард Лимонов — выгодная партия, ведь он известный писатель?

— Знакомые моей мамы уверены, что Лимонов — миллионер, и разубедить их в этом невозможно. Смешно думать, что я вышла замуж по расчету и хочу получить его деньги и права на книги. У Эдуарда в принципе нет квартиры, и ему это даже нравится. Он хотел бы всю жизнь прожить в гостинице. Его 85-летняя мама, живущая в Харькове, очень из-за этого расстраивается. Эдуард на Украине персона нон грата, и свекровь переживает, кому же достанется ее кооперативная квартира. А Эдуарду этого богатства и даром не надо. Я тоже не устраиваю истерик вроде: «Тебе не надо, так подумай хоть о ребенке!» Я считаю, что все дается нам по вере. Бог никого не оставит в беде.

— Значит, вы не живете вместе?

— А где? У меня очень маленькая квартира. Моя мама когда-то купила ее в расчете на нас с дочкой. Естественно, мы с Эдуардом часто встречаемся, проводим вечера, но о том, чтобы съехаться, нет и речи. Нам нужна большая квартира, чтобы у Эдуарда был рабочий кабинет, но нет денег на ее покупку. Даже ипотечный кредит взять не можем: я сейчас не работаю, а Лимонову вряд ли кто его даст. Словом, везде тупики.

— Такой красивой женщине, как вы, наверняка несложно было найти мужчину с домом на Рублевке?

— Туда ездить неудобно — сплошные пробки. А статус и достаток для меня совсем не важны. Даже обручальные кольца у нас с Эдуардом появились случайно. Мы не хотели никаких церемоний, но моя дочка сказала, что надо нам хотя бы кольцами обменяться. Тогда мы зашли в ближайший ювелирный магазин и выбрали себе недорогие колечки из белого золота, мое с бриллиантиком, Лимонова — без.

— Вы всегда были равнодушны к красивой жизни?

— Наверное, меня так родители воспитали. Я родилась в Томске, но моя семья быстро переехала в Тольятти «строить социализм», а меня сразу же отвезли к бабушке в Ульяновскую область. Там такая глухая деревня — даже асфальта нет. Я росла на парном молоке, носила воду на коромысле из колодца. И сейчас каждое лето там бываю. В прошлом году мы вместе с Эдуардом и двумя партийцами приезжали. В деревне надо очень много работать: то воду из колодца принести, то сена накосить, то свиней накормить, и Эдуард трудился на равных.

— Его не испугала деревенская жизнь?

— Наоборот, понравилась, ведь в деревне больше покоя и свободы. Вот в прошлом году мы были в Туапсе, пытались найти какой-нибудь заброшенный домик на берегу, чтобы отдохнуть от всех, но так и не получилось — к Лимонову все время подходили, просили автографы, пожимали руки.

— Разве вы не стремились к известности, когда уезжали в Москву из Тольятти?

— Нет, просто я смотрела на окружающих меня теток и думала: неужели и меня ждет такая же судьба?.. Моя мама, Галина Петровна, очень меня любила и любит, но во время моего переходного возраста наши характеры столкнулись так сильно, что я ушла из семьи — вышла замуж в 18 лет. Тут же родилась Лера. Мой первый муж очень меня любил и не хотел ничего большего. А я все время куда-то стремилась: поступила в студию при театре, пошла петь в ресторан, чтобы заработать и уехать в Москву. Хорошо, что мама меня поддержала — взяла на себя воспитание Леры до семи лет.

— Когда же дочку перевезли в Москву?

— Перевезти Леру мне помог известный театральный продюсер Эдуард Бояков. С ним у меня связана длинная история любви, страсти и страданий. Он был женат, любим женщинами. Мы встречались четыре года, и мне хотелось какой-то определенности — семьи, детей, но он не был к этому готов. Потому я и вышла замуж за другого — кинопродюсера Сергея Члиянца. У нас была необычная свадьба — мы расписались во время кинофестиваля в Выборге. В первый раз я попробовала жить разумом, но не получилось. Через полтора года семейной жизни я на нервной почве заболела астмой.

— Разве такое бывает?

— Оказалось, бывает. Каждодневный быт с человеком, который не был духовно близок, приводил меня в ужас. Я не могла больше врать самой себе и ушла. И тут как раз произошла моя роковая встреча с Лимоновым, которая расставила все по своим местам и подарила мне необычайно плодотворный год. (Смеется.) Я сейчас чувствую полную гармонию: не курю, не употребляю алкоголя, больше времени посвящаю Лере.

— Эдуард был готов к отцовству?

— У него никогда не было детей. Наверное, он и не думал, что когда-либо станет отцом. Когда я ему сказала, что беременна, он выглядел счастливым, безумным и чуть смешным…

— Не боитесь рожать ребенка от человека, который находится в оппозиции к власти?

— Я верю, что Бог меня не оставит. По-моему, всеми своими действиями я доказала, что буду с Эдуардом до конца и приму все как испытание, которое нужно пройти.

«Hello!», №39(132), 26 сентября 2006 года

Лимоновое счастье

Елена Помазан

В конце августа этого года, в душный предгрозовой день, в обычном районном загсе Москвы был зарегистрирован брак между актрисой Екатериной Волковой и писателем Эдуардом Лимоновым. Не было никакой прессы, шумихи, многочисленных гостей, буйного свадебного гуляния. Регистрация прошла тихо, по-домашнему. Катя и Эдуард посчитали, что брак — это только их личное дело.

Публике, конечно, сладко посмаковать: «А что может быть между ними общего?» Он — лидер Национал-большевистской партии и скандальнейший писатель, она — редкая красавица и одаренная актриса, которая на тридцать лет моложе своего избранника. Однако не нужно искать связующие звенья между Волковой и Лимоновым. Главное — это любовь. И ребенок. Который появится в ноябре.

Первый мужчина и первая любовь

Катя смотрела на себя в зеркало и думала, что еще не поздно все переиграть… Снять с себя свадебный наряд, выпрыгнуть из окна и бежать что есть сил от многократных «Горько!», заплаканных подружек и Лехи.

Алексей, Леша, Лешечка… Первая любовь, первый мужчина, первый и, как ей тогда казалось, единственный муж на всю жизнь. Алексей был на семь лет старше Кати. Когда мама Волковой узнала, что ее семнадцатилетняя дочка встречается с двадцатичетырехлетним парнем, строго сказала влюбленным: «Давайте женитесь, чтобы люди ничего плохого не говорили!» Леша предложил Кате руку и сердце, а она, не долго думая, согласилась выйти за него замуж. Замуж в семнадцать лет — рановато. Никто и не спорит. Но юной девушке так сильно хотелось вырваться из-под опеки властной мамы, что свадьба казалась ей единственным выходом из положения. Выходом на свободу… «Лешечка»,— повторила девушка, глядя в зеркало. Поправила фату и пошла к пьяным гостям…

Свадьбу отгуляли шумную и веселую, а после нее навалились будни — тяжелые и серые. Муж постоянно где-то пропадал. На жизнь он зарабатывал тем, что продавал запчасти к машинам и не гнушался торговать угнанными автомобилями. Они жили в Тольятти: Волжский автомобильный завод кормил весь город — как простой народ, так и бандитов. Конечно, Катя не питала иллюзий насчет того, чем занимается ее Лешечка. Да и он не скрывал от жены, что иногда ездит на разборки. Но до поры до времени Катя закрывала глаза на криминальный оттенок работы мужа ее больше волновали одиночество и какая-то растерянность. Частенько в гостях у свекрови, прислушиваясь к болтовне женщин, которые говорили только о безденежье, мужьях-алкоголиках и пирогах, Катя грустно думала: «И что? И я буду такой? И так пройдет вся моя жизнь?» Она пыталась поделиться с Алексеем своими тревогами, но он не хотел ее слушать. Его интересовали земные вещи. Например, как побыстрей перебить номера на угнанной машине и кому ее перепродать.

Увы, даже рождение ребенка мало что изменило в жизни пары. Катя по прежнему была одна, Леша вечно пропадал в командировках или в гараже. И кто бы знал, какая колючая зависть душила Катю, когда она видела, как другие отцы гуляют со своими детьми в парке! Ей хотелось иметь хорошую семью. Но хорошую семью невозможно построить, когда в этом заинтересован только один человек.

Катя Волкова: «Однажды, когда Алексей снова уехал в командировку, к нам в дом пришел какой-то мужчина и стал требовать деньги. Я очень сильно испугалась: он сказал, что если мы не отдадим 50 тысяч долларов, то нашему ребенку будет плохо. Когда бандит ушел, я позвонила маме. Она приказала: «Собирай немедленно вещи и приезжай ко мне!» В тот самый вечер мама показала мне объявление. Оказалось, что местная театральная студия «Колесо» в Тольятти набирает учащихся. Мама настояла, чтобы я попробовала себя как актриса. Она считала, что я талантлива. А я тогда о театре и не помышляла: закончила музыкально-хоровое училище по специальности «дирижер», руководила смешанным хором, думала, буду заниматься музыкой с детьми. Откуда я могла знать, что быть актрисой — моя судьба…»

Катя переждала у мамы, пока улягутся страсти вокруг долга в 50 тысяч долларов, и… вернулась к мужу. У нее еще была надежда, что семью можно спасти, но возвращение лишь ускорило ее разрушение. Когда Алексей уехал в очередную командировку, Катя отправилась поступать в театр «Колесо». Она прочитала монолог Настасьи Филипповны из «Идиота» и… стала студенткой театрального института. Только вот как сказать об этом мужу? Алексей не раз говорил, что все актрисы — шлюхи…

Реакция мужа была предсказуемой. Он рассвирепел. Выяснение отношений дошло до рукоприкладства. Катя с маленькой Лерой ушла от Леши с категоричным намерением развестись. А на первом своем занятии в театральном институте она появилась с синяками на лице.

Первое предательство

Катя Волкова: «С поступления в театральный началась моя новая жизнь… Я сутки напролет пропадала в театре. Руководитель театра Глеб Борисович Дроздов и его супруга Наталья Степановна замечательно ко мне относились. Они понимали, что я начинающая актриса, да еще с маленьким ребенком на руках, и что мне нужно зарабатывать деньги. В те времена в Тольятти был сербский ресторан «Мельпомена», я и еще несколько моих однокурсников там пели нас взяли в ресторан на подработку с подачи Дроздова. Никто не гнушался таким заработком, семью же нужно было кормить! Все пели — и романсы, и русскую эстраду, и даже еврейские песни. Но к нам было такое отношение… В ресторан приезжала вся знать города, и эти дяди просто не понимали: а что это я ломаюсь, когда они меня к себе на колени зовут?! Я же певичка, актрисочка… С таким отношением трудно было смириться, но хуже всего стало потом. Когда я поняла, что и сам Дроздов питает ко мне совсем не платонические чувства. Он настойчиво меня добивался. А я не могла ему ответить взаимностью. Что вы! Его жена так прекрасно ко мне относилась! Честно говоря, я тогда мало понимала, как нужно обращаться с мужчинами и что они от меня хотят. У меня ведь совсем не было опыта. А Дроздов все настаивал и настаивал, и я ему под разными предлогами все отказывала и отказывала. Самое ужасное, что все в театре за глаза называли меня фавориткой Дроздова и были уверены, что я с ним сплю. Но ничего такого не было.

Однажды Дроздов предложил мне поехать с ним за город. Я сказала: «Нет». Тогда Глеб Борисович ответил: «Первого сентября в театр можете не приходить. Ваше пребывание здесь бесперспективно». Для меня это был удар. Трагедия вселенского масштаба. Как же так? Неужели все мои «пятерки» по актерскому мастерству и роли в спектаклях были не за мой талант?! А за то, что я просто нравилась Глебу Борисовичу? Мне было так плохо, и никто меня не мог успокоить — ни мама, ни друзья. От отчаяния я даже попробовала героин. Помню, стою над унитазом, меня рвет страшно, реву и думаю: «Все. Жизнь кончена».

Но первого сентября я пошла в театр. Хотела воочию убедиться, что отчислена и ролей для меня больше нет и не будет. Помню, Дроздов распределял роли для студентов, а я сидела на последнем ряду класса и говорила себе, сжав кулаки: «Только не плакать». А сама плакала. От боли, обиды, унижения. Ролей для меня действительно больше не было. Как жить дальше? Я поняла, что здесь, в Тольятти, я или сопьюсь, или сколюсь. Нужно было что-то кардинально менять в своей жизни. Мама сказала, чтобы я ехала в Москву. Дочку я оставила с ней, а сама купила билет в один конец до столицы. И уехала».

Первая страсть

Он увидел ее в роли Маргариты в спектакле «Мастер и Маргарита» в ГИТИСе. Эдуард Бояков, известный театральный продюсер Москвы, директор фестиваля «Золотая маска», не мог отвести глаз от молодой актрисы. Женщина завораживала, притягивала, томила… Когда спектакль закончился, Бояков поспешил за кулисы и попросил режиссера немедленно познакомить его с исполнительницей роли Маргариты. Один взгляд, рукопожатие, и все — перченое, горячее чувство.

Бояков был женат. Ну и что? Любовь не знает табу. Бояков был свободолюбив и не признавал верности. Ха! Всего лишь черта его характера. Бояков мнил себя Пигмалионом, своих женщин он лепил и перекраивал — как кусок глины. Все неважно! Ничего не имело значения. Екатерина Волкова так безоглядно влюбилась, что скажи, будто Бояков террорист или палач, она только бы пожала плечами и ответила: «Ну и что… Ведь я его люблю».

Их связь длилась четыре года. Четыре прекрасных и мучительных года. Отношения с Эдуардом Бояковым можно было сравнить с тем, будто бы Волковой медленно резали вены. Она не хотела делить его с другими женщинами, а он не мог жить без других женщин. Верность в понимании Эдуарда была ненужным атавизмом.

Катя Волкова: «Помимо меня и жены у Эдуарда постоянно возникали какие-то женщины. Выносить это было невозможно. Он умел очаровывать, да и сами женщины с удовольствием очаровывались им. Были такие случаи, когда я сама знакомила Эдуарда с какой-нибудь женщиной, а потом узнавала, что у него с ней роман. Так мы и жили — от измены к измене. В какой-то момент я поняла, что сыта Бояковым, его «переделываниями» меня. Наши отношения были как у Галатеи и Пигмалиона: он держал меня на строжайшей диете, поскольку был недоволен моим весом. Приобщил к тантре и йоге, научил многим эзотерическим практикам. За новые знания я ему очень благодарна, но за израненную душу сказать «спасибо» не могу».

Первый выбор

Судьба не дала Волковой возможности долго быть в одиночестве. Дело в том, что буквально за пару месяцев до разрыва с Бояковым она познакомилась с другим продюсером — Сергеем Члиянцем. Их встреча произошла на фестивале в Ханты-Мансийске. Катя нечаянно уронила билетик на сеанс фильма «27 украденных поцелуев», а Сергей его поднял. Члиянц был совсем другим, чем Бояков. Он сразу же понял, что ему нужна только эта женщина. На второй день после знакомства он предложил Кате выйти за него замуж.

Катя Волкова: «На второй день знакомства! Я от Боякова предложения руки и сердца четыре года ждала! Естественно, Бояков быстро узнал от наших общих знакомых, что за мной стал ухаживать Сергей Члиянц, и снова появился в моей жизни. Его отношения с очередной актрисой уже закончились, и он говорил мне, что только меня любит и только со мной хочет быть! Предложил замуж… Я не знала, что сказать. Слава богу, мне нужно было улетать в Америку на гастроли. Сказала мужчинам, что когда вернусь, дам ответ.

Прилетела в Россию с гастролей. В аэропорту меня встретил Сергей с огромным букетом цветов и кольцом с бриллиантом, а дома я увидела Эдуарда Боякова, который очаровывал мою маму. И мама, которая четыре года твердила, что он козел и мне жизнь портит, вдруг выдала: «Катя, у него глаза Иисуса Христа… Выходи за него замуж. Твой Члиянц — непонятно что, а Эдуарда ты уже давно знаешь». Я послушала маму. Вернула кольцо бедному Члиянцу, а сама стала готовиться к свадьбе с Бояковым.

О свадьбе мы объявили всем своим друзьям. Было решено, что после «Золотой маски» (в то время Бояков еще был директором «Золотой маски».— Авт.) начинаем активную подготовку к бракосочетанию. Нужно сказать, что в то время Эдуард хотел ставить спектакль по произведению Сорокина «Свадебное путешествие». Он предлагал мне сыграть главную роль в этом спектакле, но я отказалась. Сказала ему, что в Петербурге живет замечательная актриса, которая идеально подойдет для «Свадебного путешествия». Обещала их познакомить, когда мы приедем в Петербург. И вот «Золотая маска», я открываю церемонию в чудесном красном платье, потом знакомлю Эдуарда с этой петербургской актрисой, имени которой не могу вам назвать, а затем улетаю в Москву. И буквально через пару дней мне стали названивать из Питера «друзья» и говорить: «А ты знаешь, что Бояков с ней не расстается?» Это было невозможно, невыносимо. Я прекрасно понимала, что отношения Боякова и этой замечательной девушки, потрясающей петербургской актрисы, обречены. Она не уедет из-за него в Москву, не бросит работу в театре. Все так и вышло. Эдуард с ней расстался, у них не получился даже творческий союз. В спектакле «Свадебное путешествие» она не сыграла».

Первая месть

После разрыва с петербургской актрисой Эдуард Бояков решил вернуться к Волковой. Он опять говорил Кате о вечной любви, о сложной психологии мужчины и женщины, о том, что хочет быть только с ней. Катя вполуха слушала Эдуарда и думала о том, что больше всего ей хочется отомстить ему за свою боль и свои страдания. И для мести жизнь представила случай…

На фестивале в Выборге Волкова снова встретила Члиянца. Он по-прежнему ее любил. В один прекрасный день Катя сама подошла к нему и сказала, что готова стать его женой.

Катя Волкова: «Свадьбу сыграли прямо в Выборге. Получилось так, что наше бракосочетание стало событием кинофестиваля. И буквально на следующий день на обложках журналов, в газетах появились наши фото с Сережей.

Я хотела, чтобы Эдуард страдал. И он страдал. Сейчас мне стыдно за свой поступок. Стыдно за то, что Сережу во всю эту историю вовлекла. У нас с ним ничего не могло получиться, а я все надеялась: вдруг я смогу его полюбить? Члиянц очень хороший. Он добрый и талантливый, и он очень меня любил. А я так и не смогла ответить ему взаимностью — наш брак продержался чуть больше года. Со временем меня многое стало раздражать в Сережином поведении. В нем остались мальчишеские комплексы. Он, например, гордится, что «все его знают и он всех знает». Еще меня ужасно убивала жадность Члиянца. Причем жадность мелочная, которая, как известно, самая противная. Вот мы строили дом. Он пригласил дизайнера. Дизайнер ему все рассчитал, что нужно купить, а Сережа все равно не покупал, потому что ему хочется найти подешевле.

В конце концов я стала задыхаться. В прямом смысле. Задыхаться без свободы и любви. Меня отвели к знакомому гомеопату, и он сказал, что у меня не астма, а просто что-то на нервной почве. Врач посоветовал мне изменить свою жизнь. Кардинально. И я ушла от Сергея Члиянца».

Первое и бесконечное

Сначала была литература. Четыре книги Эдуарда Лимонова, которые Кате Волковой подарил… Эдуард Бояков. Однажды они с ним встретились на тантре, и Эдуард, который по-прежнему чувствовал себя Пигмалионом, отдал Волковой книги Лимонова со словами: «Ты должна это прочесть». Катя романы прочитала, но могла ли она предположить, что они когда-нибудь они с Лимоновым встретятся, она станет его женой и родит ему ребенка.

Как это часто бывает, судьбоносная встреча происходит тогда, когда ее меньше всего ждешь. Волкова переживала затянувшуюся депрессию после выхода из лабиринта своих сложных отношений с Эдуардом Бояковым и Сергеем Члиянцем. Самым близким подругам Катя признавалась, что вряд ли в ее жизни еще случится любовь. Слишком много было разочарований. Как-то одна из приятельниц Кати решила вытащить ее на светскую вечеринку по поводу открытия выставки модного художника. Подруга была экстравагантных взглядов на одежду и поэтому нарядила Волкову в шелковую сорочку, расшитую бисером, сверху надела меховое манто и водрузила на Катины глаза темные очки.

Катя Волкова: «Зашла в галерею и почти сразу же почувствовала на себе чей-то взгляд. Повернулась, увидела незнакомого мужчину. Я сама подошла к нему и сказала: «Здравствуйте, я Катя Волкова». Мужчина ответил: «Я — Эдуард Лимонов». Дальше все было как во сне… Мы куда-то пошли. Эдуард сказал, что я выгляжу как чемпионка мира. Он хотел сказать, как Мисс Вселенная, но оговорился. Лимонов попросил мой номер телефона, а у меня ничего не нашлось, кроме ежедневной прокладки. На ней я записала ему свой телефон. Он перезвонил…

Ни с одним мужчиной в своей жизни я не чувствовала себя так защищенно, как с ним. Лимонов скуп на признания в любви, его отношение ко мне — в поступках. Если он сказал, что будет в 15:30, то можно не сомневаться, что именно в 15:30 он приедет. Сейчас я беременна, и Эдуард сделал все, чтобы мне было комфортно в бытовом плане. Привел женщину, которая убирает в доме, не отпускает меня одну в женскую консультацию — все с ним. Он очень быстро нашел общий язык с моей дочерью. Недавно Лера сказала: «Эдуард, а давайте вы меня удочерите». Искренность — отличительная черта Лимонова. Ему хочется верить. Я точно знаю, что он не умеет лгать. Меня он бесконечно восхищает. В свои 63 года он здоровее и выносливее всех моих мужчин. Его утро — двадцать раз отжаться, черный кофе и радио «Эхо Москвы». Чтобы Эдуард был пьяный, подавленный или несобранный — нет. Никогда».

О Лимонове Катя может говорить бесконечно. Волкова верит, что у них с Лимоновым есть будущее. Она считает, что их отношения — как тихая заводь. И он, и она заслужили семейное счастье.

…За окном сигналят. Катя выглядывает в окно. Во дворе стоит Эдуард Лимонов с охраной. Волкова кивает на часы: «Вот, смотрите, сказал, что приедет в назначенное время, и приехал. Ни минуты опоздания».

Лимонов забирает Волкову в поликлинику, на очередную консультацию перед родами. Имени своему сыну они еще не придумали, но можно не сомневаться, что это будет неординарный ребенок. Очень любимый своими родителями.

«Московский комсомолец», 1 октября 2006 года

Екатерина Волкова:
В ноябре подарю Лимонову сына

Дмитрий Титоренко

Она — актриса Екатерина Волкова. Он — бунтарь, лидер запрещенной партии, скандальный писатель Эдуард Лимонов. Он старше ее в два раза. Что между ними может быть общего?

Однако полтора года они живут вместе. Тайно поженились, к концу осени ждут ребенка.

Медовый месяц

Мы встретились с Катей в ее квартире в центре Москвы. Домофон приказал долго жить, и беременной Волковой пришлось спускаться за мной. В квартире Катя любезно предложила мне тапочки. «Лимоновские, между прочим»,— заметила Волкова. Тапочки хорошие, из натуральной кожи, но моя нога оказалась чуть больше ноги революционера.

— Катя, неужели не хотелось, чтобы свадьба была пышной, громкой? Почему скрывали?

— Мы имеем на это право. Не хотелось приглашать журналистов, друзей… У меня это третий брак, у Эдуарда третий или четвертый.

— Как пришли к заключению брака?

— Мы давно об этом думали. Но мы очень занятые люди и было все некогда. Эдуард со второй же нашей встречи сказал: «Ну что, будем жить вместе?» Эдик вообще не человек церемоний. У нас не было подарков, свадебных путешествий — того, что принято. Эдуард живет на литературную зарплату, которая не такая уж и большая. Так что не размениваемся по пустякам, стараемся быть практичными. Нас это устраивает. И я ведь жду ребенка. А в нашем государстве нужна куча бумажек, чтобы признать отцовство. Вот мы и решили заранее этого избежать, чтобы у ребенка был законный отец.

— Но медовый месяц хоть как-то ощущается?

— Какой медовый месяц у революционера? (смеется.) У нас сплошной медовый месяц. Пока мы с Эдиком не живем вместе. Квартира моя слишком маленькая. Думали снять жилье побольше, но на это нужны немалые деньги. Так что пока живем врозь. Думаю, что все наладится и мы съедемся. Но это так здорово, когда мы можем отдыхать друг от друга.

— Близкие спокойно отнеслись к вашему намерению пожениться?

— Дочь (ей 13 лет.— Д.Т.) присматривалась долго к Эдуарду. Детей не обманешь. Он не подкупал ее подарками. Когда дочь узнала, что я выхожу замуж, то очень обрадовалась. А мама мне сказала так: «Главное, чтобы ты была счастлива». Да, часть родственников были в шоке. Двоюродные сестры, например. Их смущало, что Эдуард меня старше.

— А его мама как отнеслась к новой невестке?

— Эдик невыездной, и я сама вызвалась съездить к его маме Раисе Федоровне в Харьков. Я вижу, что Эдуарду непросто. Когда умирал отец, его не пустили на Украину. Сейчас он не может повидаться с мамой, которой 85 лет. Это подло. Я решила стать проводником между сыном и мамой. Я ей понравилась. Раиса Федоровна очень обрадовалась, узнав, что станет бабушкой.

Михалков не прощает

— Выходя замуж за Лимонова, вы знали, что придется столкнуться с рядом сложностей. Не боялись?

— Сложности были и будут. Мне запрещали выступать на некоторых музыкальных площадках из-за деятельности Лимонова. Были режиссеры, продюсеры, которые отказывали мне в ролях, хотя я подходила. Это глупость. Я бы хотела сниматься у Никиты Михалкова, но, боюсь, он вряд ли простит брошенное в него ребятами из НБП яйцо.

А вообще я фаталист. И моя роль от меня не уйдет. Я не парюсь по этому поводу. Работы хватает. Сразу после рождения ребенка у меня должен выйти альбом «Белая богиня», который мы записали с ребятами из Екатеринбурга. Интересный проект. Последние четыре песни я записывала уже с большим пузом. Я начала сниматься в фильме «Асса-2» у Сергея Соловьева. Мою песню Сергей Александрович взял в фильм. Теперь ждет, когда я рожу и встану в кадр. Еще в его фильме «Анна Каренина» у меня небольшая, но интересная роль. Грех жаловаться.

— Лимонов не запрещает вам сниматься?

— Эдуард Вениаминович мудрый человек. Притом 10 лет он прожил с Натальей Медведевой — свободолюбивой женщиной. Я читала про их невероятную любовь, страсть в книге «Укрощение тигра в Париже». Я поняла, что Эдуард — мужчина, который умеет по-настоящему любить. Он понимает, что женщине надо давать свободу. Я доверяю ему, он — мне. На этом строятся наши отношения. Бывает, он почитает сценарий и начинает отговаривать меня сниматься в этом фильме. Хорошо, когда ты не зависишь от денег, снимаешься только там, где хочешь. Я пока такой возможности не имею. Я люблю материальную независимость. Но сейчас я полностью завишу от Эдуарда. На пеленки хватает. А когда рожу, снова буду материально независимой.

— Он готов говорить с вами о своем прошлом?

— Да. А почему нет? Но я не копаюсь в его прошлом. Знаю, что у него была девушка Настя, о которой он мне рассказывал. А дальше я сама не лезу. У нас было много времени, чтобы рассказать друг другу о себе. Мы целыми днями болтали с ним. Первый год мы были неразлучны. Сейчас порой говорю ему: «Все, оставь меня в покое». Но он понимает меня вот такой смешной, пузатой, капризной. Не обижается. Какая же у нас ним была страсть, любовь!.. Сейчас она переросла в семейные отношения.

— У Лимонова это будет первенец. Осознанно шли к рождению ребенка?

— Говорили, думали, но не верили. Во всяком случае, он не думал, что будет ребенок. Но Бог нам дал. Когда я Эдику сказала, что скоро он станет папой, он был так рад! Вид был просто нелепый. Я даже посмеялась над ним. Думаю, он много даст ребенку.

— Какая фамилия будет у мальчика?

— Фамилия папы — Савенко. (Лимонов, напомним,— это псевдоним.— Д.Т.)

— Сложно представить Лимонова отцом семейства.

— Мне кажется, наоборот. У него куча детей в партии (смеется). Он ее родоначальник, несет ответственность, переживает за каждого. Дома он хороший, внимательный. Сейчас, когда мне все сложнее, он и приготовит, и уберет, и белье повесит. Все время возит меня в консультацию, терпеливо ждет, пока я решу свои женские дела, в аптеке что-то покупает. Выбираем с ним вещи для ребенка. Эдик ответственный за большие вещи — кроватки и т.п. Как-то он вошел в магазин пеленок, распашонок и растерялся: «А где? А что?» Так что одного его не отправляю — вдруг не то купит (смеется).

— Что готовит?

— Я обычно за мясо не берусь — позволяю это ему. Я могу порезать салат. Сейчас я сижу дома, есть время приготовить, например борщ, который он очень любит. Он ест только по вечерам, поэтому, как только приезжает ко мне, мы вместе сразу начинаем готовить.

— Охранники, которые его сопровождают, дежурят рядом?

— Нет-нет. Они с нами только тогда, когда мы куда-то выходим. Не будут же они спать у меня под дверью, когда приезжает Лимонов. А вообще, лучше уж с охранниками, но с живым мужем. С момента нашего знакомства они всегда рядом. Иногда плачусь: ну вот, даже вдвоем не погуляем.

Не вступлю в НБП

— Вам близки его политические взгляды и акции?

— Не хочу превращаться в тетку с бигудями, которая постоянно пилит своего мужа. Я не имею права запрещать ему реализовывать себя как политика. Помимо амбиций, у него есть 50 тысяч человек, которые за ним идут. Я поначалу говорила, что меня не интересует то, что он делает. Но чем дальше, тем больше симпатий я испытываю к НБП, к ребятам. Они — единственные, кто хоть что-то делает, высказывает гражданскую позицию, причем довольно безобидным способом. Я читаю столько вранья в газетах по поводу НБП.

— Вступить в ряды НБП Лимонов не предлагал?

— Нет. Я человек непартийный. Достаточно того, что я — лидер музыкальной группы.

— А если дочка заявит, что хочет стать, как те ребята с помидорами и яйцами?

— Я ей ничего не навязываю. Если она почувствует, что ею движет зов справедливости — не буду препятствовать. Максимализм всегда хорош.

— Вами тоже двигал максимализм, когда побрились налысо?

— У нас с Лимоновым тогда был период, когда мы просто обезумели друг от друга. В один из вечеров я попросила себя побрить. Он с легкостью это сделал.

Когда волосы отросли, я поняла, как мне хорошо быть лысой. Мне многие об этом говорили, часто называли красавицей. Но красавица должна быть гламурной, с локонами. Я же не перестала быть красивой, побрившись. Просто стала брутальной. Кому не понравилось — по барабану. Мне, кстати, скоро вновь предстоит подстричься — надо же досниматься в фильме «Асса-2». Но лишь после рождения ребенка. Я суеверная. Хотя и глажу пеленки, что по приметам нельзя. Но я кайфую от этого.

Я стала больше времени проводить с дочкой. Она на днях спросила: «А что ты мне подаришь на день рождения?» Я говорю: «Братика». Она: «Решила на мне сэкономить?»

У меня есть семья: мама, дочка и Эдик. Скоро появится сынишка. Это счастье!

«Собеседник», №38(1136), 4—10 октября 2006 года

Екатерина Волкова:
«Учу Эдика пользоваться памперсами»

Мария Ахромова

У 63-летнего Лимонова родился сын.

Их представила друг другу общая знакомая. «Чем занимаетесь?» — поинтересовался у Кати Волковой известный писатель и лидер нацболов. «Играю в театре, снимаюсь в кино. Может, видели сериал «КГБ в смокинге?» — «КГБ?» — переспросил Лимонов и воскликнул: «Так это же моя тема!»

— Посмеялись, обменялись координатами, договорились поужинать в тихом клубе у камина. На первом же свидании он сказал: «Ну что, будем жить вместе?» Очень серьезно сказал. А женщину всегда привлекает в мужчине серьезное к ней отношение. Я была поражена,— вспоминает сегодня с улыбкой Екатерина. Мы пьем сок на маленькой кухне ее «двушки» в старом московском доме дореволюционной постройки. Топят уже по-зимнему, и клюквенный морс — единственное спасение от духоты. Особенно для моей собеседницы, ожидающей со дня на день появления на свет первенца главного бунтаря страны.

— Но он же старше вас на 31 год!

— Тем не менее у нас все гармонично. Он легкий в общении человек. Простой. Все делает. И лампочки сам вворачивает, и мясо вкусное с кровью жарит. И курицу замечательно готовит. Не рафинированный интеллигент. Не охает, не ахает. Выпивает, как нормальный русский мужик. Но никогда не напивается — пьяным его ни разу не видела. Сильный духом и телом: раз 20 запросто на домашнем турнике подтягивается — так форму поддерживает. Ответственный. Не бывает, чтобы я ждала его, а его нет: сказал, что приедет за мной в женскую консультацию в половине третьего, в 14:25 уже на месте. Знаю, что могу положиться на него, и не нервничаю. Он человек слова. Надеюсь, что те же качества он привьет нашему сыну. Дочка моя Лера его хорошо приняла. Вместе смотрим семейными вечерами любимый сериал. В общем, все как у людей.

— К предыдущим женам и подругам его не ревнуете?

— Когда уже после нашего знакомства я прочитала его «Укрощение тигра в Париже», то выведенный там образ Наташи Медведевой произвел на меня сильное впечатление… Она была безумно талантлива. И сколько он вынес от нее чисто по-мужски — ее алкоголизм, к примеру… Боролся с этой болезнью 12 лет. И все любя, и все прощая. На каких-то откровенных любовных сценах я книжку захлопывала: «Не могу читать! Я тебя ревную!» «Как можно ревновать к прошлому?» — удивлялся он. «Я понимаю, что это глупо, но не могу ничего с собой поделать»,— говорила я и потом снова принималась за чтение — не могла удержаться и так хотелось узнать, что будет дальше…

— На первом свидании вы тоже обсуждали его творчество? Или про политику говорили?

— Мы говорили не как актриса и писатель, а как мужчина и женщина. Но политика вошла в наш дом в первое же утро совместной жизни. «У тебя есть «Эхо Москвы»?» — спросил он, собираясь послушать новости за завтраком. Честно говоря, до встречи с Эдуардом я увлекалась театром, музыкой, а политические события меня не интересовали вовсе. Я даже на выборы ни разу не ходила. Включала, конечно, Первый канал — там говорили, что раньше было все плохо, а теперь все хорошо, мы строим светлое будущее. И я верила. Как-то не сознавала, что проблемы просто замалчиваются. Теперь тоже не могу сказать, что полностью понимаю все происходящее, но начинаю задаваться простыми вопросами уже как гражданин.

Когда антигрузинская вакханалия началась, Лера пришла домой из школы и рассказала, что у них там составляются какие-то «черные списки» лиц кавказской национальности. Туда уже попал ее одноклассник Ираклий — хороший мальчик… Это ужасно! Что, теперь нам с дочкой тоже готовиться к репрессиям, раз у меня бабушка — чеченка по фамилии Бараева? Или вот «прямая линия» была с президентом. Пожилой мужчина задал совершенно резонный вопрос, как прожить на пенсию в три тысячи рублей. И ведь это еще приличная пенсия считается! А люди на тысячу, полторы в месяц существуют в провинции. Это унижение народа… Тем более когда одновременно объявляют огромные министерские зарплаты… Не надо забывать этим зажравшимся персонажам, что все это в конце концов может вылиться еще в одну Октябрьскую революцию. Почему государственные мужи у нас помнят исключительно о внешнем долге России, но забыли о потерянных простыми людьми вкладах на сберкнижках после всяческих реформ и дефолтов? Эти долги возвращать не нужно?

— Кстати, не жалеете о том, что не повременили с рождением сына до следующего года, чтобы претендовать на «материнский капитал»?

— Не верю я в то, что кто-то увидит эти деньги. Сказал президент, что даст по 250 тысяч, ну и выплачивали бы их. Так нет. Тысячу «но» придумали. А через три года они превратятся еще в какие-то оговорки, которые не позволят матерям воспользоваться своими правами. Деньги за это время обесценятся, наверняка появятся темные личности с объявлениями: «Обналичим материнский капитал». Будут предлагать вложить его в сомнительные ипотечные фонды… Я на государство не надеюсь. Только на себя, на близких. Сейчас живем на писательские гонорары Эдуарда — небольшие, но выкручиваемся. Лера мне во всем помогает по дому, проходит «курс молодого бойца», нянчась с малышами наших друзей,— готовится к встрече с братиком.

— Имя придумали?

— Сначала хотели назвать Апокалипсис (шутка). А вообще дебаты у нас на эту тему идут нешуточные — смеемся, ругаемся. Перебрали уже все имена от А до Я. Нравятся разные.

— Например, Георгий Эдуардович звучало бы неплохо…

— Этот вариант Лера лоббирует — у нее ведь тоже право голоса есть. Но я как представлю, что его будут Жорой звать или Гошей, это приводит меня в бешенство! Говорю: вот родим и тогда поймем, кто на свет появился… Кстати, надеялись, что к ноябрьским праздникам с родами подгадаем. Мне они всегда нравились — помню себя в день Октябрьской революции девочкой с бантиками, с воздушными шариками. Это было настоящее торжество. Никто не напивался. Да и время было какое-то оптимистическое. Все хотели жить лучше, радовались жизни. Может, это дебилизм, но, по-моему, у людей была вера в то, что все будет хорошо. А главное — все хотели созидать. А сейчас я вижу столько лжи! Непонятно, например, почему юноши-максималисты, выбросившие в окно портрет президента, получают такие же сроки, как те, кто искалечил рядового Сычева? Что это за правовое государство, где за личностный протест карают так же, как за убийство?

Такие моменты меня задевают. Хотя, ну кто я такая? Жена пассионарной личности. Сидела бы и молчала… Но мне так обидно за него, так хочется его защитить, сказать: многое из того, что о нем говорят, неправда… Попросить, чтобы прислушались к нему. Надо как-то мудро выходить из сегодняшнего кризиса: признать, что он есть, и использовать все интеллектуальные силы, чтобы изменить ситуацию.

— Сами в политику не собираетесь?

— Пока приглядываюсь. В принципе я хотела бы заниматься каким-то общественно полезным трудом. Хотя бы благотворительностью. Но сначала надо родить. Потом завершить выпуск рок-альбома «Белая богиня», записанный вместе с музыкантами из Екатеринбурга, Москвы и Воронежа. А в декабре сняться в продолжении «Ассы» у Сергея Соловьева в роли девушки-музыканта Аделаиды.

— А правда, что не Анну Ковальчук, а вас мы могли увидеть в знаменитом сериале «Мастер и Маргарита» Бортко?

— Да, я была утверждена на роль Маргариты, которую довольно давно играю в театре. Мои пробы были лучшими. Но не сложилось. А то, что вышло мне не понравилось. Скучно. Хотя именно сейчас этот роман можно было экранизировать так остро, так смешно! Я не жалею, что не участвовала в этом проекте. Мне и так повезло — я нашла своего Мастера.

Рецепт от Екатерины Волковой

— Эдуард долго жил в Париже, поэтому я иногда балую его луковым супом.

Лук порезать кубиками, положить в сотейник со сливочным маслом и обжарить до золотисто-коричневатого цвета. Добавить, размешивая муку и мясной бульон, лавровый лист, перец. Поставить на слабый огонь и варить около 30 минут.

Для супа можно использовать готовые сухарики (лучше из батона) или подсушить кусочки без масла в духовке. Суп разлить по суповым чашкам, положить в каждую по ломтику подсушенного хлеба, посыпать натертым сыром (три четверти стакана на каждую суповую чашку) и поставить в теплую духовку, чтобы сыр растопился. К готовому супу можно отдельно подать натертый сыр.

«Труд», №207, 9 ноября 2006 года

Главная роль Екатерины Волковой

Елена Кутловская

Театральная актриса Екатерина Волкова впервые снялась в кино в фильме Юрия Грымова «Коллекционер», где она сыграла главную роль. А в рамках фестиваля «Новая драма» она дебютировала как режиссер, поставив на малой сцене МХТ пьесу «Мой голубой друг», написанную заключенной. В 2005 году она основала музыкальную группу «Беспредел», в 2006-м снялась в фильме Александра Велединского «Живой» и в картине Ивана Дыховичного «Вдох-выдох» и закончила запись альбома «Белая Богиня» совместно с группой «BasrArt». Но самое главное, у Екатерины Волковой и Эдуарда Лимонова появился сын Богдан. 7 декабря ему исполнился месяц.

— Осенью состоялась премьера фильма Александра Велединского «Живой». Почему вы согласились сыграть там эпизодическую роль?

— Это очень хороший материал, хотя роль — маленькая. Мне за нее не стыдно.

— Велединский ведь большой поклонник Эдуарда Лимонова и снял фильм «Русское» по одному из лучших его произведений «Подросток Савенко».

— Мы с Сашей Велединским познакомились у меня дома, когда я еще была замужем за продюсером Сергеем Члиянцем. Саша посмотрел на меня и сказал: «Мне нужна красивая и стервозная женщина… Мне нужна ты!» Но меня столь «лестные» слова не оттолкнули. Наоборот! Интересно — как, я и стерва?!

— У вас, особенно на экране, лицо совсем не стервозное. Напротив — трагическое, измученное какими-то внутренними терзаниями…

— Я думаю, что это вообще тип русского лица — в нем сконцентрированы все страдания женщин этой планеты… (Смеется.) Когда я пришла в театр, мне сразу предложили читать монолог Настасьи Филипповны, да и первая роль в Театре имени Волкова в Ярославле была Настенька из «Села Степанчиково и его обитатели» того же Достоевского…

— Лицо — часть актерской фактуры. Хорошие актеры досконально знают его мимические особенности, возможности и активно используют в игре.

— Да. Я тоже постоянно учусь использовать то, что дано природой: свою психофизику, свой голос… Мне посчастливилось дебютировать в фильме Юрия Грымова «Коллекционер». Я играла там вместе с Алексеем Петренко. Такие мастера, как он, хорошо знают, как работать с кинокамерой. Или Саша Абдулов — когда мы снимались в фильме Соловьева «О любви», я наблюдала за ним. Это фантастика, как он легко существует перед камерой. Он знает все выгодные ракурсы своего лица, великолепно владеет этим «инструментом»! Чуть поднимет бровь — уже меняется эмоция, настроение… Но иногда «работать» фактурой нужно как можно меньше. В фильме Дыховичного я как раз старалась не «хлопотать» лицом. Там это выглядело бы фальшью. И я работала на статике. Тогда я была лысая (смеется), и это опасно: если чуть недоспала или выпила лишние 25 грамм… А уж если бровью «не в такт» дернула — не спрячешься за челочку, за длинные локоны. Все недостатки — «выхвачены» крупным планом. Как и достоинства.

— Когда вы постриглись — это вас как-то изменило?

— Может быть… Знаете, вот Литвинова, эта ее особая манера говорить, двигаться. Надо же было так придумать! Это гениальная находка своего внешнего, визуального «я». Эти странные жесты, речь… за ними, как за ширмой, так легко скрыть то, что не хочешь показывать. Тело, мимика, манера поведения. Стиль Ренаты — это настоящий Арт. За ней всегда интересно наблюдать — что и как Литвинова сделает дальше? Хотя, по идее, Рената ничего не меняет. Но все равно не теряешь интереса к ней, потому что она создает тайну…

— Вы доверчивый зритель?

— Да. Сентиментальна. Люблю пронзительное кино! Помню после фильма Нани Джорджадзе «27 украденных поцелуев» рыдала так, что отпаивали валерьянкой. Вообще мне нравится быть зрителем. Но я наблюдаю не только за жизнью других. Я зритель и своей жизни тоже. Причем во всем, что вижу, склонна находить мистический смысл. Я считаю, что все роли и все наши шансы использовать кинопленку — не просто так даются. Каждая роль, как говорила Раневская, «плевок в вечность». Более того, я наблюдаю за своей жизнью и понимаю: есть Бог. Есть судьба. Есть ангелы, которые меня в определенный момент спасают. Было время, когда у меня не было ни копейки денег. Я надевала старое пальто — и находила в кармане деньги. Целых 500 рублей! Мистика? Или были периоды, когда я сидела в упадническом настроении, без работы, и ныла: какая я невостребованная актриса. Вдруг — раз! И появлялась роль!

— Кто из кинорежиссеров вас привлекает?

— Многие… Например, хотелось бы сыграть у Рустама Хамдамова. Я видела его фильм-легенду «Анна Карамазофф». Мне передали, что он сказал обо мне: «Женщина с таким голосом не может быть плохой актрисой». Было приятно. Хамдамов — потрясающий художник.

— А почему вы вдруг стали певицей?

— Не могла больше молчать… Набрала музыкантов, но у меня не было и нет продюсера, и когда я стала организовывать концерты, поняла, что меня никто не знает. И надо себя пиарить: нужна реклама. Я с этим не очень хорошо справлялась… А петь я начала раньше, чем говорить, всю жизнь занималась музыкой, и по первому образованию я — дирижер хора.

— Но откуда вы нашли деньги на занятия музыкой?

— Один замечательный мужчина дал мне 20 тысяч и сказал: «Не надо сниматься в плохих сериалах. Возьми деньги и делай в жизни — хоть какой-то небольшой период — то, что хочешь». И я делала. Надеюсь, кстати, продолжить эти занятия, да и поклонники моего музыкального творчества уже требуют концертов.

— Вы смотрите телевизор?

— По большей части нет. Я слушаю «Эхо Москвы». И слушаю часто. Что касается телевидения, я прекрасно понимаю, что руководители многих телеканалов несвободны, и получается, что зритель для них потенциальный «дурак». Меня такая позиция обижает. Хотя… у нас с дочерью есть одно сильное увлечение — проект «Звезды на льду».

— За кого болеете?

— Сложно сказать. Я открыла для себя совершено удивительную Дапкунайте! «Другими глазами» увидела Марата Башарова. Никогда раньше не замечала, сколько обаяния в Кате Гусевой. А Аня Большова для меня стала открытием. Я видела ее в «Ленкоме», и мне казалось, что она немного зажата, что ее талант «боится» сильной руки Марка Захарова. Но тут она раскрепостилась — и я увидела свободную, красивую, талантливую актрису и замечательную фигуристку.

— Вы не хотите принять участие в этом проекте?

— Страшно! Но хочется!

— Почему страшно?

— Не знаю, получится ли у меня что-то подобное.

— Мне казалось, вы настолько независимы от всего и вся, что вам не страшно практически ничего.

— С рождением сына многое во мне изменилось. Материнские инстинкты возобладали! Не знаю, когда я опять буду готова к творческим подвигам.

— Какие-то стихи или сказки читаете Богдану на ночь?

— Мы пока песенки поем… (Смеется.)

— Какую книгу вам читали в детстве? После того, как перестали петь песенки?

— У меня до сих пор хранится эта затертая книжечка. Сначала мне ее читали, потом я сама ее читала… А потом мы с подругой разыгрывали ее по ролям. Называется она «Сказка про Царевну-Королевну»! «Жила была Царевна, Царевна-Королевна. Красивая, красивая; ленивая, ленивая…» (Смеется.) Помню там была трагическая фраза, что «царевне скоро 20 лет, а женихов все нет и нет».

— Катя, вы москвичка?

— Нет. Росла я в Тольятти, родилась в Томске, училась в Ярославле, в театральном училище. Однажды я сунулась в Москву, думая, что она упадет к моим ногам. Но все обошлось мирно — Москва устояла. Через пару лет я вновь приехала в Москву, приехала случайно, с приятелем. Узнала, что на курсе Захарова ставят «Мастера и Маргариту». А героини — нет. И меня — взяли. Опять мистика! В свое время в Ярославль приезжала съемочная группа, и перед камерой меня спросили: «Кого бы вы хотели сыграть?» Я сказала, что Маргариту… Почему я назвала именно ее? Я ведь никогда не думала о Булгакове. И представьте — с тех пор играю Маргариту. Сейчас в театре Станиславского. И если проводить параллели с моей жизнью, то… (Задумывается.)

— Лимонов — Мастер?

— Конечно! Но сейчас я пытаюсь уйти от этой темы, чтобы она не превратила мою жизнь в паранойю. Быть Маргаритой столько лет — мазохизм.

— Читая ваши интервью, я думала, что вы очень резкая, даже циничная.

— Я была резкая… Вы застали меня совсем в другом состоянии. Я спокойная, мне хорошо. Я — домашняя. Сейчас меня Соловьев ждет на съемки «Ассы-2», и я думаю: как мне не хочется даже на секунду отрываться от сына, от этого чуда, на которое я не могу насмотреться.

— Советуетесь с Лимоновым, когда соглашаетесь на ту или иную роль?

— Если получаю сценарий, прошу его прочитать.

— Но Лимонов — писатель. А у вас, наверное, есть свой, актерский, взгляд на то, каким должен быть материал для роли?

— Да, поэтому, доверяя Лимонову, которому не понравился сценарий фильма «Вдох-выдох», я все-таки пошла сниматься. Я даже одну свою историю «вписала» в этот фильм… Нет, я ничего не дописывала. Просто по просьбе Вани я рассказала перед камерой сон, который снится мне на протяжении всей жизни. И этот рассказ целиком вошел в картину.

— Что это за сон?

— (Смеется.) Я еду в троллейбусе, и на меня смотрят все пассажиры. Я не понимаю причину такого интереса и вдруг замечаю, что я абсолютно голая. А мне надо еще несколько остановок ехать. Меня охватывает нечеловеческий ужас, и я выбегаю из троллейбуса, бегу по улице. Забегаю в какой-то подъезд — люди на меня испуганно сморят, шарахаются, и двери никто не открывает. А я прошу: дайте хотя бы одеяло, я хочу завернуться в него… Я хочу спрятаться!

— Как Лимонов относится к вашему сну?

— Он где-то у себя записал — «актерский сон».

— Насколько важны уважительные отношения между мужчиной и женщиной?

— Для меня это залог спокойствия. Если я не буду верить в порядочность человека, с которым живу, и буду сомневаться в нем (я же ужасная неврастеничка), то превращусь в труху: истощусь психически и физически. Я же вообще очень открытая. Меня мама часто ругает: не надо полностью открываться перед мужчиной, с которым живешь. Вот у мамы всегда есть заначка от мужа (смеется), а у меня такого нет — я вся как на ладони. Помните, что говорит Мария Стюарт? «Мир знает все, что есть во мне худого. Но лучше я, чем слава обо мне!» Кстати, мечтаю сыграть Марию Стюарт.

— А не боитесь, что Богдан окажется самым выдающимся проектом в вашей жизни?

— Я буду счастлива. Я уверена, что мой сын — лучшее, что я сделала.

— Катя, не было ли корыстного замысла — родить сына от великого человека? Тут и Лимонов «подвернулся»?

— Я хотела ребенка от этого мужчины. И я ему об этом сказала. Дети должны рождаться от любви. А не от умозрительных придумок: не родить ли ребенка от Лимонова? У меня была такая сильная волна любви к этому человеку!

— Была?

— Сейчас у нас любовь другого качества. Я вообще считаю, что любовь — очень трансформируемое чувство. Сейчас на передний план в наших отношениях вышел ребенок, который не только мне необходим. Но и Лимонову. Третий человек в любви — это совершенно другие отношения.

— Боитесь потерять Лимонова как друга? Не как мужчину, а именно как друга?

— Когда ты перестаешь бояться потерять — ты перестаешь ценить. И даже уважать человека. Женщина должна бояться потерять. А с другой стороны, она должна понимать, что нельзя приватизировать мужчину. Мне смешно слышать, когда жена говорит: «Мой сегодня пошел на футбол». Какой мой? Человек не может и не должен становиться чьей-то собственностью, особенно в любовных отношениях.

— С чем у вас ассоциируется страсть?

— С энергией. Любовь обновляет организм. Очищает энергию. Я остригла волосы на голове — и будто очистилась, родилась заново. Стрижка — это тоже мистический акт. Я могла постричься у кого угодно — я ведь давно этого хотела. Но попросила об этом только Лимонова.

— Насколько вы впечатлительны?

— Я дико впечатлительна. Моя подруга детства была беременна, как и я. Она родила 6 ноября. Звонит мне. А я с Лимоновым сижу в роддоме. Плановое обследование. И подруга рассказывает в мельчайших подробностях, как у нее начались схватки, как ее повезли в родовую. И что вы думаете? Я захожу к врачу, и та мне говорит: «Ты же рожаешь!» Вот такая я: услышала, как моя подруга рожала,— и тут же сама родила.

— Как Лимонов воспринял Богдана? Ведь это его первый ребенок?

— Я родила так быстро, что он обомлел. Он был на демонстрации — 7 ноября. И когда я ему позвонила — он не поверил. Прибежал в больницу, ворвался в палату в одной бахиле. А я через два часа после родов уже встала, сходила в соседнюю палату пообщаться… Когда Лимонов пришел, я находилась в состоянии абсолютной эйфории. И он сказал: «Ты гениальная актриса, у тебя уже даже голос изменился». Сейчас Лимонов болеет, сидит у себя дома. Звонит, говорит, что скучает, что ему странно ловить себя на ощущении, что он постоянно думает о Богдане.

— Он только думает о сыне или принимает участие в его жизни?

— Он часто сидит с ним, купает его… Гладит распашонки и говорит: «Вот никогда не думал, что наступят времена, когда я буду гладить распашонки сыну».

— Не боитесь, что Богдан станет очень благополучным, эдаким буржуазным ребенком?

— Я не думаю, что с таким папой ему «светит» буржуазность. Время покажет. Но уже сейчас я понимаю, что Богдану будет очень трудно, потому что он сын замечательного русского писателя и поэта Эдуарда Лимонова. Это накладывает определенные обязательства, и им надо, к сожалению, соответствовать. Но я уверена: Лимонов понимает, что у его сына — своя жизнь. Он не будет ему что-то навязывать. Он мудрый человек. И сможет рассказать сыну, что такое честь, мужское слово и достоинство. Сам Лимонов — настоящий мужчина. Его есть за что уважать.

«Независимая газета», 8 декабря 2006 года

Екатерина Волкова: «Мне не нужны брильянты!»

Инесса Ланская

Актриса подарила Лимонову сына в годовщину революции.

Она — одна из самых красивых актрис российского кино, жена известного писателя и скандального политика Эдуарда Лимонова, мать его единственного сына… Когда я ехала на встречу с Екатериной Волковой, то была уверена, что увижу шикарный дом, в котором живет стервозная, эпатажная дамочка. Однако по названному адресу обнаружилась 4-этажная «хрущоба» «под снос». Улыбчивая хозяйка квартиры пригласила меня в дом.

— Екатерина, это квартира Лимонова?

— Нет, моя, мне ее еще в 2000 году купила мама за 24 тысячи долларов — мы продали квартиру в Тольятти. Здесь две комнаты. Эдуард снимает квартиру за 500 долларов — работает там, хранит архивы. У нас с мужем постоянно идет на эту тему дискуссия: я говорю, что нужна нормальная квартира, потому что ребенку требуется свой угол. А муж отвечает: сын для себя все должен сделать сам, как он в свое время.

— Вокруг вас прежде крутилось немало богатых, известных мужчин — неужели никто не мог подарить квартиру или машину? У вас ведь даже не новая «BMW»?

— У меня первая машина была «Рено-Клео», потом я захотела «BMW». Сергей Члиянц, мой бывший супруг, был продюсером «Бумера», вот мне и захотелось нечто подобное. Но Сергей — очень прижимистый человек, поэтому я продала свою машину, он добавил деньги, и я купила поддержанный «BMW». Других дорогих подарков мужчины мне не делали. Олигархов у меня никогда не было.

— Вы ведь сейчас не работаете, в основном сидите с сыном. Кто приносит деньги в дом?

— Муж, это его книжные гонорары, плюс у него колонка в журнале.

— А вас приглашают сниматься?

— Сейчас раздумываю над одним предложением: сериал для канала «Россия» «Женщина без прошлого», главная роль. Моя героиня теряет память. Тут для меня важную роль сыграли деньги — нужно увеличивать жилплощадь, много чего нужно. Но это — работа на целый год.

— Для меня ваше имя ассоциируется с сериалом «КГБ в смокинге». Как вы попали в эту картину?

— Сначала Олег Фомин искал «спящую красавицу» для «NEXT-2» — героиня там все время лежит в коме. Увидел мою фотографию, когда я снималась у Сергея Соловьева в фильме «О любви». В общем, полежав у Фомина в коме, я потом получила приглашение в «КГБ». Олег теперь шутит: «Волкова получила у меня роль через постель».

— Не было соблазна закрутить роман с Абдуловым?

— Мы с ним друзья. Был такой случай: я должна была лететь в Ханты-Мансийск на фестиваль, но из-за пробок опаздывала на рейс. И что вы думаете? Александр Гаврилович ради меня держал самолет. Звонит: «Катя, ты где? Я сижу у пилота, мы тебя ждем». Моя подруга Лариса Штейман в то время была его любимой девушкой.

— А потом она обнародовала их непростые отношения…

— Я не лезу в чужие дела. У каждого из них сейчас — совсем другая жизнь. У Абдулова родились дочь и внучка. Лариса тоже недавно стала мамой — без мужа, просто для себя. Уехала в Париж, там родила, отец ребенка — аристократических кровей. Хотя, как мне кажется, Лариса до сих пор любит Александра Гавриловича.

— А когда у вас сын родился?

— 7 ноября, хотя должен был 14-го. Я очень хотела ребенка. Первую-то дочку я родила в 19 лет. Накануне пошла в церковь за благословением, батюшка успокоил, что все будет в порядке. И вот сижу в приемной клиники, читаю SMS от подруги, которая сама недавно стала мамой и делилась впечатлениями. И тут меня прихватило, а врач говорит: «Да ты рожаешь». Эдуард не поверил, когда я ему позвонила — он как раз отмечал годовщину революции, а тут: «Поздравляю, у тебя родился сын!» Муж пришел в больницу невменяемый, такой смешной. На него надели колпак, и он потерялся в коридоре.

— Эдуарду Вениаминовичу все-таки 64 года — как он справляется с малышом?

— Я тут уезжала на пробы, вот они воевали! Но Эдуард все делает правильно: и готовит, и памперсы сыну меняет. Няни у нас нет, помогает моя мама.

— Старшая дочка участвует в воспитании братика?

— Конечно, она очень его любит. Лере 14 лет. Как-то звонит мне: «Мама, Богдан плачет. Я танцую — тогда он перестает, но я уже вспотела и не могу больше!»

— А кто отец Леры?

— Просто хороший человек. У подруги был парень, у него — друг. Я рада, что родила дочку, и мама меня тогда полностью поддержала. Была свадьба, невесту выкупили… Но мы были вместе только два с половиной года.

— Вы официально замужем за Лимоновым?

— Да. Была возня с бумагами об усыновлении сына, но сейчас все нормально.

— Как вы познакомились?

— Я читала его книги, а потом мы случайно встретились на какой-то выставке. Эдуард меня увидел, рот открыл. Сама не ожидала, что он так отреагирует. Говорю: «Я — Катя. Актриса. Может, видели плакаты «КГБ в смокинге»?» — «КГБ,— мечтательно произнес Лимонов,— это же моя тема». А дальше мы начали встречаться.

— До вас у него была совсем молоденькая девушка Настя…

— Я ее не знаю. У них были какие-то отношения, потом он попал за решетку, и, как это бывает, человек после тюрьмы меняется. Эдуард очень ответственный — ведь за ним тысячи человек, и их нельзя бросить. Я тоже думала заняться политикой. Но это потом. Сейчас мне нужно заниматься своей профессией.

— Как ваша мама относится к зятю?

— Она моложе его на три года. Чуть побаивается родственника, но они находят общий язык. Когда я ей впервые рассказала об Эдуарде, мама ответила: «Ты — то в г…но, то в партию».

— Вы с Лимоновым ездили в свадебное путешествие?

— Нет, ему не дают заграничного паспорта. У Эдуарда нет прописки, даже к себе его не могу прописать. Вот такой он бессеребреник. После регистрации мы в семейном кругу посидели в японском ресторане.

— Вы такая красавица, а рядом с вами человек не богатый, не слишком привлекательный, не молодой…

— …которого я люблю.

— Какое будущее у супругов с разницей в 30 лет?

— Не будет любви, разойдемся. Эдуард ко мне очень порядочно относится. Я им восхищаюсь, я его обожаю, мне не нужны никакие брильянты. Политикой он никогда не перестанет заниматься. Ни я, ни Богдан его не остановят.

— А как любовник муж вас устраивает?

— Постель, конечно, важна,— как без нее. У нас все хорошо.

— Супруг вас не ревнует?

— Он не любит, когда приходят мои подруги и я уделяю внимание не ему, а кому-то еще. А недавно в свой день рождения я была в Индии на Гоа. Месяц там провела — нужно было сбросить вес для съемок в фильме «АССА-2». Хотела лечь в клинику, но цены ужаснули. Подруга посоветовала слетать в Индию. Отдых обошелся около 1500 долларов, я ни в чем себе не отказывала. Купалась, кушала фрукты. Похудела на десять кг. А муж звонил со скандалами: «Катя, ты где? С кем?» Теперь у нас слово «Гоа» нельзя произносить.

— Зачем вы состригли свои прекрасные волосы?

— Мне всегда этого хотелось. Лицо открылось. Я занимаюсь рок-музыкой и мечтала что-то изменить в себе. Никто из друзей не решился меня подстричь, а у Эдуарда — мы тогда только познакомились — не дрогнула рука. Зато сейчас я стала более узнаваемой.

— Вы планируете еще детей?

— Почему бы нет, Богдан у меня спокойный. Хотя роды были очень сложные. Я лежала на сохранении в обычном бесплатном роддоме, как известной артистке разве что лишнюю котлетку давали.

— Будете крестить Богдана?

— В начале июня в Ростове-на-Дону — там у нас друзья, большие поклонники Эдуарда. Они на рождение сына подарили нам плазменный телевизор и очень красивую «золотую» коляску.

Досье

Екатерина Волкова родилась 16 марта 1974 года в Томске.

Мама — врач, папа — инженер. Окончила школу искусств по классу фортепиано. Затем — музыкальное училище по классу «хоровое дирижирование».

Училась в ГИТИСе (РАТИ). Работала в РАМТ (Российский академический молодежный театр). Играет в театре им. Станиславского в спектакле «Мастер и Маргарита».

Снималась в фильмах и сериалах «Next-2», «Next-3», «О любви», «Инструктор», «КГБ в смокинге», «Коллекционер», «Вдох — выдох», «Капитанские дети», «Живой».

«Экспресс-газета Online», 15 июня 2007 года

Екатерина Волкова против политической карьеры сына

Оксана Химич

«Больше всего Лимонову нравится кормить Богдана из бутылочки…»

Только в этой семье знают, кто станет президентом Украины. Правда, в самом отдаленном будущем. А станет им лет этак через …дцать Богдан Савенко — единственный сын лидера НБП Эдуарда Лимонова. Которому сейчас всего 9 месяцев.

«МК» выяснил, как воспитывает своего наследника первый нацбол страны. Оказалось — мечтает вырастить из малыша «первое лицо Украины», ревнует его к красавице жене и вскоре будет болтать с мальчуганом по-английски и по-французски. Обо всем этом рассказала актриса Екатерина Волкова — жена Эдуарда Лимонова и мать Богдана Савенко.

— Катя, начнем с самого начала. Лидер НБП Эдуард Лимонов в 63 года впервые стал отцом. Когда увидел сына, какая была его первая реакция?

— Ну, во-первых, когда он доехал до роддома, он уже был пьяненький такой… Эдуарда пропустили ко мне в палату только при условии, что он наденет бахилы, халат и белую шапочку. Откровенно говоря, халат на нем напоминал скорее смирительную рубашку, бахилу одну он потерял в коридоре… Так что вот таким я увидела его. Счастливым и немножко сошедшим с ума. Когда Эдуарду показали сына, он робко спросил: «Можно я его поцелую?» Доктор тут же запротестовал: «Да вы что? Ребенку всего несколько часов!» В общем, я так поняла, что сын папе понравился.

— Назвали Богданом. Не слишком распространенное имя.

— Мы с нашим папой довольно долго не могли определиться с именем ребенка. В нашем распоряжении был небольшой словарик, где указаны все мужские имена. Но нам его оказалось недостаточно — мы еще и Интернетом воспользовались. Оказалось, там есть ну просто все существующие имена в мире. Выбирали по принципу нравится — не нравится. Помню, очень хотели назвать Никита. Или Федор — в честь дедушки. А на Богдане остановились потому, что значение имени нам полностью подходило — Богом данный. Это ведь наш случай. Я мечтала о втором ребенке, о сыне. А у нашего папы это вообще первый ребенок в столь немолодом возрасте.

— А какая фамилия у наследника Лимонова?

— Савенко. Ведь это настоящая фамилия нашего папы, Лимонов — это же псевдоним.

— И на кого похож Богдан Савенко?

— Пока рано говорить окончательно, дети в этом возрасте быстро меняются. Мне кажется, что больше на меня похож. А Эдуард считает — на него. Но глаза и ресницы пока явно мои.

— Катя, вашей дочери от первого брака 14 лет. Вы не сталкивались с проблемой многих родителей — старший ребенок ревнует родителей к появившемуся на свет?

— Да нет. В этом возрасте у детей, наверное, уже нет чувства ревности к родителям. Наоборот. Огромное счастье от того, что у нас появился маленький. Она с ним возится, сюсюкается, с большим удовольствием тискает его. К тому же настоящая помощница. Я совершенно спокойно могу дочку с маленьким сынишкой оставить одну дома или отправить погулять. И точно знаю, что все будет в порядке.

— А Лимонов вас к малышу не ревнует?

— Тут вы в точку попали. Если говорить о ревности, то я ее почувствовала не со стороны моей старшей дочери, а именно со стороны Эдуарда. Этот момент был предметом моего возмущения и негодования. Мне казалось, вполне естественно — сегодня центр нашей семейной вселенной должен по праву принадлежать этому созданию. Это же нормально, это хорошо и правильно. А муж мой иногда говорит: «Что ты все вокруг него крутишься, все равно он потом помнить ничего не будет!»

Конечно, Эдуарду хочется, чтобы Богдан побыстрее заговорил, чтобы с ним можно было хоть о чем-то пообщаться. А я, например, спорю: «Да как ты можешь, ведь и сегодня, пусть даже на таком уровне, но тоже происходит общение! Ведь сейчас самое интересное — наш сын изучает, исследует мир». Да мне вообще так интересно наблюдать, как наш сынишка рвется вперед — вот он научился сидеть, вот на ножки встал… И мне казалось, что для папы это тоже должно быть интересно. Оказывается, не всегда. Папа ждет взросления. Но после нескольких мелких ссор по этому поводу я стала наблюдать, что Эдуард все же пересмотрел свою точку зрения. И стал с большим пониманием относиться даже к таким не очень приятным проявлениям малыша, как раннее вставание или проба голоса где-нибудь в шесть утра.

— У Богдана нет няни. Боитесь доверять малыша чужим?

— Дело даже не в этом. Во-первых, пока я легко справляюсь сама и получаю настоящее удовольствие от общения с сыном. А во-вторых, моя мама спит и видит — ну когда же у нее будет возможность понянчиться с Богданом? Но нас вот что останавливает. Дело в том, что няне можно в приказном порядке сказать, что и как следует делать. А как отреагирует бабушка на замечание? Она скажет: дескать, вот вы все не так делаете, все неправильно, а я все делаю верно. В семьях начинаются из-за этого ссоры и раздоры… А что касается няни… Я как насмотрюсь передач, в которых рассказывают, как няни детей поят пивом,— жутко становится! Тогда и задумаешься — нет, лучше уж к бабушке… Родной человек есть родной. Но у нас в этой связи еще одна проблема. Если бабушка приезжает к нам, в Москву, то ей нужно ведь жить где-то. А у нас просто нет такой возможности. Получается опять плюс в пользу няни — она пришла и ушла. Так что пока обхожусь своими силами.

— А другая бабушка, мама Эдуарда Вениаминовича, видела своего внука?

— Я возила нашего кроху к ней в гости, в Харьков. Маме Эдуарда уже 85 лет, она уж и надежду потеряла, что когда-нибудь вообще станет бабушкой. Кстати, она меня приятно удивила — несмотря на то, что живет совсем одна и уже в столь преклонном возрасте, у ее дома идеальная чистота, и сама она очень ухоженная, интеллигентная женщина. Кстати, у нее всегда идеальный маникюр. Молодец.

— До рождения сына у вас с Лимоновым был скорее гостевой брак — он приезжал к вам домой, но постоянно вместе вы все же не жили. Ситуация изменилась?

— Нет, ничего, к сожалению, не изменилось. Единственное — наш папа чаще стал бывать у нас дома. Он приезжает почти каждый день.

— Лимонов везде и всюду появляется в окружении охраны. Как же он с ребенком гуляет?

— А он с ним и не гуляет. Вот как раз потому, что ему необходимо везде и всюду быть с охраной, он даже не может выйти погулять с ребенком. А без охраны очень опасно.

Знаете, Эдуард с удовольствием кормит Богдана. И надо отметить, что у него это даже лучше получается, чем у меня. Когда сына кормит папа, тот более послушно открывает ротик и ест.

— А лидер нацболов не планирует, когда Богдан подрастет, и к нему приставить охрану?

— Я очень надеюсь, что когда наш сын пойдет в школу, Эдуарду и самому не понадобится охрана. Надеюсь, что-то изменится. Либо он уйдет из политики, либо его пустят в политику.

— Наверняка планируете будущее сына. Например, какие кружки ждут сына Лимонова?

— Да мы с нашим папой всерьез еще это не обсуждали. Сейчас что главное? Чтобы был здоровенький, крепенький, все зубки выросли, научился ходить и говорить. Когда подрастет, скорее всего отдадим в спорт. Какой? Мы договорились, что выбор останется за Богданом. Если говорить об иностранных языках, то здесь я могу быть спокойна — Эдуард знает английский и французский. Надеюсь, что он уже скоро начнет общаться с сыном на одном из них. Еще в наших планах отдать малыша с трех лет в садик. Совсем не обязательно, чтобы он был жутко пафосным. Главное, чтобы там с детьми занимались, чтобы были развивающие группы.

— А кем видит своего единственного сына Эдуард Лимонов? Наследником НБП?

— Нет… Он хочет, чтобы Богдан стал президентом Украины.

— А почему именно Украины?

— Не знаю. Может, потому, что это его родина. Но я не ставлю таких сверхзадач для ребенка. Он должен сам выбрать свое будущее, и я этому выбору буду радоваться вместе с ним.

Правда, мы не оставили ему выбора в вероисповедании — крестили 1 июля. Церемония прошла в Ростове-на-Дону, там живут наши друзья, поклонники творчества Эдуарда. Ой, это был такой большой праздник. Храм, где крестили Богдана, стоит на большой площади. Говорят, там в былые времена атаман собирал казаков на воинские походы. А в самой церкви есть и музей, где хранятся кандалы Стеньки Разина. Так что историческое место. Крестным папой Богдана стал адвокат Эдуарда Сергей Беляк.

— Катя, а вам хочется, чтобы ваш сын повторил судьбу отца? Политическую?

— Я ни в коем случае не буду настаивать на его профессии… Каждый волен делать свой выбор. Хотя… Может, я сейчас лукавлю, ведь Богдан пока еще маленький и до таких проблем, политических, нам с ним еще далеко. Но если честно, я бы не хотела, чтобы он занимался политикой…

Я вообще думаю, что нашему сыну придется несладко. Найдется немало желающих рассказать гадости про Эдуарда. Естественно, мы будем Богдана как-то морально готовить, чтобы он понимал отца — за что он сидел в тюрьме, понимал его политические взгляды. Да и вообще чтобы мог за отца морду набить!

«Московский Комсомолец», 27 августа 2007 года

Жена бомжа Лимонова

Анна Горбашова

Актриса Екатерина Волкова до встречи со своим мужем Эдуардом Лимоновым была аполитична, как и положено человеку искусства. Она и не подозревала, во что вляпалась.

— Вы мечтали в детстве: «Вот вырасту и выйду замуж за…» За кого?

— Да, я говорила маме, что выйду замуж за машиниста. Мама спрашивала: «Это который паровоз водит?» — «Не-е-ет, машину».

— Не сомневаюсь, что Эдуард Вениаминович умеет водить машину. И все-таки, вы выходили замуж за политика или писателя?

— До встречи с Эдуардом я политикой не интересовалась. Лимонова знала только как писателя. Это потом я поняла, с кем связалась. Я даже и не думала, что все так серьезно. Ради интереса напросилась вместе с ним пойти на суд над 39 нацболами, которые захватывали администрацию президента. Когда мы вошли в зал суда, его товарищи по партии встали и начали скандировать: «Наше имя — Эдуард Лимонов!», и вот тут я все поняла…

— А поняли, зачем писатель полез в политику?

— Масштаб его личности не влезает просто в писательство. Наверное, скучно стало просто писать, захотелось участвовать в политической жизни страны. И Эдуард чувствует в себе силу, не зря же за ним идет столько молодых людей.

— Где вы познакомились?

— Встреча получилась забавная. После неудачного брака (с продюсером Сергеем Члиянцем.— «Профиль») я пребывала в депрессии, и подружка, решив, что мне надо развеяться, позвала на открытие выставки: «Пойдем, там будет один олигарх…» Но вместо олигарха я встретила «а-лигарха», «а» в смысле «не». Подружка меня нарядила — это надо было видеть: римейк Надежды Константиновны Крупской в XXI веке: очки, длинные волосы, заколотые, как у чеховской барышни. На открытии творился полный дурдом. Художник Герман Виноградов показывал свои перформансы с зажженными фаллосами под жуткий грохот музыки. Я пошла смотреть экспозицию и в одном из залов встретилась взглядом c Эдуардом. Он беседовал с каким-то иностранцем, тот явно хотел продолжения беседы, а Эдуард все смотрел на меня широко открытыми глазами, немного раскрыв рот.

— И подошел познакомиться?

— Нет, я сама представилась, сказала: «Здравствуйте, я — Катя Волкова». «А вы кто, Катя?» — спросил он. «Я актриса,— говорю.— Может быть, видели сериал «КГБ в смокинге»?» Он как раз шел по телевизору, и вся Москва была увешана плакатами, на которых была я, завернутая в советский флаг.

Ни сериала, ни плакатов он не видел, но оживился: «КГБ? Так это же моя тема!» И всё, больше он моей руки не выпускал, мы, как загипнотизированные, перебрались в другой зал, выпили водки без закуски — о ней мы даже не подумали — и продолжали говорить, перекрикивая перформанс. Но Эдуарду нужно было бежать, и мне уходить, а хотелось продолжить…

— И Эдуард Вениаминович попросил ваш телефон?

— Да, я открыла сумку, но не нашла ни одной бумажки, кроме ежедневных женских прокладок. Но в такой момент думаешь: а чем это не бумажка, собственно? Я сконфуженно говорю, что записать телефон больше не на чем, только это. «Это самое то»,— не смутился Лимонов. На следующий день он перезвонил и назначил встречу в клубе «Реставрация», который я очень люблю, потому что у меня там был первый концерт.

— Вы еще и поете?

— В детстве я хотела стать Аллой Пугачевой, певицей то есть. У моего папы был баян, когда приходили гости, родители ставили меня на табуретку, и я пела. Сейчас у меня есть своя группа, название которой придумали мы вместе с Эдуардом — «Беспредел». В фильме Сергея Соловьева «Асса-2», где я только что снялась, звучат две мои песни. У Соловьева я снималась в фильмах «О любви» и «Анна Каренина», и всегда он сажает меня петь за рояль.

— Вернемся к вашему первому официальному свиданию в клубе.

— Эдуард сразу мне сказал: «Ну что, давай вместе жить?» Меня сразила серьезность его намерений. Ведь женщинам что нужно? Чтобы к ним серьезно относились, во всяком случае, мне. И я не ошиблась, пока не произошло ничего такого, что бы меня насторожило: вот опять обманулась.

— В «Анне Карениной» вы снимались, будучи беременной Богданом?

— На съемках я была на четвертом месяце и страшно волновалась, виден ли у меня в корсете живот. «Сергей Александрович, заметно, что я беременная?» — спрашиваю у Соловьева. «Еще как! Двадцать пятый месяц беременности с текстом: «Я ухожу от мужа, потому что он утверждает, что я ему неверна!» Я играю баронессу Шильтон. Костюмы шили заранее, корсет мне примеряли до беременности, но к съемке сзади пришлось прилепить большой бант, чтобы было не видно, что он не сходится.

— А как Эдуард Вениаминович отнесся к сообщению, что в 63 года он впервые станет отцом?

— Муж хотел ребенка. Детей у него не было не по принципиальным соображениям, наверное, его женщины просто пугались неустроенности жизни с ним и в США, и во Франции, и в России. Когда я сказала Эдуарду, что тест на беременность показал — ты будешь папой, первой его реакцией было: «Я не верю, сходи к врачу!» Эдуард хранит снимок УЗИ, на котором просматривается маленькая точечка — наш Богдан. Муж все время ходил со мной по консультациям. Когда уже можно было узнать пол ребенка, я спросила врача: «Кто будет?» — но она отказалась мне говорить: «Скажу только папе».

— Богдана вы родили 7 ноября. Дату выбирали в подарок папе?

— Нет, я должна была рожать 17-го, а 7-го поехала на плановый осмотр, и так случайно получилось, что сразу и родила.

— Эдуард Вениаминович присутствовал?

— Нет, а зачем? Я рожала в обычном роддоме на «Планерной», муж там только мешал бы.

— Не боялись в обычном-то?

— Я не верю, что евроремонт чем-то поможет в этом процессе. Моя мама много лет проработала в роддоме заведующей лабораторией, и я знаю, что врачи всегда сделают все возможное для матери и ребенка. А платить бешеные деньги за комфорт я не считаю нужным, лучше уж потратить их на сына. Врачи относились ко мне очень внимательно. При выписке я дала акушерке в конверте 300 долларов. Она прибежала ко мне с выпученными глазами: «Ты что, с ума сошла, Катя?» Я ей говорю: «У тебя же дети, зарплата мизерная, купишь им что-нибудь». «Ладно,— говорит она.— Давай 100 долларов, действительно куплю что-нибудь детям, а остальное — лишнее». Меня это просто поразило.

— А меня поразила ваша двухкомнатная квартирка.

— Это моя. Эдуард — бессребреник, у него не то что квартиры, прописки никакой не было, только временная. Он родом из Харькова, когда уезжал в США — это был СССР, а вернулся — другая страна, Украина. Когда мы встретились, он жил на съемной квартире, где мы и зачали Богдана. И сейчас снимает однокомнатную квартиру, куда уходит от нас работать. Моя дочь Лера — взрослая уже барышня, ей нужна отдельная комната, а втроем с Богданом в одной комнате много не наработаешь.

— Прописку ваш муж так и не получил?

— Вот недавно я ходила в паспортный стол прописывать его на свою жилплощадь. Паспортистка спрашивает: «А откуда он прибыл? Мне придется записать его в журнале бомжом». Так и написали, все были очень удивлены, что известный человек нигде не прописан.

— Он по-прежнему невыездной?

— Он — невъездной на Украину. Его даже на похороны отца не пустили. И к 85-летней свекрови ездила я с Богданом. Она очень радовалась внуку, жалела только, что так поздно, а то бы, говорит, она у нас сына отобрала и сама бы воспитала в своих правилах. Эдуарду долго отказывали и в загранпаспорте, вот сейчас оформляем с большим трудом.

— Наконец сможете поехать куда-нибудь вместе отдохнуть. А то вы и на всех светских мероприятиях в основном одна.

— Конечно, мне хочется, как и любой женщине, иногда пойти куда-нибудь с мужем. А Эдуард, хоть и вышел из тюрьмы, все равно живет в тюрьме, как мне кажется. После того как на него было совершено нападение, никуда не ходит без охраны. И отдыхать боится уезжать, вдруг обратно в Россию не впустят? Опять же Эдуард ненавидит «овощной» отдых на пляжах, хотя солнце любит. И не совсем уместно отдыхать, когда очень много нацболов сейчас сидят в тюрьме.

— Вы разделяете политические взгляды мужа?

— Он хочет, чтобы была хоть какая-то свобода. Мы кричим о демократии, а живем в тоталитарном государстве — это очевидно. Государство все время что-то запрещает, увеличивает плату за все, а что дали народу хоть раз? Только обворовывают, власти считают, что люди терпели и будут терпеть, а сами ездят на дорогущих машинах, в Госдуме всех надо на диету давно сажать. Я тоже считаю, что это безнравственно: когда ты идешь на государственную службу — это акт отречения. А кругом — вранье прогнившее. Лично я не хочу лезть в эту политику, но когда вижу несправедливость государства по отношению к нашим гражданам, тем же пенсионерам, которые не могут поехать путешествовать, как это на свои пенсии делает весь мир, меня это возмущает. Я хожу в соседний парк гулять с Богданом и слушаю, о чем говорят пожилые женщины на лавочке: о каких-то прибавках в 200 рублей, сколько они заплатили за свет и сколько повысили за телефон. Господи, ну неужели люди всю жизнь работали для того, чтобы к старости оказаться в таком унизительном положении? Это все меня трогает, конечно.

— А на «Марш несогласных» вы ходили?

— Я законспирировалась при помощи платка и очков и пошла посмотреть, а то я даже представления не имею, о чем мой муж говорит на митингах и как народ реагирует на самом деле. Было очень много ОМОНа, кого-то грубо тащили в автобусы. Меня это возмутило, и я закричала: «Вы что делаете?» Со стороны это выглядело ужасно. И тут я сняла всю конспирацию и пошла вместе со всеми, как несогласная, потому что с таким отношением к своему народу я не согласна. Почему не дать пройти людям до Тургеневской без облавы? Это же мирная демонстрация. А выступления мужа я так и не увидела. (На митинг на Тургеневской площади Лимонов просто не доехал.— «Профиль».)

— Понятно. Сменим тему. У вас много книг по йоге — увлекаетесь?

— Я только что вернулась с семинара по йоге из Крыма. С 6 утра до 9 вечера у нас были занятия.

— Вы — продвинутый йог?

— Я давно занимаюсь, но сейчас стала серьезно интересоваться — поняла, что это самый глубокий путь к самопознанию.

— Эдуард Вениаминович не разделяет ваше увлечение?

— Он — сформировавшийся мудрец со своей философией. Смотрит на мои упражнения и скептически говорит: «Ну что, бессмертия ищешь, ха-ха». А у меня была травма позвоночника, и врач сказал: никакие мануальные терапевты тебе не помогут, если сама себе не поможешь.

— В воспитании ребенка вы единодушны?

— Спорим, конечно. Я с ума сошла от любви к сыну, он — центр моего мироздания. Я не могу слышать его крик и вообще считаю, что никто еще не пострадал от избытка любви. И дочка тоже с удовольствием с Богданом играет, гуляет. На фоне своих сверстников она выглядит необычно с коляской. А Эдуард считает, что мы слишком его балуем.

— Ему всего 9 месяцев…

— Тем не менее.

— А где сейчас Богдан? Дачи, я так понимаю, у вас нет?

— Нет. Он на даче у моей мамы в Тольятти. Вот только что пришло сообщение: «Богдан очень любит блины, съел 6 штук диаметром 101 сантиметр».

— И ваша мама не побоялась остаться с таким маленьким ребенком?

— Во-первых, она врач, и, во-вторых, у нее большой опыт бабушки: мама вырастила шестерых внуков. У моего брата — он, к несчастью, погиб — пять детей: четыре сына и дочка. Лето в деревне — это бесценный опыт для детей: куча подручных средств, из чего можно строить дома, шалаши, можно играть в прятки, догонялки, вокруг куры, коровы, парное молоко, все свежее. Я сама лето проводила в деревне. Мы ходили собирать землянику, и попробуй не набери трехлитровый бидон — это же позор! Лес для меня — это самый полноценный отдых.

— А Эдуард Вениаминович любит лес?

— Лес любит, но не любит комаров. У него особенная группа — четвертая, говорят, комары предпочитают ее.

— Муж радуется вашим актерским успехам?

— Ну, не знаю, он, вообще, скептически относится к русскому кинематографу. Но иногда мне удается усадить его за просмотр фильма с моим участием.

— И «КГБ в смокинге» одолел?

— По-моему, да, серий 12 — точно. Вот когда я пою — ему нравится, Эдуард и сам петь любит, но говорит, что женщинам не нравится.

— Репертуар не тот или тембр?

— Да нормально он поет, а репертуар — да, блатные песни — это на любителя. Тюрьма очень меняет человека, это яркие воспоминания на всю жизнь.

еженедельный деловой журнал «Профиль», №32(540), 3 сентября 2007 года

У каждой Маргариты должен быть свой Мастер

Раиса Вивчаренко

Екатерина Волкова: «Конечно, жить надо только сердцем. Когда я смотрю на своего сына, я просто таю… И все время благодарю Эдуарда за то, что он подарил мне Богдана!»

Она — актриса. Он — скандально известный писатель и политик. У обоих за плечами бурная личная жизнь, горечь разочарований, ошибок и поиск истины. Они увидели друг друга на выставке, «зацепились» взглядами, он попросил ее номер телефона. Ничего более подходящего, чем гигиеническая прокладка, в Катиной сумочке не оказалось — он, как ни в чем не бывало, записал на ней номер. На следующий день они встретились и больше уже не расставались. Так Екатерина Волкова нашла своего Мастера. Трехэтажный домик в центре Москвы, чудом уцелевший среди совковых высоток, вросшие в землю окна. Крохотная квартирка с более чем скромной обстановкой (а где же роскошные апартаменты, оплаченные Березовским?— Авт.). Единственный атрибут хорошей жизни — черный «бумер» у подъезда. Но это из другой жизни — почти что подарок бывшего мужа, кинопродюсера Сергея Члиянца. А сегодня — лидер партии НБП и автор нашумевшего романа «Это я, Эдичка» в домашних тапочках и с соской в руках — картинка непривычная.

— Эдуард, а вы смотрели фильмы с участием Кати до вашего знакомства?

[Эдуард Лимонов:]
— Я вообще кино плохо знаю и до этого не смотрел ничего. Но видел ее фотографию в одном журнале (я тогда еще сидел в тюрьме), где были напечатаны материал о моей бывшей жене Наталье Медведевой и интервью с Катей. Я отметил про себя: «Вот какая женщина!».

[Екатерина Волкова:]
— А я прочитала четыре его книги и не думала тогда об их авторе — просто читала, и это было захватывающе, талантливо, интересно. Поэтому знакомство началось уже на уровне родственников. Уже потом Эдуард дал мне «Подросток Савенко». А когда я читала «Укрощение тигра в Париже», то история любви, описанная там, вызывала во мне просто ревность. Тогда «у нас была великая эпоха» наших отношений.

— А пришлось ли вам менять себя, ломать в чем-то?

[Эдуард Лимонов:]
— Затрудняюсь сказать. Думаю, что не пришлось.

[Екатерина Волкова:]
— Я всегда в жизни немного менялась. И слава Богу, что сейчас это происходит.

После встречи с Эдуардом Лимоновым Катя радикально поменяла имидж — обрилась наголо, стала писать песни и создала группу «Беспредел». Стихи рождались как-то сами собой: «Май на весенней улице. Была в зоопарке. Смешно. Звери — они как люди, им бы играть в кино. Дети, мороженое, аттракционы, люди лимоновцы и Лимонов. Горький вкус шоколада — это моя помада. Дождь нас омоет в награду. Вы вождь, Лимонов, что надо!». А что касается музыки, то она сопровождала Катю с детства.

[Екатерина Волкова:]
— Я много лет в своей жизни посвятила музыке. Начиная с пяти лет — в детской хоровой студии «Калинка», потом училась в музыкальной школе по классу фортепиано и затем поступила в музыкальное училище. Но вообще я девочка, воспитанная на советской эстраде, тогда по телевизору часто показывали Аллу Пугачеву, и мне очень нравилось то, что она делает — это был не только потрясающий вокал, но и классная актерская работа.

— А правда, что Иван Дыховичный пригласил вас в свой фильм «Вдох-выдох» после того, как увидел на концерте?

[Екатерина Волкова:]
— Это был мой первый концерт, когда, наконец, я нашла в себе силы организовать музыкантов, а не петь на кухне только для друзей. Туда пришли Сергей Соловьев, Александр Абдулов, Юрий Любимов, кто-то привел Стаса Намина и Бориса Акунина. Знакомство с Эдуардом придало мне какую-то невероятную экспрессию, силу, и я была похожа на Кришну — бритоголовая, светлая, лучистая, в оранжевой рубашке. Дмитрий Лесневский, мой хороший друг, сказал мне после концерта: «Ты знаешь, после твоего выступления захотелось остричься наголо и пойти на митинг».

— Катя, вас не смущало то, что вас неизбежно будут сравнивать с Натальей Медведевой?

[Екатерина Волкова:]
— Если учесть, что Наталья Медведева была феноменально талантливым человеком, то такие сравнения только лестны. Я, кстати, считаю, что ее творчество незаслуженно обошли вниманием.

— Эдуард, а вам нравятся Катины песни?

[Эдуард Лимонов:]
— Да, очень. Я ее морально поддерживал с самого начала. Только не люблю, когда она поет чужие песни.

— Катя, а как работалось с Дыховичным?

[Екатерина Волкова:]
— Мы как-то очень быстро нашли общий язык. Мне с Ваней комфортно находиться рядом — он очень компанейский, с хорошим чувством юмора. Все было как-то легко и весело. Я ему сразу сказала, что не могу работать, если меня не любят и начинают как-то очень сильно критиковать. И компания собралась замечательная, съемки проходили в Петербурге, который я просто обожаю. Мы там жили месяц, ко мне приезжал Эдуард, мы с ним гуляли по Питеру. Да и задачи, которые мне ставил режиссер, были абсолютно понятны. Не было каких-то рамок, он давал возможность для творчества, я могла сама что-то делать, а он меня только направлял — я люблю такой стиль работы.

— Эдуард, а вам фильм понравился?

[Эдуард Лимонов:]
— Катя в фильме понравилась. А сам фильм мне показался этаким самокопанием режиссера-интеллигента, попыткой определить себя по отношению ко всем вопросам современного бытия — жизнь, секс и т.д.

— Катя, а правда, что Сергей Соловьев ждет вас, чтобы закончить фильм «Анна Каренина»?

[Екатерина Волкова:]
— Да, у нас досъемки — мы опять едем в Петербург. И я очень благодарна Сергею Александровичу за то, что он меня так поддерживает. Правда, мне пришлось быстренько сбрасывать лишние 15 кг, которые я набрала за время беременности, но сейчас уже все позади — я закончила кормить Богданчика, съездила на Гоа и вернулась в прежнюю форму.

— Сейчас много хороших сценариев?

[Екатерина Волкова:]
— Мало. Каждый раз, когда мне звонят и предлагают какую-то роль, я надеюсь, что принесут что-то интересное. Обычно вечера мы проводим вместе с Эдуардом, и я вслух читаю сценарии, но чаще всего это оказывается чем-то не тем. Мне хочется сыграть что-то героическое, трагическое или историческое. К сожалению, все очень мелко. Не хочется размениваться.

— А вы живете отдельно?

[Эдуард Лимонов:]
— Мы живем вместе, но здесь просто места не хватает. Мне нужен кабинет. На другой квартире, которую я снимаю, у меня архивы, библиотека, вещи, необходимые для работы. К сожалению, в данный момент мы не можем позволить себе приобрести дополнительную жилплощадь, но я надеюсь на лучшие времена. Пока мы вынуждены жить на два дома.

— Зато можно отдыхать друг от друга?

[Эдуард Лимонов:]
— В этом что-то есть, потому что быт не до такой степени довлеет над нами.

Многие считали этот союз PR-акцией, Кате говорили: «Он старше тебя на тридцать лет, зачем тебе это надо?». Предложения сняться в кино стали поступать реже — режиссеры просто боялись связываться с женой скандально известного партийного лидера. Но все это на отношениях пары не сказалось, а 7 ноября 2006 года — прямо в день Великой Октябрьской социалистической революции — у них родился сын, которого назвали Богданом, «Богом данным».

— Вы помните свои ощущения, когда первый раз увидели сына?

[Эдуард Лимонов:]
— Когда я первый раз его увидел, это был такой желто-зелененький человечек. (Смеется.) Правда, вел себя очень достойно: не кричал, какой-то безмолвный.

— То есть ребенок вам достался спокойный?

[Екатерина Волкова:]
— Ну да. У нас «золотой» ребенок! Нас даже соседи спрашивают, почему не слышно, как он плачет. Так что нам повезло. Вот Лера у меня была крикунья! Наверное, это зависит от эмоционального состояния родителей. Всю беременность я была ограждена от всяких неприятностей, негатива. Эдуард терпеливо выносил все мои капризы.

[Эдуард Лимонов:]
— Да ничего страшного не происходило. Ну, пожалуй, Катя была более раздражительна, чем обычно.

— А папа при родах присутствовал?

[Эдуард Лимонов:]
— Ну зачем же при родах присутствовать? Это новомодные штучки. Роды — сакральное действо, мужчины там ни к чему.

[Екатерина Волкова:]
— Но в этот же день для Эдуарда сделали исключение: хотя подобное в роддоме не практикуется, пустили ко мне, принесли сына, показали.

[Эдуард Лимонов:]
— Да, я увидел своего ребенка буквально через несколько часов после его рождения.

— На кого похож?

[Эдуард Лимонов:]
— На нас двоих, как полагается. То, что мы пока можем рассмотреть. (Смеется.)

— А как Лера (дочь от первого брака.— Авт.) отнеслась к рождению брата?

[Екатерина Волкова:]
— Она у меня столько лет просила либо собачку, либо ребенка, что сейчас, когда у нее появился братик, просто счастлива. А он как ее любит! Богдан с удовольствием всегда остается с сестрой. Особенно, когда она приводит подружек, и они все с ним возятся — он чувствует себя как в малине.

— Эдуард, а вы легко нашли общий язык с Лерой?

[Эдуард Лимонов:]
— Я для этого не делал ничего специального, просто был самим собой. Я со всеми детьми, в том числе и со своим сыном, общаюсь, как со взрослыми людьми. Даже на «вы» называю, по крайней мере, первое время.

— Как вы будете воспитывать сына?

[Эдуард Лимонов:]
— Мы, наверное, будем ссориться с Катей, которая считает, что ребенку надо позволять все вплоть до пяти лет, как это делают японцы. Я не разделяю ее взглядов в этом отношении. Но пока еще рано о чем-то говорить. Мы посмотрим, какие у него будут способности, наклонности, и будем их поощрять. У него должна быть свобода выбора, и делать из него что-то «этакое» для собственного потребления мы не будем.

[Екатерина Волкова:]
— Мне нравится японская система воспитания. Но будем ориентироваться на папу. Будем играть в плохого и хорошего полицейских. (Смеется.)

— А Леру как вы воспитывали?

[Екатерина Волкова:]
— Лера до семи лет вообще воспитывалась у бабушки, потому что я в это время училась в РАТИ и занималась карьерой. А потом я ее забрала и отдала в московскую школу. Началось такое «военное» воспитание — нам надо было как-то выживать в этом городе, поэтому дисциплина была строжайшая. Ну ничего, как-то, со слезами, но притерлись. У нас сложились дружеские отношения, и я очень дорожу тем, что Лера доверяет мне.

— Ну Богдана, я думаю, вы никому не отдадите?

[Екатерина Волкова:]
— Конечно, нет! Для меня это был сознательный шаг в жизни: когда ты уже понимаешь, что хочешь ребенка. На самом деле, после тридцати начинаешь осознавать, что дети — это единственно правильная и верная реализация женщины.

— Эдуард, вы ощущаете, что с рождением сына ваша мера ответственности многократно возросла?

[Эдуард Лимонов:]
— Я не вижу в этом ничего экстраординарного — я вообще человек очень ответственный, причем всегда.

[Екатерина Волкова:]
— Это правда! С первого дня, когда мы узнали, что будет ребенок, Эдуард мне во всем помогал, возил в женскую консультацию, устраивал мой быт. Он ни разу меня не подвел.

— Катя, вы как-то сказали, что жить нужно не умом, а сердцем. Вы так и продолжаете жить?

[Екатерина Волкова:]
— Конечно, жить надо только сердцем, а как еще?! Когда я смотрю на своего сына, я просто таю — это такое чудо! И все время благодарю Эдуарда за то, что он подарил мне Богдана!

— А еще вы хотите детей?

[Эдуард Лимонов:]
— Ну уж как получится.

[Екатерина Волкова:]
— Как Бог даст! Вообще, актерская карьера в принципе не предполагает детей. Всегда некогда, всегда кажется, что вот он, тот самый сценарий, а я тут беременная. И только потом ты понимаешь, что никакой сценарий не может быть важнее ребенка. Как в фильме Станислава Говорухина «Благословите женщину» — Инна Чурикова играет старую, никому не нужную актрису, у которой все в прошлом. И вот она говорит: «Вот, такая-то картина — я тогда сделала аборт, потом ради этой роли я тоже сделала аборт». И так всю жизнь! Хочу, чтобы в старости я сидела в кресле-качалке у камина, а вокруг меня бегала куча ребятишек — мои внуки, правнуки.

«Kiевскiй Телеграфъ», №37(383), 14—20 сентября 2007 года

Актеры тоже любить умеют

Есть мнение, что артисты, проживая на экране чужие судьбы, настолько выхолащивают собственные чувства, что уже не способны ничего испытывать. Это полная ерунда. На самом деле лицедеи тоже любят. Мужчины — женщин, женщины — мужчин и детей. Так устроена жизнь: без любви — никак. А одиночества не переносят ни простые люди, ни артисты. Посмотрим, что говорят по этому поводу они сами.

Екатерина Волкова, актриса: Хорошо, когда нет быта

— Когда распался мой первый брак, я ужасно переживала, спасалась работой. Но в самые депрессивные периоды Бог посылал мне людей, которые вдруг предлагали какую-нибудь авантюру. Понимание истинной любви пришло ко мне в Индии, когда я отправилась в путешествие по святым местам с группой тантристов. Мой приятель Эдуард Бояков интересовался мистикой, давал мне читать эзотерические книжки. Кстати, расставание с ним было самым кровавым в моей жизни. Четыре года я ему в рот смотрела, ловила каждое слово. В Индии я поняла, что у женщины есть один путь духовного возрастания — рождение и воспитание детей. Когда женщина решается родить, она должна представлять, что судьба в любой момент может повернуться так, что придется растить ребенка одной. Поэтому приходится зарабатывать. У меня нет страха перед будущим. Этому меня научил Лимонов. Он презирает хомячью философию, говорит, что не надо запасаться. Говорит: «Я всю жизнь снимал квартиру, в Европе вообще не принято что-то приватизировать, покупать надолго. Я бы мечтал всю жизнь прожить в гостинице». В моей двушке мы просто не уместились бы, поэтому живем на два дома. Он снимает ужасную квартиру, совершенно убитую, ему все равно, где жить. И меня учит: не бойся, будет день — будет пища, все дастся. Действительно, как только ты перестаешь бояться, обязательно пошлется человек, который откроет тебе великую истину. Сейчас я уже нахожу прелесть в раздельном жилье. Это хорошо, когда нет быта. Эдуард очаровал меня тем, что стирает свои вещи сам, в этом есть что-то мужское. Он предлагал: «Давай снимем большую квартиру, чтобы у меня был кабинет», а мне кажется, что творческим людям нужна тишина и одиночество, в которые можно нырнуть, когда захочется. Когда я сказала Эдуарду, что беременна, он сначала не поверил. Я поехала, сделала УЗИ и привезла ему снимок, где была маленькая точечка — наш Богдан. Лимонов не вскочил и не побежал за букетом цветов.

Раньше Эдуард отрицал семью, просто у него не было опыта. Сейчас он и сказки рассказывает, и песни поет, хотя особенно сюсюкаться не любит.

«Московский Корреспондент», 19 декабря 2007 года

Екатерина Волкова: «Я влюбилась по-настоящему»

«Sex, drugs, rock'n'roll?

Нет. Здоровье, порядок и непритязательность — кредо актрисы Екатерины Волковой»

Наталья Зиганшина

— Вы так активно приступили к работе после декретного отпуска: снялись у Соловьева в «Ассе-2», даете концерты, пишете песни. На себя времени хватает?

— Я периодически сбегаю от семьи и от всего остального. Недавно ездила на десять дней на семинар по йоге. Это было счастье. Женщины, с их материнским инстинктом, слишком много сил тратят на детей и на мужей. По-моему, это неправильно. Каждому человеку необходимо периодически заниматься собой — навести порядок в организме, услышать его. Ведь наша жизнь ежечасно и ежесекундно нас раздергивает, и очень мало людей остаются самими собой. Поэтому я периодически сбегаю из дома на разные семинары, но возвращаюсь обновленная и даю своим близким много положительных эмоций.

— Вы фанат здорового образа жизни. Что вы вкладываете в это понятие?

— Минимум алкоголя, минимум табака и максимум времени на очищение организма. Для этого нужна воля. Я стремлюсь, иногда у меня получается, но бывают и срывы. Например, много лет подряд я раз в неделю голодала. Я интересовалась и интересуюсь различными нетрадиционными практиками. Мои родители врачи, поэтому мне хочется лечить людей, помогать им, но прежде всего самой себе. Это безумно сложно — вырвать себя из контекста современной жизни. Иногда приходится тратить время на совершенно ненужные вещи. Приходишь на светскую вечеринку и думаешь: «Блин, что я здесь делаю?» Все эти бессмысленные разговоры… «Ой, видела тебя в журнале. Замечательная фотосессия» или «Ты знаешь, мне новую машину подарили. Bentley, конечно».

— Судя по фотографиям, вы заметно поправились за время беременности. Как вам удалось так быстро обрести прежнюю форму?

— Я поправилась на 15 килограммов. Во время беременности я изменила режим питания. Я раньше ела и ем сейчас один раз в день. Меня так Эдуард приучил. С утра кофе, и весь день без еды. Он говорит: «Я на сытый желудок не могу работать». Я тоже не завтракаю и не обедаю. Когда активно работаешь, не думаешь о еде. Зато вечером — это так вкусно! Все вместе мы садимся за стол, ужинаем, можем выпить хорошего вина. После родов было очень сложно сесть на диету. Я уже подумывала о клинике в Подмосковье, где не дают есть и делают клизмы, но в этот момент приехала моя подруга с Гоа: заходит — красивая, загорелая, тонкая… И я даже не спросила Лимонова, просто поставила всех перед фактом: взяла билет на самолет и уехала на Гоа. Пила там свежевыжатые соки, много гуляла, купалась в океане. Волны разбиваются о берег, и когда заходишь в воду — ощущение лимфодренажа. Это лучше всякой аквааэробики. За месяц скинула десять килограммов и приехала совсем другая. Я открыла для себя Гоа — место, где настоящая природа, не испорченная туристами.

— Не хотите туда уехать жить?

— Хочу уехать и увезти детей.

— А как ваш муж относится к этой идее?

— Мы долго спорили, ругались. Он называет это «овощным отдыхом». Говорит, что люди растворяются в природе, и никто из себя ничего не представляет. Но мне очень хочется, чтобы мои дети ели натуральную пищу, купались в чистейшем океане и ходили по чистейшему белому песку, где нет оберток от шоколадных батончиков и пластиковых бутылок из-под лимонада.

— Вы с Лимоновым такие разные люди. Как вы уживаетесь?

— На самом деле Лимонов мягкий, добрый и интеллигентный человек. Он очень домашний и уютный. Тот его образ, который пытаются навязать обществу, не имеет ничего общего с настоящим Эдуардом Лимоновым. Я бесконечно восхищаюсь им и учусь у него. Я такой раскардашный человек, и утром не знаю, как сложится день. А он каждое утро, в семь часов, независимо от того, во сколько лег накануне, садится на кухне и начинает писать. Недавно закончил книгу про войну в Югославии.

— Книги приносят доход?

— Это наш бюджет: он пишет, я снимаюсь, пою.

— У вас очень красивые песни.

— Да, у меня есть своя группа и много своих песен. Кстати, в фильме «Асса-2» они звучат.

— Давно вы начали писать, петь? Ведь раньше все вас знали только как актрису.

— Песни появились давно, но группу я собрала два года назад — мне просто очень сильно захотелось выплеснуть все написанное наружу. Во время беременности был перерыв в творчестве, но сейчас начинаю снова давать концерты.

— Вас интересует материальная сторона творчества?

— Цели заработать денег никогда не стояло. Мы не богато живем, но мы непритязательные люди. И дети у нас такие же: моей старшей дочери четырнадцать лет и она никогда не будет мне закатывать истерику, что ей нужна какая-то шмотка. Богдан у нас маленький Будда — все время улыбается, и все в него влюбляются.

— Вас не пугала такая разница в возрасте: вам — 33, Эдуарду Лимонову — 63?

— Я не думала об этом. В какой-то момент я поняла, что надо жить сердцем. Я так чувствую. И не делала никаких умозрительных заключений: старше он или младше. Я влюбилась, по-настоящему. Это было сильное чувство, и я не стала себя сдерживать, останавливать и говорить: «Подожди, Катя, подумай». Я не чувствую разницы в возрасте, и нам очень хорошо вместе.

— Насколько я знаю, история вашего знакомства была очень необычной.

— Как раз вполне обычной. Мы познакомились на открытии выставки. Причем я сама увидела его, подошла первой и сказала: «Здравствуйте! Я — Катя Волкова». Тогда как раз шел по телевизору сериал «КГБ в смокинге», по всей Москве висели рекламные растяжки, где я была завернута в советский флаг, поэтому меня все узнавали. «А вы кто, Катя?» — спросил Лимонов. «А вы что, не видели сериал «КГБ в смокинге»?» При слове «КГБ» Лимонов оживился и проявил интерес: «Так это же моя тема!». Так все и началось.

«Арбат Престиж», декабрь 2007 года — январь 2008 года

Волкова вырастит дочь без Лимонова

Екатерина Волкова призналась, что рассталась со своим мужем, писателем Эдуардом Лимоновым. Хотя актриса и надеялась, что супруг, который в один не очень прекрасный день просто собрал свои вещи и ушел из семьи, еще образумится, ведь у пары подрастает полуторагодовалый сын Богдан плюс Катя ждет еще одного ребенка.

— Врачи ставят срок родов на середину июля. Чувствую я себя хорошо. Большой плюс, что на улице не жарко. А то, наверное, было бы сложнее дохаживать последние денечки беременности,— поделилась с «Только звездами» Екатерина.

О своих семейных проблемах актриса предпочитает пока не думать.

— Моя личная жизнь на ближайшее время — это дети,— говорит Катя. Скоро их будет трое — Богдан, малышка (УЗИ показало, что родится девочка), а еще у Екатерины есть дочь от первого брака, 16-летняя Лера. Которой, кстати, мама с детства внушает, что каждая женщина должна в жизни надеяться только на себя.

— Есть мужчина — замечательно,— рассказывала нам актриса за несколько месяцев до расставания с Лимоновым, словно предчувствуя скорые перемены в своей личной жизни.— Но женщина должна всегда иметь возможность хлопнуть дверью. Если мужчина ее обидел, если задета ее честь. А если ты зависишь от мужа, в сложной ситуации начинаешь думать: «Ой, а куда же я уйду? Да и не выживу без него, ведь он меня содержит…» Нельзя быть несамостоятельной. Женщина должна быть сильной.

— А если любимый сам ушел?— спрашивали мы у Волковой.

— Руки заламывать не стоит. Ушел мужчина — пусть. Значит, будет другой роман, новая любовь. Еще Булгаков говорил: не надо бояться жизни, тогда и жизнь не будет бояться тебя. Знаете, что советуют психологи? Надо взять чистый лист бумаги, разделить его на две колоночки. В одну вписать плюсы своей сегодняшней жизни, а в другую — минусы,— посоветовала Катя.— Плюсов будет больше. У меня есть дети, интересная работа, роли в кино. Я занимаюсь музыкой и очень ее люблю. У меня столько дел еще! Хочется увидеть правнуков. И чтобы они гордились мной, рассказывали бы своим друзьям: «Знаете, какая у меня офигенная бабка?» Это такой стимул жить! Говорят же, кто дожил до правнуков, тот сразу в рай попадет. Нужно себе ставить такие глобальные цели, чтобы некогда было ныть.

Катя и сейчас «ныть» не намерена. После рождения ребенка звезда «КГБ в смокинге» хочет быстро вернуться в профессию — ведь ей предстоит кормить свою большую семью, быть детям и мамой, и папой. Екатерина планирует много сниматься, а помогать с детьми ей будет мама, которая приедет к дочери из Тольятти.

«Собеседник», 7 июля 2008 года

Катя Волкова выписалась из роддома

Луиза Клеванец и Надежда Гладченко

Сегодня известная актриса с новорожденной малышкой покинула стены родильного дома.

Напомним, что 17 июля в 23.00 в одном из лучших роддомов Москвы 34-летняя актриса Катя Волкова родила замечательную девочку весом 3.450 г, ростом 52 см. Роды прошли благополучно, мама и малышка чувствуют себя замечательно. Екатерина рожала сама, без оперативного вмешательства. После этого она проходила реабилитацию в обычной палате.

Сегодня Катя с малышкой покинули стены родильного дома. Отец новорожденной девочки — скандальный писатель Эдуард Лимонов — видимо, был сильно занят. Встречать жену и дочь он не приехал.

Около 15.00 за Екатериной и ребенком заехал водитель. Актриса вышла в солнцезащитных очках и сразу же села в «Мерседес S500». Несмотря на то что Волкова явно торопилась, корреспонденту LIFE.RU удалось задать актрисе несколько вопросов:

— Как вы себя чувствуете?

— Я безумно счастлива. Сейчас еду к сыну, он уже не может без меня.

— Дети еще не видели маленькую сестренку?

— Нет, ждут все с нетерпением. Дома будет главный праздник… Дочку назову Александрой.

— А Эдуард Вениаминович где? Вы не вместе?

— Он дома, наверное, у себя… Я сейчас вместе со своими детьми.

— Когда планируете вернуться к работе?

— В самое ближайшее время.

«Life.ru», 21 июля 2008 года

Волкову и Лимонова помирила дочь

Известная актриса Екатерина Волкова буквально две недели назад родила прекрасную девочку: малышку назвали Александрой. Отец ребёнка, скандальный писатель Эдуард Лимонов, увы, не забрал жену и дочку из родильного дома. Причина столь неуважительного поступка, возможно, крылась в давних разладах между супругами. Но как утверждал Эдуард, причиной всему его жёсткий рабочий график. Катерина явно была расстроена из-за такого поведения мужа. На днях, судя по всему, семейной драме пришел конец: дочка Сашенька помирила своих родителей.

— Я чувствую себя отлично, с девочкой всё замечательно! Красавица и спокойная, спит, отдыхает, кушает хорошо,— с восторгом рассказала Катя Волкова корреспонденту LIFE.RU.

У Катерины уже есть сын Богдан, который откровенно ревнует свою маленькую сестричку.

— Ну, Богдан — так и должно было быть — очень ревнует, но интересуется сестричкой и возможность погладить, или потрогать за ручки и ножки он не упускает.

Услышав вопрос о возвращении в работу Катя решительно ответила:

— Уже в сентябре или октябре собираюсь возвращаться в работу. А дочка будет или с бабушкой или с няней,— уверила Волкова.

Удивительно, но факт! Кате Волковой практически не приходится покупать вещи для прелестной дочурки:

— Нам пока всё дарят, шкаф наполнен уже до 2 годиков, и при том я не гнушаюсь брать вещи у подруг и друзей: дети растут быстро и не успевают изнашивать вещи, поэтому когда мне отдают хорошие вещи, я считаю, ничего плохого в этом нету.

Волкова с семейством живет в московской квартире, но свежего воздуха и природы ребятне хватает сполна.

— Живу у себя в квартире, но около нас есть замечательный парк, который спасает, мы в нём днюем и ночуем.

Увы, не днюет и не ночует, но иногда все-таки навещает новорожденную дочку и счастливую маму и господин Лимонов.

— Он никогда с нами и не жил, потому что у меня слишком маленькая квартира,— говорит Катя.— Ну как, жил но вещей его не было, и сейчас мы живём пока раздельно. Он приходил домой — я его приглашала. Видел дочку, завтра пойдем оформлять документы на отцовство.

«Life.ru», 28 июля 2008 года

Екатерина Волкова с Лимоновым не разводилась

Инесса Ланская

Две недели назад звезда «NEXT», «Капитанских детей» и других сериалов стала многодетной мамой. Екатерина Волкова родила чудесную сестричку своим старшим детям — 15-летней Лере и двухлетнему Богдану. Однако радость поклонников красавицы актрисы омрачили публикации о том, что еще во время беременности она рассталась с мужем — писателем и политиком Эдуардом Лимоновым. Наш корреспондент решил узнать, как чувствует себя мать-героиня и когда мы вновь увидим ее на экране.

— Катя, от души поздравляем вас с пополнением! Как настроение?

— Я чувствую себя во всех отношениях отлично, собираемся с Эдуардом Вениаминовичем ехать в загс, чтобы получить свидетельство о рождении дочери Сашеньки.

— Выходит, вы помирились с мужем?

— Да мы и не ссорились, это все выдумки журналистов. Бессовестное вранье! О каком разводе может идти речь, у нас же двое детей?! (Старшая дочь Лера — от первого брака Волковой.— И.Л.) Взрослые люди, которых соединяют дети, становятся родными. У нас прекрасные отношения.

— Вы живете вместе?

— Мы никогда не жили вместе, слишком тесная квартира. Но это временно.

— Лимонов рад рождению дочки?

— А вы спросите у него самого, передаю трубку…

— Эдуард Вениаминович, как вам наследница?

— Красавица! Я безумно рад, Катя подарила мне большое счастье.

— Катя, муж помогает вам ухаживать за детишками?

— Сашенька еще совсем маленькая, он даже на руки ее брать боится. А с Богданом умело справляется.

— Почему муж не встретил вас из роддома? Это лишь подкрепило слухи о разрыве…

— А зачем нужна вся эта показуха? Мы и так нормально доехали. У него в тот день были важные дела, нас встретил его водитель.

— Кормите малютку грудью?

— Да, к счастью, молока у меня достаточно, дочка сыта.

— Как собираетесь провести последний месяц лета?

— Думаю с детьми, мамой и няней поехать в Италию. Эдуард Вениаминович, к сожалению, нас сопровождать не сможет, у него много работы.

— А если через год-другой опять забеременеете, муж не будет возражать?

— Это как Бог даст, мы ничего не планируем. Материнство — великое счастье, а избавление от ребенка — страшный грех. Я — счастливая женщина, у меня все хорошо.

— Когда мы вновь увидим вас на экране?

— Скоро выйдут два фильма Сергея Соловьева с моим участием. За время съемок «Ассы-2» я родила двоих детей, так что название это для меня звучит символично. В «Анне Карениной» я сыграла баронессу Шелтон. Буду, наверное, сниматься в новом проекте Соловьева, но говорить о нем пока рано. Сейчас вот приведу себя немного в порядок, хотя в отличие от предыдущей беременности я в весе набрала немного.

«Экспресс газета», 5 августа 2008 года

Молодая гвардия

Наталья Морозова

Маленькие дети не мешают карьере актрисы, считает Екатерина Волкова, полтора месяца назад родившая третьего ребенка — дочку Сашу. Папа Саши и двухлетнего Богдана, революционер и писатель Эдуард Лимонов, остался за кадром.

Таких спокойных детей еще надо поискать. Вокруг все суетятся, тянут провода, устанавливают свет, меряют наряды, а белокурый двухлетний Богдан сидит себе и кокетливо улыбается. Полуторамесячная Саша вообще мирно посапывает в люльке. Трудно поверить, что эти ангелочки — дети пламенного революционера и скандально известного писателя Эдуарда Лимонова. Возможно, характером они в маму, талантливую актрису Екатерину Волкову. Хотя ее тоже вроде тихой не назовешь.

Когда они только познакомились с Лимоновым, все шептались, что он нашел себе какую-то лысую оторву. Примерно тогда же ее бритая голова появилась во «Вдохе-выдохе» Ивана Дыховичного, разрушив образ загадочной длинноволосой красавицы, какой Катя предстала у Грымова в «Коллекционере» за пять лет до того. Роль заботливой матери ей тоже дается без труда.

— С младшими мне повезло: они очень спокойные,— жизнерадостно улыбается Катя, стирая салфеткой размазанный Богданом по ее брюкам гель для волос.— Это такое счастье, когда дома много детей… и они все спят,— смеется она.— Вот Лера ужасно по ночам кричала. Мне тогда только 18 лет исполнилось, хотелось погулять, повеселиться. А теперь уже не хочется. Хочется с ними побольше времени проводить.

Леру, старшую дочь Кати от первого брака, причесывают тут же, за соседним столиком. Когда у молодой мамы такая взрослая дочь, принято говорить, что они похожи на сестер. Но в данном случае они не похожи вообще. Пока парикмахер возится с длинными волосами молчаливой Леры, Катя оживленно рассказывает анекдоты из актерской жизни.

— Я приехала к Соловьеву на съемки «Анны Карениной» уже на четвертом месяце, а там, естественно, сплошные корсеты… Хорошо, девочки-костюмерши опытные, кое-как застегнули меня, до середины, пока крючки сходились, дальше так оставили и еще бант огромный присобачили. Я потом Сергея Александровича спрашиваю: «Ну что, там видно, что я беременная?» А он смеется и говорит: «Конечно, видно, особенно когда ты с неподдельным изумлением произносишь: «Мой муж думает, что я ему изменяю. С чего бы это?»

Действительно, с чего бы?

— У меня вообще сбывается многое из того, что я произношу на площадке,— продолжает Катя.— Мы с актером Андреем Кузичевым в телефильме «Клинч» играли пару, и по роли я говорю ему, что жду ребенка. Так мало того что я в этот момент оказалась беременна, еще и жена его, Вика Толстоганова, тоже ждала ребенка. И ведь про нее никто ничего не знал — она очень скрытная.

Про Катю этого сказать нельзя — она часто появлялась беременной на тусовках. Как светские красавицы выгуливают свои новые платья, Катя выгуливала свой живот. Впрочем, такую красоту действительно жалко было прятать.

— Четвертого не планируете?

— Сергей Александрович Соловьев мне сказал, что пока хватит, надо работать, сниматься. Но я бы еще одного усыновила. Где два малыша, там и три. Но ведь не дадут — квартира маленькая, справки о зарплате нет… В нашей стране быть Анжелиной Джоли непросто.

— А Богдан не ревнует к сестре?

— Я во время третьей беременности много читала про детскую психологию, как раз про ревность, и сейчас стараюсь больше времени уделять Богдану. Так что он сестру и на руках таскает, и целует, в общем, пока полная гармония.

— А в детский сад будете его отдавать?

— Ну уж нет, никаких детских садов, пусть ездят со мной на съемки. Там ведь много времени проходит в ожидании, поэтому чем просто так сидеть и ждать, лучше так: отснялась — повозилась с детьми — опять в кадр.

Даже няню Катя наняла с условием, чтобы она повсюду ездила за непоседливой мамой. Хотя, по правде говоря, няне не придется слишком страдать, потому что после съемок актриса мечтает отправиться с детьми на Гоа — переждать зиму. Я завистливо вздыхаю.

— Слава богу, работа позволяет взять детей под мышку и уехать к солнышку,— смеется Катя.— Наши друзья там даже уже русский детский сад открыли. Правда, мой муж этого не одобряет, называет Гоа «страной коров и наркотиков».

Да, вспоминаю я колонку Эдуарда Лимонова в GQ, где он писал, что сын «еще с января находится в опасном индийском Гоа, бегает там голышом среди коров и наркоманов». Сложно им, должно быть, с Катей совмещать свои позиции относительно воспитания детей.

— Можно подумать, здесь нет коров и наркотиков?

— Ну, тут у моего мужа борьба. Я, конечно, предлагала ему поехать с нами, но он ненавидит такой «животный», «пляжный» отдых.

— По его мнению, все должно быть подчинено борьбе?

— Представляете, он вообще заявил по поводу Богдана, что настоящий мужчина должен посидеть в тюрьме. Ему-то там, конечно, лучше, там ему хорошо пишется, никто не отвлекает,— сердито усмехается Катя.

— И что? Вы сушите сухари уже для Богдана?

— Нет, мое материнское сердце такого заявления выдержать уже не смогло.

— И?

— Да и я мужу в роли матери с памперсами не очень нравлюсь, ему хочется, чтобы я бегала с транспарантами, курила вместе с ним по ночам одну сигарету за другой под бокал вина. А мне больше не до этого.

— Но вы же понимали, на что шли?

— Я была уверена, что Лимонов изменится. Все-таки первый ребенок в шестьдесят два года. А он в какой-то момент прямо ревновать к Богдану начал. Говорил мне на полном серьезе: «Не он здесь главный, а я!»

— Но ему, наверное, важно, что у него теперь есть дети? Они чью фамилию носят, кстати?

— Его настоящую — оба Савенко. А ему важно только то, чтобы они у него в паспорте записаны были. Хотя к Саше он действительно как-то по-другому отнесся — трепетно так ее на руках держал,— и Катя показывает, как именно, смешно имитируя мужскую беспомощную манеру держать ребенка на руках.

— А он помогал вам за Богданом ухаживать?

— О, мой муж вообще не про детей — «Куда ты положила памперс! Я же тут сидел! Что ты там в них рассматриваешь! Выкинь его немедленно!» Так что теперь мне в основном Лера помогает.

К старшей дочери, впрочем, у мамы другие претензии. Лера учится в немецкой школе и пока вроде особенно не задумывается, куда пойдет дальше. Мама не очень поддерживает идею театрального, но, с другой стороны, там же придется сдавать литературу, а это как раз плюс, считает Катя.

— Она ведь ничего не читает. С утра до ночи сидит в интернете или строчит эсэмэски,— возмущается Катя.

— Неправда, я вот «Горе от ума» прочла!— надувает губы Лера.

По всем законам генетики, у Богдана, но идее, в будущем с чтением проблем быть не должно. В два года он уже знает все буквы и изрисовал ими все обои. Его папа активно продолжает бороться за светлое будущее. Революцию и семью совмещать трудно.

«Vogue. Дети», осень-зима 2008–2009 гг.

Екатерина Волкова

Елена Кузнецова

Не так давно актриса рассталась с мужем, писателем Эдуардом Лимоновым, от которого родила двоих детей. Это была любовь вопреки всему и несмотря ни на что.

Любовь не знает возраста, не видит социальных различий и совершенно равнодушна к идеологии. Она непредсказуема: вспыхнет, и можно только диву даваться, как да почему. А еще любовь — удивительно хрупкий дар: когда ей приходится столкнуться с реальностью, она может не выдержать. Три года назад они познакомились на выставке — актриса Екатерина Волкова и скандально известный писатель, глава запрещенной Национал-большевистской партии Эдуард Лимонов. Ей тогда было 31, ему — 62. Это была любовь с первого взгляда, яркая вспышка. Вспоминая о знакомстве, они рассказывали, как не разомкнули рук после рукопожатия и пошли куда-то словно в тумане, никого вокруг не замечая. Не было в их отношениях намеков, хождений вокруг да около, долгих ухаживаний — они сразу решили жить вместе. Вскоре у них родился ребенок — Богдан, а когда Катя была беременна вторым малышом, они с Лимоновым расстались. В сущности, это еще одна история о том, как лодка любви разбилась о быт. Вот только детали таких крушений всегда разные. Катя рассталась с мужем и одна воспитывает троих детей — кроме двухлетнего Богдана и полугодовалой Саши у нее от первого брака есть 16-летняя дочь Лера. Несмотря на сложность ситуации, глаза Кати светятся счастьем: материнство для нее — самое большое чудо на свете. «А для Эдуарда отцовство — нет»,— замечает она спокойно, как будто просто констатирует факт, который не так давно разрушил ее надежды на долгую семейную жизнь.

— Катя, есть такое мнение: когда начинается быт, любовь уходит. Ваш случай это подтверждает?

— Могу сказать только, что, когда появляются бытовые проблемы, связанные с детьми, приходится с небес спуститься на землю. А вместе в общепринятом смысле мы и не жили. У меня квартира маленькая, у Эдуарда ничего нет, он снимает квартиру. Жертв с его стороны, попыток улучшить жилищные условия не было. Я хотела взять ипотеку, но он побоялся, отговорил меня: «Ты сейчас беременная, а я не смогу». А зачем, говорит: «Я вот жил в одной комнате со своими родителями, и нормально мне было». А я такого для своих детей не хотела. Ну и у меня началась борьба за их будущее, а Лимонов, конечно, обвинял меня в мещанстве, в обывательщине.

— Вообще называют две причины вашего конфликта. Кроме разногласий, о которых вы говорите, упоминают ваш отъезд в Гоа прошлой зимой — как утверждает ваш муж, оттуда вы вернулись другим человеком.

— Это неправда. Мне было необходимо поехать в Гоа: находиться беременной, да еще с маленьким ребенком на руках, зимой в четырех стенах было очень тяжело. К тому же Эдуард все время приходил ко мне и высказывал недовольство — его раздражали дети. Мои дети! Да моих детей надо боготворить! Для женщины это очень важно. Тем не менее я звала его с собой в Гоа. Я даже прописала его у себя для того, чтобы он получил загранпаспорт. Но он такой отдых презирает. Что там делать, говорит, в столице хиппи, наркоманов и коров?! Я уехала, и после этого мы уже не звонили друг другу. Это случилось год назад.

— Вы болезненно переживали разрыв?

— Нет, потому что я очень устала. Между двумя беременностями — Богданом и Сашей — я много работала. Мне хотелось, чтобы у нас все было хорошо, но постоянно наталкивалась на непонимание. Знаете, у меня старая квартира, и окна были старые, рассохшиеся. Я с зарплаты поменяла их на пластиковые стеклопакеты, и было столько недовольства: «Зачем?!» Когда я захотела поменять машину, это тоже вызвало кучу упреков. Причем, что самое смешное, я хотела это сделать на свои деньги! А он говорит: «Мы бы на эти деньги могли бы год жить». Ну не могу я понять таких слов мужчины.

— А чего вы ждали от него?

— Я от него ожидала совсем другого. Я искренне старалась делать все для того, чтобы у нас получилась семья, я его любила. Я думала, что он в свои годы достаточно мудр, например, чтобы не ревновать меня, не ущемлять меня в свободе. Я ведь тоже творческий человек. Вот он написал в последнее время два сборника стихов. У него есть на это время: он приходит к себе и слышит тишину, у него нет детей. Потом он идет ко мне, высказывает свои претензии, уходит и опять пишет. А я? Эта несправедливость меня доконала. Он упрекал меня в том, что у меня в квартире мало места. Я говорю: «Ну извини… Ну прости, что у меня нет для тебя кабинета». В общем, я поняла, что сойду с ума. А детям нужна здоровая мама, потому что здорового папы не предвидится.

— Ходили слухи, что Лимонов не хотел второго ребенка.

— Конечно, у нас обоих сначала был шок, когда мы узнали, что я беременна во второй раз: такое часто бывает, когда дети погодки. Но Лимонов не был против. «Ну, справимся»,— говорил он, имея в виду, наверное, меня… (Улыбается.) Когда мы искали дачу, чтобы у детей была возможность проводить время на свежем воздухе, он говорил: «Сложно, дорого, да… Ну ничего, сейчас Катя снимется в двух-трех сериалах…»

— Какие же у вас были точки соприкосновения? Что вас сближало?

— Мы вместе сочиняли стихи. Я ему пела свои песни первые на кухне. Все было замечательно, романтично, волшебно. Ночевки в конспиративных квартирах… Он же был оппозиционным политиком, и я выходила с ним вместе на «Марш несогласных». Это, конечно, очень возбуждающая энергия — толпы: и страшно, и интересно было. Да, я понимаю все его идеи, идеалы, они благородные. Но я понимаю это только в том случае, когда тебя хватает и на твои идеи, и на семью. А не тогда, когда твоя жена вынуждена работать день и ночь, чтобы обеспечить детей.

— Катя, а вы думали вначале о перспективе ваших отношений? Все-таки он на 30 лет старше.

— Не думала. Я целиком отдалась своей страсти. Была влюблена по уши, очарована его талантом, его литературным языком, его личностью, харизмой — это понятно. Но потом, когда уже появился Богдан, Лимонов приезжал поделиться воспоминаниями, которые я уже двадцать раз слышала, а мне горшок надо было убрать, ребенка подмыть: «Ты говори, говори, я слушаю…» А он мне: «Не клади грязный подгузник, я здесь сижу!» Или Богдан с утра просыпался и начинал ползать по кровати, а Эдуард натягивал одеяло: «Уйди, я спать хочу». Ну не любит он маленьких детей… Сказал как-то: «Ну, теперь осталось ждать, когда они вырастут». Но, несмотря ни на что, я надеялась.

— Вы, Катя, должно быть, смелая женщина. Вы ведь наверняка читали его книги и понимали, с кем имеете дело.

— Когда я с ним познакомилась, я как раз читала «Укрощение тигра в Париже» про безумную, страстную любовь с Натальей Медведевой, его третьей женой. И он, конечно, пишет так красиво, так сильно, что мне, наверное, тоже захотелось такой красивой любви.

— Но, судя по книгам, он женщин сначала боготворит, а потом ненавидит.

— Я думаю, что все его отношения с женщинами идут от отношений с мамой, с Раисой Федоровной. Я же к ней ездила полтора года назад в Харьков, чтобы она увидела своего внучка! Просто я хотела нормальной семьи…

— И как, мама посмотрела на Богдана?

— Да… Она умерла в этом году. Раиса Федоровна жила одна в Харькове. Она заболела, и ее смерть была мучительной — ее парализовало. И я вот чего не могла понять: в это время Лимонов сидел и попивал вино у меня на кухне. Я ему говорила: «Как же так, я бы ни минуты не сидела, я бы уже была там!» А он отвечал: «А чем я могу ей помочь?» И это тоже был такой звоночек, я вдруг подумала: а если что-нибудь со мной случится?

— А как ваша мама к Эдуарду отнеслась?

— Он ее старше на три года, и она его побаивалась вначале. Но маме моей никто не нравился из моих мужей: все сволочи, все гады. И когда Лимонов послал мою маму на три буквы, она сказала ему: «Что?! Сейчас это ты у меня пойдешь туда!» Это мама помогла мне купить квартиру, и получалось, что в ее собственном доме человек позволяет себе такое. Он сказал тогда: «Вы некрасивая, а я не люблю некрасивых». Мама говорит: «Это я некрасивая? Такую дочь-красавицу родила!»

— Катя, вас Лимонов в обывательщине обвинял. Неужели в нем самом ничего такого не было?

— Ну, было, было… Но он же меня убьет потом! Был, например, такой момент, когда нам предложили друзья по дешевке купить дачу в Тверской области. Моя мама считала, что надо оформить ее на детей. Ну, я Эдуарду это и предложила. А он говорит: «Ну, вот еще, они вырастут и нас выгонят! Нет, давай на меня и на тебя». А я думаю: так тебе же вроде не нужно ничего…

— После непростой истории отношений с Лимоновым вы не разочаровались в мужчинах?

— Не знаю… Я могу сказать, что вообще после рождения детей случается апатия к мужчинам, и Эдуард мою апатию не сумел пережить. О сексе не думаешь совсем, честно говоря. На самом деле, я к нему никаких претензий не имею и считаю, что осталась в прибыли. Кто-то остается с квартирой, кто-то с детьми. И с Эдуардом я попытаюсь сохранить хорошие отношения ради детей.

— Вы сейчас с ним общаетесь?

— Он пишет мне всякие послания, пишет, что это была моя злая воля, что я сама лишила детей отца. Я ему ответила, что детей нельзя лишить отца, если он сам этого не захочет. Но когда он приходит, Богдан совершенно равнодушен, и для него слово «папа» не имеет особого значения.

— Это у вас уже третий брак. Вы поддерживаете отношения с бывшими мужьями? С отцом Леры?

— Нет, я не общаюсь с ними. У Лериного отца другая семья, двое сыновей, он живет в Тольятти, он далек от нас и не помогает никак. Но у Леры, слава Богу, есть все, что ей нужно. Она встречалась раньше с отцом, но сейчас все реже и реже. Когда на прошлый день рождения он ее не поздравил, она плакала, а на этот раз не поздравил — уже ничего, привыкает.

— Судя по всему, до сих пор с мужчинами вам не очень везло. Вы верите в то, что еще обязательно появится тот самый?

— Сейчас, наверное, нет. Ну, может быть, я и разочаровалась… Конечно, я верю в то, что все будет хорошо. Но я понимаю, что для меня важнее всего комфорт моих детей: если их не будет обожать и боготворить так, как я, тот мужчина, который появится, то этого мужчины в моей жизни просто не будет. Почему-то я верю, что есть такие мужчины. А вообще открытые финалы мне очень нравятся.

«Hello!», №5, 2—9 февраля 2009 года

Екатерина Волкова:
«Я не потерплю, если моих детей не будут любить»

Юлия Север

На днях на экраны выходит фильм «Асса-2» с участием Екатерины Волковой. За время съемок в судьбе актрисы произошло многое: она родила третьего ребенка, разошлась со своим мужем Эдуардом Лимоновым и приняла решение взять длительный творческий тайм-аут.

— В картине «Мой осенний блюз» вы играете дирижера хора. Вы ведь по первому образованию дирижер?

— Да, и это был очень приятный сценарный сюрприз: мне выпал шанс поработать по первой профессии. Я ее еще не до конца забыла, и это, конечно, безумно помогло: я знала, что и как нужно делать. Получился такой неожиданный поворот судьбы: через актерскую профессию я вернулась к дирижерской.

— Ну, к крутым поворотам судьбы вам не привыкать. Насколько я знаю, вы с Эдуардом Лимоновым расстались.

— Официально мы еще продолжаем быть мужем и женой, но я поняла, что судьба уже все решила за меня. Родился второй ребенок, и стало понятно, что необходимо сделать выбор между революцией и семьей, потому что ответственности и самоотдачи в семейной жизни теперь требуется в два раза больше. В итоге Эдуард выбрал революцию, а я осталась с семьей.

— В прессе ходили слухи, что Лимонов не хотел второго ребенка и именно поэтому ушел.

— Это неправда. Известие о том, что у нас будет дочь, его даже обрадовало. Мы разошлись в силу других причин. Времени заниматься детьми у Эдуарда нет, возможности достаточно зарабатывать — тоже: он оппозиционный писатель и мало издается. У нас растет сын Богдан, прошлым летом родилась Саша — значит, нужна вторая детская. А у меня еще есть старшая дочь Лера. В общем, мне надо было решать жилищные проблемы — он не захотел в этом участвовать. Ему стало тяжело, он начал по пустякам раздражаться, появились даже какие-то диктаторские замашки. Но если моих детей не любят, я этого не потерплю.

— После расставания вам стало легче?

— Пожалуй, да. Сейчас я со своей семьей, с детьми и рада, что мне никто не мешает. Мы с Лимоновым слишком по-разному относимся к воспитанию детей. Когда он однажды заявил, что наш сын, чтобы стать настоящим мужчиной, должен обязательно отсидеть в тюрьме, мне просто стало страшно. Лучше уж я воспитаю своих детей сама.

— Катя, ведь вы еще и загородный дом чуть ли не своими руками собирались возводить. Работы уже начались?

— Ох, это так трудно! Стройка и женщина — понятия несовместимые! Само место очень красивое: пруд, лес. Дом большой, но полуразрушенный, и нужно вложить уйму денег, чтобы все восстановить. Это в Тверской области, от Москвы не близко, но я не исключаю, что мы переедем туда жить, а московская квартира останется рабочим штабом и перевалочным пунктом. С рождением младших детей все очень переменилось — и в голове, и в жизни. От мысли о собственной настоящей усадьбе мне становится хорошо и светло, пусть даже усадьба пока что маячит впереди далекой мечтой, а в этом году хорошо бы успеть залить фундамент. (Смеется.)

— Давайте продолжим о приятном. Скоро состоится долгожданная премьера с вашим участием — продолжение легендарной «Ассы», где вы играете вместе с Сергеем Шнуровым. Мне кажется, на съемках с ним должен был твориться полный беспредел…

— До встречи с ним я тоже так думала. Представляла себе Шнура одиозной скандальной личностью. А он оказался милым, тихим и интеллигентным человеком. Адекватным, интересным и с тонким чувством юмора. Он меня очень поддержал и помог, и ему за это большое человеческое спасибо. (Улыбается.)

Наше досье

Екатерина Волкова родилась 16 марта 1974 года в Томске. Мама — врач, папа — инженер. Окончила музучилище по классу хорового дирижирования, а в 1995 году — Ярославский театральный институт. Работала моделью. Сейчас — актриса и певица. Дважды была замужем. Воспитывает трех детей: дочь Леру от первого брака с продюсером Сергеем Члиянцем и сына Богдана и дочь Сашеньку от второго брака с писателем Эдуардом Лимоновым.

«Труд», №30, 19 февраля 2009 года

Любовница

Проза звёзд • …

Лимонов стоял передо мной в трусах, руки-ноги трясутся, да ещё замахивается: «Ты сумасшедшая!» Это было и страшно, и смешно. Как если бы во мраке собственного коридора я встретила Кощея Бессмертного.

«Все, Эдуард, вызываю милицию»,— я уже знала, что это единственное слово, которое может испугать Лимонова. Действительно, через минуту, тихий и одетый, Эдуард Вениаминович стоял у порога. Ждал, когда за ним приедут охранники.

Больно мне не было. Пустое сердце бьется ровно. Когда дверь захлопнулась, я подумала: «Куда все уходит? Где тот супермен, в которого я с первой же встречи так безумно влюбилась?»

Встретились мы на выставке французского художника Вильяма Бруя. Было шумно. По залу в каком-то диком количестве бродили мужчины с огромными, закрученными, как у самого Бруя, усами. На стенах висели полотна с яркими штрихами. Я ничего не понимаю в абстракционизме, мне кажется, я и сама так рисую. Но подруга, с которой мы пришли, твердила: «Это гениально!» И я решила: надо взглянуть. Хожу, смотрю, и тут чувствую, что и на меня кто-то пристально смотрит. Оборачиваюсь — Лимонов. Мы с ним не были знакомы, но я читала его книги, и они меня впечатлили. Особенно роман «Укрощение тигра в Париже», посвященный Наталии Медведевой — певице и модели, его самой большой любви. Меня поразил лимоновский герой, с его невероятной способностью любить и страдать, оставаться верным до конца. И вот теперь мой литературный кумир стоял передо мной, и у него было такое лицо, будто он увидел привидение.

— Катя Волкова,— я протянула руку.

— А вы кто, Катя?

— Актриса. «КГБ в смокинге» не смотрели?

Тогда по всей Москве висели плакаты с рекламой этого сериала: я закутана во флаг Советского Союза и с пистолетом в руках.

— КГБ — это же моя тема!..— произнес Лимонов мечтательно. Все это время он не отпускал моей руки.— Жаль, что мне нужно уезжать. Вы не дадите мне свой телефон?

Я знала, что он позвонит, и ждала этого. Мы встретились на следующий вечер в клубе «Реставрация». Пили вино у камина, поодаль сидели два его охранника.

— Ну что, давай жить вместе?— Лимонов сказал это по-деловому и очень серьезно.

Я была ошарашена напором, но, не раздумывая, ответила:

— Давай.

Так начался наш роман.

Даже если бы я знала тогда, что будет потом, все равно бы сказала: «Да». Лимонов подарил мне двоих детей, с ним я была счастлива. В жизни он такой же страстный, как его литературный герой. Эта тотальная страсть в какой-то момент начинает напрягать, но поначалу она меня завораживала, возбуждала.

Мы жили раздельно, но виделись почти каждый день. Лимонов всегда приезжал с охранниками. Сначала они входили в подъезд, внимательно осматривали три этажа, хотя я живу на первом. Потом появлялся он — обычно с бутылкой «Бордо» в руке. Я кидалась к нему на шею и мчалась на кухню готовить салат. Лимонов же еще минут пять отдавал указания охранникам. Они сопровождали его везде. Я спрашивала, к чему такая осторожность, но он ничего толком не объяснял: «Потом, потом». На акции меня не брал: мол, опасно. Возможно, из-за этого ореола таинственности его жизнь мятежного революционера казалась мне очень романтичной.

Иногда мы встречались на его конспиративных квартирах. Место Лимонов сообщал прямо перед свиданием. Я бросала все дела, вскакивала в свой черный «бумер» с тонированными стеклами и мчалась к нему. Меня страшно увлекала эта игра. Я была в эйфории, воображала себя одновременно Надеждой Крупской, Евой Браун и подругой Джеймса Бонда. По дороге постоянно смотрела, нет ли «хвоста». Но никто меня не преследовал.

Молодая актриса и опальный писатель в годах — наш с Лимоновым роман сразу наделал много шума. Мне стали звонить давно забытые знакомые:

— Катя, это любовь или пиар?

Я честно отвечала:

— Любовь.

Подружки осторожно интересовались:

— А ничего, что ему шестьдесят два?

— Девчонки,— смеялась я,— у меня таких мужчин еще не было.

И это — чистая правда.

Лимонов мог спокойно отжаться двадцать раз. Успевал руководить партией, писать романы и любить меня. В нем было столько силы и работоспособности… Вечером мы выпивали с ним на кухне бутылку вина, а то и две, утром же он как ни в чем не бывало садился за стол и работал. Я просыпалась позже и долго с умилением смотрела на его напряженную спину: «Пиши, Эдичка, дорогой, пиши».

Однажды мы пошли на премьеру фильма о Че Геваре, и там я ему прочла его собственные стихи: «Мухи летают и летают фразы…» Это было мое признание в любви.

«Приятно, черт возьми!» — Лимонов произнес это так нежно, что мне захотелось его еще чем-то удивить. Когда приехали к нему, сказала:

— У меня есть мечта: постриги меня наголо.

После «КГБ в смокинге» мои длинные волосы были катастрофически испорчены. На съемках их постоянно красили в черный цвет и накручивали на электробигуди. Я мечтала избавиться от волос, но ни у кого из друзей рука не поднималась. Все вертели пальцем у виска и говорили: «Дура, что ли, такую красоту?» А у Лимонова рука не дрогнула:

— Пожалуйста,— и мои безжизненные пряди полетели на пол.

Стриженая, как после тифа, и дико худая, я была похожа на героиню фильма о ленинградской блокаде. Лимонову это очень нравилось. А мне казалось, что я рассталась со своим прошлым и начала жизнь заново.

Помню, как первый раз пришла к Лимонову на Нижнюю Сыромятническую. Там ничего не было, даже телевизора. Только письменный стол, диван и икеевские полки, заставленные книгами. Лимонов знал, где какая стоит, относился к каждой с трепетом и нежностью, как к женщине.

Мы сидели на кухне. Я сказала:

— И ты, и я, мы оба рядом… Предложи свою рифму.

Он продолжил:

— И нам с тобой вина не надо.

Потом я:

— И надо мною снегопады, и слов не надо, и слез не надо.

— И смотрит молчанье в окно, как в модном кино,— завершил он стих.

Так проходили недели, месяцы. В свою политическую жизнь Лимонов меня по-прежнему не пускал. Однажды я все-таки напросилась пойти с ним в суд. Тогда лимоновцы проникли в здание администрации президента и вывесили в окнах растяжку с антиправительственными лозунгами. И вот их судят. Увидев Лимонова, они тут же начали скандировать его имя. Для них он был вождь, герой. А для меня?

Тогда я впервые задала себе вопрос: ради чего вся эта борьба и с кем?

— Ничего не понимаю про твою партию, про ее идеологию,— сказала я Лимонову вечером.— Объясни мне.

— Катя, ты видишь, в каком мире мы живем? Свободы нет, кругом коррупция, люди бедствуют.

— Но ведь игрой в войнушку ничего не изменишь. Мир несовершенен, и всегда будут бедные и богатые. Ты подумал о матерях этих мальчиков?

— Тюрьма не самое плохое место на земле. Я был там и горжусь этим. Зэки меня уважали. И для ребят это будет хорошей школой.

У меня был свой опыт общения с заключенными. Еще до встречи с Лимоновым я делала спектакль «Мой голубой друг» по пьесе, которую написала осужденная Екатерина Ковалева. Тогда я несколько раз ездила в Шаховскую колонию строгого режима, общалась там с Катей и другими женщинами. Люди, переступившие грань,— они совсем иначе думают, чувствуют. Прикоснувшись к их миру, сама иначе начинаешь воспринимать жизнь. Понимаешь, что главное в ней — свобода. Поэтому слушать восторженные лимоновские слова о тюрьме мне было страшно.

— А если тебя снова посадят?

— Все может быть.

— Но у меня другие планы. Я хочу родить тебе сына.

— Я тоже хочу сына и надеюсь, он когда-нибудь тоже попадет в тюрьму.

Я промолчала. Наивно верила, что моя любовь окажется сильнее его безумия.

В конце концов, я не была тогда беременна. А мою двенадцатилетнюю дочку Лимонов к революции приобщать вроде бы не собирался.

С Лерой он неплохо ладил, относился к ней с уважением, как к взрослому человеку. Дочь увлекается музыкой, и Лимонов подарил ей на день рождения белое электрическое пианино. Правда, это единственная вещь в моем доме, приобретенная им.

Лера тоже его приняла: «Все время что-то пишет и ест один раз в день. Таких спокойных и тихих у нас еще не было».

А мама отнеслась к Лимонову скептически. Когда узнала о наших отношениях, побежала в магазин, купила какую-то его книжку, осилила, наверное, страницы три и тут же позвонила: «Не могу это читать! Сплошной мат-перемат, аморальщина… Вечно ты куда-нибудь вляпаешься: то в говно, то в партию».

Маме никогда не нравились мои мужчины. Она считала, что все они меня не достойны. Я не обижалась. Знала, мама желает мне счастья. Только как поймешь, в чем оно? У всех счастье свое. Я ничем не отличаюсь от большинства женщин. С каждым мужчиной, которого любила, я искренне хотела создать семью, родить детей, быть всю жизнь вместе…

Мой первый мужчина был бандитом.

Ничего удивительного в этом нет. В девяностые годы Тольятти, где я росла, напоминал Чикаго времен Великой депрессии. Здесь каждый второй мнил себя гангстером. Работы нет, полный развал, мужики промышляли в основном тем, что угоняли машины, которые выпускал Волжский автомобильный завод.

Моя мама-врач старалась держать меня от всего этого подальше. Никаких дискотек, ровно в девять дома, играй на пианино и читай умные книжки. Помню, как с тоской по вечерам смотрела в окно и думала: ведь где-то там, на темных улицах, кипит настоящая жизнь, а я сижу и играю Моцарта. Хотелось вырваться на свободу, почувствовать себя взрослой, самостоятельной. Ну и вырвалась…

На третьем курсе музыкального училища встретила автомеханика и угонщика Лешу. Он стал моим первым мужчиной, а потом и мужем.

Свадьбу сыграли первого февраля. Жить стали в отдельной двухкомнатной квартире: маме удалось разменять нашу «трешку». Потом родилась Лера.

Лешин криминальный бизнес был связан с автомобилями. Днем он пропадал в гараже, а вечерами на нашей кухне среди гирлянд из распашонок и пеленок устраивались сходки. Я подавала «браткам» еду и слушала про вчерашнюю перестрелку в бане или как угнали очередную тачку. Ближе к ночи деловая беседа перетекала в обычную пьянку. Утром, идя на кухню, чтобы приготовить Лере завтрак, я натыкалась на груду храпящих тел. В какой-то момент поняла: эту блатную романтику больше не вынесу. Говорю Леше:

— Завязывай с этим. Тебе нужно учиться, получить высшее образование.

— Меня такая жизнь устраивает,— ответил он.

Однажды Леша сказал, что уезжает в командировку. Сижу я дома с дочкой — вдруг звонок в дверь.

— Кто там?

— Если твой мужик не отдаст пятьдесят тысяч долларов, мы ребенка заберем. Тогда больше заплатите!

Смотрю в глазок — лица кавказской национальности. Потоптались на площадке и ушли.

В панике звоню маме:

— Леру хотят украсть. Что делать? Мне страшно!

— Так, спокойно! Собирай вещи. Сейчас за тобой приедем.

Мама приехала с братом, забрала нас с дочкой к себе и стала убеждать меня бросить Лешу: «Это становится опасным. Он никогда не изменится, а ты должна развиваться дальше, поступать в институт». Но не так просто решиться уйти с маленьким ребенком от мужа.

Мама не отступалась. Однажды подсунула мне объявление в газете: филиал ГИТИСа при театре «Колесо» набирает студентов. «Сходи!— говорит.— Я посижу с Лерой».

В театре мне посоветовали выучить монолог Настасьи Филипповны — сцену у камина. Я репетировала втайне от Леши. Он считал, что его жена должна быть домохозяйкой и только.

…Поступила я «на ура». Теперь надо было поставить в известность мужа.

— Леша, я буду учиться на актрису.

— Еще чего! Даже думать не смей, все актрисы — шлюхи.

Этого я уже вынести не могла:

— А ты был и останешься ничтожеством!

Леша побагровел, размахнулся…

От удара я упала навзничь. Было ощущение, что в голове лопнула струна. Дальше — темнота.

Не знаю, сколько я пролежала на полу без сознания. Когда очнулась, муж спокойно разговаривал по телефону с моей мамой: «У нас все хорошо, Галина Петровна, не волнуйтесь. Катенька спит».

Голова кружилась, из носа текла кровь, но я собрала все силы и закричала: «Мама, он меня сейчас убьет!»

Через десять минут мама с братом были у нас. Брат — тихий человек, по профессии акушер-гинеколог, он попробовал с Лешей разобраться интеллигентно:

— Алексей, отпусти Катю. Объясни: чего тебе надо?

Муж прижал меня к стенке, приставил к виску пистолет:

— Моя жена — что хочу, то с ней и делаю!

Тогда я сыграла первый в своей жизни актерский этюд. Вскрикнула: «Ах!» — и сползла по стенке.

— Я ничего не вижу! Леша, ты где?! Помоги!

Муж обалдел:

— Что с тобой?

А я шепчу еле слышно:

— Голова, моя голова…

Тут мама как закричит:

— Если не дашь вызвать «скорую», я тебя посажу, сука!

И Леша сдался, опустил пистолет.

В больнице я провалялась недели две. У меня было сотрясение мозга, левый глаз заплыл и стал буро-синим. Приходили милиционеры, спрашивали, откуда побои. Я решила не закладывать собственного мужа и твердила, что упала с лестницы, дальше ничего не помню. Тем не менее, дело завели и мама поставила Алексея перед выбором: либо даешь развод, либо топаешь по этапу. Леша выбрал первый вариант, и я стала счастливой разведенкой.

В театр «Колесо» я влюбилась сразу же. Буквально ночевала там. Кроме того, мастер курса помогал студентам с заработком: при театре был ресторан «Мельпомена», где мы услаждали слух уважаемых мужей города романсами.

Но вскоре пришлось расстаться и с «Мельпоменой», и с театром. Мастер предложил свое покровительство, я отказалась, и он тут же перекрыл непокорной дуре кислород.

Я сидела дома, рыдала и ненавидела весь мир. Вдруг звонок:

— Катя, это Миша. Мы с тобой выступали в «Мельпомене». Рядом с тобой открылся новый ресторан, хочешь заработать?

— Конечно!

Посещали этот ресторан в основном бандиты. Петь приходилось в экстремальных условиях: по залу летали бутылки, да и шальные пули тоже. Но за месяц я заработала достаточно, чтобы отправиться покорять город-герой Москву. Там лучшие театры, режиссеры, только там снимают большое кино… Мама согласилась остаться с Лерой.

На вступительные экзамены я опоздала, а донабор объявили только для парней, и в ГИТИС я попала через два года из Ярославского училища — меня переводом взяли оттуда на третий курс к Марку Захарову, где учились Дмитрий Дюжев, Фекла Толстая, Олеся Железняк… Мне повезло: нужна была Маргарита для дипломного спектакля по Булгакову.

…Я сидела на подоконнике 39-й аудитории ГИТИСа и с презрением глядя на присутствующих, повторяла про себя слова Маргариты: «Я так счастлива, что со всем этим расстаюсь, идите вы все к чертовой матери!» В романе Маргарита в этой сцене невидима. И я в институте была невидимкой. Однокурсники откровенно меня игнорировали, они не понимали, откуда я взялась, думали — может, блатная или чья-то любовница. Режиссеры не брали в отрывки и этюды, словно меня вообще нет. Марк Анатольевич появлялся редко, его все безумно боялись, и он, конечно, забыл, что взял для выпускного спектакля «Мастер и Маргарита» некую Катю Волкову.

Мою роль отдали другой студентке. Я жутко расстроилась, но решила, что все равно буду ходить на репетиции и учить текст. Попутно вышивала букву «М» на шапочке Мастера. Однажды актриса, которая репетировала Маргариту, устроила скандал. Что-то ее не устраивало.

«Так, хватит! До свиданья! А Волкова — на сцену!» — скомандовал режиссер Сергей Алдонин. Он привык, что я сижу на каждой репетиции.

В спектакль я вошла быстро, потому что знала роль от первой реплики до последней.

…Наступил генеральный прогон. В зале — ректорат во главе с Гончаровым и Захаровым.

В первом действии я появлялась в воспоминаниях Мастера вся в черном. Это было такое молчаливое танго: темный женский силуэт в длинном платье и шляпе, черты лица не разглядеть — только губы.

Во втором я читала прощальный монолог Маргариты перед полетом на Бал у Сатаны.

Опустился занавес. В зале — тишина, все ждут, что скажет Захаров. Марк Анатольевич выдержал паузу и произнес следующее: «Когда вы появились в шляпе, я вспомнил, что у меня в молодости был идеал женщины. В вас была та загадка, тайна, что влечет всех мужчин. Я очень боялся, что вы заговорите и волшебство тут же исчезнет. Но вы меня не разочаровали — показали театр высокого класса».

Как-то после спектакля ко мне подошел высокий и очень худой человек. Представился: Эдуард Бояков, директор Молодежного театра. Сказал, что моя роль в «Мастере» ему понравилась и он хочет предложить мне Лизу в «Бесах» по Достоевскому, а заодно приглашает к ним в театр встретить Старый Новый год. «Конечно, спасибо!»

На новогоднем вечере кто-то показал мне красивую, похожую на Софи Лорен женщину: «Смотри, это жена Боякова!» Мне стало интересно, и я пригласила Боякова на танец.

Иногда бывает достаточно одного взгляда, прикосновения, чтобы понять, что встреча не случайна. Я неделю после знакомства с Волковым жила совершенно спокойно, даже не вспоминала о нем, а тут увидела его улыбку, коснулась руки — и земля качнулась под ногами. Наверное, и он что-то почувствовал, потому что попросил номер телефона.

Всю оставшуюся ночь я промучилась: позвонит или нет? Позвонил. Мы встретились. Поужинали в ресторане, пошли гулять по заснеженной Москве. Бояков рассказывал о себе, я слушала и понимала, что влюбляюсь все сильнее.

Он человек невероятного таланта. Родился в Кызилюрте, это такой городок в Дагестане. После школы поступил в Воронежский университет на факультет журналистики, потом работал завлитом в местном ТЮЗе. В девяностые отправился в Москву — решил сделать карьеру в бизнесе. Стал продюсировать оперные спектакли в Большом театре, организовал фестиваль «Золотая Маска». В общем, превратился в посредника между миром больших денег и миром большого искусства.

— Этот город для меня как соперник. Москва вызывает во мне спортивную злость и ощущение постоянного спарринга. Кстати, Катя, можно зайти к вам на чай?

Мы подошли к моему дому.

— Конечно,— ответила я, и Бояков остался до утра.

Наш роман напоминал отношения между учителем и его преданной ученицей. Я была тогда дикой, не слишком образованной девушкой. Не знала имен многих великих режиссеров, никогда не была в Мариинке, наивно думала, что алкогольный шедевр «Москва—Петушки» написал Виктор Ерофеев. Бояков стал меня просвещать, открывать мне мир, в котором давно был своим.

Мы ездили с ним на театральные фестивали. Спектакли я смотрела, сидя на лучших местах. Он познакомил меня с Валерием Гергиевым… Голова шла кругом от всего этого. Я восхищалась Бояковым, была счастлива. Мне казалось, что я не хожу, а парю над землей. Но мой беспечный полет всякий раз прерывался, как только я сталкивалась с «Софи Лорен».

Его жена работала в том же театре кем-то вроде коммерческого директора. Она, конечно, знала о моем существовании — мы с Бояковым не скрывались. Сначала мне было перед ней стыдно, я старалась ее избегать. Но когда работаешь в одном театре — это невозможно.

Как-то я спросила Боякова:

— А как относится ко мне твоя жена?

— Хорошо. Она ко всем хорошо относится.

Видимо, «Софи Лорен» считала, что я не первая и не последняя. Как оказалось, эта мудрая женщина была абсолютно права. После меня у Боякова было много увлечений, но жена оставалась прежней. Это очень необычная семья со свободными отношениями, когда верность считается атавизмом, а ревность — проявлением эгоизма.

Я — другая. Такая, как все. Но я приняла эту странную любовь со всеми ее последствиями. Пускай он женат, пускай часто в ночи уходит от меня к своей жене, но ведь большую часть времени он все равно со мной. И в жизни, и в театре.

Моим партнером в «Бесах» должен был стать Женя Дворжецкий. Но спектакля не получилось — Женя погиб в автомобильной аварии.

Я начала репетировать Эвридику. Этот спектакль ставил француз Дени Криеф, а продюсировал Бояков. Замысел был необычный: мифологический сюжет в современных реалиях. Орфей — рок-музыкант, Эвридика — никому не известная актриса, которой ради карьеры приходится спать с директором театра.

«Катя, эта пьеса как будто для вас написана»,— на голубом глазу говорили мне коллеги.

Я не обижалась. Привыкла, что в театре меня не любят, и знала, что дело тут не в моем моральном облике. Не любили и Боякова. Он запретил всем пить, что вызвало, наверное, самое большое негодование. Стал приглашать других режиссеров, предлагал вообще переделать РАМТ из репертуарного театра в свободную площадку.

Премьера обернулась оглушительным провалом. Мне сложно оценивать этот спектакль, ведь я в нем играла, но опыт в любом случае был для меня бесценный.

Вскоре Бояков ушел из театра, за ним ушла я. И «Софи Лорен».

К тому времени я жила в квартире на Самотечной, которую мне помог купить Бояков. Перевезла Леру в Москву, наняла няню, начала сниматься в кино и играть в театральной лаборатории «Практика», организованной Бояковым вместе с режиссером Климом.

Мы были по-прежнему вместе и врозь. Я хотела ребенка, Бояков говорил:

— Мы еще не готовы.

Я спрашивала:

— Почему мы не можем быть вместе, раз любим друг друга?

В ответ слышала:

— Катя, ты раба любви!

Наверное, я могла бы смириться с «Софи Лорен». Но вскоре поняла, что я не единственное увлечение Боякова: у нашего треугольника давно стало гораздо больше углов.

У мужчины, который изменяет, что-то меняется во взгляде, голосе, жестах. Он разговаривает с тобой, обнимает, а сам где-то далеко. Когда Бояков был с другой, я это чувствовала и даже догадывалась — с кем. Тут же устраивала истерику, кричала: «Ты разбил мне сердце!» Прогоняла прочь. Обычно он напивался где-нибудь, потом звонил: «Катя, я не могу без тебя. Сейчас приеду!»

Приезжал, мы мирились, клялись друг другу в вечной любви, проходило время, на горизонте появлялся новый женский силуэт, я опять устраивала скандал, он опять уходил… Бесконечный, изматывающий «день сурка».

«Что ты делаешь со своей жизнью? Понимаю, если бы он тебя содержал или был вторым Михалковым»,— возмущалась мама.

В какой-то момент я и сама стала чувствовать, что задыхаюсь, схожу с ума. Мои мысли были только о нем. Словно ревнивая жена, я старалась контролировать каждый его шаг… В общем, Бояков решил, что пора спасать мои нервы, и отправил меня на тренинг по йоге в Гималаи. Сам он давно увлекается эзотерическими практиками, и я под его руководством тоже увлеклась. В горах мне стало лучше. Я купалась в ледниковых водах, взбиралась на вершины, ночевала в спальнике: кругом — синий снег, над головой — высокое фиолетовое небо… Мои мозги встали на место. Я решила: вот вернусь — и больше никаких страданий.

Но когда Бояков в очередной раз после звонка некой таинственной особы засобирался куда-то на ночь глядя, я набросилась на него со всей яростью, на какую способна. От боли он заорал не своим голосом:

— Сумасшедшая!

А я твердила:

— Ненавижу! Ненавижу!

Не помню, как он вырвался.

Очнулась одна перед распахнутой дверью…

Через час звонит: «Я сейчас приеду…»

Наверное, о моей безумной любви к Боякову знала уже половина артистической Москвы.

После фильма «О любви» я очень подружилась с Сергеем Соловьевым. Он жил напротив Боякова, что было очень удачно: когда тот сообщал мне по телефону, что не может сейчас говорить, так как дает интервью, я тут же отправлялась в гости к Сергею Александровичу.

У Соловьева был телескоп, чтобы любоваться на звезды. Я же направляла оптический прибор на окна Боякова и смотрела, что там происходит.

Как-то пригласила Сергея Александровича на спектакль в Центре имени Мейерхольда. Там играл Бояков. На сцене он раздевался до трусов. Внимательно рассмотрев предмет моей страсти, Соловьев изрек:

— Он же не жилец, Катя… Та-а-кой худой!

— Сергей Саныч, он просто йог. И я его люблю-ю-ю, я его люблю-ю-ю!

Не знаю, чем бы тогда закончилась для меня эта любовь, если бы не встреча с Сергеем Члиянцем…

В 2002 году я поехала на кинофестиваль в Ханты-Мансийск представлять фильм «О любви». На открытии обронила фестивальную программку, ее поднял незнакомый мужчина в элегантном костюме. Представился:

— Сергей Члиянц, продюсер.

— Катя.

Поблагодарила продюсера и тут же забыла о нем. Но вечером на банкете он подошел к столику, взял за руку и серьезно так произнес: «Катя, мне вас нагадали. Гадалка сказала: «Снимешь фильм «Кармен» — и найдешь свою Кармен».

С тех пор Члиянц стал повсюду меня преследовать. Я его не отталкивала. Думала: может, этот славный настырный человек и правда — моя судьба? Сколько можно страдать? Пора устраивать жизнь.

Позвонила Боякову, рассказала про Члиянца. В Боякове впервые взыграла ревность: «Стоять! Ты — моя, мы — инь и ян, созданы друг для друга. Мы поженимся».

Я не стала давать Члиянцу решительный отказ. После фестиваля уехала с Сашей Абдуловым в Америку со спектаклем «Все проходит». Его партнерша забеременела и собралась замуж, и Саша попросил выручить.

Бояков названивал каждый день: «Мы созданы друг для друга». Члиянц тоже не бездействовал: «Встречу тебя в аэропорту — и сразу в загс». А я отвечала обоим: «Хорошо, я подумаю».

Влюбленный Члиянц встречал меня с бриллиантовым кольцом и букетом роз. Провел через VIP-зал и повез домой. А там, оказывается, ждал Бояков, который уже два часа обрабатывал мою маму. Когда я открыла дверь и увидела его испуганные глаза, поняла: никто, кроме него, мне не нужен.

Вышла на улицу.

— Сережа…

У Члиянца был такой смешной, такой отчаянный вид, в глазах читалось такое желание нажать на газ и увезти меня куда-нибудь, украсть…

— Прости, я не могу быть с тобой. Возьми кольцо.

— Я выброшу его в реку!.. Катя, ты делаешь ошибку!

Очень было мне его жалко. Олег Фомин, с которым я дружу еще с сериала Next, звонил потом, отчитывал: «Зачем ты так поступила с Серегой? Он с ума сходит. Первый раз вижу его в таком состоянии. Он по-настоящему тебя любит!»

Приходила Женя Крюкова, уговаривала: «Ну выйди ты за него, чего тебе стоит! Не понравится — уйдешь».

Но я сделала, как подсказывало сердце. Даже мама, которая терпеть не могла Боякова, была уверена, что теперь у нас все будет хорошо: «Катя, у него глаза Иисуса Христа. Все-таки четыре года ты с ним».

Мы переехали с Лерой в недавно купленную огромную квартиру Боякова на Пушкинской. Я уже мечтала о свадебном путешествии. Но сначала мы отправились в Петербург на «Золотую Маску». Там Бояков меня всем представлял как невесту.

На «Маске» я познакомила его с актрисой Ксенией Раппопорт…

Бояков собирался делать спектакль с очень актуальным названием «Свадебное путешествие» по пьесе Владимира Сорокина. Сначала пригласил на главную роль меня, но когда в моей жизни возник неистовый Члиянц, я отказалась от этого предложения. Теперь же он принципиально не хотел возвращать меня в спектакль. Я сказала: «Хорошо, я знаю актрису, которая сыграет эту роль гениально».

Мы с Ксенией не были подругами — скорее, приятельницы. Я увидела ее в «Чайке» у Льва Додина, мне очень понравилась ее Нина Заречная, я подошла к ней, мы разговорились. Оказалось, у нас дочки одного возраста и обе растут без пап. Стали общаться.

Я решила, что яркая и темпераментная Раппопорт — как раз то, что нужно Боякову для спектакля.

На следующий день я уехала в Москву, и тут же начались звонки от доброжелателей: «У твоего-то роман с Раппопорт!»

Я все понимаю: Ксения может вдохновить, в нее легко влюбиться. Да и Бояков такой мужчина, перед которым сложно устоять.

Он приезжает из Петербурга, отводит глаза. Я собираю вещи и иду к двери. Он меня не остановил…

Было тяжело. Не выношу ощущения брошенности, и простить, что оказалась в таком положении, я не могла. Но месть, как учит Тарантино,— это блюдо, которое надо подавать холодным. Я выждала некоторое время и позвонила Боякову: «Надо поговорить».

Мы встретились, и я сказала:

— Для меня главное, чтобы ты был счастлив. Если тебе хорошо, то и мне хорошо.

Он помолчал и ответил:

— Катя, оказывается, мне хорошо только с тобой.

Я спросила:

— За что же ты тогда так со мной?

— Это наши с тобой отношения. Они такие.

Мы опять стали жить вместе. Я заставила его сказать Раппопорт, что у них все кончено и что он любит Катю Волкову.

Бояков продолжал искать исполнительницу для «Свадебного путешествия». Я снова посоветовала ему замечательную актрису — Оксану Фандеру в которую тоже нельзя не влюбиться… И сыграла она здорово.

Это был тупик, я знала — дальше будет только хуже. И решила, что в моей истории с Бояковым надо поставить точку.

Члиянц — вот кто любит меня по-настоящему, кто никогда не предаст, не заставит страдать! Я позвонила ему, он позвал меня на кинофестиваль в Выборг. Мы поехали. Я вставала рано и скучала в номере — ждала, когда он проснется. Потом мы обычно ходили по магазинам. Сергей покупал себе одежду в «Армани», а меня отводил в какую-нибудь дизайнерскую лавочку, уверяя, что именно там одевается Наоми Кэмпбелл: «Здесь как раз то, что тебе нужно». Все это было смешно, жалко, нелепо.

При этом Члиянц считал, что у нас идеальный брак. Вместе со мной к нему пришла удача: он получил от Союза кинематографистов огромную квартиру на Лесной улице. На нее было три претендента, но счастливый билетик вытащил Члиянц.

Мы затеяли грандиозный ремонт, наняли архитектора. И тут Сергей вдруг заявил, что денег у него нет. Мол, все вложил в съемки «Бумера».

Никогда не забуду историю с сантехникой за пять тысяч долларов, которую заказали в Италии. Ценный груз прибыл, и архитектор говорит: «Сережа, надо расплатиться».

В ответ Члиянц дико разорался. Кричал, что наличных у него нет и что вообще по таким мелочам его можно было бы не беспокоить. А в довершение выдал историю о том, как один бандит сжег своего слишком назойливого архитектора в камине. Это был реальный случай, Балабанов потом использовал его в фильме «Жмурки».

Мне стало так стыдно, что я расплатилась за несчастный унитаз сама и была очень рада уехать из этого дурдома на съемки «КГБ в смокинге».

Я верю в силу слов, сказанных в кадре. Очень часто то, что играешь в кино, случается потом с тобой в жизни. В фильме «Клинч» моя героиня говорит мужу: «У нас будет ребенок». Вскоре после съемок этой сцены я узнала, что беременна. Это был мой третий ребенок — дочка Сашенька. «Клинч» стал для меня счастливым: на фестивале телевизионных фильмов я получила приз за лучшую женскую роль. А комедийный боевик «КГБ в смокинге» обернулся трагедией.

В этом сериале есть такая сцена. Моя героиня с накладным животом и подставным мужем пересекает границу. В чешском кафе она уходит в туалет еще с пузом, а возвращается уже без него. Муж спрашивает:

— А где живот?

— Уже родила. Ребенок останется в Праге. В конце концов, это его родина.

…Мой ребенок тоже остался в Праге.

О своей беременности я узнала, когда съемки уже начались. Сериал снимали в разных странах, и все это время я жила практически в воздухе — летала в Москву к Лере и мужу, оттуда — обратно на съемки. Конечно, это не самое полезное занятие для беременной женщины. Но, возможно, в том, что случилось, виноваты не только бесконечные перелеты.

В это время Владимир Бортко собирался делать «Мастера и Маргариту». Абдулов позвонил ему. «Ты будешь идиотом, если не снимешь Волкову, она — стопроцентная Маргарита».

Пробы я прошла успешно, но Бортко, узнав о беременности, снял меня с роли. Я умоляла Валеру Тодоровского, продюсера этого фильма.

— Подождите немножко! Я рожу — и сразу смогу сниматься.

— Понимаешь,— сказал Валера,— это же не кино, а сериал. Нам каждый день важен.

Когда утвердили другую артистку, внутри все оборвалось. Через несколько дней я улетела на съемки «КГБ» в Прагу, и там у меня открылось кровотечение.

Съемки остановили. Актеры сначала меня ждали, навещали в роддоме. Помню, Миша Ефремов пришел, подарил чертика.

Я спрашиваю:

— Ты чего мне чертика даришь?

А он:

— Да не переживай, другого родишь.

Подбодрил… Потом все уехали и я осталась одна.

Шансов сохранить беременность с каждым днем было все меньше. Началось воспаление. Врачи говорили, что ребенок все равно не выживет и что необходимо вызвать искусственные роды, иначе я погибну.

Прилетел Члиянц. Сережа так ждал этого ребенка, имя придумал… И когда даже он стал настаивать на операции, я поняла, что надежды нет.

Роды были очень тяжелыми, я потеряла много крови. Несколько дней не могла вставать.

Врачи сказали, что это был мальчик.

Когда я вернулась в Москву, Члиянц отвез меня в больницу. Я сдала анализы, и тут выяснилось, что при родах меня заразили гепатитом С. Доктор пояснил, что я вроде как не болею, но в крови есть вирус и это неизлечимо.

Дома начался ад. Сергей потребовал, чтобы у меня было все отдельное: чашка, ложка. Если я случайно брала его расческу, он весь аж трясся. Страшно представить, что случилось бы с ним, если б я решила его поцеловать, не говоря уже о чем-то большем.

Он начал приходить поздно, все чаще — пьяный. Плюхался на кровать и тут же засыпал. Я смотрела на это храпящее тело и спрашивала себя: «Зачем я живу с человеком, который относится ко мне как к прокаженной?»

После того как Члиянц устроил в магазине очередной скандал из-за скидки, мы с Лерой поймали машину и поехали к себе, в нашу двухкомнатную квартиру. В тот же вечер он был у моих дверей:

— Катя, объясни, что происходит?

— Ничего, я от тебя ушла. Не могу с тобой жить, во всяком случае, сейчас.

— Если мы разводимся, подпиши отказ от квартиры,— говорит он и протягивает бумажку.

Я подписала не раздумывая. Я все что угодно тогда подписала бы, только бы его не видеть.

Встречи и расставания не происходят просто так: все предопределено. Расставшись с Члиянцем, я отправилась на семинар по йоге и встретила там родного Боякова. Мы бросились друг к другу, и все завертелось снова. Я знала, что у наших отношений нет будущего, но все равно осталась с ним…

Браком с Члиянцем я хотела наказать Боякова за его измены. Правда, получилось, что наказала себя. Иногда мне кажется, что и брак с Лимоновым был местью, бунтом «рабы любви» против своего хозяина. Однажды Бояков сказал, что у него в современной поэзии есть два кумира — Бродский и Лимонов. Я это запомнила…

Два Эдуарда были очень разными. Лимонову нравились мои песни, а Бояков относился к ним спокойно. Как-то прочла ему стихотворение «Коломбина»:

Ты — Дон Жуан,
а я Коломбина,
мы разные роли
из общего мира,
ты пишешь стихи,
я могу их пропеть
голосом простывшим
и полететь.

«Все равно ты никогда не будешь писать как Земфира»,— равнодушно заметил Бояков.

Детей он не хотел. Когда в начале нашего сумасшедшего романа я забеременела, он на коленях умолял сделать аборт, и я поддалась, взяла грех на душу. Никогда себе этого не прощу.

Лимонов хотел сына, наследника. И я очень хотела родить ему сына, но боялась передать ребенку страшный вирус. Через полгода забеременела. Пошла, трясясь, сдавать анализы, и вдруг выяснилось, что никакого гепатита нет! Наверное, глупо говорить, что меня исцелила любовь, но, думаю, так оно и есть. Я была счастлива. Все мои кошмары остались позади. Рядом любимый, я здорова, у меня будет сын. Имя мальчику мы выбрали вместе — Богдан, то есть Богом данный.

Во время беременности я много снималась, писала песни, все успевала.

У Соловьева в «Ассе-2» играла андеграундную певицу Аделаиду, подругу прогрессивного музыканта Шнура. Приезжаю на площадку и только собираюсь сказать Сергею Александровичу о своем новом положении, как ко мне подбегает помощник режиссера: «Катя, приготовься. Будем снимать драку со скинхедами». Иду к Тане Друбич:

— Что делать?

— Не знаю,— говорит,— я только что дралась. Знаешь, все было очень по-настоящему.

Я — к Соловьеву:

— Сергей Саныч, дорогой, меня нельзя бить.

— Почему это тебя нельзя? Ты что, особенная?

— Нет, я беременная.

— Ешкин кот! Сколько месяцев?

— Три.

— Ну, еще можно…

Естественно, на помощь мне сразу снарядили каскадеров, и я отделалась легким испугом. Сейчас смеюсь, когда вижу сцену, где отчаянно дерусь с Богданом внутри.

Мы расписались в августе, а седьмого ноября я родила, причем неожиданно и очень быстро.

В «красный день календаря» отправились с Лимоновым на плановый осмотр в консультацию. Сидим в очереди, и тут звонит моя подруга и в подробностях рассказывает, как рожала мальчика. Слушаю ее и чувствую, как со мной что-то начинает происходить.

Захожу в кабинет, залезаю в кресло, и вдруг врач говорит: «Катя, да ты рожаешь!»

Богдан появился на свет через несколько часов. Я сразу позвонила Лимонову. Он с товарищами отмечал революционный праздник. Приехал пьяный и счастливый. Ему надели бахилы. Одна слетела, колпак съехал на бок. Принесли Богдана.

— Можно, я его поцелую?— спросил Лимонов.

— Лучше не надо,— испуганно сказал врач.

Меня быстро выписали, а потом начались испытания, которых «душа поэта» не вынесла.

Наверное, во многом виновата я сама. Растворилась в материнстве, перестала часами просиживать с Лимоновым на кухне, слушать его тюремные воспоминания.

Я оградила его от всех проблем, связанных с ребенком. Зачем ты будешь ночью просыпаться, раз я все равно кормлю грудью? Зачем тебе с ним гулять, вызывать для этого охрану? Лучше я сама пойду. Все взвалила на себя, и на порхание и кухонные посиделки просто не оставалось сил — побыстрее бы до подушки добраться.

Наша любовь умирала медленно, тлела, как головешка. Сначала мы огрызались друг на друга, потом начали ругаться, орать.

— У меня нет своего угла в этом доме!— возмущался Лимонов.

— Ты уж прости,— кричала я,— что в моей двухкомнатной квартире нет для тебя кабинета!

В ответ летели обвинения, что я мещанка и обывательница.

Чтобы продолжить съемки в «Ассе-2», мне срочно нужно было похудеть. Я отлучила Богдана от груди, уже собиралась лечь в клинику голодания, но тут моя подруга вернулась с Гоа — стройная, похорошевшая… Я оставила детей на маму и полетела в Индию.

Только там я поняла, как устала. Занималась йогой, плавала, а вечерами сидела одна на берегу и смотрела, как солнце тонет в океане. Закат — это главное на Гоа. Никому до тебя нет дела, никто ничего не требует, телефоны выключены. Всего раза два звонила домой — узнать, как там Богдан и Лера.

За две недели я потеряла пять килограммов. Решила остаться еще на неделю — и тут понеслись угрозы из Москвы. Лимонов испугался, что у меня роман и я его бросила:

— Ты в наркопритон попала! Гоа — рассадник наркоманов!

— Эдик, ты в своем уме?! Я в здоровой тусовке, занимаемся йогой. Да, у меня роман — но с самой собой.

— Я заберу у тебя сына!— не унимался он.

Зачем ему ребенок? Когда Богдан родился, Лимонов сказал: «Теперь остается ждать, пока он вырастет».

Я вернулась, мы помирились, но большой любви между нами уже не было. Лимонова раздражало все, даже сын. Едва Богдан подрос, он стал залезать к нам в кровать. Лимонов его выпихивал. При этом обращался ко мне: «Катя, забери ребенка! Он мне спать мешает».

В такие минуты я Лимонова ненавидела. Хотелось стащить с него одеяло, столкнуть с кровати и отправить подальше — на конспиративную квартиру. Но вместо этого я брала Богдана на руки и уходила на кухню.

Наверное, и он меня иногда ненавидел.

Чувствуя на себе его недовольный взгляд, я часто вспоминала роман «Укрощение тигра в Париже», который когда-то меня поразил. Лимонов хотел приручить Медведеву, так любившую алкоголь и свободу. Сделать ее домашней, тихой. То, что у него не получилось с ней, вышло со мной. Я с удовольствием превратилась из дикой тигрицы, страстной любовницы в домашнюю кошку, хранительницу очага. Но Лимонов опять почувствовал себя обманутым. Стал ревновать меня к детям, друзьям, ко всем, кто был в моей жизни помимо него.

Мы отмечали первый день рождения Богдана. В кои-то веки в дом пришли гости, я накрыла стол, поставила торт со свечой. Тут зазвонил мой мобильный. Лимонов его взял, и в следующее мгновение в меня полетел стакан. Он разбился о подоконник, осколком мне поранило руку.

Все это было ужасно глупо. Зачем портить ребенку праздник? Я убежала за зеленкой, а Лимонов стал объяснять маме, как ему надоели звонки моих поклонников. На самом деле звонил просто старый знакомый.

«Эдуард Вениаминович, да ты хулиган. Я сейчас вызову милицию,— произнесла мама волшебное слово.— Посажу тебя — даже пикнуть не успеешь. Хватит отсиживаться у нас, как Ленин в Шушенском!»

Лимонов тут же собрался и исчез. Правда, на следующий день вернулся и я его простила. Потому что все еще любила.

Вскоре я снова забеременела. Это известие было как снег на голову. Помню, после родов читала во всяких женских журналах, как избежать нежелательной беременности, строго следовала советам. Не помогло.

Решила, что буду рожать. Лимонов воспринял это известие спокойно. Потом писали, будто он требовал, чтобы я сделала аборт. Это неправда. Да он и не мог ничего требовать: детьми занималась я, деньги зарабатывала тоже я. После родов снялась в трех картинах: «Максим Платов», «Клан» и «Клинч». Было тяжело, но на какое-то время я семью обеспечила. Решила поменять свой старый «бумер» на джип. Что тут началось! «Ты живешь не по средствам! Нам этих денег хватило бы на год!»

Возможно, он был прав. Но это мои деньги.

Хотела взять ипотечный кредит, потому что тяжело жить всем в двухкомнатной квартире. А он опять: «Мы не потянем. Ты же беременна, работать не сможешь».

Я подумала: человек, который называет себя революционером, боится ипотеки. А я, мещанка, не боюсь!

Зимой снова собралась на Гоа, уже вместе с Богданом. Позвала Лимонова с собой. Стала убеждать:

— Я актриса, вторая беременность — это сильная нагрузка. И еще я хочу, чтоб мой ребенок бегал по чистому песку, дышал свежим воздухом, ел настоящие фрукты. Да и жизнь там дешевле. Брось все, хватит баррикад. Давно на пенсию пора. Делай то, что ты умеешь. Пиши.

— Я не овощ,— ответил Лимонов.

Этих уговоров и разговоров было так много, что в конце концов я устала. Просто купила билет и вечером в Рождество поставила его перед фактом: «Мы с Богданом летим».

Дальше увидела перед собой сжатый лимоновский кулачок, безумный блеск глаз… Но волшебное слово «милиция» опять сработало.

Вернувшись из Индии, позвонила Лимонову: «Может, хочешь увидеть Богдана?»

Встретились в парке. Я сразу сказала:

— У меня будет девочка.

— От кого?

И я поняла, что справлюсь со всем сама. От него мне ничего не нужно. Лимонов поглядел минут двадцать, как Богдан играет в песочнице, и ушел. А я долго смотрела ему в спину, понимая, что это конец.

Я не держу на него зла. Наверное, я плохо знаю историю, которая учит, что простое человеческое счастье и революция — вещи несовместные. Для Лимонова жизнь — это борьба и без нее не имеет никакого смысла. Его лозунг «Да, смерть!», а мой — «Да, жизнь!» Он мечтает умереть от пули на руках молодой любовницы, воспитание детей в его программу не входит.

Когда родилась Саша, я решила записать ее Волковой. Лимонов воспротивился:

— Она будет Савенко!

Это его настоящая фамилия.

— Ладно, но тогда ты сделаешь детям второе гражданство — французское.

— Хорошо.

Лимонов был явно удивлен моей неожиданной практичностью. А я действительно изменилась. Научилась требовать, отстаивать свои права.

Решила нанять няню и сказала ему об этом. Он стал давать сколько-то денег, совсем впритык. Я забыла, когда себе что-то покупала. Но меня это не сильно печалит. Наверное, я неправильная актриса. Не очень люблю тусовки, не посещаю спа-салоны. Мой рецепт прост: йога, голодание раз в неделю и вера в лучшее. Знаю, что Бог не оставит.

После рождения Сашеньки я взяла в профессии небольшой тайм-аут. Захотелось просто побыть мамой. Вечерами стала рисовать. Друзья-ювелиры попросили сделать эскизы для украшений, и скоро будет готова моя коллекция «Индия»: сережки и кулон из эмали, инкрустированной мелкими бриллиантами. Собираюсь выпустить диск своих песен. В общем, жизнь продолжается.

Наверное, каждая любовь — как удар, как выстрел. После нее остаются шрамы. И не то чтобы сердце черствеет… Просто становишься сильнее.

Каждый мой мужчина лепил меня, как Пигмалион — Галатею. Первый муж рассчитывал сделать меня безропотной бандитской женой. Слава богу, в конце концов он расстался с криминальным бизнесом. Работает дальнобойщиком, женился, двое детей. Мы почти не общаемся. Недавно Лере надо было ехать в Германию, и я обратилась к нему за помощью. Он возмутился:

— Куда ты деваешь мешки денег, которые получаешь? Читал про твои путешествия на Гоа. Я вот своих детей никуда не вывожу. Бюджет не позволяет.

— Но ты за четырнадцать лет можешь хоть раз помочь дочке?

— У меня все деньги жена забирает.

Я подумала: вот это женщина!

Через какое-то время Алексей все-таки прислал восемь тысяч рублей…

Бояков, помню, заставлял меня худеть, сажал на строгую диету. На холодильнике всегда висел маленький список продуктов, доступных к употреблению. Недавно ко мне приезжали с телевидения брать интервью и спросили Леру, что она думает о маминых мужчинах. «Все были ничего,— сказала она.— Только Бояков есть не давал».

Члиянц хотел превратить меня в образцово-показательную супругу: чтобы каждый вечер подавала ужин в накрахмаленном переднике. «Жена из тебя никакая, ты только любовница,— упрекал он.— Ничего не можешь: ни приготовить, ни постирать».

Сергей нашел свое счастье с диджеем Ниной Кравиц. Мне иногда звонит его дочка Женя, жалуется: «Нина ставит дома эту невыносимую музыку, и еще они с папой все время ругаются».

Лимонов видел во мне гибрид любовницы и сподвижницы революционера, которая с горящими глазами должна сидеть с ним на кухне и с восторгом слушать бесконечную тюремную эпопею. Сейчас он, как мне кажется, в творческом поиске. Ведет колонку в журнале Sex and the City, где пишет, как ему надоели тридцатилетние сучки, видящие в каждом мужчине донора для своих будущих детей.

Лимонов оказался хорошим донором. У нас получились замечательные дети.

Богдану недавно исполнилось два года, он уже знает все буквы, без умолку болтает и обожает сказки. Лимонов гордится сыном, называет принцем. Иногда заходит в гости и с умилением смотрит на него.

— Может, поиграешь с Богданом?— говорю я.

Лимонов делает серьезное лицо:

— Надо идти.

Сашеньке еще только полгода, но характер уже виден. Мне кажется, она вырастет рассудительной и жизнелюбивой девушкой.

Я стала снова сниматься, и если съемки в другом городе, беру с собой детей и няню.

Знаю, что много недодала Лере. Иногда больше думала о своих романах, чем о дочке, часто забывала проверять уроки, до сих пор не умею требовать, быть строгой. Но я всегда стараюсь говорить Лере правду и ее прошу: «Что бы ни случилось, только не ври, я все пойму и помогу». Хочу, чтобы она не повторила моих ошибок, чтобы старалась жить головой, а не сердцем. Получается удивительная вещь. Я забочусь о детях, учу их уму-разуму, а они научили меня быть собой. Теперь я уже никого в свою жизнь просто так не впущу.

Мужчины, которых я любила, видели во мне прежде всего любовницу, а я мечтала о большем. Пока не получилось — что ж, мужчины приходят и уходят, а дети остаются.

Помню, после гибели ребенка Члиянц отправил меня к своей сестре в Одессу. Приезжаю, иду по перрону — потерянная, несчастная. Навстречу цыганка: «Чего, красавица, грустная такая? Дай погадаю. Э!.. Да у тебя все хорошо будет: сын будет, муж будет. Да еще какой — на руках станет носить!..»

Я от радости ей все свои гривны отдала.

Предсказания цыганки почти сбылись. У меня есть сын и еще две дочки. Может быть, найдется и такой силач, который сможет нас всех носить на руках? А не найдется — сама справлюсь. Мне не привыкать.

журнал «Караван историй — коллекция», №1, февраль-март 2009 года

Уме Турман грустно растить детей одной,
а Джоди Фостер не нужен муж

Анна Герасименко

Матери-одиночки бывают и среди звезд

Бритни Спирс подыскала сыновьям «второго папу»?

Бритни то была образцовой мамочкой и покупала сыну машинки, то отрывалась на полную, теряя возможность видеться с детьми. Некоторое время ее бывший муж Кевин Федерлайн был отцом-одиночкой.

Но теперь все скандалы, вроде бы, позади, и Бритни отправилась в отпуск на Карибы с сыновьями Шоном Престоном и Джейденом Джеймсом, отцом и агентом Джейсоном Трэвиком. Ходят слухи, что у Бритни и Джейсона — роман, но может быть, это всего лишь обязанности агента — сопровождать звезду на пляж. В любом случае, Трэвик прекрасно ладит с сыновьями Бритни.

Ума Турман: «Некому сказать: ой, посмотри, что сделал наш ребенок!»

Ума известна не только тем, что убила Билла. Она мама двоих детей — дочке Майе 10 лет, а сыну Рону — 6. Ума признается, что когда они с актером и отцом ее детей Итаном Хоуком развелись, воспитывать сына и дочку одной стало для нее самым сложным в жизни.

— Мне было трудно и одиноко,— говорит актриса.— Но материнство — это прекрасно, поэтому удовлетворение от преодоления трудностей перевешивает боль. До развода я полагала, что на мне держится весь дом. Но я была не права: существует большая разница между необходимостью растить детей в одиночку или с человеком, который заботится о тебе и твоих детях. Ему ведь можно сказать: «Ой, посмотри, что сделал наш ребенок!»

Екатерина Волкова: «Не допущу, чтобы моих детей не любили!»

От первого брака у актрисы есть взрослая дочь Валерия. Сын Богдан и дочка Александра — дети писателя и политического деятеля Эдуарда Лимонова.

— Лимонов выбрал революцию, а не семью,— говорит Екатерина,— его начали раздражать дети, а я не допущу, чтобы моих детей не любили.

Сейчас Екатерина успевает все — посвящает себя детям, снимается в кино, и даже мечтает построить дом в Тверской области.

Дана Борисова: «Остаться одной с ребенком — это ужасный стресс!»

Сначала все было очень хорошо. Муж Максим носил Дану на руках, заботился во время беременности и даже был рядом во время родов, помогал и успокаивал. Когда дочка Полинка родилась, все изменилось. Муж решил сосредоточиться на работе и переехал в отдельную квартиру.

— Я очень благодарна мужу за то, что он меня поддерживал,— говорит Дана,— Жалко, что все у нас пошло наперекосяк. Мужчине сложно понять, что значит остаться одной с маленьким ребенком на руках. На самом деле это ужасный стресс!

Светлана Сорокина: «Я иду у дочери на поводу!»

Шесть лет назад Светлана удочерила маленькую Тоню, и сама расцвела на глазах. Сейчас ее глаза по-прежнему светятся счастьем. Утро известной теле— и радиоведущей начинается с того, что она заплетает косички дочери, а вечерами укладывает Тоню спать. Тоня сама решает, когда ей идти в детский сад, а когда в школу. Сейчас Тосе 7 лет, она играет на пианино и закончила первый класс.

А вот отучить ребенка от пиццы и сладкого маме никак не удается. На вопрос: «когда начнем худеть?» Тоня всегда отвечает: «Завтра!»

Ирина Салтыкова: «Мы с дочкой разговариваем по телефону по 6 раз в день!»

На фотографиях Ирина с дочерью выглядят, как подружки — молоденькие, хорошенькие, еще и очень похожие. Алисе уже 22 года, она закончила школу во Франции.

— Мне многие завидуют, что у меня такая мама, с которой можно говорить обо всем!— признается Алиса.

С отцом Алиса не общается, пыталась встречаться с ним, но он неохотно шел на контакт.

— Для Алисы он — отец, а для меня — никто,— говорит Ирина.

Вера Брежнева: «Соня любит смотреть на меня в клипах»

Когда Вера ушла из «ВИА-Гры», дочка Соня заявила, что теперь мама все свободное время должна проводить с ней! Но потом увидела, что мама больше не появляется в клипах, и расстроилась. Соне нравятся песни Константина Меладзе, и она частенько их поет.

— Если дочь решит стать певицей, я постараюсь передать ей весь тот опыт, который есть у меня, и буду заботиться о ее здоровье во время гастролей,— говорит Брежнева.

Джоди Фостер не видит мужчину спутником своей жизни

Самая известная мать-одиночка в Голливуде — обладательница Оскара Джоди Фостер. Личная жизнь актрисы никогда не складывалась, поговаривают о том, что сексуальная ориентация актрисы не предполагает жизни с мужчиной. Тем не менее, Джоди не стала отказывать себе в счастье материнства. Через десять лет после получения первого «Оскара» актриса родила сына, заявив, что отца у мальчика нет. Появились слухи об искусственном зачатии. Говорили даже, что Джоди воспользовалась банком спермы, вибирая доннора по высокому IQ. Через три года у Фостер родился второй сын, про отца которого тоже ничего не известно. Джоди Фостер гордится званием матери-одиночки, а сыновья носят ее фамилию.

Холли Берри все одна, да одна

Холли официально не мать-одиночка, у нее есть муж и отец ее крошки дочки французский манекенщик Габриэль Обри. Но что-то последнее время папаша совсем не занимается дочкой. Холли гуляет с малышкой Найлой, пока папа работает во Франции.

«Комсомольская правда», 23 июня 2009 года

Екатерина Волкова:
«С Лимоновым мне хотелось петь»

Инесса Травникова

Для нее судьба приготовила насыщенный и захватывающий сценарий. Одна из первых театральных работ актрисы — главная роль в спектакле «Мастер и Маргарита» на сцене театра им. Станиславского. Съемки в картинах «Вдох-выдох»‚ «КГБ в смокинге»‚ «2 Асса 2». Ее режиссерский дебют в театре произвел настоящий фурор‚ а сольные концерты с группой «Беспредел» три года назад взбудоражили клубную московскую публику зажигательным исполнением в стиле рок‚ панк и рок-н-ролл. Каждый эпизод личной жизни Екатерины Волковой — демонстрация экстремального характера: стрижка «под ноль»‚ скоропалительный брак и такое же расставание с оппозиционным политиком и литератором Эдуардом Лимоновым. Сегодня в судьбе Кати‚ мамы троих детей настал период осмысления. И можно не сомневаться — продолжение обязательно будет ярким. Ведь с ней по-прежнему ее талант и красота…

— У вас когда-нибудь возникали сомнения в том, что актерское ремесло — ваше единственное предназначение?

— Конечно. Я счастлива быть актрисой, но никогда не считала, что это предназначение — мое единственное. В последнее время я все чаще думаю о том, как было бы интересно создавать что-то осязаемое. Делать вещи, которые можно трогать руками, а не только видеть глазами, как наши роли-тени: то ли они есть, то ли нет их. К тому же актерство, как известно, занятие слишком зависимое. В этой профессии успех — это как победа в игре, которую ведут время, судьба и удача. Можно ждать свою роль всю жизнь и так и не дождаться. Но я не могу позволить себе такую роскошь. Я обязана твердо стоять на ногах, ведь на мне моя семья. Однако с чем бы ни была связана моя работа, она должна меня радовать. Сейчас в моей жизни — момент осмысления. Хочу понять, кто я и что я, трезво оценить свои способности и возможности — и сделать выбор.

— Какое искусство доставляет вам особое наслаждение?

— Музыка. Я окончила музыкальное училище по специальности «дирижер хора». Очень давно пишу песни — с тех пор, как впервые влюбилась. Вдохновение всегда приходит вместе с влюбленностью: ты любишь — и не можешь не петь. Бывают мощнейшие «накаты» — как несколько лет назад, когда я встретилась с Эдуардом Лимоновым. В нем билась бешеная, неистовая энергия, и она передалась мне. Я выступала с сольниками в модных московских клубах: поп, рок, панк, рок-н-ролл… Хулиганила, жгла и отрывалась, как могла — меня нес этот безумный вихрь… Концерт — это же колоссальный энергетический «обменник». Ты посылаешь импульс любви в зал — и тебе тут же он возвращается в двойном размере. Большинство моих песен — о мужчине и женщине, о любви, которая часто трагична. Но если бы в жизни все было наоборот, сколько великих произведений так и не родилось бы!.. Юрий Башмет как-то сказал, что не способен к творчеству, когда у него на душе штиль, и что музыка рождается из смятения и страдания. Я согласна.

— Если вас так увлекает мир музыки, почему бы вам не заняться сольной карьерой всерьез?

— Сейчас мне не поется… Но я мечтаю о том, что вдохновение вернется, и я снова начну сочинять. Решение делать музыкальную карьеру — очень ответственный шаг. Это уже шоу-бизнес с его жесткими законами, пренебрегать которыми не получается. Поэтому надо ясно понимать, на что ты себя обрекаешь. Вот я иногда смотрю на наших звезд — и мне их очень жаль, потому что они превратились в заложников шоу-бизнеса. Публика постоянно ждет хитов, сочинительство превращается в конвейер, в поточное изготовление «музыкальных шедевров». Я не хочу вымучивать из себя песни, мне важно чувствовать себя свободной — чтобы «бизнес» не давлел над «шоу».

— Как вы относитесь к критике в свой адрес?

— «Художника может обидеть каждый» — расхожая шутка, но правды в ней много. Я не скрываю, что мне неприятно, когда критикуют то, что я создала. Особенно, когда делают это высокомерно и без любви. Думаю, такое болезненное отношение — это нормально. Ты вкладываешь себя, предельно раскрываешься, «обнажаешься» — и, конечно, потом трепещешь за каждое слово, каждую ноту.

— Что вы ощущаете, когда делают комплименты вашей внешности?

— Я все время от них отмахиваюсь. Хотя, наверное, стоит все же сказать себе: «Да, некоторой привлекательностью тебя природа не обделила». Может, это придаст больше сил и уверенности… Пристально смотреть на себя в зеркало я стала только сейчас, когда мне исполнилось тридцать пять. Вдруг начала придирчиво себя рассматривать и судорожно выискивать на лице морщинки: «Та-а-ак, надо срочно что-то делать, надо как-то бороться с возрастом». Все чаще беру в руки и внимательно изучаю журналы о красоте. Понятно, что женщине после тридцати нужен особый уход. Организм уже не такой отзывчивый, как раньше, и не может быстро восстанавливаться. Самый радикальный способ борьбы с возрастом — это пластическая операция, и в будущем я для себя такой возможности не исключаю.

Сама я обожаю смотреть на красивых женщин. Ухоженные дамы в возрасте вызывают во мне восхищение. Идешь по улице и вдруг видишь — настоящая леди, богиня. Как она хороша, с каким великолепным достоинством несет себя!..

— У вас есть свой секрет красоты?

— Своего секрета нет, но я всегда интересуюсь чужими. У меня хорошие учителя. Одна моя подруга рекомендует голодать, ходить в фитнес-клуб, посещать косметолога и парикмахера не по настроению, а с учетом фаз луны. Она следует рекомендациям женского лунного календаря и отмечает свои маленькие победы на поле битвы за красоту. Другая подруга научила меня ритуалу, с которого надо начинать каждое утро. Наливаешь в красивый бокал чистую воду, желательно талую, и выпиваешь ее, смакуя и наслаждаясь. Эффект омоложения — совершенно потрясающий!

— Как вам, маме троих детей, удается выкроить время для себя?

— Думаю, меня поймут все мамочки: когда у тебя на руках маленькие дети-погодки, о салоне красоты можно пока забыть. После того, как я так «размножилась», времени на себя катастрофически не хватает. Вот недавно тащила по лестнице детскую коляску и сломала ноготь. «Господи,— думаю,— я же актриса, надо немедленно привести себя в порядок». На маникюр, конечно, время находится, но, вообще-то, круговерть домашних забот засасывает. Тем более, детей, так уж сложилось, я воспитываю сама.

— Какими качествами должен обладать мужчина, чтобы у него появился шанс оказаться рядом с вами?

— Он должен быть с чувством юмора — это обязательно. А также снисходительным к женским слабостям. Ведь нас, действительно, часто заносит, и мы перестаем быть хозяйками своих страстей. Идеальный вариант, когда вы с мужем чувствуете друг друга и готовы всегда прийти на помощь. Если я, например, всю ночь не спала и была с ребенком, то утреннюю прогулку пусть возьмет на себя муж. Скажет мне: «Дорогая, давай ты поспишь, а погуляю я». Вот это справедливо.

— Какие эмоции вы испытываете, когда уходит любовь к мужчине?

— Если это случилось — значит, так и должно быть. Я благодарна уже за то, что любовь была. Хотя иногда встречаешь того, по кому когда-то страдала, и думаешь: «Что же я так плакала и рыдала?» Все встречи и расставания падают в копилку нашего опыта, умножают его. И со временем начинаешь понимать, что пути людей не зря расходятся: там, за поворотом, может ждать человек, с которым тебе будет лучше.

— Почему, на ваш взгляд, современная женщина, имея одного ребенка и более, не боится остаться одной?

— Любая женщина хочет жить в достатке, но лично я не нуждаюсь в олигархе. Раньше я постоянно стремилась быть при муже — между двумя последними моими браками был очень маленький перерыв. Я слушала музыку, которую ставил мой мужчина, любила блюда, которые он ел, пыталась соответствовать его представлениям об идеальной жене. И при этом, как я сейчас понимаю, теряла саму себя. Наверное, теперь мне нужно побыть одной. Подозреваю, что в жизни многих женщин были подобные ситуации. А еще я чувствую, что сейчас идет какой-то глобальный взаимообмен между мужчинами и женщинами. Мужская и женская природные сущности меняются местами. Даже у животных такое происходит: недавно я прочитала про необычную породу муравьев — там самки способны размножаться самостоятельно без участия самцов. Что уж говорить про людей — тут метаморфозы, происходящие с мужчинами, у всех на виду.

— Может быть всему виной идея феминизма?

— Порой я сама себе напоминаю «командира полка». Раздаю домашним указания направо и налево. Не каждому мужчине это понравится. Наши женщины, действительно, берут на себя слишком много. Кстати, легко отличить женщину, взвалившую на себя всю тяжесть ответственности за семью: в районе верхнего шейного позвонка у нее образуется холмик, похожий на горб. Матери под силу тащить на себе двух, трех, даже четырех детей. И еще мужа в придачу. Резервы женской силы безграничны. Я слышала одну удивительную историю: маленького ребенка придавило машиной, и мать собственными руками подняла автомобиль, чтобы чадо смогло выбраться. В таких экстремальных ситуациях мы способны на все. Но при этом не должны забывать, что мы все-таки женщины.

— Где вы черпаете силы?

— Семь лет назад я стала ходить на семинары и занятия по йоге. Первое время делала это не слишком осознанно. Специальные книги, конечно, читала, но глубоко в само учение не вникала. Заниматься йогой системно я начала после серьезной травмы: упала на сцене и сломала поперечный отросток позвоночника. Непростой перелом, и восстановление было долгим. Постоянная усталость, боль в пояснице — я тогда всерьез задумалась о здоровье и поняла, что никто мне в этом не поможет, кроме себя самой. Занятия йогой дали мне невероятное физическое облегчение, а дыхательные упражнения — пранаяма — привели в порядок мысли. Самые опасные враги — это наши страхи. Они расшатывают нам нервы, порождают в нас неуверенность… Я справляюсь с ними при помощи йоги.

— Ваши индийские поездки тоже входят в личную программу восстановления?

— Да, конечно. Но я езжу в Гоа еще из-за детей, там они себя прекрасно чувствуют. Океан, солнце, белый песок, натуральные фрукты… Я снимаю апартаменты на берегу океана. Место наше вполне деревенское: между домов разгуливают курочки, поросята… Кому-то оно покажется недостаточно гламурным, но для меня самая естественная жизнь — в согласии с природой. В этот раз мы всем семейством уехали туда в декабре, а в Москву вернулись только в конце марта.

— Каковы ваши принципы воспитания детей?

— Я никогда не думала, что стану многодетной мамой. Старшая дочка Лера до семи лет жила с бабушкой, моей мамой, в Тольятти. У меня тогда все время и силы забирала профессия. Сначала учеба в ГИТИСе, потом — первые спектакли, фильмы… Естественно, в любую свободную минуту я мчалась к дочке. Перед школой я забрала ее к себе в Москву. Первое, о чем мы с ней договорились быть друзьями и не врать друг другу. «В этом городе мы с тобой одни,— сказала я ей.— Поэтому должны во всем друг друга поддерживать». Так что мои принципы воспитания детей основаны, прежде всего, на доверии, но на младших я еще не успела их применить. Богдану сейчас два с половиной года, и я разрешаю ему абсолютно все. Я до дрожи хотела сына, и через тринадцать лет после Леры он появился. Богдан — всеобщий любимчик, он невероятно красив, и знает это. Сын очень привязан ко мне, но Сашеньку, нашу самую маленькую, я тоже вниманием не обделяю. Ей десять месяцев, и с ней мне очень помогает няня, которая сразу сказала: «Катя, вы уж извините, но Александра — мой ребенок».

— Вы чаще думаете о прошлом или будущем?

— Скорее, о настоящем. Стараюсь жить здесь и сейчас. Считаю это единственно правильным.

— Какие самые сумасшедшие поступки вы совершали в жизни?

— Вся моя жизнь сплошь состоит из таких поступков. Другие и вспомнить-то сложно. Я же экспериментатор по натуре. Вот недавно вслед за Лерой, моей старшей дочерью, научилась ездить на мотороллере — это основное средство передвижения в Гоа.

— Вы согласны с мнением, что человек живет так, как он того заслуживает?

— Несмотря на то, что звучит это довольно категорично, доля правды в этом наверняка есть. В жизни действует закон притяжения, в чем я не раз убеждалась на собственном опыте. Кто ты есть на самом деле, то к тебе и притягивается. Безусловно, в этом сложно себе признаться — иногда хочется спорить, кричать о вселенской несправедливости… Но видимо, наша судьба и вправду такова, какой мы ее лепим — мыслями, чувствами, словами, поступками.

— Самое приятное открытие, которое вы сделали за последнее время?

— Я открыла для себя философию, в которой есть ответы на все вопросы, интересующие человека. Это суфизм. Он учит жить по принципу любви, гармонии и красоты.

 

Совет от Екатерины Волковой:

«Лучше что-то сделать, чем потом пожалеть о не сделанном».

«Красота & Здоровье», №7, июль 2009 года

О, детки!

Екатерина Волкова — одна из самых красивых актрис и, определенно, одна из самых талантливых. А еще, она мама троих детей: старшей дочери Лере — 16 лет, а младшим — Богдану и Александре (дети от брака с политиком Эдуардом Лимоновым) — 2,5 и 1 год. О том, как растить троих детей и не сойти с ума, Екатерина рассказала «Домашнему Очагу».

— Катя, как вы справляетесь с ролью многодетной мамы?

— Я сама выбрала эту роль, утвердила себя на нее без всякого кастинга, и сейчас это моя любимая главная роль. Сложная, конечно, но это выяснилось уже в процессе: сценария нет, режиссера тоже, сплошная импровизация, график кувырком, и в любой момент могут «позвать в кадр». Но я не жалуюсь, хотя два маленьких ребенка — это, конечно же, перебор, и, если бы не старшая дочь Лера, то я и не знаю, как бы со всем этим справилась. Ей уже 16, и она мне здорово помогает с Богданом и Сашей. А еще меня спасает йога. «Ну, что?— интересуется Лера после очередного моего интервью.— Опять поделилась с читателями секретами материнства?» «Лера,— говорю,— ну какие у меня секреты?» — «У тебя? В18 родить девочку, через 13 лет — мальчика, потом — еще девочку. Оставлять младших детей со старшей дочкой — и на йогу!» Чувство юмора у нее отличное, в жизни пригодится.

— Лера не возмущается из-за того, что ей приходится следить за младшими?

— Конечно, возмущается, даже протестует: «Мама, это же твои дети!» Но у меня такая работа, что на дом не возьмешь, и к тому же я не могу совсем отказаться от светской жизни, мне нужно показываться на людях — профессия обязывает. Так что, бывает, задерживаюсь и даже боюсь позвонить Лере, чтобы предупредить: понимаю же, что краду ее время. У нее сейчас такой возраст, что самой хочется погулять, а вместо этого приходится быть нянькой. Собираюсь с духом, звоню: «Лера, я буду позже». Она мне сурово: «Когда ты придешь?» — «Через часок. Мы тут закончим, и я сразу домой…» — «Послушай, кто из нас мама? По-моему, уже я». Все это, конечно, наша с ней игра, мы смеемся, но иногда кажется, что действительно поменялись местами. Весной наша няня заболела, а у меня как раз вся неделя расписана. Бабушка, моя мама, живет в Тольятти, за тысячу километров. Что делать? Я опять: «Лера, выручай!» — и дочь сидела целыми днями с детьми, а у самой ЕГЭ на носу.

— Что для вас самое трудное в материнстве?

— Детская ревность, наверное. Борьба за мамино внимание. Стоит только Богдану сесть ко мне па коленки, сразу бежит Саша и начинается: «Моя мама!» — «Нет, моя!» Приходится как-то с этим разбираться. Может, за последнее время родительского опыта у меня и прибавилось, но крупным специалистом в вопросах воспитания я не стала. А кто в этом специалист? Кто точно знает, как правильно воспитывать детей, а как нет? Только авторы умных книжек делают вид, что знают. Вот я сейчас читаю одну такую, называется «Как быть хорошей мамой и не сойти с ума».

— Расскажите же, как…

— Еще не дочитала. Думаю, главное — не подчинять ребенка себе и своим представлениям о том, «как надо». Нам хочется, чтобы дети все делали по-нашему, а ведь они самостоятельные божественные единицы. Мы все их достоинства приписываем себе, не понимая, что ребенок — это чудо, и нашей заслуги в том, что он такой, на самом деле, мало. Не нужно ни приносить себя в жертву ребенку, ни стремиться через него реализоваться в жизни. Надо наблюдать за ним, исподволь его направлять и, главное, уважать его свободу.

— Какую свободу можно дать детям в два года?

— Настоящую. Богдан у меня с рождения в свободном полете. Я не навязываю ему расписание — прислушиваюсь к его внутреннему графику. Говорит: «Хочу спать»,— мы идем спать. Он, хороший хитрый мальчик, недавно узнал про волшебное слово «пожалуйста» и понял, что может с его помощью получить все желаемое. Подойдет, скажет: «Дай мне, пожалуйста, телефон»,— и никто не отказывает. Все в полном восторге: «Ах, какой вежливый ребенок!..» Богдан у нас принц: командует нами, и мы с радостью подчиняемся — все же единственный мужчина в семье. А когда он говорит: «Мамочка, я тебя любу»,— все, я умираю от счастья…

— А для вас самой сейчас еще актуален вопрос: что скажет мама?

— Он был актуален для меня долго, но сейчас уже меньше. На самом деле для матери и дочери выяснить отношения это важно. У моей мамы очень властный характер, и я с недавних пор стала иногда замечать в своем голосе мамины нотки. Например, Лера в тот день, когда мы с ней не играем в дочки-матери, наоборот, приходит поздно, а я ей: «Где ты была? Уже двенадцать, а ты когда обещала быть дома?» Сама себе удивляюсь: а ведь в детстве давала себе обещание, что никогда-никогда не буду для своих детей диктатором. Слава богу, я еще в состоянии замечать это за собой, и мне хватает юмора над этим посмеяться. По-моему, мать должна в определенный момент отпустить дочь, чтобы та пошла дальше, могла достичь чего-то в жизни самостоятельно. Моя мама долго не хотела меня отпускать. Мы с ней во многом разные люди, но в чем-то очень близки, а живем в постоянном конфликте. Это же неправильно! Но и тут никто не знает, как правильно. А если кто-то говорит, что знает, как надо строить отношения, он врет. В этом вопросе никаких правил нет. Кроме одного — уважения.

— Эдуард Лимонов помогает вам с детьми?

— Отцовскими чувствами он проникся: сына обожает, а от дочери просто тает. Считает, что она на него похожа.

— Действительно похожа?

— Мне кажется, она похожа на мою бабушку — и внешне, и но характеру. Невероятно упорная. Но Лимонов уверен, что Саша — его копия. Приезжает и гуляет с детьми в парке. Сначала брал только Богдана. Помню, в апреле было холодно, вернулись совершенно продрогшие, носы красные. А Лера с порога деловым тоном: «Ну что, Эдуард, погуляли? Теперь — с Александрой!» Обычно прогулки с детьми на ней, так что тут она отыгралась. Потом Лимонов стал брать обоих детей, ведь у него охрана, и они справляются. Я не отказываюсь от этой помощи. И Богдану важно знать, что у него есть папа — вот такой папа, который всегда с охранникам и ходит.

— Богдан не спрашивает, почему рядом с папой всегда какие-то люди?

— Однажды Эдуард объяснил ему, что это такие «ребята». Ну и прекрасно, «ребята» Богдану нравятся. Этим летом Лимонов помог снять для нас дачу. Мне нравятся наши с ним нынешние отношения. Правда, мы теперь общаемся в основном по поводу детей, но, по крайней мере, можем спокойно разговаривать, и это радует.

— Вы говорили в одном интервью, что разочаровались в мужчинах…

— Дело не во мне лично. Сегодня женщины стали сильными, самостоятельными, и многие мужчины им уже не ровня. Особенно если они не хотят развиваться и заботятся только о собственной свободе и комфорте. В результате женщина понимает, что ей легче одной. Мужчине нужна домработница и нянька, а я не желаю быть нянькой. Хочу оставаться женщиной и наслаждаться жизнью каждую секунду. Я готова на добровольные жертвы ради большой любви, но против того, чтобы мужчина эгоистично требовал от меня этих жертв.

— Лимонову тоже были нужны жертвы?

— Он счел меня предательницей из-за того, что я не осталась с ним, как жена декабриста, зимовать на ржаном хлебе и квашеной капусте, а уехала с детьми на Гоа. По им там было лучше, я думала, что Эдуарду хватит мудрости это понять.

— Эдуард помогает вам материально?

— Сейчас я могу рассчитывать только на себя и потихоньку пытаюсь стать независимой от кино и актерства, которое как раз очень зависимое занятие. Нет ничего хуже, чем сидел, и ждать ролей. К тому же нам с детьми надо на что-то жить, и им не объяснишь, что в связи с кризисом сейчас меньше работы. В общем, мы с подругами решили открыть детский Интернет-магазин odetki.ru. Нас трое, все мы довольно опытные мамаши и понимаем, что нужно родителям. Например, у нас будет специальный раздел про уход за детской обувью. Многие просто не умеют правильно читать значки производителей. Или для удобства предлагаем вот что: нам заказывают пару обуви, а мы привозим сразу три размера — тот, который заказали, на размер больше и на размер меньше, ведь с детской обувью трудно угадать. А еще мы позаимствовали отличную идею у итальянцев: будем предлагать одинаковую обувь для детей и родителей. Представьте: мама в изящных туфлях — и дочка в таких же, только маленьких. На папе элегантные мокасины — и точно такие же на мальчике. По-моему, здорово! И еще у нас много разных идей, и мы готовы ими поделиться. Так что заходите! Я пока мало что понимаю в бизнесе и бросаюсь в него, как в омут, но единственное, что я могу сказать: никогда не буду рекламировать некачественные товары.

— Вы по этому же принципу снялись в главной роли в фильме «Дядя из Чикаго» из кинопроекта «Потому что это Я»?

— Конечно. И меня очень заинтересовала идея самого проекта: не имеющие ничего общего с рекламой, такие искренние короткометражки о женщине, ее внутреннем мире, тех эмоциях, которые ее переполняют, желаниях, которыми она живет. О том самом умении быть женщиной и наслаждаться каждым моментом, о котором я говорила выше. Так что, как видите, сама тема мне близка. К тому же это была третья наша работа с режиссером Олегом Фоминым, и могу сказать, что работать с ним — всегда огромное удовольствие. И, конечно, встреча в кадре с таким мастером, как Станислав Любшин, для меня — просто подарок судьбы. Редкий пример аристократизма как в кино, так и в жизни.

— Олег Фомин говорил, что для него внутренняя красота вашей героини Нади даже важнее внешней. А вы с этим согласны?

— Я уверена, что по-настоящему красивый человек — это гармоничное сочетание внутренних и внешних качеств, они дополняют друг друга Я согласна с Олегом, что внутренняя красота очень важна для героини Нади. А зрители, сопереживая ей, тоже становятся красивее. Это совместная душевная работа, которая в греческом театре называлась катарсисом. Мне кажется, для женщины очень важно быть собой.

— Проект как раз называется «Потому что это Я». А что для вас значит «быть собой»?

— Это значит — не бояться своих спонтанных проявлений, душевных порывов, слез, смеха, одиночества, любви. Когда ты этого не боишься, то понимаешь, что ты индивидуальность и ни на кого не похожа. Человека определяют его поступки, но мы имеем право на ошибки, их тоже не нужно бояться. Страх — главное препятствие для счастья.

«Домашний очаг», №9, сентябрь 2009 года

Екатерина Волкова: хорошая мама

Алина Тульчинская

Актрисе Екатерине Волковой удается совмещать массу, казалось бы, несовместимых дел: рожать детей, делать карьеру в кино, проводить зиму на Гоа, сочинять песни — и при этом оставаться очень привлекательной женщиной. О том, как ей это удается, мы поговорили с Екатериной на уютной подмосковной даче, где она проводит лето со своими детьми — Лерой, Богданом и Сашей.

— У вас две дочки и сын, а значит, есть замечательная возможность сравнить, каково быть мамой девочки и мамой мальчика. С кем проще? С кем интересней?

— Каждый ребенок настолько любим, настолько неповторим, что сравнивать детей друг с другом просто невозможно. Хотя, конечно, когда у женщины рождается сын — это очень необычно с точки зрения отношений между мужчиной и женщиной. С самых пеленок Богдан у нас — мужчина, причем единственный мужчина в доме, и он это чувствует, командует всеми, и девочки его обожают. А мне со стороны очень интересно наблюдать за этим процессом — и как маме, и как женщине. Все-таки характер человека вырисовывается сразу, с рождения.

— И какие же характеры у ваших детей?

— Саша — воительница. Когда ей что-то надо, она добивается этого всеми доступными ей способами. При этом очень спокойна, терпелива. Засыпает по вечерам сама — я ее кладу в кроватку, укрываю и оставляю. Через несколько минут дочка уже спит. Богдан — другой, он привык к повышенному вниманию и засыпать любит со мной. Когда он был поменьше, я укачивала его на гимнастическом мяче, часами пела песни, иначе он не засыпал.

— Когда родился Богдан, ваша старшая дочка Лера была уже довольно взрослой. Как она отреагировала на появление еще одного ребенка в семье?

— Лера так долго выпрашивала у меня сестричку, братика или хотя бы кошечку, что появлению Богдана была очень рада. Мой старший брат, между прочим, тоже требовал меня у мамы, даже заставлял ее глотать арбуз. Он считал, что тогда у нее появится большой живот и сестренка ему будет обеспечена. Богдан, кстати очень на него похож.

Глядя на Леру, я прежде всего радуюсь тому, что мне удалось вырастить очень хорошего человека. По мере возможности она помогает мне с малышами, иногда и вовсе отпускает меня, но я стараюсь этим не злоупотреблять. Нельзя превращать старшего ребенка в няньку.

— Могли бы вы себе представить, скажем, десять лет назад, что станете многодетной мамой? Хотите ли родить еще одного ребенка?

— Я никогда не думала, что у меня будет много детей, хотя бабушка нагадала мне большую семью. Когда Лере было уже лет девять, я отчетливо поняла, что хочу еще ребенка. Смотрела на чужих малышей, и сердце сжималось! Сейчас у меня есть Богдан и Саша, и больше детей я не планирую. Но сами знаете, человек предполагает…

— Какая разница в возрасте у Богдана и Саши?

— Год и восемь месяцев. Трудно, конечно, но я надеюсь, что потом будет легче. С другой стороны, смотреть, как они играют или выясняют отношения,— безумно интересно. Настоящий театр, оторваться невозможно.

— Общается ли ваш бывший супруг Эдуард Лимонов с Богданом и Сашей?

— Да, общается, хотя и не много. Наверное, тут достаточно никогда не бывает — ведь любви много быть не может. Мужчины несколько иначе воспринимают детей, и мы, женщины, злимся на них за это, требуем, чтобы они обожали, боготворили малышей так же, как и мы. А они, в свою очередь, начинают ревновать, обижаться, что дети для нас становятся главными. Эдуард был счастлив, когда появилась Саша, скупил для нее все куклы в магазинах. Он, вообще, все, что делает, делает от души. Если решит подарить Богдану меч — можете быть уверены, это будет самый большой меч.

— Чем вы руководствовались, выбирая детям имена?

— Как, наверное, многие пары, ожидающие ребенка, мы первым делом залезли в интернет и просмотрели там все мыслимые и немыслимые варианты. Потом, поскольку мы люди православные, все-таки заглянули в Святцы. Саша родилась 17 июля — день царицы Александры. К тому же, когда я вошла в родильный зал, там стояли весы, на которые после рождения должны были положить моего ребенка, и на них было написано «Саша». Так что последние сомнения отпали.

— А на личную жизнь у вас время остается?

— Когда я с детьми, то даже в зеркало не успеваю заглянуть. К счастью, мне помогают. И Лера, и сестра, которая сейчас со мной, и мама, обожающая внуков и принимающая активное участие в их воспитании. Особенно эта помощь кстати, когда у меня начинаются съемки. Вот сейчас я буду какое-то время жить в Москве и каждый день приезжать на дачу физически не смогу. К тому же я считаю, что полезно иногда друг от друга отдыхать. Я периодически позволяю себе выходить в свет, встречаться с друзьями — иначе можно просто загнать себя, и детям от этого никакой радости не будет. Наоборот, получая какие-либо эмоции вне дома, я потом передаю их детям, и польза от этого всем.

— Малыши быстро отвыкают от мамы, если ее какое-то время нет рядом. Вы не ревнуете детей к няням, бабушке?

— Абсолютно не ревную. Наоборот, мне бы даже хотелось, чтобы был человек, который иногда мог бы полноценно заменять меня. Но и для Богдана, и для Саши мама — это все. Когда я рядом, никого другого им не надо. Свой съемочный график я стараюсь строить так, чтобы проводить с ними как можно больше времени. А зимой мы вообще живем в Гоа. В прошлом году, по сути, из-за этого и произошел наш конфликт с Эдуардом: он считает, что все это глупости и никому не нужно. Но нам это нужно, и в этом году мы опять туда собираемся. Когда мне зимой пришлось из-за съемок уехать на месяц в Петербург и оставить там детей с няней, я чуть с ума не сошла. Удивительно, что меня вообще оттуда выпустили. По закону, дети могут оставаться в Гоа либо с одним из родителей, либо с опекуном. Я чудом оформила доверенность на няню, и, когда мы уже весной все вместе возвращались обратно, пограничники страшно удивлялись, как мне тогда удалось выехать одной.

— Почему именно Гоа?

— Я ненавижу холод. И мне, и детям там раздолье. Страшно жаль терять эти шесть месяцев, которые дети могут провести в тепле, красоте и полном счастье на берегу океана. Складывать картинки из ракушек на песке — лучше, чем собирать конструкторы, даже самые продвинутые. И никто меня не убедит в обратном. Там уже с 3-х лет дети занимаются специальной гимнастикой, для них организуют группы развития, где они общаются, учат английский — и все это в игровой форме. На самом деле мозг маленького человека обладает колоссальными возможностями. В Гоа дети из разных стран прекрасно понимают друг друга. А те, кто живет там круглый год, вообще говорят сразу на нескольких языках. Кстати, и с финансовой точки зрения жить в Гоа гораздо выгоднее, чем в Москве: я снимаю прекрасную квартиру на берегу океана всего за 500 долларов в месяц. А продукты там вообще стоят копейки.

— Вам не скучно полгода без работы?

— Я так устроена, что мне никогда не бывает скучно. Тем более если рядом мои дети. К тому же в Гоа нам скучать некогда — наоборот, времени всегда на что-то не хватает. Я занимаюсь музыкой, йогой. Туда приезжают музыканты со всего мира, вечерами играют на пляже, устраивают концерты, огненные шоу. Там творческий дух, и он, мне кажется, очень положительно влияет на детей, развивая их вкус, обогащая их: дети видят разное, интересуются разным, учатся ценить разное. Чем больше маленький человек получает впечатлений, чем больше впитывает с детства, тем лучше: в будущем ему это обязательно пригодится. К сожалению, Лера не может уехать туда с нами на полгода — у нее получается месяца два за зиму, но и это здорово.

— Приходилось ли вам уже путешествовать без детей?

— Практически нет. Только однажды, после рождения Саши, я выбралась на семинар по йоге. Мне это было необходимо, чтобы восстановить форму после двух беременностей. Я очень жду того момента, когда дети подрастут и смогут всюду ездить со мной. Хочу показать им мир, хочу подняться с ними в горы… Сейчас планирую поездку в Аргентину — мечтаю увидеть эту страну.

— Хотели бы вы, чтобы ваши дети тоже начали сниматься в кино?

— Недавно режиссер Олег Фомин, увидев Богдана, заявил, что такую красоту обязательно надо снимать. Так что, возможно, сын скоро получит свою первую роль. Лера хочет стать артисткой, но я против. Впрочем, у нее впереди еще два года в школе — будет время принять решение.

— Что такое, по-вашему, быть хорошей мамой?

— Быть хорошей мамой — это слышать своего ребенка. Не диктовать ему, а идти за ним. Я не считаю, что ребенка нужно с рождения загружать всевозможными занятиями. Иногда достаточно просто остановиться на минуту и обратить его внимание на дерево, на облако… И это может оказаться гораздо важнее, чем умение читать в 2 года.

«Дети», №10, октябрь 2009 года

Екатерина Волкова:
Сейчас я блондинка, и это очень удобно

Инесса Ланская

Укрепив волю и мышцы в «Жестоких играх», актриса отправилась на тропу инков в Перу.

Оставив троих детей на попечение мамы, красавица актриса Екатерина Волкова без долгих раздумий полетела в Аргентину, где стала участницей экстремального проекта Первого канала «Жестокие игры». В реалити-шоу Катя участвовала впервые и на это приключение согласилась с большой опаской. Но ни на минуту не пожалела о своем решении…

— Катя, что вас подтолкнуло на такие подвиги: жажда приключений или обещание хорошего гонорара?

— В соревнованиях мы участвовали бесплатно, исключительно ради того, чтобы испытать себя, проверить свои возможности. Когда меня пригласили, опасения, конечно, были. Но организаторы сказали: «Катя, не раздумывайте, соглашайтесь. Вы никогда об этом не пожалеете!» После проекта я действительно почувствовала, что стала намного сильнее.

— Как вы нашли столько времени, все-таки у вас трое детей?

— Я всегда мечтала о Латинской Америке и поняла — вот он, мой шанс! Вначале, правда, думала: «Ну поеду, продержусь там дня три и вернусь к моим деткам». Но пробыла на игре намного больше. Дети были с моей мамой, я ей очень благодарна, она любит своих внуков.

— Ваша старшая дочь весной оканчивает школу. Чем собирается заниматься?

— Лера учится в школе с немецким уклоном и часто ездит в Германию. Сейчас у нее любовь с немецким мальчиком, каждую свободную минуту сидит в Интернете в «контакте», переписывается с ним. Ну, хоть язык хорошо выучит.

— Не боитесь стать молодой бабушкой?

— Вспоминаю стихи Марины Цветаевой: «Когда я буду бабушкой, годов через десяточек», они все время стучат пульсом в моей голове, и смотрю на дочь с подозрением. Но она так много нянчится сейчас с двумя малышами, что, может быть, со своими детьми спешить не станет. Я сама вышла замуж в 17 лет и уговариваю Леру с этим делом не торопиться, объясняю ей, что надо предохраняться.

— А в чем преуспели ваши малыши?

— Богдану — три года, Сашеньке — полтора. Они совершенно разные: дочка больше похожа на меня, и характер у нее такой же. Она знает, чего хочет, и задуманное обязательно осуществит. Отнимает у Богдана игрушки, а тот плачет. Вот вам и старший, да еще мальчик. Но что ему делать, если взрослые сказали, что девочек обижать нельзя, остается только реветь.

— Младшие дети носят фамилию Лимонова?

— Они — Савенко, у их отца в паспорте такая фамилия.

— После разрыва с Эдуардом Лимоновым ваше сердце свободно?

— Не знаю. Вот иду по улице и прислушиваюсь к новой любви. Пора, ведь уже весна! Сейчас рядом со мной есть мужчина, но я еще не понимаю, мой ли это человек.

— Где вы провели прошлое лето?

— Вначале на даче. Потом снялась в кино вместе с Богданом, он сыграл сына Сергея Юрского. Малышу было нереально тяжело, потому что актеры на площадке все время говорили по-французски. Богдан долго прислушивался, а потом и спрашивает у Юрского: «Ты че сказал?» Богдан — красавец с белыми кудрями, его просто невозможно было не взять в фильм. Мне кажется, у сына все получилось, хоть он немного и капризничал. Ну так он и сыграл сына олигарха, так что все по роли. Этот сериал Олега Фомина «Естественный отбор» — наша четвертая с ним работа. Картина снята по книге заместителя Генерального прокурора России Александра Звягинцева. Францию и Афганистан снимали в Геленджике, что вы хотите — кризис.

У меня там главная роль, а Сергей Юрский играет моего отца, у него молодая жена-француженка и рождается сын. Я играю телезвезду, хобби которой — пилотирование. Пришлось научиться управлять самолетом. Конечно, взлет и посадку совершал пилот, а потом он лежал внизу и его не было видно. Я исполняла команды, которые он давал мне через наушники.

— Вы ходили на курсы? Все-таки самолет — транспорт опасный.

— Если хотите встретить настоящего мужчину, ищите его среди пилотов. С этими мужчинами ничего не страшно. Я даже трюки выполняла сама, когда надо было снимать падение самолета и я сидела за штурвалом. Конечно, было немного страшновато, но я люблю подобные испытания.

— В каких еще картинах вы снимались в последнее время?

— В фильме «Потому что это я». Это новогодний фильм режиссера Олега Фомина, я написала для картины песню «Радуга счастья», которую сама исполняю. На выходе картина «Максим Платов», у меня там небольшая яркая роль. Я играю цыганку-байкершу, которую выгнали из табора.

Она покрасила волосы в белый цвет и гоняет на мотоцикле. Поэтому сейчас я блондинка, и это оказалось очень удобно. Когда еду в машине и случайно нарушаю правила, показываю гаишнику на свой цвет волос. Мужчины улыбаются и меня прощают. Ну что с меня взять? Ведь за рулем блондинка…

— Расскажите о фонде помощи детям, в котором вы принимаете участие.

— Мы собираем средства на покупку слуховых аппаратов, оборудования для классов, где учатся слабослышащие дети. У фонда есть государственная поддержка, будут привлекаться и спонсоры.

— Но ведь уже есть фонд Чулпан Хаматовой и Дины Корзун.

— Они помогают тяжелобольным детям, но помощь нужна и слабослышащим, которые не охвачены вниманием. А многодетные семьи?! А дети, которые остались без отца, где мама не может их всех тянуть, они ведь тоже нуждаются в помощи?! Благотворительные фонды не конкурируют друг с другом — чем их больше, тем больше будет помощи нуждающимся в ней!

— Я слышала, что вы отдыхали в Гоа. Любите этот «звездный» курорт?

— Я там была раньше, а в январе этого года на месяц поехала на тропу инков в Перу. Меня пригласил этнический клуб, я жила там бесплатно, только оплатила билеты. Мы занимались духовной практикой и путешествовали. Я поднималась на высоту 4.600 метров, ходила по тропам инков. Спасибо маме, которая опять осталась с моими детьми.

«Экспресс газета», №11 (788), 16 марта 2010 года

Екатерина Волкова:
«С Ксенией Раппопорт мы могли бы стать подругами,
но между нами встал мужчина»

Андрей Колобаев

Недавно в картине «Дядя из Чикаго» Екатерина Волкова сыграла довольно необычную для себя роль ― романтическую, немножко сентиментальную женщину, мечтающую о простом земном счастье. «Необычную» ― потому что еще несколько лет назад (с ее-то имиджем!) в подобном амплуа актрису невозможно было представить. Другое дело ― жесткая, отчаянная советская журналистка, завербованная лично шефом КГБ, как это было у того же Олега Фомина в сериале «КГБ в смокинге».

Совсем другой стала сейчас и сама Катя Волкова, которую никогда нельзя было назвать пай-девочкой. Раньше ― стрижка «под ноль», песни в стиле рок, панк и рок-н-ролл под аккомпанемент собственной группы с характерным названием «Беспредел», веселые гулянки с друзьями, закончившиеся однажды сломанным позвоночником, серия неудачных, скандальных замужеств. Сегодня ― после развода со своим последним супругом (знаменитым писателем и политиком-оппозиционером Эдуардом Лимоновым) ― актриса, мать троих детей, ушла с головой в работу. Активно снимается, участвует в проекте Первого канала «Жестокие игры». Не скрывает, что живет сейчас нелегко, но, как всегда, в неизменном ожидании чуда и новой любви.

― Екатерина, у вас бурная юность настоящей «лягушки-путешественницы». Родились в Томске, выросли в Тольятти, учились в Ярославле и Москве. И образование у вас на все случаи жизни ― театральное, музыкальное. Случайность?

― Пожалуй, нет. Музыка всегда мне доставляла особое наслаждение. Не зря же я окончила школу искусств по классу фортепиано и музыкальное училище по специальности «дирижер хора». Да и песни я писала давно ― с тех пор как впервые влюбилась.

― Одна из первых ваших театральных работ ― главная роль в спектакле «Мастер и Маргарита» на сцене Театра им. Станиславского. Неплохой старт для начинающей актрисы…

― У меня тогда все время и силы забирала профессия. Сначала учеба в ГИТИСе у Марка Захарова, потом первые спектакли, фильмы… А ведь у меня тогда уже родилась Лера, которая из-за моей занятости до семи лет вынуждена была жить в Тольятти с бабушкой, моей мамой. Это время я вспоминаю как длительный период экспериментов ― и творческих, и в личной жизни.

― В списке ваших творческих работ того периода есть одна режиссерская. Расскажите, как вас занесло в режиссуру?

― Опять же сказались авантюризм и пресловутая тяга к экспериментам. В конце 90-х судьба предоставила мне возможность поставить на Новой сцене МХТ пьесу «Мой голубой друг». Как я могла пройти мимо этого? Во-первых, пьеса очень необычная. Судите сами. Главные герои ― лесбиянки, геи, обычные обитатели тюрем и пересылок. Они годами не видят свободы, но тем не менее и влюбляются, и страсти там бушуют нешуточные. Нет, там все очень необычно ― там все по парам. А как еще выжить? Во-вторых, ее автор ― Екатерина Ковалева ― сама в тот момент отбывала 14-летний срок за убийство мужа в колонии строгого режима. Прочитав пьесу, я была потрясена. Потом трижды ездила к ней в Шаховскую колонию ― мы работали с текстом, я специально изучала тюремный сленг. Закончилось это тем, что мы подружились. И с автором, и с некоторыми ее героинями. После того как девушки отсидели срок, они даже были у меня на концерте.

― Правда, что спектакль стал «разорвавшейся бомбой» на фестивале «Новая драма»?

― По крайней мере шума было много… Еще бы ― тема такая. К тому же в главной роли была замечательная Евгения Добровольская, которая тоже, пока всех не пошлет на три веселых буквы или пока ее не пошлешь, тебя даже не услышит. (Смеется.)

― Сегодня вы много снимаетесь, недавно стали участницей экстремального «аргентинского» проекта Первого канала «Жестокие игры». На кого оставляете детей, когда у вас длительные выездные съемки?

― Не поехать в Аргентину я не могла ― я всегда мечтала о Латинской Америке! Но обычно в таких случаях меня мама спасает. А старшая дочь Лера ― вообще палочка-выручалочка, все-таки не просто так я ее в 18 лет родила. Настоящая помощница! Ей 17 исполнилось, учится в десятом.

― Наверное, мечтает об актерской карьере?

― Дарование у нее есть. Но она хочет в журналистки пойти. Правда, пока ничего не пишет, зато коммуникабельная. Но вот читает совсем мало. Я ей постоянно говорю: надо читать, читать. Вы ведь знаете, современное поколение вообще не читает. Все сидят в этом долбаном интернете. Кстати, хотите, о нашем «начитанном поколении» одну смешную историю расскажу, совсем коротенькую? От Тани Друбич. Ее дочь, Аня Соловьева, и моя Лера учились в одной школе с немецким уклоном. Так вот, Таня как-то решила помочь дочери написать сочинение на тему, кажется, «Герой нашего времени». Начитанная Друбич вложила в это сочинение всю свою душу, знания и талант. Есть в нашей школе замечательный, всеми любимый Олег Михайлович Зальцман, учитель по литературе. Так вот, Анечке Соловьевой вернули этот «крик души» с «резолюцией»: «Сочинение написано на редкость убогим человеком». (Смеется.) Хорошо еще не написали: «тупым»…

― Смешно!

― Кстати, однажды Лимонов написал сочинение дочке продюсера Сергея Члиянца, моего бывшего мужа. И преподавательница так выразила свое мнение: «Во многом я не согласна с автором».

― Представляю, что Эдуард Вениаминович мог там насочинять!.. Интересно, а вы прозу писателя Лимонова до встречи с будущим мужем Эдуардом Лимоновым читали?

― Да, мне Эдуард Бояков, известный театральный режиссер, дал как-то несколько книг Лимонова. Со словами: «Обязательно прочти!»

― Стоп-стоп-стоп! Вот здесь поподробнее, пожалуйста. Если не ошибаюсь, еще несколько лет назад вся театральная Москва обсуждала ваш сумасшедший роман с Бояковым…

― С Бояковым мы начинали в театре-лаборатории «Практика», мечтали вместе строить новый театр. Наш роман был достаточно долгим, четыре года я мечтала стать его женой, надеялась, что мне сделают предложение. Но он предпочитал жить свободной жизнью. У него бывали и романы. И я о них знала. Поскольку у нас были отношения учитель-ученица, я старательно боролась с проявлениями своего эгоизма и ревностью. Но тут в нашу жизнь вмешалась Ксения Раппопорт. Мы могли быть подругами, но между нами встал мужчина, и мы уже не могли общаться.

Самое смешное, что это я ее познакомила с Бояковым. У них намечался совместный театральный проект «Свадебное путешествие» по Сорокину. Однако профессионально они так и не сработались, зато… Потом у нас с Ксенией стали происходить такие интересные, странные совпадения: мы несколько раз претендовали на одни и те же роли.

― На какие именно?

― Например, в фильме «Вдох-выдох» Ивана Дыховичного. Оказывается, Ксения должна была играть роль Веры, главную роль, которую потом сыграла я. Они даже с Иваном обсуждали это, он приезжал в Питер, они встречались, работали над сценарием. А потом Дыховичный случайно попал на мой концерт. Марк Гарбер, известный покровитель современного искусства, нас с Иваном познакомил. Представляете? Я была стрижена «под ноль», из меня в то время просто извергались тексты и песни, я собрала группу «Беспредел». Пригласила друзей ― Сергея Александровича Соловьева, Сашу Абдулова, был Стас Намин, Акунин… Словом, после этого концерта Дыховичный предложил роль Веры мне.

А потом мне вдруг позвонили из агентства «Макс» и спросили, могу ли я поехать на три месяца в Италию к режиссеру Торнаторе. Я ответила, что нет, уже работаю в проекте «Вдох-выдох». И к Джузеппе Торнаторе поехала Раппопорт. Снялась в его картине «Незнакомка», получила премию итальянской киноакадемии, открывала Венецианский кинофестиваль. И вот так случилось ― стала мировой звездой. Впрочем, я (честно!) искренне рада за Ксению, она действительно достойна этого, она такая труженица, просто солнечная невероятно.

― Получается, тоже ― чуть ли не с вашей подачи ― и любимый мужчина, и «звездная роль».

― Сейчас все это для меня уже не имеет значения. А тогда… Я была ревнивой. Боякова хотела просто убить!

― Может, тогда и Раппопорт надо было «убить»?

― Заодно? (Хохочет.) Ну уж нет. Мне кажется, таких людей и такие женские образы, как Ксения, надо лелеять… Да и кто виноват, что между ними, что называется, искра проскочила?! Просто я в тот момент не пережила этого. В сердцах не подумала о том, что «месть ― это блюдо, которое нужно подавать холодным»… В отместку вышла замуж за Сергея Члиянца. Уж такая натура, я могу в одну секунду пойти на любую авантюру, которая мне взбредет в голову. Я была с ним в браке два года. Полгода из них снималась в Европе в сериале «КГБ в смокинге». А потом снова вернулась к Боякову. Он предложил мне руку и сердце и дал почитать Эдуарда Лимонова.

― Лихо закручен ваш сюжет! Получается, на свою голову…

― Да! Я прочитала роман «Укрощение тигра в Париже», мягко говоря, была потрясена и уже на следующей неделе познакомилась с Лимоновым на выставке Вильяма Бруя. Там Лимонов сделал мне несравненный комплимент: «Вы выглядите, Катя, как чемпионка мира». Вообще покорил серьезностью намерений. И, главное, выслушал очень внимательно мой монолог о моей трудной судьбе…

― А вы ему вот так все про свои несчастные романы и выложили?

― Конечно! Я же не умею врать.

― Вы во всем так бескомпромиссны?

― Как жизнь показывает ― да. Другое дело ― я не могу ни с кем жить, у меня не получается ни с кем семью построить. Потому что я тоже непростой человек. Я эмоциональна, очень подвижна и при всей своей внутренней доброте и мягкости безумно целеустремленна. Если надо чего-то добиться, буду к этому стремиться через «не могу».

― Если не секрет, почему же вы расстались с отцом двоих ваших детей?

― Когда начался наш роман с Лимоновым, я была влюблена по уши, очарована его талантом, его личностью, харизмой ― это понятно. Но когда появляются бытовые проблемы, связанные с детьми, приходится с небес спуститься на землю. И в конце концов я устала… В общем, поняла, что сойду с ума, если мы не расстанемся. А детям нужна здоровая мама, потому что здорового папы не предвидится. Теперь мы общаемся в основном по поводу детей, но по крайней мере можем спокойно разговаривать. И это радует.

― Младшие дети носят фамилию Лимонова?

― Богдан и Александра ― Савенко. У их отца в паспорте такая фамилия.

― Екатерина, а может, не с творческими людьми надо было романы крутить? Может, надо было выйти замуж за богатого бизнесмена, как многие из ваших коллег-актрис?

― У меня, конечно, возникают подобные мысли. Особенно сейчас, когда я могу рассчитывать только на себя и потихонечку пытаюсь стать независимой от актерства, которое как раз очень зависимое занятие. Ведь нет ничего хуже, чем сидеть и ждать ролей! Я даже частенько присматриваюсь к ним, бизнесменам. Прислушиваюсь иногда. Вот на днях зашла в один элитный сигарный клуб, сижу, жду человека. Рядом мужская компания ― одеты шикарно, явно не бедные. И слышу какие-то совершенно примитивнейшие речи. Вот как может мужчина так долго, в течение пятнадцати минут, рассказывать своим друзьям о брусничном варенье, которое он обязательно ест с утра?

― А что, вполне захватывающая тема.

― Ну не полчаса же об этом говорить! Нет, не нахожу я с олигархами никаких точек соприкосновения. Да и невыгодная я для них, трое детей, неудобная я. (Как стало известно, на днях Катя получила предложение руки и сердца от бизнесмена. ― Ред.) Мне вообще кажется, некоторые думают, что я сумасшедшая. Меня кто только сумасшедшей не называл! Даже врачи.

― За что же такой сомнительный «диагноз» такой красивой женщине?

― Когда я позвоночник сломала. Этот кошмар случился после спектакля «Мастер и Маргарита». У меня был день рождения, 25 лет, юбилей. После спектакля накрыли стол, на нем ― коньяк, шампанское… И должна была приехать группа с телевидения: снимать рекламный ролик для наших гастролей. Мы долго ее ждали, она запаздывала. Выпили по капельке, потом еще чуть-чуть по чуть-чуть. Наконец приехали телевизионщики. Решили снимать самый эффектный эпизод спектакля ― полет Маргариты. А он был решен таким образом, что я с трехметрового пандуса без всякой страховки кидаюсь вниз и падаю на руки моих коллег-студентов. И они меня несут дальше на зрительный зал и оставляют на авансцене. Опасный, но шикарный трюк! И вот, видимо, это «по чуть-чуть» у некоторых наших артистов было уже много раз… В общем (уверяю вас, мистика и Булгаков тут ни при чем!), партнеры поймали только мою голову ― резкий прогиб позвоночника, колени в пол… В результате перелом поперечного отростка пятого позвонка. Такой был диагноз. Врачи крутили пальцем у виска, говорили: «Вы сумасшедшая, вам обязательно надо в стационар». И все равно я с этим диагнозом, в жестком корсете, продолжала прыгать, бегать, сыграла два спектакля. Мне просто некогда было лечиться и лежать в больнице.

― Насколько я знаю, вас спасла йога?

― Да, слава богу, один умный врач мне сказал: не надейся ни на кого, никто тебе не поможет, кроме себя самой. И несколько лет назад я пошла на семинары и занятия по йоге, где стала кропотливо и настойчиво вытягивать, тянуть, гнуть свой поясничный отдел. Даже беременная туда ходила! И йога мне здорово помогла. В том числе прийти в форму после родов, влезть в джинсы 44-го размера. А главное ― теперь пришли в порядок мои мысли.

― Значит, по жизни вы экстремалка и авантюристка. Какие самые сумасшедшие поступки вы совершали в жизни?

― Вся моя жизнь сплошь состоит из таких поступков. Другие и вспомнить-то сложно. Я же экспериментатор по натуре. Вот не так давно вслед за Лерой, моей старшей дочерью, научилась ездить на мотороллере.

― А в экстремальных съемках участвовать приходилось?

― Совсем недавно в картине Олега Фомина «Естественный отбор» я сыграла телезвезду, хобби которой ― пилотирование. Пришлось научиться управлять самолетом. Конечно, взлет и посадку совершал пилот, но, когда надо было снимать падение самолета, я сидела за штурвалом и даже некоторые трюки делала сама. Признаюсь, конечно, было немного страшновато. Пожалуй, самое запоминающееся в этой картине было еще то, что одну из детских ролей там сыграл мой сын Богдан. Ему досталась роль сына олигарха, которого сыграл Сергей Юрский.

Что касается киноисторий, то обычно запоминаются либо суперсмешные, либо мистические. Одна полумистическая быль связана со съемками фильма «Вдох-выдох». Представьте: снимаем в октябре, когда как раз до зарезу нужна «золотая» питерская осень. И погода во все дни именно такая ― один в один. Но для полного счастья нам нужен был всего один съемочный день, когда зима и валит снег. Понятно, что снегу в разгар «золотой» осени взяться неоткуда. Поэтому заказали «снежные пушки». Наутро выходим на улицу и видим нечто невероятное: на золотые листья обильно падают настоящие огромные пушистые снежные хлопья… Как в сказке. Мистика! С тех пор я подобные истории коллекционирую.

― Что происходит с вашей группой «Беспредел»? Что-то давно ее не слышно.

― Ой, ну с моими родами и беременностью… Никакие музыканты не будут ждать без зарплаты. У всех ведь тоже семьи, дети, всем тоже надо как-то существовать. К тому же мне сейчас не поется… Но я мечтаю о том, что вдохновение вернется и я снова начну сочинять.

― Я вот подумал: если вы не можете полюбить бизнесмена, может, вам самой бизнесом заняться? Для решения, так сказать, текущих финансовых вопросов.

― А мы с подругами недавно открыли детский интернет-магазин, пока, правда, торгуем только обувью. Привозим из Италии, заключили эксклюзивные контракты с очень хорошими итальянскими производителями ― от демократических брендов до люксовых. Качество ― супер! Все мои дети ходят в итальянской обуви. И я сама. Сейчас хотим расширить наш ассортимент ― специально ездим в Европу на выставки детской одежды. Недавно были в Париже. Надеюсь, заключим выгодные контракты. Причем есть у нас своя фишка. Например, продавать обувь и для сына, и для папы ― в одном стиле, в одном цвете. Чтобы круто было: вот у меня мокасины, как у папы! А у девочки ― туфельки, как у мамы! Или одежда ― в одном стиле, для всей семьи. В Европе есть такие семейные линии. Интересно?

― Доходы вам этот интернет-магазин уже приносит?

― Пока нет, мы ведь новички в бизнесе. Я, конечно, больше занимаюсь рекламой. Такая ходячая реклама детского счастья. Но, я думаю, все у нас будет хорошо. Потому что своих деток в любой кризис все хотят одевать хорошо.

― Вы все-таки считаете себя удачливой, везучей женщиной?

― Думаю, да. И дети у меня везучие. Мы вот недавно были с трехлетним Богданом на дне рождения одного детского журнала, я вела этот праздник. При входе каждому ребенку давали мандаринку с наклеенной цифрой. В конце была лотерея, кто не съел мандаринку, в ней участвовал. Детей приглашали крутить лото и вытаскивать номерки. Богдан увидел и сказал: «Мам, а можно и я?» И какой же у меня был шок, когда он вытащил номер 7, нашу мандаринку, наш номер. А разыгрывалась коллекционная кукла, очень красивая, Мадам Александер. Мою младшенькую, сестру Богдана, тоже зовут Александрой. Мы ее не взяли с собой, она еще слишком маленькая для таких детских праздников. Вот Богдан и постарался ― выиграл для сестрички шикарный подарок!

― Судя по тому, что вы рассказали, вам надолго одиночество не грозит. Интересно, какими качествами должен обладать мужчина, чтобы у него появился шанс оказаться рядом с вами?

― Он обязательно должен быть с чувством юмора. А также снисходительным к женским слабостям. И также обожать моих детей, как и я.

― По большому счету требуется не так уж и много.

― (Смеется.) Да в том-то и дело!

«Мир новостей», №19(853), 27 апреля 2010 года

Екатерина Волкова:
Наказали не Лимонова, а наших детей!

Персона • Зоя Игумнова

Катя Волкова — одна из самых красивых актрис отечественного кинематографа. Мужским вниманием она не обделена: уже трижды была замужем. Последний брак стал для многих неожиданным — Екатерина вышла замуж за Эдуарда Лимонова. Впрочем, эта история — тоже уже дело минувших дней. Сейчас Волкова — многодетная мать, в одиночку воспитывающая троих детей.

Мы встретились с Катей на съемочной площадке сериала канала «Домашний» «Такая обычная жизнь». Мелодраматическая история о трех подругах. Предательство, обман, кража, измена. Все это было и в жизни самой Кати.

— Катя, а могут ли быть подруги у красивых женщин? Никогда не появлялось желания, как у героини Алисы Фрейндлих в «Служебном романе»,— всех своих подруг ликвидировать?

— Я не придерживаюсь тактики героини Алисы Фрейндлих. Напротив, к своим 36 годам пришла к выводу, что нет ничего прочнее и надежнее женской дружбы. Все мои подружки старше меня. Их немного, но все мне помогают, кто чем может. Как бы трудно тебе ни было, найдутся хорошие люди, которые протянут тебе руку.

Хотя с моей героиней Ларисой в сериале «Такая обычная жизнь» произошло ровно все наоборот. Подруги Стася и Ирина ей не помогали, а, наоборот, подставили.

— То есть?

— Когда-то она с подругами копила деньги на салон красоты, хотела открыть свой бизнес, но грянул дефолт 1998 года. Стася прихватила деньги и уехала в Париж, кинув остальных. Прошло время, и в Москве у девчонок все наладилось, а у «беглянки» за границей — полное фиаско. С годами я стала понимать, что идея всепрощения мне очень близка. В отличие от моей мамы. Она с папой давно развелась, но до сих пор, видимо, не простила его. У нее осталась обида и боль в сердце. Не так давно я ездила к ней в Тольятти и, возвращаясь в Москву, собиралась заехать в Жигулевск к отцу. Рассказала ей об этом — и всё. Для мамы это стало предательством с моей стороны. Да, он — предатель, не помогал нам, когда она в одиночку тянула на себе двоих детей. Он ведь нас оставил ради другой семьи.

— Сколько вам было лет?

— Всего десять. Я тоже жутко переживала его уход. Но тем не менее я принимаю папу таким, какой он есть. Ну, не такой он, как бы маме хотелось. Ну, дети для него не главное. Он скорей художник, созерцатель. Все люди разные.

— После развода родителей вы встречались с отцом?

— Очень редко. Он был к нам с братом равнодушен. Маму возмущает, что он и к внукам ровно дышит. А ведь они у него такие замечательные. Должен — да, но не может. Ну, в общем… Я маме говорю: «Прости ты его уже. Ведь простить — это же очень важно. Ведь от душевной тяжести, от злобы все наши болезни». Но она не может этого понять и сделать.

— Повезло вашим детям с такой мудрой мамой.

— Ну, какая мудрая. Я стараюсь, учусь быть мудрой. А в воспитании своих детей я, конечно, учитываю какие-то мамины ошибки. Например, моей старшей дочери Лере сейчас 17 лет. Она заканчивает десятый класс в школе с углубленным изучением немецкого языка. Так вот, сейчас она на три месяца по обмену уехала учиться и жить в Германию. Девочка большая. И всё, я сочла, что пришло время отпустить ее в свободное плавание. У нас очень доверительные отношения. Дружеские. Я очень дорожу этим.

— Что значит в «свободное плавание»?

— Я отпустила свою дочь и приняла ее жизнь и свободу.

— У нее есть молодой человек?

— Да. Она нас уже познакомила. Он немец. Обмен между школами завершился любовью. Ей же 17 лет, должна уже быть у девочки любовь. Это естественно. И в какой-то момент он прилетел к нам из Берлина на месяц. И я не знала, как это будет. Ведь мы все из Советского Союза. У нас было не принято приглашать пожить одноклассника. У всех у нас есть пунктик на этот счет. Как это — друг дочери да жить вместе?!

— Так вы их по разным комнатам развели?

— Нет. Я освободила им комнату. Что делать? Зато они были под моим присмотром. А так бы они все равно где-нибудь уединялись. Я им даже говорила: «Если хотите выпить, купите пива и пейте его у нас дома. Не надо шарахаться по подворотням». Ведь у нас был прецедент. Один раз Леру забрали в милицию. Они с одноклассниками решили прогулять урок, купили себе энергетические напитки и пошли гулять. И тут их поймали. На тот момент я была беременна Богданом. Мне звонят из милиции: «Забирайте дочь». Я не знаю, куда деваться, что думать. Стало так страшно. Еду и думаю: что она там натворила? Ну, в общем пожурили и отпустили.

Рената запретила мне рожать

— Сколько сейчас вашей младшенькой Сашеньке?

— Ей скоро будет два. Она уже говорит. Девочка умненькая. Все подмечают, что не по возрасту самостоятельная. А еще она очень заботится о Богдане. Ему сейчас три с половиной.

— Младшая о старшем?

— Она у нас такая. А если ей дали конфетку, она говорит: «А Богдаше?» Заботливая. Сашенька просыпается ни свет ни заря, а Богдан любит поспать. Так вот, она встает и бежит брата целовать. У них такая любовь, мне очень нравится. Богдан своенравный, и есть в нем какой-то эгоцентризм, как у папы. И порой я думаю, что Бог не зря послал нам Сашеньку.

— Чтобы уравновесить?

— Именно так. Я верю, что всё в жизни не просто так.

— Вы сейчас на съемках, а с кем же дети?

— Богдана и Сашеньку на лето взяла на дачу в Тольятти моя мама. Она справляется. Дети лечат в данном случае. Без детей она все говорила, что у нее суставы болят, ходит плохо. А дети приехали — и болеть некогда.

— Вы всё успеваете: и детей воспитывать, и в кино сниматься, и даже выступать в роли модели на презентации коллекции одежды от Ренаты Литвиновой.

— Рената пригласила меня участвовать в показе и подобрала для меня красное платье. А я не люблю красный цвет. Что я буду, как прости господи… Но Рената не слышала моих претензий: «Вы, Катя, должны сегодня быть в припадке бешеной красоты. Катя, вы, пожалуйста, не рожайте никого больше». (Говорит голосом Ренаты Литвиновой.)

— Я так полагаю, что вы ее не будете слушать.

— Вы что, предлагаете мне родить еще и четвертого? Мне троих-то тянуть тяжело.

Я простила Лимонова

— Вы — мать-героиня. А как же президентская программа по получению материнского капитала?

— Никакого капитала нам не дали. Чтобы получить пособие на детей от государства, надо не в один кабинет очередь отстоять. Там такое безобразие творится! Надо заполнить кучу каких-то бумажек. Я не представляю, как женщины работающие, содержащие семью, могут осилить эту всю бюрократию. Ведь им некогда ходить по инстанциям. Они пять дней в неделю работают, в то же время работают и собесы. В нашем государстве сделано все против человека. И я столкнулась с этим лично.

В моей квартире в 47 квадратных метров прописаны уже пять человек. И мама говорит: «Ты иди и встань в очередь на улучшение жилищных условий. Все-таки, наверно, там какие-то льготы для многодетных семей, программы социальной поддержки». Я пошла туда и столкнулась с таким количеством «но»!

— А разве вам не удается «лицом торговать» перед чиновниками?

— Да что вы говорите! Они меня в этом райсобесе ненавидят. Потому что чиновники читают глянцевые журналы, где на фотографиях я в бриллиантах и мехах. И никому не объяснишь, что специально для фотосессии они были взяты напрокат. У чиновников создается ощущение, что я обеспеченная. А я прихожу тут к ним еще и за какими-то дотациями на детей. Они мне в лицо так и говорят: «Да ладно прибедняться. Мы знаем ваши гонорары». А то, что у меня две беременности подряд и я практически три года не снималась в кино, только небольшие роли у Соловьева в «2-АССА-2» и в «Анне Карениной», их это не волнует.

Помимо того, у моего мужа Эдуарда Лимонова арестовали все возможные счета. Все заработанные деньги забирают приставы. Потому что он проиграл судебный процесс Лужкову.

— То есть он не может даже вам алименты выплатить?

— Нет. У него арестовано все. Он пишет в двух журналах. Они арестовали даже будущие гонорары в пользу Лужкова. Это просто Гоголь какой-то.

— А что за процесс он проиграл Лужкову?

— В интервью радио «Свобода» он сказал, что все московские суды подконтрольны Лужкову. И всё. За это заявление он получил по полной, штраф в 500 тысяч рублей. За честь и достоинство Лужкова заплатил.

— Но папа хотя бы интересуется воспитанием детей?

— Интересуется. Но так как он, как я всегда шучу, по ментам, по судам, нынче здесь, завтра там, то ему не до детей. Он с этими судами тратит все свое время. Редко он уделяет его нам.

— С появлением детей он не пересмотрел свои политические взгляды?

— Думаю, это уже невозможно.

— Это была ваша ошибка — связать жизнь с Лимоновым?

— Ни в коем случае.

— Ваши браки по любви?

— Ну, не знаю. Была попытка разумно подойти к вопросу брака — с продюсером Члиянцем. Вроде он такой основательный человек, хороший, но… у меня не получилось построить с ним семью. Не случилось у нас с ним романа.

Раппопорт на меня в обиде

— На ваш взгляд, актрисе важно иметь биографию? Эпатажную, скандальную, яркую.

— Я всегда думала, что актриса — это прежде всего судьба. И не важно, какая. Лишь бы яркая.

— В этой яркой судьбе должно найтись место и эпатажу, и мужу, и может, не одному?

— Конечно. Мне кажется, что о мужчине судят по его женщине. Это его выбор. Я никогда не жалела и не жалею. И понимаю, пусть даже с кем-то не получилось, один раз, два, три, я верю, что в четвертый раз все обязательно срастется. Придет тот человек, который будет твоим будущим. Так получалось, что со мной были мужчины, с которыми у меня не было будущего. Но зато есть хорошие дети. Поэтому у меня к ним никаких претензий. Ведь я осталась в выигрыше.

— Жизнь так складывается, что с некоторыми мужчинами теряются подруги. Ксения Раппопорт когда-то увела у вас любимого мужчину — Эдуарда Боякова.

— Не была она мне подругой, просто она мне очень нравилась. Еще когда ее не снимали так часто, я обратила на нее внимание, сходив на спектакль Льва Додина «Чайка». Его привозили из Питера на «Золотую маску» в Москву. Организатором фестиваля как раз был Бояков. Ксения играла Нину Заречную. Я была потрясена ее игрой и совершенно очарована как актрисой.

Жалко, что мы не можем с ней сейчас общаться.

— Из-за Боякова?

— Нет, скорей из-за интервью в одном журнале. Мне говорили, что ей не понравилось то, что я рассказала о ней. Хотя я говорила о своей личной жизни, в которой на тот момент нашлось место и ей. Она увела у меня мужчину. И вот получилось, что я ее сдала, не желая этого. Это интервью еще больше отдалило нас с Ксенией.

Да, я сожалею, что все рассказала о своей жизни в том интервью. Видимо, в тот момент у меня был столь серьезный душевный кризис, что мне надо было с кем-то поделиться. И я восприняла беседу с журналистом как исповедь.

У меня иногда спрашивают, как отреагировали мужья на то, что я о них все рассказала. Да они счастливы, что я не рассказала о них самое плохое. (Смеется.)

— Ваша исповедь в том интервью заканчивалась словами, что вы вышли из роддома с третьим ребенком — и никто вас не встретил, кроме папарацци.

— Вы знаете, это была история из серии «я сама». Я всю беременность одна отходила, чтобы «счастливый» муж сорвал аплодисменты, а фотокорреспонденты засняли его? Нет. Была обида на Лимонова, конечно. И сейчас я совершенно не жалею, что так поступила. Настолько сильна я была в тот момент, понимала, что смогу одна все сделать, без его участия. И я даже была намерена записать Сашу на свою фамилию Волкова. А потом обида прошла. И она стала папиной дочкой.

— И у нее фамилия Лимонова?

— Савенко. Лимонов — его псевдоним.

— Катя, мы видели вас на поминках Ивана Дыховичного. Вы приехали на «Роллс-Ройсе». Откуда у матери-одиночки такое авто?

— Это не моя машина. Я приехала вместе с Ксенией Собчак и Аленой Ахмадуллиной. Они просто взяли меня с собой. Я думаю, что это «Роллс-Ройс» друзей Вани Дыховичного. Ваня был близким человеком — в своих взглядах, в своей честности. Он позволял мне открыться и быть самой собой. И вообще, он такой человек был — душа. Я люблю таких.


кстати

Мужчины в ее жизни

В 19 лет в первый раз вышла замуж. Ее избранником стал человек из криминальных кругов Тольятти. В браке родилась дочь Валерия. Во время учебы в ГИТИСе познакомилась с Эдуардом Бояковым, на тот момент директором Российского академического молодежного театра. Он же один из создателей театральной премии «Золотая маска». В 2002 году на кинофестивале в Ханты-Мансийске она встретила продюсера Сергея Члиянца. А в следующем году вышла замуж за него. В 2006-м Катя встретила опального и скандального Эдуарда Лимонова. У них двое детей — Богдан и Александра.

«Собеседник», №20(1313), 2–8 июня 2010 года

Екатерина Волкова:
Не боюсь играть героинь старше себя

Серафим Романов

В одном из интервью актриса Екатерина Волкова призналась: «Вся моя жизнь сплошь состоит из таких поступков. Другие вспомнить сложно!».

В новом сериале «Такая обычная жизнь», показ которого с 5 июля начнется на телеканале «Домашний», героиня Екатерины до поры до времени была вполне успешной женщиной с налаженным бизнесом и вполне устроенной личной жизнью. Но судьба и для нее приготовила множество «сюрпризов».

― Вашей героине Ларисе 42 года. Она не намного, но все-таки старше вас. Вы с ней похожи?

― Некоторые актрисы не хотят раньше времени играть героинь старше себя. Мне же наоборот интересно. И по моему жизненному опыту я имею право играть такую роль. Лара ― современная Анна Каренина. Вопросы, которые возникают перед ней, очень актуальны для современной женщины: что важнее ― любовь или карьера, сохранить семью или отдаться страсти, что есть хорошо, что есть приличие…

― У вас старшая девочка, у Лары мальчики. Кого сложнее воспитать?

― Есть нюансы. Но по большому счету ― они просто подростки. Все проблемы у мальчиков и девочек-подростков одинаковые. Все они хотят самостоятельности и говорят: «Это моя жизнь! Не суйся в нее, ты не имеешь права вмешиваться!». Другое дело, что мальчики и девочки по-разному воспринимаются нами, взрослыми. Мама девочки боится, что она принесет «в подоле», а за мальчиков боишься, что попадет в милицию, свяжется с плохой компанией и ввяжется в какое-то преступление…

― Ваше детство прошло в Тольятти. Наверное, хорошая школа жизни…

― Надо сказать, что в то время Тольятти был почти Чикаго: наркотики, криминал… Но в то же время там я встретила свою первую любовь ― он был художник, такой романтичный, по кличке Кузьма. Правда потом связался с плохой компанией, и родители приняли решительные меры: отправили Кузьму учиться в Екатеринбург, о чем я узнала одной из последних.

― Сейчас вам, маме троих детей, удается выкроить время для себя?

― После того, как я так «размножилась», времени на себя катастрофически не хватает. Вот недавно тащила по лестнице детскую коляску и сломала ноготь. «Господи, ― думаю, ― я же актриса, надо немедленно привести себя в порядок». Но я не собираюсь превращаться в «мамашу». Недавно вот запустила свой бренд одежды с большой сеткой размеров. Шью в Италии. Надеюсь, российский покупатель скоро познакомиться с ней… Также занимаюсь международным фестивалем детских и молодежных фильмов «Артек». А еще проводим благотворительные акции в рамках международного движения «Я желаю всем счастья», попечителем которого я являюсь. Так что расслабляемся, как можем.

― Кажется, что вам к лицу любой образ. Даже без волос. Кстати, как это было: почему вы решили побриться?

― У нас с Лимоновым был сумасшедше-счастливый период. В тот момент я почувствовала потребность петь, сочинять стихи ― любовь одним словом вдохновляла. Я выступала в московских клубах, тогда же, после первого концерта Сергей Соловьев предложил сняться у него в картине «Асса-2», где звучат три мои песни. А прическа? Это была практика кардинального отказа от себя, как жизнь с чистого листа. Ну, и в один из вечеров я попросила себя побрить. Эдуард Лимонов это сделал легко! А что, мне идет быть лысой.

― Вы жалеете о том, что расстались?

― Нет. Все случается тогда, когда должно случиться. Он был и остается для меня неординарным, талантливым человеком. И этого не отнять. При всем своем сумасшествии в бытовом плане. Думаю, может это и хорошо, что я его оставила? Вдруг что-то еще гениальное напишет…

― Вы хотите, чтобы дети были похожи на папу?

― Я бы хотела, чтобы они были такие же смелые, бескомпромиссные. Ведь Лимонов несмотря ни на что, всегда идет к цели. Он уже завязан со всей этой своей историей, это как клубок. Ему никак не выпутаться. Он не может предать себя, тех людей, которые сидят в тюрьмах как политические заключенные. Но я не хочу жить в тюрьме! Хотя и мне близки революционные идеи, тоже хочется изменить мир, который трагично не идеален. Я хочу жить спокойно, стабильно и в свободной стране.

― А какими качествами должен обладать мужчина вашей мечты?

― Он должен быть с чувством юмора. Быть снисходительным к женским штучкам ― нас заносит, и мы перестаем управлять своими эмоциями, так как сильно зависим от Луны. Мужчина моей мечты должен уметь меня подчинить. А я, знаете, та еще командирша.

«Metro», 25 июня 2010 года

Катя Волкова:
Если меня используют во благо, я готова, чтобы использовали

Наталья Ртищева

В рамках 18-го международного фестиваля детского кино работал проект, который придумала Катя Волкова. Актриса Сергея Соловьева, Ивана Дыховичного, бывшая жена Александра Лимонова. Очень красивая женщина делала в Артеке программу под названием «Семь Я».

Катя со своей программой «Класс Мира» делает разные проекты с детьми из разных социальных групп. Собирается семь съемочных групп, по семь человек в каждой. Профессиональные актеры, профессиональные режиссеры и дети. Прямо на месте в Артеке сценарист сочиняет историю, за два дня она снимается, монтируется. Все на тему семьи. Семь историй, по семь минут каждая. Складывается альманах из семи фильмов. Таким образом дети вовлекаются в производственный кинопроцесс.

― Катя, вы были в пионерских лагерях?

― Самое большое воспоминание от пионерского лагеря, когда у меня, вы будете смеяться, обнаружили вши. Моя тетя Нина увозила нас в лес и мыла нам голову дихлофосом. Лагери были всегда рядом с Тольятти. Я помню, что всегда там активно участвовала во всяких творческих вечерах, пела. Меня мама всегда заставляла петь. Начиналось все с табуретки, а потом я выступала в медсанчасти ВАЗА на Дне медработника. Пела «Прекрасное далеко», играла на пианино. Мама была счастлива.

― В Артеке были когда-нибудь?

― Нет, первый раз. Потрясающее место, находится межу двух легенд Медведь-горы и Чеховской бухтой. Место силы, я просто это чувствую. Море, фактура, здесь снимать кино сам Бог велел. Куда не глянь ― красотища природы и такое разнообразие ― и цветы, и бабочки, и дети, самое главное. Такие настоящие. Я всегда учусь у детей и всегда призываю учиться у наших детей. Смотреть на них и не забывать, что такое ребенок внутри тебя.

― Вы и сама мама, у вас трое детей. Вы их не отправляете в пионерские лагеря? Где они отдыхают?

― Старшей семнадцать. Она и в лагерях была. Сейчас она изучает немецкий язык в Берлине, уехала на три месяца в обмен со школой. А младшей ― Александре ― будет два годика и скоро четыре будет Богдану. Савенко они у меня, между прочим, украинская фамилия. (Эдуард Лимонов ― литературный псевдоним Эдуарда Вениаминовича Савенко ― прим. ред.).

― Какой вы были пионеркой?

― Мне нравилось вставать по утрам и гладить галстук. Я делала это каждый день без исключения.

― А учились хорошо?

― Когда было интересно ― хорошо. Когда меня что-то интересовало другое, я была несколько аутична порой, такой мечтательницей. Поэтому тройки были, конечно.

― А где вы родились?

― В Сибири. В Томске. Мама училась там в медицинском институте. Папа учился на инженера. У меня был старший брат, он на девять лет меня старше. Потом поехали строить Волжский автомобильный завод. Мама поехала работать в медсанчасть при Воллжском автомобильном заводе, а папа ездил на заработки в Сургут.

― Чем сейчас занимается ваш брат?

― А он погиб. Он был потрясающим акушером-гинеколом. У него такая трагическая судьба. У него остались четыре сына и дочка. Он в восемнадцать лет сказал: «У меня будут четыре сыночка и лапочка дочка». Хотите верьте ― хотите нет. Он ушел. У него остались четыре сына и дочь.

― Как их судьба складывается? Вы принимаете участие в их судьбе?

― Двойняшки младшие ― мои крестники, но они уже огромные, выше меня. И в каждом из них есть частичка моего брата. Это так удивительно. Голос, манеры. Все разные. Это такое чудо природы.

― Катя, вы уже в детстве были такой красавицей?

― Бог дал мне морду такую странную, сложную. Даже три родинки дал на левую щеку. Они меня мучили ужасно, я мечтала от них избавиться. Я от них избавлялась ― они опять проступали. Яркость изначально была, кончено. Назвать себя красивой… Я смотрю на старые фотографии ― гадкий утенок. Думаю, красота растет внутри. Чем больше ты питаешь ее красивым, чем больше смотришь на красивое, тем больше переживаешь красивых эмоциональных состояний. Почему так воспитывает классическая музыка? Потому что ничто не выносит до таких высот, как Вагнер. Чем больше ты посмотрел в Эрмитаже или в Русском музее, тем лучше. Не надо в жизни терять ни секунды. Надо самообразовываться. Красота ― изнутри. Она тебя развивает и дает возможность развиваться в сторону добра. Потому что мы настолько друг другу не доверяем, все держат фигу в кармане, а дети это видят, и они уже воспитываются на формуле лжи. Родители думают, что дети не понимают, а дети понимают все. Это большая иллюзия, что они ничего не видят. Они все чувствуют. Детей не обманешь никогда.

― Вам не обидно, что вас снимают в фильмах как невероятную сексуальную приманку? Женщину, которую хочется раздеть? Или вам в таком образе комфортно?

― Есть хороший фильм «Супермен». Человек сыграл супермена и стал мегазвездой. Человеку надо было не париться, а оставаться суперменом. Хорошая была сцена, когда он пришел в кафе, сел, закурил, его облепили дети, они кричат «Супермен, супермен!», а его продюсер тушит его бычок и говорит: «Супермены не курят!» В нашем обществе кто-то начал делать шаги и брать на себя ответственность: «Если не я, я просто не вижу никого». Если меня используют во благо, я готова, чтобы меня использовали, как угодно. Но главное, чтобы во благо. Я попечитель фонда, который помогает детям малообеспеченных семей и детдомов, которым нужно срочная операция ― приезжают врачи и помогают детям. Потом я открыла брэнд одежды в Италии «Волка». Это одежда спортивного плана. Моя первая коллекция находится на выставке в Барселоне, где я выкупила стенд. Вообще я, конечно, авантюристка. И то, что мы приехали с моей программой «Класс мира» в Артек ― тоже абсолютный авантюризм, но он же удался.

― А какой самый запоминающийся авантюрный поступок в вашей жизни?

― Я один раз хотела испытать то, что испытала Анна Каренина. Был мост и по нему проходил поезд. Я забралась на этот мост и ждала поезда, внизу была речка. Когда поехал поезд, я испытала все, что испытывала Анна Каренина, и прыгнула в воду.

― А дальше?

― Ну, выплыла и все.

― Я помню, вы долгое время еще лысой ходили. Это было шоком для всех. Зачем нужно было состригать такие красивые волосы?

― Меня долгое время красили в брюнетку. Я превратилась в жгучую брюнетку. Просыпалась и пугалась отражения в зеркале. Мне так хотелось вернуться в нейтральному цвету волос. А волосы накручивали все время на бигуди, и они были как у куклы. Меня в какой-то момент это стало раздражать. Я решила кардинальным образом вернуться к своим натуральным волосам. ― А как брили? ― Лимонов меня брил. У него машинка была.

― Как ваша личная жизнь сейчас?

― Отлично!

― Лимонов хоть как-то принимает участие в детях?

― Как-то принимает.

«АНН — Агентство национальных новостей», 19 июля 2010 года

Екатерина Волкова:
«Может так случиться, что я стану женой президента»

Жена скандального писателя и революционера Эдуарда Лимонова рассказала о том, что ее заставило сниматься в сериалах, почему муж не помогает ей материально, что мешает ей развестись и о шансе повторить судьбу аргентинки Эвиты Перон.

— Катя, вам удавалось несколько лет избегать чрезмерного участия в телесериалах. И вдруг — «мыло» на полсотни серий…

— Я раньше не раз говорила, что никогда не буду сниматься в долгоиграющем «мыле». Но никогда не говори «никогда». Снялась как миленькая в 45 сериях «Такой обычной жизни»! Кризис заставил, детей-то кормить надо. А их у меня трое. Я хорошо запомнила, когда мой 3-летний Богдан открыл холодильник, поднял глаза и не увидел яблоко в положенном месте… У меня при этой картине сердце сжалось — денег было вообще ноль, а дети — вот они, рядом. Мне тогда прям стало себя жалко и я только вздохнула: «Господи!». А я на самом деле верю, что Бог есть и он всегда нам протягивает руку. И хорошо помню продолжение той ситуации — я надела старое пальто, чего-то сунула руку в карман и смотрю — 100 долларов. Думаю, у всех были такие моменты в жизни. В общем, и на «мыло» была согласна. Так что сейчас не зарекаюсь, может‚ и во втором сезоне появлюсь. А сейчас буду сниматься в 8-серийном фильме под рабочим названием «Пандора». После «Такой обычной жизни», где в процессе даже пришлось свои идеи подавать для развития истории, этот сценарий мне показался интересным, и темп предстоящей работы тоже мой.

— А сценариями настоящего кино, выходит, ваш стол не завален?

— Я не героиня сегодняшнего дня, внешность у меня как бы «западная» и в этом проблема. Так получается, что и в советском кино раньше, и сейчас в российском, героинь красавиц нет, красавиц всегда как-то зажимали, «убивали»… Ну, например, Елену Соловей помните? Ну где она? Как-то в Америке существует трагически… У нас всегда ценились характерные актрисы и смешные. Вот, как потрясающая актриса Лия Ахеджакова… Ну, может, еще как-то у Ларисы Гузеевой более-менее сложилось, и то не могу сказать, что она сыграла то, что она могла бы сыграть… У меня есть идея сценария для документального фильма, который я хотела бы снять,— «So beautiful» («Слишком красивая»). Про тех актрис, которые недооценены, которые не сыграли своих ролей, а время их ушло. Актриса — это такая судьба, не сравнима ни с какой другой. Но что касается меня, я вообще не парюсь по поводу этого — мне есть, чем заниматься. Я стараюсь быть независимой от кино и от актерства. Нет ничего хуже, чем сидеть и ждать ролей.

— Фэшн-индустрия, где вы активно себя проявляете, это один из вариантов независимости от кино?

— Я всегда вижу перспективу и как человек интуитивный понимаю, что и в России фэшн-индустрия выйдет на уровень, сравнимый с западным. Каждая фэшн-съемка, по сути,— это мой арт-проект. Собирается команда: гример, стилист, фотограф‚ и мы все заинтересованы, чтобы наша съемка получилась удачной. В этом во всем есть действие и есть результат, и если он удачный, мы все получаем от этого удовольствие. А я еще — и возможность всегда хорошо одеваться, не тратя своих денег. Я выступаю в роли модели, хотя мне 36 лет и у меня трое детей. И я вот вдруг стала моделью. Дожила! Еще я собираюсь запускать свой бренд одежды: стильной и удобной, с широкой сеткой размеров. Это мой бизнес, в котором я пока мало что понимаю и бросаюсь в него, как в омут. И вообще, выступая как модель, я понимаю, что личным примером каким-то образом помогаю женщинам, которые не могут, например, справиться с проблемами лишнего веса или с другими проблемами здоровья после родов. Я всегда делюсь всеми своими секретами, которых, собственно, и нет. Как сказала Плисецкая, и я повторяю — не жрите! Это самая замечательная диета. Когда я открываю сборники диет — прихожу в ужас, потому что я столько вообще не ем никогда! Кушайте только тогда, когда вы действительно голодны. И пейте воду по утрам, очищайте свой организм — начинайте свой день со стакана воды, желательно талой. Потрясающий эффект омоложения!

— Морально вы готовы уйти из актерской профессии?

— На самом деле я уже ушла из профессии, потому что я стала больше чем актриса. Сейчас я себя пробую в роли кинорежиссера, и у меня есть потрясающий проект «Класс мира», еще я хочу снять сказку… Считаю, что это, пожалуй, самое лучшее, что я могу сделать, у меня есть потрясающая сказка, сказка моего детства, которую никто не знает. И я понимаю сейчас, почему хочу это сделать, я не зря ее полюбила. Я рисовала через копирку иллюстрации к этой сказке, и у меня был целый театр. Я наряжалась в эту царевну-королевну… И я уже думаю, что это будет — мультик или кино.

Идиллия. Мужа в быт не посвящает. Для него — только праздники . . . . . . . .

— Может, для создания этой сказки лучше подходит другая страна?

— Не так давно, на кинофестивале в Ханты-Мансийске ко мне подошел Сергей Соловьев и с такой безнадежной грустью сказал: «Катька, езжай, езжай, отсюда. В этой стране ничего нет». Это так было пронзительно. Я на самом деле чувствую себя скорее жителем планеты… У меня на этой планете есть станция Москва, где я с детьми, есть станция Тольятти, где я живу со своей мамой, и где отец живет неподалеку, в Жигулевске. Есть у меня на этой планете еще и станция Ярославль, где я училась в театральном институте и мне там встретились потрясающие люди, настоящие интеллигенты, аристократы. У меня был мастер Вячеслав Сергеевич Шалимов. Он настоящий Дон Кихот — с такой седой бородой и невероятно добрыми, печальными голубыми глазами. А как я в Ярославле оказалась? Опоздала на все поступления в Москве! У меня судьба, как кино на самом деле. Иногда думаю, что все какое-то провидение… Я вообще не хотела быть актрисой. В 5 лет я сказала: « Хочу быть Аллой Пугачевой!» И она на самом деле дала мне первые актерские уроки. Может быть, помните, раньше по телевизору показывали сводные концерты, и она выходила последней. Каждый ее номер был настолько артистичным, и в ней актрисы было больше даже, чем певицы. Я кричала всем: «Молчать!» Прибавляла громкость, стояла, смотрела и слушала, замечая и впитывая все, целовала экран с этой Аллой Борисовной Пугачевой, и меня било током. На самом деле все мои первые уроки актерского мастерства я приобрела только от нее… И так я между этих станций — приеду, уеду.

— Как вам удается выкроить время для своих детей?

— К сожалению, у меня такая работа, которую «на дом» не возьмешь. И мне очень помогает старшая дочь Лера. Ей уже скоро 18, и я с ужасом иногда вспоминаю, что и мне было столько же, когда я ее родила. Она у меня закаленный боец, часто выручает — с детьми справляется (Богдану уже три с половиной, а младшей Сашеньке — два года), может их накормить, уложить, сказки рассказать… И, конечно же, на меня обижается, когда я совсем поздно прихожу со съемок. Она мне говорит: «Мама, в конце концов, это твои дети!». И я понимаю, что ей, естественно, хочется куда-то уйти из дома — потусоваться. Но говорю: «Лера, деньги нужны? Я сниматься должна? Тебе же нужно за это, за это, за это…». Когда мы с ней только приехали в Москву (она до 7 лет жила с бабушкой — в Тольятти), у меня же там не было никого, я — из народа, такая настоящая народная артистка. И вот я посадила Леру перед собой и сказала ей: «Мы с тобой одни в этом городе, и давай каждый будет делать свое дело. Твоя работа — это школа. Моя работа — театр, кино. Давай договоримся, что каждый будет выполнять свою работу честно, и мы не будем обманывать друг друга ни в чем. Я тебя всегда пойму, всегда тебя приму, что бы ты ни сделала, но ты знай о том, что я тебе доверяю полностью». Но, конечно, моменты были, когда она и обманывала, и получала за это. Я не из тех, кто против того, чтобы ребенка по попе шлепнуть. Можно, еще как можно, если за дело. Она у меня воспитана, как самурай.

— Но кроме воспитания, еще ведь и быт с коммунальными платежами…

— О, это моя больная тема и я могу об этом долго говорить. Мы ж как живем сейчас? Мы выживаем, и я думаю, все так: работаем, работаем, не видим ни детей, ничего, а сил уже не хватает. Потом мы получаем какую-то сумму, которую опять раздаем — туда, туда, и ее нет! Я на себя не трачу ничего, мне не хватает на себя, то есть я всегда и все трачу на детей. И я живу в очень маленькой квартире. Нас четверо на 47 метрах в доме 1917 года постройки с деревянными перекрытиями, где мыши бегают… И это просто невозможно!

Мы многодетная семья, и я слышу эти призывы: Россия, демография, поднимайте. А как поднимать? Вот Лера живет с Богданом в одной комнате, а я живу с маленькой Александрой в другой. Лере скоро 18, ей отдельная комната нужна. По идее, и мне нужна, но у меня нет своего места. И я понимаю, что купить квартиру по рыночным ценам я просто не в состоянии. Я могу долго сниматься в 100-серийном сериале, не видеть детей, и я все равно не куплю эту квартиру, понимаете? И мама моя сказала: «Кать, сколько можно, государство ж должно помочь». Я написала ходатайство в правительство Москвы, не веря в эту помощь и понимая, что дети Лимонова в нашем государстве не имеют права на хорошую жизнь. Но с другой стороны, это и мои дети! И я тут столкнулась с таким количеством проблем, с такими очередями в собесе! Я не понимаю одно — если у нас есть мир интернета, где есть все базы данных, где уже указано, что я заплатила налог в Пенсионный фонд, почему я должна тратить свое время, идти в налоговую за этой справкой? У меня трое детей и нет времени, я так же, как многие женщины, работаю, и когда у нас выходной — в субботу и воскресенье, тогда же не работает и собес! Я на самом деле далека от политики, но понимаю, что все идет к тому, что мне придется как-то наверное выступать, говорить об этом. Потому что если не я, то кто же? Михаил Борисович Ходорковский сидит в тюрьме пока что, понимаете ли…

— А как же Эдуард Вениаминович? Совсем не помогает?

— Все его деньги уходят на погашение долга Лужкову. По решению суда Лимонов должен выплатить ему 500 тысяч рублей. Лужков подал иск после того, как Лимонов на радио «Свобода» сказал, что все московские суды подконтрольны Лужкову. Мэр (уже бывший) посчитал заявление оскорблением чести и достоинства, и суд — кто бы сомневался — признал это. В итоге Эдуард до сих пор невыездной из страны, потому что он все еще должен Лужкову. Соответственно, арестованы все его возможные гонорары во всех редакциях. Поэтому он не может помогать нашим детям. Но Лимонов мой муж и он продолжает быть моим мужем, у нас нормальные отношения, хотя мы и живем отдельно. Я очень уважаю то, чем он занимается, хотя и не разделяю в некотором роде его слишком радикальные взгляды. Но его тенденция к либералам сейчас мне симпатична. Он будет баллотироваться на пост президента России в 2012 году. И мне интересно за ним наблюдать, и мне очень симпатичны ребята, которые за ним идут все эти годы. Некоторые люди из его партии сидят в тюрьме как политзаключенные, и я его прекрасно понимаю, что он не может оставить их и сказать: «Катя, ради семьи я ухожу на пенсию — будем жить спокойно и счастливо». Это не невозможно. Я это поняла, приняла, и так как он не только революционер, но и поэт — а я влюбилась в Лимонова-поэта и всегда хотела, чтобы он оставался поэтом,— то я и не грузила его бытовыми проблемами. Да, ловила себя на мысли: «Да сколько можно?!» и понимала, что я себе такой не нравлюсь. А я хочу себе нравиться! И стало понятно, что просто не надо изображать примерную семью, врать самим себе. Ну и ладно — живем отдельно: у нас есть дети, и это самое главное. Это счастье! Мы сейчас живем только для того, чтобы вложить в них самое доброе, светлое, чтобы они выросли и мы бы ими гордились. Все. А разойтись с Эдуардом официально мы не можем — знаете, почему? Потому что по российским законам, если я развожусь с мужем, который прописан у меня в квартире, то я ухудшаю жизненные условия детей. А я его прописала у себя, чтобы он мог получить загранпаспорт. Так что, ребята, не требуйте от меня теперь развода с Лимоновым. Вот такая жена у него…

— В жизни России ведь и фантастические сценарии возможны. Представляете себя в образе первой леди страны?

— А что?! Может вдруг так случиться, что я стану женой президента и практически могу повторить судьбу аргентинки Эвиты Перон.

— Сейчас, когда вы в принципе свободны от клятв и обещаний Лимонову, вас атакуют предложениями руки и сердца?

— Нет, я думаю, что сейчас пугаю очень многих — в основном, мужчин. Им со мной страшно связываться.

— А кто первым «утонул» в ваших голубых бездонных глазах?

— Еще в первом классе — Андрюша Фетисов, с которым мы жрали сирень на скамейке. Знаете, есть игра такая — если у цветка сирени шесть лепестков и больше, надо съесть на счастье: это для жениха, это для невесты, это для свидетеля, это для свидетельницы…


«Лимонов побрил меня наголо»

В 18 лет Екатерина вышла замуж за тольяттинского авторитета Алексея и родила дочь Валерию. Через пару лет непростых семейных отношений Катя сбежала в Москву. Московский роман с театральным продюсером Эдуардом Бояковым продолжался четыре года. «Мне хотелось какой-то определенности — семьи, детей, но он не был к этому готов»,— вспоминает Волкова. И она вышла замуж за другого продюсера — Сергея Члиянца, с которым прожила полтора года. Третий брак ее оказался самым фееричным и по-настоящему удивил светскую тусовку Москвы. Писатель и лидер партии национал-большевиков Эдуард Лимонов вдобавок к своей скандальной репутации был еще на 31 год ее старше (в 2005 г. ему было 62 года). «Все было романтично: ночевки в конспиративных квартирах, митинги — он же оппозиционный политик,— рассказывает Катя.— В то время мы были без ума друг от друга, и однажды вечером я попросила себя побрить наголо, что он с легкостью и сделал». Но с рождением сына Богдана, а потом и дочери Саши выяснилось, что Лимонов не любит маленьких детей: «Он вечерами делился своими воспоминаниями, а мне горшок надо было убрать и ребенка помыть. Мы ведь вместе по сути и не жили. Мы с детьми жили в моей маленькой квартире, а он снимал — ему же надо работать, а дети мешают. Улучшать наши условия он не собирался. Так у меня началась своя борьба — за будущее моих детей. Лимонов же не помогал, а только обвинял меня в мещанстве».

Волкова: и актриса, и режиссер

Екатерина Волкова родилась в 1974 году в Томске. В 95-м поступила в ярославский театральный институт, откуда через два года перевелась на 3-й курс ГИТИСа в мастерскую Марка Захарова. Работала в антрепризных проектах. На сцене театра им. Станиславского она сыграла Эвридику в «Орфее и Эвридике». Как режиссер в соавторстве с Анной Афанасьевой поставила в рамках декады Новой драмы во МХАТе вызвавшую мощный резонанс пьесу «Мой голубой друг» на материале одной из заключенных орловской колонии строгого режима №6 Екатерины Ковалевой. В основе этого «жестокого романса» про зэков и людей — история о женщине и мужчине. Настя в юности была изнасилована компанией подростков, ненавидит мужчин и свои чувственные потребности восполняет «розовым» способом. Вадим был изнасилован собственной матерью и возненавидел женщин. Они познакомились по переписке и в письмах их разломанные судьбы, как пазлы, соединились в картину взаимного притяжения — лесбиянки и голубого. В сценической версии Волковой романтика автора вытесняется натурализмом: появились мат и лесбийские сцены, чего Ковалева в тексте пыталась избежать или обозначала намеком.

Дебют на экране — в фильме Ю.Грымова «Коллекционер» (2001). Дважды снималась у С.Соловьева — «О любви» (2004), «2-АССА-2» (2009). Зрителю особенно запомнилась по ролям в сериале О. Фомина «КГБ в смокинге» (2005), картине И. Дыховичного «Вдох-выдох» (2006) и драме О. Басовой «Клинч» (2008).

«Сегодня.ua», 4 декабря 2010 года

Супруга Эдуарда Лимонова актриса Екатерина Волкова:
«Разводиться пока не спешу —
авось женой президента России стану»

Светлана Твердохлеб

Пока Эдуард Лимонов, выдвинувший свою кандидатуру в президенты России на выборах 2012 года, продолжает делать политическую карьеру, Екатерина Волкова снимается в сериалах, чтобы прокормить троих детей.

Екатерина Волкова уже привыкла к тому, что ее личная жизнь интересует общественность и журналистов больше, чем актерские работы. Да ведь и есть чем разжечь обывательское любопытство. У нее только три официальных брака (первый муж — Алексей, второй — кинопродюсер Сергей Члиянц, третий — Эдуард Лимонов) плюс гражданский брак с известным театральным продюсером, директором «Золотой маски» Эдуардом Бояковым.

Сейчас Катя замужем за Лимоновым, хотя живут они врозь и писатель-оппозиционер семье ничем не помогает. Волкова и Лимонов познакомились на выставке. Ей был 31, ему — 62. Вспыхнула любовь с первого взгляда. Волкову очаровали его талант и харизма.

«Вначале все было замечательно и романтично. Ночевки в конспиративных квартирах, митинги…». Вскоре у них родился сын Богдан, а потом — дочь Александра. «Мы с детьми жили в моей маленькой квартире, а он снимал — ему же надо работать, а дети мешают,— рассказывает Волкова.— Улучшать наши условия он не собирался. Так у меня началась своя борьба — за будущее моих детей. Лимонов же не помогал, а только обвинял меня в мещанстве и обывательщине».

Сейчас Екатерина Волкова одна воспитывает троих детей — кроме Богдана и Саши, у нее от первого брака 18-летняя дочь Лера. Поскольку многодетной матери никто особо не помогает, приходится много работать. Екатерина снимается в кино и сериалах, занимается благотворительностью и недавно запустила свою линию одежды.

— Екатерина, в каком возрасте вы решили, что станете актрисой?

— В пять лет меня спросили, кем я буду, когда вырасту. Я ответила: «Аллой Пугачевой», то есть был запрограммирован некий масштаб. Ведь Пугачева — прима. Первые уроки актерского мастерства я получила у телевизора, смотря на Аллу Борисовну.

В детстве она была для меня суперкумиром и выступала всегда на концертах последней. Ее всегда ждали с нетерпением: во что она будет одета, что будет петь. Как только Пугачева появлялась в «ящике», я бежала к телевизору и кричала всем: «Молчать!», целовала экран, а меня било током (смеется).

Актрисой я совершенно не хотела быть. Так получилось. Это судьба, совпадение, случайные неслучайности. По первому образованию я — дирижер хора.

Вообще, мне больше нравится слово «артист». Актер — просто исполнитель: выучил роль и в кадре отыграл. А артист сродни художнику. Он привносит что-то свое, творит. Я всегда так относилась к своим ролям.

— За какие случайные неслучайности в своей жизни вы бы сказали спасибо судьбе?

— Очень благодарна ей за встречу с Сашей Абдуловым. Я училась на курсе Марка Захарова. Уроки хореографии у нас проходили в театре «Ленком», так как наш педагог не успевала оттуда прибежать к нам в институт. Однажды, когда я зашла в буфет заказать чай, вдруг услышала голос Абдулова: «Девушка, как вас зовут?». А я — гордая была!— сделала вид, что не услышала. Абдулов послал ко мне человека (по-моему, это был Степанченко), который сказал: «Александр Гаврилович хочет вас угостить». И вот когда мы встретились с Абдуловым глазами, я согласилась: «Платите-платите, но ничего больше».

Потом моя подруга пошла к Абдулову брать интервью, и у них закрутился роман. Однажды она мне позвонила: «Приезжай в Дом кино. Мы здесь сидим». Я не стала отказываться. А Саша позвонил режиссеру Сергею Соловьеву. Тот сидел весь вечер и смотрел на меня, не отрывая глаз. Дальше мы с Сашей снялись в сериале «Next», потом в фильме «О любви» — уже у Соловьева. Мы стали не просто добрыми друзьями — родными людьми. Саша мог позвонить в три ночи: «Катя, спасай-выручай». И я знала, что если позвоню ему, он поможет.

Я верю в судьбу. Никогда не просила ролей, не бегала за режиссерами: «Утвердите меня!». Я считаю, что каждая роль приходит сама, находит тебя, и не надо за ней гоняться. Это, собственно, как с любовью. Когда ты говоришь: «Надо влюбиться в кого-нибудь», это все искусственно, игры ума.

— Когда вы осознали свою привлекательность? У вас было превращение, как в сказке, из гадкого утенка в прекрасного лебедя?

— Я всегда очень комплексовала по поводу своей внешности. У меня была подружка Оля Самойлова — вот ее я считала идеалом красоты. Она была, как немецкая кукла: карие глаза, белые волосы и пухлые губы… Я готова была отдавать ей лучшую свою одежду, восхищалась ею. Только потом осознала свою привлекательность. Как сказала Софи Лорен: «Если после 30 лет женщина некрасива, значит, она дура». Мы сами можем себя делать.

— Красота для актрисы — дар или испытание?

— У всякой медали две стороны. Любой наш дар — это ответственность, мы должны его отрабатывать. Я, например, за свою красоту расплачиваюсь не совсем сложившейся женской судьбой. До сих пор не встретила достойного мужчину, на которого могла бы опереться. Эдуард Лимонов, конечно, очень достойный человек, но… у нас с ним нет будущего.

В России, я считаю, налицо остаточный советский синдром: в этой стране не очень любят красивых актрис, предпочитают характерных, смешных. Это в Голливуде с его киноиндустрией есть красавицы-звезды: на них продюсеры, разыгрывая свою игру, ставят фишки, и звезды собирают кассу. А у нас действует порочная клановая система: отец-муж-брат-зять-сват-любовник-сосед,— которая, к сожалению, не лучшим образом сказывается на качестве фильмов. Пока мы не изменим подход, будем оставаться кинематографической провинцией.

— Признанные красавицы советского кино Светлана Светличная и Наталья Гвоздикова рассказывали, что приставания со стороны режиссеров, актеров, чиновников прошли через всю их карьеру и отразились на актерской судьбе. А вам ставили условия: «Дадим роль, если…»?

— Я ушла из первого театра «Колесо» в городе Тольятти, гордо хлопнув дверью, потому что режиссер прямо сказал: если я не лягу с ним в постель, то мое пребывание в театре бесперспективно.

— Если верить стереотипам, красивых женщин мужчины осыпают дорогими подарками…

— Вы знаете, мне никогда не дарили дорогих подарков. Никогда! У меня единственное кольцо с бриллиантом, которое мне подарил один журнал за то, что я какое-то там актуальное лицо современного кино.

— Может, вы просто не принимали подарки?..

— У меня были такие мужчины, которые чувствовали: мне гораздо важнее другое. Может, и зря я себя так вела. Наблюдаю за некоторыми женщинами и удивляюсь: они ездят на «мерседесах», отдыхают на дорогих курортах — и все за счет поклонников. Ну как им это удается? Может, нащупали струнки мужской психики и дергают за них? Знаете, это тоже талант!

У меня если любовь, то серьезно, на всю катушку, с полной самоотдачей. Конечно, иногда мечталось мне, что придет человек и освободит меня от всех бытовых нужд, проблем. Каждая женщина хочет, чтобы ее просто любили, боготворили. Надеюсь, подарки у меня еще впереди.

— Женская мудрость гласит: «Лучше выходить замуж несколько раз, но счастливо, чем один раз на всю жизнь, но несчастливо». Вы согласны с этой формулировкой?

— Ой, не хочу говорить об этом. Я столько рассказала о своих мужьях, что меня иногда спрашивают: «Вам ваши бывшие не предъявляют претензий?». Однажды я пошутила: «Да они счастливы, что я про них не рассказала самое худшее».

— Вы впервые участвовали в 45-серийном сериале. Почему вдруг согласились на такой долгоиграющий телепроект?

— Сейчас кризис, денег нет, а семью надо кормить. О чем раздумывать? Соглашаюсь на любую работу, потому что у меня трое детей: старшей 18 лет и двое маленьких. Я живу в двухкомнатной квартире, 47 квадратных метров, а купить в Москве жилье получше нереально. Кручусь одна, помощи ждать неоткуда. Проторчала несколько месяцев в павильоне, без кислорода, а сейчас 60 серий хотят снимать. Если предложат, ухвачусь и за эту работу!

— Многие актрисы не рожают, так как боятся, что это отразится на их карьере. А вы — рисковая женщина, решились на троих… Не жалеете об этом?

— Есть очень хороший фильм Станислава Говорухина «Благословите женщину». Там Инна Чурикова играет актрису, которая во время одной из сцен говорит: «Тогда один был фильм, и я сделала аборт, потом другой проект — я опять сделала аборт». В итоге она осталась несчастной, без детей, старой и никому не нужной. А все почему? Из-за работы. Никогда дети не мешают никакой карьере. Я доказываю это на собственном примере. Наоборот, у меня только сейчас, я считаю, начинается подъем, повышается внимание режиссеров к моей персоне.

Прихожу вечером домой такая уставшая. Лягу к деткам, моим сладким попкам, вдохну их аромат,— нет лучшего запаха на земле!— и ко мне приходит покой. Все дети спят дома — вот оно, счастье.

— Ваша старшая дочь определилась с выбором будущей профессии?

— Лере 18 лет, она учится в 11 классе. Я отдала ее в школу почти в восемь лет. Углубленно изучает немецкий. Она три месяца была в Берлине, практиковалась в языке. По-моему, ей так понравилось за границей, что она мечтает там жить.

— Вы готовы отпустить дочку за границу?

— Готова. Все-таки это Европа. Там больше возможностей, свободы.

Мне мама сказала: «Катя, ты же многодетная мать. Сходи в собес, пускай тебе помогут решить жилищный вопрос. Может, квартиру дадут по льготной цене». Я сходила и вернулась просто в ужасе. Вы не представляете, сколько бумажек нужно собрать, чтобы только встать на очередь. Я должна пять дней в неделю заниматься только этим. А как быть тем, кто пять дней в неделю работает? В субботу у всех выходной. Когда многодетной женщине собирать бумажки? Замкнутый круг получается. Все против человека. И при этом мимо нас проезжают «слуги народа» на шикарных машинах.

— Не хотите заняться политикой? Тем более что вы все еще официально являетесь женой Эдуарда Лимонова, кандидата в президенты России в 2012 году…

— Вот поэтому я пока не спешу разводиться. Авось женой президента стану (улыбается). На самом деле, разойтись с Эдуардом официально мы не можем. По российским законам, если я развожусь с мужем, который прописан у меня в квартире, то ухудшаю жизненные условия детей. А я в свое время прописала Эдуарда, чтобы он мог получить загранпаспорт.

— Но вы готовы быть первой леди?

— Ой, даже не знаю. Я не верю, что смогу изменить сложившуюся ситуацию, а окунувшись в нее, буду очень переживать из-за того, что не могу ничего сделать. Поэтому уж лучше свою энергию потрачу на воспитание детей, на образование, на работу. Если политики и чиновники занимаются только распиливанием бюджета и дележкой земли, то это их проблемы. Не хочу сказать, что я пандора какая-то, но те, кто меня сильно обижал, умирали быстро. Во мне очень обострено чувство справедливости. Если вижу несправедливость, то в один момент могу превратиться в тигрицу. А в гневе я страшна.

— Вы можете простить людей, которые вас обидели?

— Это непросто, но необходимо, как гигиеническая процедура. Ведь если мы накапливаем в себе непрощенные обиды, то они рано или поздно превратятся в опухоли доброкачественные или злокачественные. Ты простил человека — значит, очистился. Всегда надо давать ему шанс. Допустим, он в течение долгого времени не платил алименты, а сейчас хочет общаться с сыном — через 10 лет в нем вдруг заговорит отцовское чувство. А мать продолжает настраивать ребенка: «Ты меня предашь, если пойдешь на встречу с отцом».

— Эта тема знакома вам не понаслышке?

— Да, у меня мама не может простить папу, а я хочу, чтобы у моих детей был дедушка. Он, кстати, невероятный красавец, у него кудрявые седые волосы, седая борода — абсолютный дворянин. Мне хочется, чтобы мои дети видели такого деда, чтобы он их тискал. Но мама категорически против.

Похожая ситуация произошла с моим родным братом. Он был лучшим акушером-гинекологом в городе, к нему стояла очередь на операции и роды. Естественно, его любили женщины. Он был женат, в семье подрастало четверо сыновей. Параллельно у него закрутился роман с медсестрой. Когда родилась дочка Ксения, брат ушел из семьи…

Наташа, мать сыновей, была так обижена на моего брата за случившееся, что не позволяла ему общаться с детьми. А он очень переживал и застрелился на второй день после свадьбы с медсестрой. Кто от этого выиграл? Нельзя лишать детей отца, надо переступать через свою гордыню. В жизни бывает все. Никто не застрахован от того, что завтра ваш муж выйдет из дому, за ним захлопнется дверь и он не встретит женщину, которая снесет ему крышу.

— Когда вы влюбляетесь, как на вас это действует?

— Когда любовь приходит, ты перестаешь соображать, становишься сразу блондинкой. И это прекрасное состояние, которое для меня, например, главный источник вдохновения. Ко мне сразу приходит музыка, я пишу песни. Любовь может быть не только к конкретному объекту. Если вы наполните ею то, что делаете, это принесет вам радость.

— Катя, что дети унаследовали от вас?

— Даня у нас артист — поет, читает наизусть стихи. А Саша — разбойница, вся в папу (смеется). Наверное, Жанной д'Арк вырастет. Ведь Александра переводится как защитница человечества.

А моя старшая Лера — молодец. Она надежная. По словам учителей, дочка наделена самым главным — доброй душой. Для меня это гораздо важнее, чем успехи в учебе. Лера всегда придет на помощь. Ее все любят, она со всеми легко находит общий язык.

— Когда вы на гастролях, съемках, кто с детками?

— Моя мама. Если бы не она, я бы не справилась никогда и ни за что. С какой тотальной любовью и обожанием она относится к внукам! Они заставляют ее забыть даже о боли в суставах — на болезни у нее просто нет времени.

И мне очень помогает старшая дочь. Конечно, когда я поздно прихожу со съемок, Лера на меня обижается: «Мама, в конце концов, это твои дети!». Но я ей объясняю, что мой трудоголизм — это необходимость. Мне было столько же лет, сколько Лере сейчас, когда я ее родила. Я рано выскочила замуж, потому что мама у меня была строгой и мне хотелось от нее убежать… Наверное, поэтому я лояльно отношусь к Лере, позволяю ей очень много, и она меня не подводит.

— Катя, вы в шикарной форме! Поделитесь секретом.

— Это возможно на самом деле! Чтобы похудеть после родов, нужно только желание. Не стоит оправдывать свои 100 килограммов веса тем, что ты родила ребенка.

У наших людей сериальное мышление: «Ой, все плохо!». Они недовольны своей жизнью, постоянно ноют. А надо перестать страдать, научиться быть счастливым в малом, радоваться тому, что есть. Нужно всегда быть благодарным Богу, который дает тебе сегодняшний день.

— Хорошая фигура позволяет вам заниматься и модельным бизнесом.

— Да, в 36 лет меня приглашают работать в качестве модели, причем зовут все чаще. Мне нравится этот вид деятельности. Собирается команда: модель, фотограф, визажист, стилист — и все заинтересованы в хорошем результате. От удачной фотосессии мы получаем удовольствие. Фэшн-индустрия в России только начинает развиваться, но в скором времени она выйдет на западный уровень.

Я сейчас запустила бренд одежды в Италии. Оказалось, что там, как ни странно, шить дешевле, чем в России. У меня в команде очень креативные люди европейского класса. Посмотрим, что из этого получится.

— Помимо этого, у вас еще остается время и силы на благотворительность…

— Наш социальный проект называется «Класс мира». Надеюсь, он будет и впредь открывать свои творческие лаборатории в детских домах, реабилитационных центрах для малолетних наркоманов и детей, чьи родители сидят в тюрьмах. Его цель — вложить в ребятишек общечеловеческие принципы, идею толерантности, терпимости, дружбы между нациями, народами. Я считаю, что это единственный шанс вырастить следующее поколение более здоровым, чем мы. Потому что наше общество, к сожалению, больно неизлечимо. Вся надежда на детей.

«Бульвар Гордона», №8(304), 22 февраля 2011 года

Екатерина Волкова: Марш несогласной

Дмитрий Тульчинский

В свои 35 она прожила уже несколько жизней. Галатея в опытных руках театрального продюсера Эдуарда Боякова. Актриса второго плана в семейной драме кинопродюсера Сергея Члиянца. Наконец — боевая подруга писателя и бунтаря Эдуарда Лимонова. Сегодня яркая кинодива и мать троих детей Катя Волкова готовится к новому этапу в своей непростой жизни. Она учится быть сильной. Уже получается…

— Катя, на кого детей оставили?

— Мама помогает. А сейчас ещё и няня вышла. Но я и сама не отказываю себе в удовольствии бывать с детьми, это действительно для меня удовольствие.

— Теперь няням многие не доверяют — чужой человек, во-первых. А потом столько ужасов про них рассказывают.

— Мне повезло. Вообще, мои дети в парке нашли себе няню. Так случилось, что сначала мы подружились с няней мальчика Егора, очень хорошей женщиной. Потом Егор пошёл в садик, а няня его перешла к нам. И я, конечно, очень довольна: она приходит в 11, дети бегут к двери: «Зэня, Зэ-ня!», хлопают в ладоши… А вот мама моя так и не смирилась с тем, что у нас няня. Но что делать — вечный конфликт отцов и детей. Она не понимает, зачем нужна няня, не понимает, почему я отказываюсь от каких-то сериалов, для неё это непостижимо — мы живём в маленькой квартире, казалось бы, должна хвататься за всё. И я не могу ей объяснить, что репутация в моей профессии стоит дороже.

— Ну, с мамой-то вы всегда договоритесь.

— Не знаю… Она говорит: надо думать о детях, не надо думать о себе. Вот Заворотнюк получила столько-то, вот Тина Канделаки и тут, и там, и там. Мама не понимает, что я не Тина Канделаки, и у меня нет таких мозгов, такого образования. Да и просто я другая. «Мама,— бросаю уже в сердцах,— ты ничего не понимаешь!» — «Ну, конечно,— отвечает,— мама дура.» И всё, и снова по кругу. Она не может понять, что я уже взрослая. Что у меня трое детей! Мне 35 лет! И этот конфликт больше всего меня мучает.

— Катя, а дети сильно вас изменили? Раньше, помнится, ваши интервью были жёсткими, эпатажными. Потом всё мягче, мягче…

— Не знаю. Во-первых, внимание к моей персоне началось всё-таки с романа с Эдуардом Лимоновым, и, наверное, те мои высказывания соответствовали его эпатажному образу. А скорее даже, я просто невольно съёжилась и начала защищаться, защищать своего возлюбленного. Он мне открывал глаза на какую-то правду. Которая не может быть воспринята социумом и которой государство просто не даст обнажиться. Я эту правду рьяно защищала. И мне нравилось то протестное состояние, в этом была определенная романтика.

— Тогда появился тот эпатажный имидж, когда побрились наголо? Кстати, вам очень шло.

— Мне до сих пор говорят: как тебе было хорошо, не хочешь снова? Но нет, я уже другая… Хотя у меня осталась ностальгия по тому периоду. Я вообще увлекающаяся натура, не люблю заскорузлости, правильности. Вот эта фраза, которую мама моя любит повторять — «чтобы всё было, как у людей»,— меня просто убивает. У каких людей?! Покажите мне их!.. Я всегда с восторгом любуюсь счастливыми парами, я учусь у них, готова прямо на колени пасть, если вижу реально счастливых людей, которые прожили вместе 20 лет. Но их так мало. В большинстве случаев это уже уставшие друг от друга люди, у которых параллельно есть свои жизни и которые по привычке, потому что так удобно, или ради детей продолжают жить вместе. Конечно, у всех своя жизнь, и каждый делает свой выбор. Но я не хочу так, не хочу, как у всех!

— Брак с Лимоновым — ваша попытка номер три. А первые две — кажутся просто идеальными для актрисы. Театральный продюсер Эдуард Бояков, кинопродюсер Сергей Члиянц. Люди сильные, известные. Рационализма вам не хватило, чтобы стать счастливой продюсерской женой?

— Нет, на самом деле я могу сказать, что самая моя большая любовь в жизни — это Эдуард Бояков. Который меня сформировал, вообще изменил моё сознание. И он как раз воспитал во мне такую волю, что я, быть может, даже книгу когда-нибудь напишу о том, что пережила в этом воспитательном процессе. Он научил меня быть честной, никогда не жить с человеком, рассчитывая на роли. Это было исключено — никакой помощи. Единственное, чем он мне помог,— добавил семь тысяч долларов, которых не хватало на покупку квартиры. А так — всё сама. Конечно, я жутко нервничала, страдала, не понимала, почему не могу опереться на сильное плечо? Но теперь очень благодарна Эдуарду, несмотря на то, что это, конечно, кровавый опыт в моей жизни, почему я и сбежала от него.

— То есть, если напишете книгу, это будет примерно то же, что Валерия написала про Шульгина?

— Нет, он меня никогда не бил. Он меня любил. И я любила его. А бежать решила, потому что он обвинил меня в том, что я раба любви. Так больно было это слышать, я просто перестала существовать тогда. И всё равно я счастлива, что это было в моей жизни. Ведь иначе я не знала бы, что такое любовь… Вообще, в своей жизни я вижу некую цепочку неслучайных следственно-причинных связей, которые мне кажутся удивительными. Это же Бояков дал мне четыре книги Лимонова со словами: вот какой честный человек, почитай. И почему-то вдруг на той же неделе я встречаюсь с Лимоновым, и происходит то, что происходит. А я в то время как раз ушла от Члиянца, вернулась к Боякову, он предложил мне руку и сердце. И естественно, я сказала: нет, у нас ничего не получится, у меня роман. Он спрашивает: «С кем?» Я говорю: «С Лимоновым»… Такая, казалось бы, «Санта-Барбара». Но я об этом рассказываю, потому что мне кажется, будто сама судьба ведёт меня по жизни. Я же не хотела быть актрисой — всё состояло из совпадений, случайностей. Я никогда не просила ролей, не рвалась в кабинет режиссёра: это моё, дайте сыграть. Нет, никогда…

— Кстати, вас называют одной из самых недооценённых киноактрис. В курсе?

— Да, и я встречалась с режиссёрами, которые говорили: мне тебя предлагали, но я побоялся, думал, не справлюсь с тобой. Такие глупости совершенно… Вообще, я считаю, что роли, они приходят: то, что должен сыграть, то и сыграешь. С Ксенией Раппопорт, кстати, у нас очень интересная перекличка в жизни получилась. Она должна была играть во «Вдохе-выдохе», потом Иван Дыховичный предложил эту роль мне. И дальше звонок: ты можешь поехать на три месяца — Джузеппе Тарнаторе снимает фильм? Я говорю: да нет, у меня же «Вдох-выдох»… В общем, как-то так случилось, что раз — и она поехала в Италию и стала там мировой звездой. Но она действительно невероятная.

— А вот теперь как раз о кино. Ваш номер два — Сергей Члиянц. Который при желании, наверное, мог бы сделать из вас настоящую кинозвезду.

— Ну, Члиянц все же снимает мужское кино — «Бумер», «Живой». А потом, не такой он человек. И я не такая. Если буду знать, что другая актриса больше подходит на эту роль, я скажу об этом сразу. Зачем позориться, мне и так позора хватает.

— Но давайте о Члиянце. Многие называют его эдаким прохиндеем от кино, нечистым на руку продюсером.

— Он жаден, да. Но это, наверное, издержки профессии — он же продюсер, должен выкраивать, высчитывать…

— Почему же вы с ним расстались?

— Я просто поняла, что это не мой человек. Притом, что мы получили тогда квартиру от Союза кинематографистов, 130 метров. Притом, что был «Бумер», а это был первый российский фильм, который окупил себя, принёс прибыль. И без всякой рекламы, чисто сарафанное радио. То есть Члиянц вытащил лотерейный билет со мной, ему так фартило. Но настолько разные люди оказались, и проявлялось это буквально во всём. Вплоть до того, что человек ест, стучит вилкой о зубы, и тебя это раздражает. И ты понимаешь: нет, что-то здесь не так.

— Да, у вас целая коллекция. Но харизма Лимонова, наверное, не сравнится ни с чьей. Вам нравилось быть эдакой боевой подругой? Надеждой Константиновной, Анкой-пулемётчицей, Жанной Д’Арк?

— Только не Надеждой Константиновной. А вот Жанной Д’Арк мне хочется быть всегда. Я мечтаю сделать революцию. Революцию в сознании. Чтобы людей перемкнуло, чтобы все, наконец, перестали воевать друг с другом и начали говорить на языке любви — как прописано во всех религиях.

— И, наверное, вашему революционному духу было созвучно находиться рядом с таким человеком, как Лимонов? Увлекали все эти баррикады, вся эта борьба?

— Ну, просто я была свидетелем неправды, вообще очень трепетно отношусь к справедливости. И когда первый раз пошла на Марш несогласных… А была тогда ещё лысая, надела платочек. Припарковала свой БМВ около «Эрмитажа». И когда увидела, что там творится, я подумала: военный переворот — количество техники, которое было в районе Пушкинской, просто поразило моё воображение. Это что, думаю, мирный марш? А мирный же в принципе — человек имеет право выйти на улицу и сказать: я не согласен… Я увидела забитых людей, которые слепились в кучки. Кто-то кричит: «ОМОН! Берегись!» И тут же — омоновцы с дубинками, мимо меня пробегающие, хватающие этих несчастных. Бабку какую-то рядом со мной скрутили: клюка отлетела в сторону, её тащат в автозэк. И я, видя это всё, сразу же стала «несогласной» — ну не согласна я с таким обращением с мирными гражданами. И на самом деле почувствовала себя Жанной Д’Арк… Я шла по Страстному. За мной — толпа. С файерами, с развернутыми флагами. Я сняла платок. Лысая. В чёрном пальто, фасон шинели. Обернулась — оказывается, народ перегородил уже Страстной бульвар, машины сигналят. И я поняла, почему люди выходят на демонстрации, почему устраивают все эти перформансы. Это адреналин, драйв. Это такое: а-а-ах! Страшно. Но и омоновцам страшно тоже. Я иду, мы пересекаемся взглядами, и в глазах каждого — страх. Мол, ну на фиг её трогать, пускай следующий возьмёт. И все они мимо меня пробегают. И я чувствую себя неуязвимой! Невероятное ощущение!..

— А как же страх? Простой, человеческий? Всё-таки Лимонов сидел…

— А чего мне бояться? Тюрьмы? Я знаю, как в тюрьме сидеть, я была там. Делала однажды спектакль и ездила на встречу с автором пьесы в женскую колонию. С девчонками там скорешилась. Мы до сих пор общаемся, звонят мне периодически: как сама, как дети? И считаю, даже тем, что их поддерживаю, я уже исполняю некую миссию. Тем, что не отвернулась от них, артисточка известная.

— С первым Эдуардом вы узнали, что такое любовь. А со вторым?

— Ну как… Лимонов подарил мне материнство. Именно в настоящем понимании — потому что в 18 лет, когда родила Леру, я ничего ещё не понимала. А вообще, он меня сделал женщиной в полном смысле этого слова. И закалил меня, конечно. Потому что после Лимонова мне ничего уже не страшно. Вот я сейчас думаю: а как это произошло, почему? Почему всё-таки сыграли роль эти четыре книжки Лимонова? Вернее, одна даже — потому что я не успела все четыре прочитать. Но вот «Укрощение тигра в Париже», и история его любви с Наташей Медведевой, которая описана в этой книге, и, конечно, его лирический герой. Вот он поразил моё воображение, я, наверное, влюбилась в него.

— Такое впечатление, вы не переболели ещё Лимоновым. Скучаете?

— А чего скучать? Он приходит к детям. И недавно мы распили бутылку водки. Причём время было полдень, я уху варила. Звучит лирическая музыка, детки ползают, залезают к нему на коленки. И мы — уху, и под уху — водочки.

— Может, всё ещё вернется на круги своя?

— Нет, так не бывает. Два раза в одну реку не войдешь. И всё равно надо взрослеть, мы не можем всю жизнь играться в Жанну Д’Арк и Владимира Ильича. А потом, у меня дети, и я понимаю, что долг у меня в первую очередь перед ними, Мне надо создать им нормальные условия — а у нас две комнаты на пять человек, сорок семь метров, и это, конечно, дурдом. Мне надо дать им достойное образование…

— А комфорт и Лимонов — две вещи несовместимые?

— Несовместимые… И всё равно я счастлива, что так произошло — вне зависимости, будем мы вместе или нет. Всё равно мы уже вместе. И всегда будем. Нас объединили дети. И я всё равно бесконечно им восхищаюсь. Тем, что он один. Один такой. И, может даже, я сознательно принесла в жертву наши отношения, потому что понимаю, что заклюю его своими упрёками. И он не сможет быть тем человеком, тем поэтом, которого я люблю. А я его люблю до сих пор. И я всё равно его жена, и продолжаю ею оставаться.

— Вы официально не развелись?

— Нет. Просто сейчас у нас такой период. Вот такие мы уроды. Мы встречаемся, пьём водку. Всё не как у людей.

— Два предыдущих мужа у вас были денежные. А этот — идейный. И что с него требовать?

— Ну да, он поэт. А у меня такая слабость к поэзии, и ничего я не могу с собой поделать. С другой стороны, я понимаю, что с поэтом невозможно жить. Его нельзя не любить. Но жить с ним — невозможно. И что мне делать? Что делать бедной женщине?

— И что делать?

— Мне говорят: «Катя, с твоими возможностями найти себе олигарха не проблема»… Смешно… Тем более — какой олигарх меня вытерпит, такую? Сумасшедшую.

— Тяжело вам жить на белом свете?

— На самом деле, я могу сказать, что интересно. Потому что я не стою на месте, у меня всё время происходят какие-то открытия. Разочарования, удивления. И я счастлива, что до сих пор умею удивляться. Сейчас, например, только вернулась из Южной Америки, была в Перу, в Боливии. Обессилела, конечно, приехала вообще никакая. Ночевала в палатке, в спальном мешке. А холодно, дожди проливные… Я даже не побоюсь и скажу, что была у шамана и проходила ритуал айхуаски.

— Ещё бы знать, что это такое.

— Айхуаска — это выжимка из кактуса, препарат такой, который шаманы используют для трансформации знания. И в этом ритуале очень важные были открытия. Я поняла, что все беды человечества — из-за нашего страха. Мы все боимся, мы болеем от того, что боимся. Мы не делаем того, что могли бы сделать, потому что боимся…

— Катя, но вы ведь даже тюрьмы не боитесь.

— Я? Да у меня куча страхов. Куча комплексов. Иной раз думаю: нет, лучше не буду звонить, ещё пошлют… Или даже по поводу той же самой квартиры. Я подумала вдруг: в принципе мы — многодетная семья. Не могу ли я от государства что-то получить, улучшить наши жилищные условия? И сейчас занялась этим.

— К чиновникам на поклон пошли?

— На какой поклон? Нормальным человеческим путем. Пришла в собес и сказала: мы — малоимущие. Квартиру мы не можем купить. Мы даже не можем позволить себе взять ипотеку, потому что не справимся с выплатой процентов этих сумасшедших. И я решила: о’кей, я пойду этим путем. Пойду по инстанциям, соберу все бумажки.

— Долгий путь.

— Да, долгий. Но я обязательно пройду его. И, думаю, это будет одна из самых больших моих побед в жизни. Победа над своим страхом! И я иду туда и никого не боюсь. Не боюсь этих тёток, которые смотрят на меня и говорят: да ладно, вы-то уж малоимущая… Уж видели вас, в каких хоромах-то живёте… А разве объяснишь им, что для съёмок меня ведут в салон, берут одежду напрокат, бриллианты, фотографируют. А потом я возвращаюсь в свою 1917 года постройку, где мыши бегают. Вы понимаете? У нас мыши! И маленькие дети.

— Честно говоря, так я и не понял из нашей беседы: счастливы вы или несчастны?

— Счастлива, конечно. Потому что живу. А проблемы? В этом же и интерес. В том, что всё время у меня происходят какие-то открытия. И они только мои, личные. Теперь я не завишу ни от кого. Теперь наступила только моя жизнь, собственная. И при этом я себя ещё чувствую юной. В этом такая прелесть!..

«Интервью», №???

* * *

Екатерина Волкова:

фото Игорь Василиадис

Богдан Савенко + Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Facebook», 14 апреля 2011 года

* * *

Екатерина Волкова:

Спокойной ночи, малыши)

Богдан Савенко + Валерия Волкова + Александра Савенко

«Facebook», 28 апреля 2011 года

* * *

Екатерина Волкова:

Богдан Александра Валерия

Богдан Савенко
Александра Савенко
Александра Савенко
Богдан Савенко
Александра Савенко
Богдан Савенко
Богдан Савенко
Богдан Савенко
Александра Савенко

«Facebook», 4 мая 2011 года

Екатерина Волкова:
«Я теряю самых любимых мужчин»

Наталья Дьячкова

«Я — терпеливая, многое могу выдержать. Испытания меня закалили, сделали сильнее, мудрее. Но иногда такое отчаяние охватывает!.. И тогда я чувствую себя какой-то древней женщиной, сильно утомившейся от житейских неурядиц»,— признается актриса Екатерина Волкова, которая в одиночку растит троих детей.

— До десяти лет я ощущала себя абсолютно счастливым человеком, ведь у меня была настоящая семья — папа, мама, брат Женя. Самые мои дорогие, самые любимые люди. Женька (он старше на девять лет) слушал прогрессивную музыку — Виктора Цоя, «Машину времени», «Lеd Zeppelin» — и ужасно презирал меня за то, что я спала в обнимку с пластинками «Мodern Talking» и «Миража». (Смеется.) Очень серьезным был парнем, а я, наоборот,— легкомысленная девчонка, импульсивная, взбалмошная. Братом страшно гордилась: красивый, статный, умный. Девушки были поголовно в него влюблены. Мне вообще казалось, что в нашей семье лучшие мужчины на всем белом свете. Папа — высокий голубоглазый красавец, с белыми, рано поседевшими кудрями. Работал инженером на Севере, летал в Сургут, но в душе был поэтом — писал стихи, пел песни. А как играл на баяне!.. У меня сердце замирало от восторга, когда папа доставал баян со словами: «А ну-ка, Катеринка, изобрази цыганочку с выходом!» И я, счастливая, мчалась в мамину комнату, надевала ее шелковый халат и старательно отплясывала цыганочку. Отец был человеком-праздником, любил шумные компании — погудеть, попеть. Я музыкальная — в него. В детстве все время пела. Помню, он везет меня на плечах из садика, а я пою во весь голос. Когда замолкаю, он останавливается. Начинаю новую песню — и мы продолжаем путь. Такая у нас была игра… Отца я просто боготворила! И его уход из семьи стал в моей жизни первой большой трагедией. Нам с братом родители не объяснили, что между ними случилось. Мама тогда всю себя отдавала мне, засыпала в кресле со мной на руках, пытаясь унять очередной приступ астмы. У меня вдруг проявилась эта болезнь… Наверное, папе не хватало ее внимания, и в какой-то момент он не выдержал, ушел. Сказал маме: «Дети останутся с тобой, так им будет лучше». Потом он несколько раз пытался вернуться. Говорил, что страдает без нас, просил у мамы прощения, и мы с Женей, глотая слезы, умоляли маму его простить. Но она расценила папин поступок как предательство и не простила — не смогла. Гордая… После развода родителей с папой я виделась крайне редко. Он уехал из Тольятти в Жигулевск, женился там на женщине с двумя детьми и полностью погрузился в свою новую семью. А мне так его не хватало! Помню, выхожу как-то из школы со своей закадычной подругой, а во дворе папа стоит. От неожиданности я остолбенела, обрадовалась страшно. А папа был какой-то отстраненный, не родной. Почему-то сказал Оле, что она, мол, настоящая красавица. Так обидно было это услышать. Мне-то он никогда не говорил, что я красивая…

Крах нашей дружной семьи я переживала очень болезненно. На нервной почве участились приступы астмы, и мама бесконечно моталась со мной по больницам. Со временем с потерей отца я смирилась, и мои приступы постепенно сошли на нет… Мама помощи у отца не просила принципиально, тянула нас с братом одна. Женя учился в медицинском институте, ему надо было помогать. Мама — врач высшей категории, но зарабатывала немного. Она перешивала мне вещи из своих, вязала и меня рукодельничать научила. После аварии на Чернобыльской АЭС поехала в радиоактивную зону спасать людей. Сделала это ради нас — ей пообещали хороший заработок. В Чернобыле мама проработала три месяца, а меня оставила с нашей дальней родственницей. Я чуть с ума не сошла без нее! У меня всегда была наисильнейшая привязанность к маме.

Она у меня очень строгих нравственных правил, мужчин в наш дом не приводила. Говорила мне на полном серьезе: «Что если я выйду замуж, а отчим станет к тебе приставать? Такие истории случаются сплошь и рядом». За меня она тревожилась как-то даже маниакально, контролировала каждый шаг. На дискотеки не отпускала, гулять с друзьями допоздна мне тоже было запрещено. По вечерам я должна была сидеть дома за пианино, читать книги. Но, при всей любви к маме, я была девушкой строптивой и такую принудительную опеку терпеть не хотела. Стремилась побыстрее стать взрослой, самостоятельной. Поэтому и сбежала из дома в 17 лет. Влюбилась в первого, кто подвернулся под руку, и недолго думая выскочила замуж.

Я тогда училась в музыкальном училище, а Алексей был знаком с моей подругой и встречал нас после занятий на своей «копейке». Он так бесстрашно и лихо гонял на ней, аж дух захватывало, ну я и «подсела» на скорость. А в 18 лет уже Леру родила… И мы с маленькой дочкой попали в реальный детектив. Муж в лихие 90-е занимался криминальным бизнесом. Так что на нашей кухне устраивались бандитские сходки, на которых обсуждались какие-то разборки, перестрелки, незаконные махинации. Гости гудели ночами, напивались и засыпали вповалку на полу, а по утрам я с крохотной Лерой на руках, переступая через бездыханные тела, пробиралась к холодильнику, чтобы покормить малышку… Разумеется, совсем не такой представляла я свою самостоятельную жизнь. Насилу вырвалась из этого кошмара, вернулась с Лерой к маме, которая с готовностью взяла на себя заботы о внучке, лишь бы я продолжала учиться. За то, что мама отпустила меня в Москву, буду ей благодарна всю жизнь. Ведь я попала в РАТИ к Марку Захарову, в дипломном спектакле играла булгаковскую Маргариту — роль, о которой мечтает любая актриса. После института меня взяли в труппу РАМТа, и я сразу начала репетировать Эвридику Жана Ануя. Мне тогда казалось, что я могу все, что в жизни нет ничего невозможного. Чувствовала себя счастливой, свободной, буквально летала… И тут нашу семью постигла страшная беда.

У моего брата была сложная личная история. Он рано женился, родил четверых сыновей — Ивана, Семена и двойняшек Лешу и Диму. По профессии Женя акушер-гинеколог, работал в медсанчасти. Там у него случился роман с медсестрой, которая родила дочку. Жена ему этого не простила и настояла на разводе. После этого видеться с сыновьями Женьке она не давала. Он очень страдал… С мамой дочки отношения у брата тоже не сложились. Как-то он позвонил мне в Москву: «Катюша, я нашел классную девчонку! Оля работает в нашем отделении медсестрой. У нас любовь, душа в душу. Приезжай на свадьбу». И в это же время мама наша тоже вдруг решила выйти замуж, за бывшего одноклассника. Они договорились с Женей сыграть обе свадьбы в один день… Я приехала. Стою в загсе, и у меня ощущение, что мир сошел с ума. Сначала расписывают маму с ее женихом, потом — брата с его невестой. И как-то все это выглядит неправильно, нелепо… Знаете, у Жени на голове были две лысеющие макушки, и, когда мы были в загсе, мамина подруга неожиданно говорит мне: «Кать, ты же в Москве живешь, почему не нарастишь брату волосы?..» А спустя несколько дней мне задали похожий вопрос — в морге: «Волосы будем пришивать?..» Потом уже, тысячу раз прокручивая в голове эту абсурдную свадьбу, я думала, что Женя специально устроил праздник, чтобы собрать всю родню и попрощаться с нами. Ему было совсем не до веселья, он думал о чем-то своем, выглядел каким-то потерянным… Говорил с горечью: «Эх, сестренка, как же неправильно я живу! Я ведь один из лучших специалистов по убийству. Иногда делаю аборты, когда уже делать этого нельзя. Но меня умоляют, платят деньги, и я соглашаюсь. Ради чего? Разве счастье заключается в деньгах, в квартирах, гаражах, машинах? Нет… Не хочу, не могу больше так жить. Хочу в деревню, где тишина и покой…» Вот какие мысли мучили его во время свадебного торжества…

На второй день гуляли порознь: молодые — у себя, ну и немолодые тоже у себя. Вдруг звонит Оля: «Кать, мы с Женей поругались, он психанул, схватил патроны и убежал. Я не смогла его остановить. Мне страшно». А в гараже у брата было ружье. Хотя он никогда не ходил на охоту, только все время собирался… Я даже не успела толком понять, что происходит, как снова звонок. Это Женя. «Катя, я вас очень люблю и прошу: забери мое тело! Не хочу, чтобы над ним глумились, приезжай в медгородок». Я в ужасе ору в трубку: «Что ты такое говоришь?! Что за бред?! Не смей! Не смей!!! Ты о маме подумал?!» Но он меня не дослушал, бросил трубку… Впопыхах одеваясь, стараюсь спокойно объяснить маме свой срочный уход из дома, хотя меня всю колотит: «Мам, мне надо Женьку найти. Они с Олей поссорились, он куда-то ушел…» — «Я тебя никуда не отпущу, ночь на дворе. На улице полно наркоманов и алкоголиков. Успокойся. Милые бранятся — только тешатся».

Господи, как же потом она кляла себя за то, что ее материнское сердце молчало, не почувствовало беды… Жене было всего 34 года. Он застрелился в своем гараже, его нашел сторож. Ружье, как у Чехова, рано или поздно должно было выстрелить… (Надолго замолкает.) Впервые я так близко увидела смерть. Женю мы похоронили в глухой деревне в Ульяновской области, откуда мама родом. Исполнили его последнее желание — он же говорил мне, что хочет туда, где тишина и покой. От Тольятти до этого места триста километров. В детстве мы с братом там постоянно проводили лето. Бабушка учила меня доить корову, запрягать-распрягать лошадь, носить воду на коромысле. Мы с Женькой в лесу легко ориентировались, без взрослых ходили за ягодами, за грибами. Вот там он и остался навечно… (Грустно улыбается.)

После смерти Жени я подумала: нас с мамой преследует злой рок. Мы же потеряли самых любимых мужчин. Сначала ушел из семьи отец, потом не стало Жени… За маму я страшно боялась. Она окаменела. Совсем не плакала, ни с кем не разговаривала. Из нее как будто ушли все жизненные соки, осталась только телесная оболочка. Со вторым мужем она рассталась сразу — строить какую-то новую жизнь для нее было невозможно. Я помочь ей ничем не могла, поскольку жила далеко, в Москве. Наоборот, мамочка мне помогла. (С горькой улыбкой.) Так уж получилось, что вместе с братом. Мама продала две квартиры — Женькину и свою, и на эти деньги мы купили мне московское жилье, небольшую двушку. Тогда уже я забрала дочку к себе, и в первый класс Лера пошла здесь. Сама же мама осталась без квартиры, жила на даче… Несколько лет она была абсолютно каменной. Слава Богу, Женя оставил ей четверых внуков, и они хоть как-то примиряли маму с жизнью — общаясь с ними, она оживала. Сейчас пацаны уже взрослые, выросли огромные, под два метра, и все очень похожи на отца — те же глаза, мимика, улыбка. У меня мурашки бегут по коже, когда узнаю в них Женю…

Шесть лет назад на нас с мамой снова свалилось испытание. У нее обнаружили рак щитовидной железы. Аукнулся Чернобыль — она там получила мощную дозу облучения. Трудно выразить тот страх, с которым я ждала операции. Черные мысли о том, что могу потерять еще и маму, не оставляли ни на секунду. Я ходила в церковь и молила Бога о ее спасении… Без веры жить невозможно, без нее я, наверное, сошла бы с ума. Бог есть, я это знаю. И в самые счастливые мгновения говорю вслух: «Бог есть!»

Когда операция по удалению опухоли прошла успешно, я ликовала: «Бог есть!..» В последнее время мама подолгу живет со мной в Москве, помогает мне с детьми. С рождением Богдана, а потом Сашеньки она постепенно стала отключаться от своего горя, от своих болезней, снова стала улыбаться… Мы с мамой невероятно близки, хотя по характеру абсолютно разные и общий язык порой найти не можем. Я ее убеждаю, что нельзя хранить обиды в душе, так как они уничтожают нас изнутри. Но она до сих пор не может простить отца. После того как, побывав в прошлом году в Тольятти, я с ним встретилась, мама два месяца со мной не разговаривала. Я этого понять не могу. Так же, как и то, что до сих пор мама относится ко мне как к ребенку, объясняет, что делать прилично, а что — нет. А я считаю, что самое неприличное — быть несчастливой. Полностью солидарна с Володиным, который писал: «Стыдно быть несчастливым». Вот и ищу свое счастье. Но пока не нахожу. Мама часто говорит мне: «Все твои беды оттого, что ты полностью открываешься своим мужчинам. Нельзя быть такой доверчивой, откровенной». Но я такая, какая есть. Никогда не держу фигу в кармане, не умею играть в чувства. Если люблю, то бросаюсь в омут с головой. Любовь — дар Божий. Когда ее нет, возникает пустота, которую ничем не заполнить. И я благодарна Богу за все испытания, за то, что он подарил мне возможность пережить настоящие, глубокие чувства…

Эдуарда Боякова (в конце 90-х — директор РАМТа и генеральный директор фестиваля «Золотая маска».— Прим. ред.) я любила безумно, до исступления. Он был моим Пигмалионом — пытался что-то вылепить из не сильно образованной девушки. Заставлял читать книги по истории мировой художественной культуры и конспектировать прочитанное, знакомил с удивительными людьми, брал с собой на театральные фестивали, премьеры. С Лерой в мое отсутствие оставалась няня… Я восхищалась Бояковым, больше всего на свете хотела выйти за него замуж, родить от него ребенка. Но он был женат и очень боялся что-либо в своей жизни менять. Успевал к тому же крутить романы, а я сходила с ума от ревности, от невозможности быть все время с ним рядом. Кажется, вся театральная тусовка знала о моем безумии. Это было похоже на болезнь, я страшно страдала. Попала в мощнейшую зависимость от этого человека, по-настоящему стала рабой своей любви. Эдуард тоже был сильно привязан ко мне, но моя привязанность, как мне кажется, пугала его, тяготила. Мы оба любили и страдали, постоянно ругались, разбегались, снова сходились, после очередного скандала опять расставались — и так до бесконечности… В какой-то момент я поняла: если не разорву этот порочный круг, просто не выживу. И приняла решение: пора уже устраивать свою личную жизнь, создавать семью. Очень уж хотелось иметь статус официальной супруги, и я его получила — вышла замуж за продюсера Сергея Члиянца, который долго и настойчиво меня добивался. Наверное, так я попыталась отомстить Боякову. Ну и, казалось бы, чем не идеальный вариант? Муж — хороший человек, меня очень любит, обеспечивает, условия жизни комфортные: мы поселились в огромной квартире на Лесной, которую Члиянцу выделил по госцене Союз кинематографистов. Что еще надо? Живи да радуйся… Но оказалось, что я не могу жить с мужчиной без любви. Совсем. С колоссальным самопреодолением выдержала два года, причем полгода из них провела за границей, снимаясь в сериале «КГБ в смокинге»… Я должна любить мужчину, иначе чувствую себя несчастной, задыхаюсь. Тогда я стала задыхаться в буквальном смысле слова: у меня вдруг снова начались приступы астмы. Так что в этом благополучном браке я превратилась в задыхающегося психа… В результате из шикарной квартиры Члиянца убегала не оглядываясь. Мне уже ничего от него не было нужно, хотелось только побыстрее стать собой, восстановить душевное равновесие… Вскоре после разрыва с Члиянцем на семинаре по йоге я вновь встретила Боякова, и… отношения опять закрутились. Но ненадолго. Правда, на этот раз Эдуард предложил мне стать его женой. (Смеясь.) Но пока я раздумывала над его предложением, познакомилась с Лимоновым. И получилось, что вышла замуж не за Первого Эдуарда, а за Второго.

— Неужели вы всерьез думали, что с «революционером» Лимоновым возможно создать настоящую семью?

— Об этом я вообще не думала, шла на поводу у сердца. Знаю, что многих людей наша пара повергала в шок. Некоторые и раньше считали меня сумасшедшей, а когда я связалась с Лимоновым, окончательно в этом утвердились. Наверное, отчасти они правы… (Улыбается.) Но я же влюбилась в талант, книги Лимонова меня просто ошарашили, а потом и сам он покорил меня. Лимонов — человек интеллигентнейший, образованнейший, честный, с чувством юмора, а я очень ценю в мужчинах эти качества. Нам было хорошо вместе, интересно. Мы могли ночи напролет просиживать вдвоем на кухне. Пили вино, болтали, спорили, читали стихи, что-то сочиняли. Мне безумно нравилось слушать Эдуарда — он ведь так неординарно мыслит, так умно, красиво говорит!.. Каждое утро, даже если ночью не сомкнул глаз, он садился за стол и писал несколько страниц. Я сидела рядом и не дыша наблюдала за тем, как он работает. Смотрела на мужа с обожанием, восхищалась его дисциплинированностью, аскетизмом, невероятной волей к жизни. Вы посмотрите, в какой он отличной физической форме в свои шестьдесят с лишним лет — молодых за пояс заткнет. Настоящий мужчина… По сути, Лимонов был приходящим мужем, жил отдельно, в съемной квартире. Я прописала его в свою двушку, потому что ему нужно было получить загранпаспорт, а у него была только временная регистрация. Но жить у меня, вместе с моей мамой и дочкой, Лимонов не мог. Ему же нужно личное пространство, рабочий кабинет. Возможно, если бы были нормальные условия для семейной жизни, все у нас и сложилось бы. Или если бы я могла посвятить всю свою жизнь полностью и без остатка знаменитому писателю и политику… Но, к сожалению, я не оправдала гордое звание «жены революционера», эта ноша оказалась мне не по силам. Моя миссия на земле — плодиться и размножаться. (Улыбается.) Я давно мечтала о сыне. Бог дал мне его, и я была счастлива. Лимонов тоже, ведь Богдан — это его первенец, наследник. Но он совсем не был готов к тому, что я маниакально растворюсь в материнстве, а он окажется на заднем плане. И хотя я любила своего мужа очень сильно, он убил мое чувство. Как говорится, одним неловким движением. Как-то рано утром маленький Богдан расплакался, я забрала его к нам в постель, и Лимонов, недовольный тем, что малыш ползает по нему, тычет в глаз пальчиком, раздраженно сказал: «Кать, убери его, я хочу спать!» Эти слова меня буквально убили. Я вдруг поняла, что рядом со мной лежит совершенно чужой человек. Мы с ним не только не единомышленники в любви к ребенку, но даже антагонисты. Лимонову необходимо воевать, судиться, бороться за какие-то идеи. А моя страсть — дети, и вообще я за мир во всем мире… Умом я уже понимала, что общего будущего у нас с мужем нет, мы чужие, однако какое-то время все же пыталась сохранить хотя бы видимость нормальной семьи. Но когда снова забеременела, решила твердо: пора расставаться. Быть многодетной матерью и женой революционера — это уже явно перебор. На Рождество объявила о своем решении Лимонову и, беременная, с полуторагодовалым Богданом на руках, уехала в Индию. Чувствовала, что надорвалась, очень устала — в последнее время активно снималась, да и ребенок в утробе забирал энергию. Мне надо было восстановиться, набраться сил, подумать о том, как жить дальше. В Гоа я почувствовала себя совершенно счастливой. Мы жили в тихой деревушке, где бегали свинки, курочки. К нам приехала Лера, я ее отпросила из школы… Там я поняла, что такое настоящая жизнь. Это когда никуда не надо спешить и ты имеешь возможность наслаждаться каждым мгновением. Можешь любоваться закатами и рассветами, заниматься йогой на берегу океана, рисовать со своими детьми картины на песке, строить из него замки, города. Я так радовалась, что могу подарить детям эту сказку! И Сашенька в моем животе питалась только здоровой пищей и положительными эмоциями… Короче говоря, я вернулась из Индии обновленной. У меня не было больше сомнений в том, что я справлюсь с любыми трудностями и сама смогу поставить на ноги троих детей. Что Бог ни делает — все к лучшему. Если Господь дал мне детей, обязательно даст и на детей.

— Лимонов каким-то образом участвует в воспитании Богдана и Саши, помогает вам материально?

— Он дает мне 20 тысяч рублей в месяц, но я знаю, что, будь у него возможность, непременно давал бы больше. Лимонов бессребреник, у него просто нет денег, они его вообще не интересуют. Поэтому я от него ничего и не требую. Хотя нет, все-таки иногда требую. Недавно попросила велосипед для Богдана. Сказала: «Ребенок чувствует себя ущемленным. Мы гуляем в парке, и все мальчишки приезжают на личном транспорте, а наш сын смотрит на них с завистью». И вскоре папа привез ему велик… К Лимонову, как ни странно, я испытываю благодарность. А как иначе? Ведь он отец моих детей. Богдану сейчас четыре года. Внешне он моя копия, но личность поэтическая, как отец. Все время рифмует слова, говорит стихами. Фантазер, мечтатель. А Саша у нас вообще уникум. Она с девяти месяцев четко и ясно выражает свои мысли. В два года уже вовсю проявляет строптивый нрав, всех нас строит. У них обоих абсолютный слух, и каждый вечер перед сном у нас начинаются концерты. Пока все любимые песенки не перепоют, спать отказываются… (Улыбается.)

Обидно, что их папа не видит, как они растут. Лимонов нас навещает, но редко — где-то раз в два месяца. Он ведь человек несвободный: у него постоянно какие-то суды, ходит повсюду с охранниками. Я вижу тоску в его глазах, понимаю, что он устал бороться с властями, но, поскольку сам заварил эту кашу, не может все бросить, оставить своих пацанов, которые сидят в тюрьмах по политическим статьям… А дети его очень любят, скучают, всегда ждут. Чуть ли не каждый раз, когда звонят в дверь, кричат: «Это папа! Папочка пришел!» — и бегут наперегонки его встречать. У меня сердце разрывается… Саша гордо всем сообщает: «Мой папа — в тюрьме!» Не знаю, откуда она это взяла. Мы ей не говорили такого, да она вообще никогда не спрашивала, где папа. По-моему, Сашенька особенно остро нуждается в отце. Если ко мне приходят друзья мужского пола, тут же выбирает себе объект, залезает к нему на коленки, и ее оттуда калачом не выманишь. Строит глазки, кокетничает, старается произвести впечатление… Вот ведь как получилось — дети повторяют мою судьбу, так же растут без отца, и мне от этого горько. Лере, конечно, хуже всех, папаша ее даже с днем рождения не поздравляет… Да и материнского тепла я девочке недодала — училась, занималась своей карьерой. Зато постаралась воспитать ее воином. Помню, когда мы с ней воссоединились в Москве, я нам обеим устроила веселую жизнь. Лера тогда только в первый класс пошла. Так мы вставали каждое утро в полседьмого и принимали ледяную ванну. Сначала я показывала пример: желала счастья всем живым существам и с головой погружалась в воду. Лера глядела на это, и губы у нее синели, а глаза наполнялись ужасом. Но я заставляла ее вслед за мной залезать в ледяную воду и ни на какие уговоры о пощаде не поддавалась. Зато я ее закалила, она у меня совсем не болела.

— Ну вы кремень. Неужели не было жалко бедную девочку?

— Очень было жалко. Клянусь. Но я считаю, что ребенка надо научить преодолевать свои страхи. При этом я, в отличие от своей мамы, давала дочери полную свободу, не считала нужным ходить за ней по пятам. У нас был заключен один договор: никогда не врать друг другу. Как-то я ей сказала: «Лер, я тебя уважаю и приму всегда, что бы ты ни сделала. Главное, не обмани мое доверие, будь со мной честной». И когда однажды вранье было раскрыто, она за это получила по полной… Дочь по-тихому прогуляла сольфеджио, а я случайно об этом узнала. Казалось бы, мелкая ложь, но ведь все начинается именно с мелочей. Я была в ярости. Вообще-то меня трудно вывести из себя, но в гневе я страшна. Не сдержалась — ударила Леру, и очень сильно. Она ужасно испугалась, рыдала у себя в комнате. И я втайне от нее плакала, чувствовала перед ней вину. И все же думаю, что поступила тогда правильно, Лера запомнила этот урок на всю жизнь… С рождением Богдана и Сашеньки я осознала, что моя старшая дочь уже совсем взрослая. Она запросто справляется с маленькими, я могу оставить ее с ними и быть совершенно спокойной. Лера здорово облегчает мне жизнь. Ей уже восемнадцать. Она успешно окончила немецкую школу, и диплом позволит ей бесплатно учиться в Марбурге, в колледже при университете. Лера уже несколько раз была в Германии, ездила туда от школы по обмену. В Берлине у нее есть бойфренд Самуэль, у них любовь уже два года. Его мама тоже актриса, а отец — режиссер Мюнхенского театра. Самуэль приезжал в гости, жил у нас. Хороший мальчик — воспитанный, красивый, талантливый. Я приняла его сразу, потому что вижу: Лера по-настоящему его любит. Очень хочу, чтобы она была с ним счастлива.

— Не боитесь, что в скором времени Лера, по вашему примеру, сделает вас бабушкой?

— Думаю, это мне не грозит. Дочка, в отличие от меня в ее возрасте, понимает, что такое маленькие дети: она же нянчится с братом и сестрой. Так что пускай поживет еще для себя, насладится молодостью, свободой. И вообще, она девочка разумная, осознает: мы и так впятером с трудом помещаемся на наших сорока семи метрах — нам тут только немца не хватает и еще одного младенца… (Смеется.) Честно скажу, квартирный вопрос очень сильно испортил мне жизнь. Я не могу его решить и никаких перспектив не вижу. Двухэтажный дом, в котором мы живем, очень старый, 1917 года постройки. Комнатки крохотные. В одной — малыши с бабушкой, в другой — мы с Лерой. Спим с дочкой на одной кровати — вторую просто некуда поставить. Да еще постоянно приходится решать какие-то проблемы: то трубы потекут, то полы пойдут буграми… Я очень терпеливый человек и терпела долго, но когда по квартире забегали мыши, поняла: все, это крайняк. Позвонила в СЭС, явился бомжеватого вида мужик, дыхнул перегаром: «Ну, значит, я должен повсюду раскидать отраву». Я пришла в ужас: «Да вы что?! У меня ребенок везде ползает и все тащит в рот…» Он: «А что я могу сделать?! Не хотите — не надо» — и ушел. Пришлось бороться с мышами самостоятельно: ставили мышеловки, гонялись за ними. Кошмар! Все время были настороже, Саше ползать по квартире не давали… Короче говоря, я дошла до точки кипения и нарушила свой принцип: никогда ничего ни у кого не просить. Обратилась в жилищный департамент мэрии с просьбой помочь мне, многодетной матери, купить трехкомнатную квартиру по льготной цене, в рассрочку. Эпопея растянулась почти на год. Я собирала кучу разных справок, ходила по кабинетам, простаивала в диких очередях. Но в результате мне отказали. Потому что, дескать, я сама виновата: ухудшила жилищные условия детей, прописав маму, а потом еще и Лимонова. (Со вздохом.) Думаю, главная причина отказа все же в нем.

— А что, Лимонов все еще прописан в вашей квартире?

— Не могу же я выписать его в никуда, на улицу. Это как-то не по-человечески. К тому же мы до сих пор официально не разведены, хотя и не живем вместе уже три года. Нет у меня ни времени, ни сил заниматься еще и этим. Но, видимо, все-таки придется заняться. Может, после этого хоть что-то в моей жизни изменится. А то ситуация тупиковая. Не знаю, у кого просить помощи… Тут еще у нас под окнами начали строить многоэтажный дом, и с утра до ночи стоит такой страшный грохот, что хочется застрелиться. А я сейчас провожу дома много времени, потому что в работе — пауза: месяца два назад закончила сниматься у потрясающего режиссера Александра Прошкина в фильме «Искупление», и новых предложений пока нет… Знаете, иной раз мне кажется, что против Кати Волковой ополчился весь мир. Такое порой отчаяние охватывает! Бывают моменты, когда чувствую себя какой-то древней женщиной, сильно утомившейся от житейских неурядиц. А ведь мне так хочется просто жить! Но вместо этого постоянно приходится бороться за выживание… И все равно я люблю жизнь.

— Катя, вы женщина яркая, эффектная. Наверняка богатые и обеспеченные мужчины обращают на вас внимание. Неужели не было возможности устроить свою жизнь?

— Недостатка во внимании мужчин я никогда не испытывала, но, видимо, моя беда в том, что любить человека исключительно за деньги я не умею. И жить без любви тоже не умею. Одна моя подруга — ей 46 лет, и она давно уже одна — говорит: «Все равно я верю в то, что найду своего единственного и неповторимого. Но, к сожалению, приходится искать методом тыка…» После расставания с Лимоновым у меня были романы, но недолгие, ничего серьезного из них не вышло. Однако, как поется у Цоя, «смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать». Кажется, я дождалась. Есть у меня сейчас один герой на примете… (Смеется.) Мы познакомились месяц назад. Я пришла в ресторан на встречу с режиссером Валентином Гнеушевым, который предложил мне роль Коломбины в спектакле «Веселая смерть» по Евреинову. И вот обсуждаем мы наши планы, а за соседним столиком сидит в одиночестве мужчина и не отрываясь смотрит на меня. Мы с Гнеушевым провели там часов пять, и все это время тот человек меня гипнотизировал. И загипнотизировал. Не выдержав, я сама к нему подошла. Говорю: «Слушайте, может, мы знакомы? Вы так выразительно на меня смотрите».— «Нет,— отвечает,— но давайте познакомимся. Запишите мой телефон и позвоните, когда захотите, в любое время». Я послушно забила его номер в свой мобильник, вызвала такси и уехала — в другой ресторан, занимать денег у приятелей. Выхожу на улицу с добычей и почему-то тут же набираю номер нового знакомого: «Мне нужна помощь, отвезите меня, пожалуйста, домой».— «Ждите,— говорит,— скоро буду». Стою, жду. Подъезжает белая машина, красивая. Прямо как в сказке, принц на белом коне. (Смеется.) Всю дорогу мы молчали, только время от времени, опять как загипнотизированные, смотрели друг на друга. К счастью, он и на дорогу иногда поглядывал, так что добрались без приключений… А через день были майские праздники, и мне надо было съездить по делам в Суздаль. Вдруг мой Принц присылает эсэмэску: «Как дела? Какие у тебя планы?» «Поехали в Суздаль»,— пишу в ответ. Он: «Когда выезжаем?» Я: «Ты только не пугайся, я буду не одна. Но они очень милые…» И мы вышли к нему втроем: я, Богдан и Сашенька. Сюрприз удался! (Смеется.) Мне кажется, в нашей компании моему новому знакомому было не скучно. Дети сразу нашли к «дяде» подход, играли с ним, возились. А я, покончив с делами, отдыхала, загорая на солнышке.

— Неужели ваш кавалер ничего раньше не слышал и не читал об актрисе Кате Волковой и ее бурной личной жизни?

— Нет. Он далек от мира искусства. Не хотела бы пока объяснять, чем он занимается, и рассекречивать его имя. Очень боюсь сглазить, ведь у нас все еще слишком хрупко. Но, честное слово, это похоже на любовь — большую и настоящую… В телефоне моего Принца я обозначена как «ОНА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!». Он дарит цветы, может иной раз просто заскочить ко мне домой на минуту и привезти что-нибудь вкусненькое. Если мне куда-то надо поехать, а у него неотложные дела, присылает водителя, чтоб меня отвез. Помог мне отправить малышей к маме на дачу: вещи погрузил, еды в дорогу накупил. Заботится, одним словом… Эта встреча для меня стала еще одним подтверждением того, что Бог есть.

Мой гипноз продолжается. Я теперь постоянно улыбаюсь, а мой Принц просто молча смотрит на меня с восхищением. Часто говорит мне: «Ни о чем не волнуйся. Все будет хорошо». И я ему верю. Я ведь так устала от того, что все сама, сама, всегда сама… А теперь поверила в то, что у меня и моих детей когда-нибудь будет нормальная семья, о какой я всю жизнь мечтала.

«7 Дней», 20-26 июня 2011 года

* * *

Екатерина Волкова:

За мороженным!)

Александра Савенко

«Facebook», 28 июля 2011 года

* * *

Екатерина Волкова:

детки-конфетки)

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Facebook», 31 августа 2011 года

Екатерина Волкова. Ускользающая красота

Елена Денисова

Её жизнь напоминает захватывающий дух роман. Одна из самых красивых и загадочных актрис пригласила нас в гости и рассказала, кого она считает маленьким Буддой, где нашла свой рай на земле и почему на её небольшой кухне так часто звучит музыка.

— Катя, у вас в руках гитара. Снова хотите всерьез заняться пением?

— В шоу-бизнес я не стремлюсь, ведь я неформат. Раньше на гитаре играть не умела, но недавно решила ее освоить. Может, потом поеду по стране с концертами, буду петь свои песни. Мало кто знает, что я сочиняю, хотя мои песни звучат в фильмах, где я снималась. А в «Ассе-2» их целых три. Сергей Александрович Соловьев взял их в свое кино, когда пришел на мой клубный концерт. Я тогда выступала с группой «Беспредел», и меня просто распирало от песен. Такое было время.

Кстати, эту гитару подарил мне Иван Дыховичный после фильма «Вдох-выдох». На съемках наш оператор Максим Осадчий брал в перерывах гитару, и я под впечатлением от его виртуозной игры тоже пыталась что-то наигрывать. Ваня заметил это и подарил. Гитара долго пылилась у меня без дела, пока весной мне не предложили подготовить песни Высоцкого для концерта на кинофестивале в Одессе. Концерт в результате так и не состоялся, а я втянулась. Видите, как получилось: гитару подарил мне Дыховичный, закадычный друг Высоцкого, а я взялась за нее, чтобы спеть песни Высоцкого… Такая вот удивительная цепочка. У меня вообще вся жизнь состоит из волшебных совпадений. Или, может быть, только я так вижу.

В Тольятти я работала в театре «Колесо», при нем был клуб «Мельпомена». И вот туда приехал «Аквариум». Не скажу, что в свои двадцать я была фанаткой Бориса Гребенщикова, но его песни мне нравились. Стою после концерта на остановке, рядом — автобус с музыкантами, они как раз в гостиницу уезжали. Подходит какой-то человек: «Тебя Бог зовет». Это я так услышала. На самом деле он сказал: «Тебя Боб зовет». Мы познакомились, поехали в гостиницу. Всю ночь БГ сидел у меня в ногах, пел песни. Он, может, этого не помнит, а меня тогда всю перевернуло. Утром, когда они уезжали, БГ похлопал меня по плечу и сказал что-то вроде «я тебя жду» или «я от тебя чего-то жду». Прошло десять лет, я живу в Москве, снимаюсь у Соловьева в фильме «О любви» и, кстати, еще не знаю, что буквально через год он начнет снимать «Ассу-2», даст мне роль певицы Аделаиды и возьмет в фильм мои песни — а в первой «Ассе», вы помните, были песни БГ, а еще раньше он спел: «Взойдет звезда Аделаида»… Так вот, снимаюсь я у Соловьева, и как-то раз он спрашивает меня: «Хочешь пойти со мной на юбилейный концерт Гребенщикова в «Олимпийком»?» Я: «Конечно, хочу!» Перед концертом заходим в гримерную к БГ — он там сидит, медитирует. Потом встает, направляется к нам и вдруг падает в ноги Сергею Александровичу: «Мой гуру!». Не совсем всерьез, конечно. А я в этот момент подумала, что сам БГ в определенном смысле — мой гуру, ведь это он сказал тогда «Давай!». Словно подтолкнул меня…

Или еще одна странная встреча. Там же, в Тольятти. Я тогда училась в музыкальном училище. Иду по торговому центру и вдруг чувствую да себе пристальный взгляд какого-то человека. Подходит ко мне: «Вы читали роман «Мастер и Маргарита»? Маргарита — это вы!» Я говорю, что начала, мол, читать, но как-то не пошло, и бросила. А он: «Вы еще раз попробуйте!» И так настойчиво… Я тогда подумала: бред какой-то. А через несколько лет меня, третьекурсницу Ярославского театрального училища, взяли в ГИТИС к Марку Захарову именно на эту роль в дипломном спектакле. А потом я десять лет играла Маргариту в театре Станиславского. И Владимир Бортко в свой сериал сначала утвердил меня.

— В вашей собственной жизни тоже появился Мастер, который, похоже, разбудил в вас стихию. Это Эдуард Лимонов обрил вас наголо?

— Ну да, он… На съемках сериала «КГБ в смокинге» мне сожгли волосы. Они превратились буквально в мочалку, и это очень меня раздражало. Я всех подряд просила: «Побрейте меня наголо, с детства мечтаю!». Но никто не брал на себя смелость. Это уже превратилось в кокетство: ну, побрейте же кто-нибудь! А Лимонов услышал и сказал: «Давай!». Тут уже я испугалась. Но назвался груздем…

— Помните, что почувствовали, когда в первый раз увидели себя такой в зеркале?

— Мне понравилось. У меня и сейчас возникает желание побрить голову. Говорят, в волосах информация накапливается. Бывает полезно обнулиться. Тогда я обнулилась, и в таком обнуленном образе попалась на глаза Дыховичному. Он как раз искал для своего нового фильма героиню, которая тоже решила начать жизнь с нуля. Я с ней совпала. У меня тогда было столько энергии! Был такой драйв! Я ничего не боялась. Лимонов, конечно, меня раскрепостил. До этого я пела и музицировала только на кухне, для друзей, а тут вдруг вырвалась на сцену. Это важно, когда мужчине интересно то, что ты делаешь, когда он в тебя верит.

Я до сих пор восхищаюсь Лимоновым. Мало кто сегодня решается открыто отстаивать свои взгляды. Сейчас нет героев. Сейчас мужиков-то нет. И, конечно, женщины любят мужчин за талант. Маргарита полюбила Мастера за талант и служила этому таланту.

Да и если уж говорить о мистике, о знаках свыше… До встречи с Лимоновым я жила в гражданском браке с театральным продюсером и режиссером Эдуардом Бояковым. Однажды он подарил мне четыре сборника Лимонова со словами: «Я выше всех поэтов ставлю Иосифа Бродского и Эдуарда Лимонова». Подарил и сделал предложение руки и сердца, о котором я мечтала четыре года. Собственно, наши отношения к тому времени себя уже изжили. Я даже «сбегала замуж» за продюсера Сергея Члиянца, чтобы отомстить Боякову за то, что он так долго тянул с женитьбой. (Смеется.) И когда он, наконец, произнес заветное: «Давай поженимся, все будет хорошо!», мне уже было не надо. Мы ведь, женщины, такие: идем за мужчиной, как ослик за морковкой, а когда морковка оказывается в зубах, мы уже глядим на другую «морковку». Сейчас я, правда, мудрее стала и свои приключения вспоминаю с улыбкой.

А тогда все было серьезно. Так вот, Бояков делает предложение руки и сердца, дарит книги Лимонова, а на следующий день подруга зовет меня на выставку французского художника со словами: «Пойдем, там будет один олигарх… Хватит с нас этой голытьбы — актеров, режиссеров… Пора переключаться на олигархов!». Наряжает меня в платье из французского шелка, расшитое бисером и похожее скорее на ночную сорочку. Да еще и с боа. А на нос — круглые очки а-ля Крупская. Такой меня Лимонов и увидел. Мы встретились взглядами, он удивленно спросил: «Вы кто?». Тогда вся Москва была увешана плакатами «КГБ в смокинге», а на них я — обмотанная советским флагом и с револьвером в руке. «Катя Волкова,— отвечаю.— Ну, вот, сериал сейчас идет, «КГБ в смокинге»…» «КГБ?— переспросил он.— Так это же моя тема!» И взял меня за руку. Но мне надо было дать ответ первому Эдуарду. Прихожу к Боякову. Он: «Ну что?» Я: «Знаешь, у меня, кажется, роман!» — «С кем?» — «С Лимоновым!». (Смеется.) Этого финала он не может мне простить до сих пор.

— Творческий поиск, поиск себя… мужчинам проще. Вам рождение детей крылья не подрезало?

— Конечно, иногда к концу дня так устаешь, что только одна мысль — дойти бы до койки и упасть. Не до гитары уж точно. Но если есть силы — почему нет? Детей не надо от этого ограждать. Когда ребенок с пеленок слышит, что на кухне играет музыка, слышит голоса гостей, он воспринимает это спокойно. И потом, моя мама для меня такая…

— Опора?

— О да! И опора, и двигатель! Это она дала мне возможность, несмотря на рождение Леры, учиться — сначала в Ярославле, потом в Москве, становиться на ноги, даже помогла мне квартиру купить. Мама говорит: «Еще и четвертого давай рожай, я справлюсь. У твоего брата пятеро, ты отстаешь!». Мама — мой мощный тыл. Дай ей бог здоровья, без нее никуда.

— Трудно с тремя детьми без поддержки мужчины?

— Я всегда мечтала о нормальной семье. Когда мама развелась с отцом, я умоляла ее, чтобы она его простила, чтобы он вернулся. И он возвращался. Потом опять уходил… Я была замужем трижды. Но никогда не меняла мужчин как перчатки. С каждым строила семью, надеясь, что мы будем вместе до конца наших дней, в горе и радости. Увидев пару, гуляющую с детской коляской, я им завидовала. Мне не нужны были цепи, чтобы приковать мужчину, я просто хотела, чтобы любимый человек разделял мое восхищение человечком, который появился на свет. С рождением ребенка центр смещается в его сторону, и мужчина должен это принять. Ребенок — это ваш маленький Будда, и вы ему служите. Ведь что вы в него вложите, то и получите.

Меня спрашивают: «Трое детей — как вы справляетесь?». Не зря же говорят: «Бог дал ребенка, даст и на ребенка». Я верю в это. Считаю, что дети — моя самая правильная инвестиция. И ни о чем не жалею. Хотя, когда узнала, что беременна Сашей, у меня был шок. Богдану исполнилось всего-то год и восемь. Я боялась окончательно вылететь из профессии. Но во мне было столько любви к Богдану как к проявлению божественного, что я не допускала даже мысли, что могу лишить жизни будущего ребенка. И сейчас нет большей радости, чем смотреть, как они обнимаются, как дерутся за маму. Я купаюсь в их любви и знаю, что они — самое главное в жизни. Никакая карьера, ничто вообще не может значить больше семьи.

Нет ничего важнее твоей матери. Мама — это пристанище, ее надо беречь. И ты сам должен стать пристанищем для своих детей. Мне тридцать семь лет, и я только теперь это поняла. Это зрелость, наверное. Я и сейчас могу как следует зажечь, но все чаще чувствую ответственность и все больше ценю спокойствие жизни. Хочу гармонии, хочу, чтобы каждый день для моих детей был наполнен чем-то интересным, чтобы они открывали для себя мир и его краски.

— Женщину от мужчины отличает, по сути, одно — наличие материнского инстинкта.

— Мужчины другие — с этим надо смириться. Мне недавно стало ясно, в чем была моя главная ошибка: я все время требовала от мужчины, чтобы он меня любил так же, как я его. Чтобы чувствовал так же, как я. А это в принципе невозможно.

— Да уж, мужчина никогда не станет для женщины «родной мамой».

— При этом сам ждет от нее именно такого, материнского тепла. И часто появление ребенка становится для него испытанием. У вас любовь, идиллия, а тут вдруг между вами встает кто-то третий. Мужчина начинает ревновать, возмущаться: «А я?». Помните, как Карлсон обижался: «Я же лучше собаки!» (Смеется.) Получается, женщина должна и мужчину успокоить, и малышу грудь дать… Я с этой ситуацией не справилась.

В мужчинах есть эмоциональная слепоглухота. Они редко без слов понимают наши желания и потребности — им все надо озвучивать. Ты стесняешься, ищешь слова, мучаешься, и в результате все приводит к срыву, истерике. Женщина говорит ночью: «Спи дорогой, мне все равно еще кормить». Утром она идет гулять с коляской, а он продолжает безмятежно спать. Потом она варит обед, стирает распашонки — это же ее, женские обязанности… Женщина взваливает все на себя, и мужчина быстро к этому привыкает. А ей нужна помощь. И не надо стесняться ее просить.

— Женщина — это половинка мужчины или все-таки самостоятельная единица?

— В идеале для меня — все-таки половинка. Женщина должна быть «при муже». Быть женщиной — значит быть слабой. Она муза, вдохновительница. Ради нее мужчина совершает подвиги в надежде, что он вернется домой, и она его обогреет, приласкает.

— Мы идеализируем женщину, а вот Толстой, например, признался, что он готов сказать правду о женщинах только перед смертью. Скажет правду, прыгнет в гроб и закроет крышку. Что он такое ужасное про нас понял? Как вы думаете?

— Мой опыт показывает: мужчине не нужна сильная женщина — ни соратница, ни тем более командирша. Когда я вставала руки в боки и начинала что-то требовать, указывать, как и что надо делать, это пугало мужчину. И меня саму тоже. Я себе такой не нравилась и сейчас не нравлюсь. Мне не нравится быть агрессивной и стервозной. От этого всем только плохо.

Женщина — шея. Но эта шея может деликатно направить «голову», а может не гнуться только ради того, чтобы ее признали главной. Мудрость женщины — спрятать свое «я», добровольно стать второй. А мудрость мужчины — быть снисходительным к женщине, потому что мы более тонкие, чувствительные, потому что у нас бывают «закидоны» лишь от того, что луна вошла в определенную фазу.

— Есть место на земле, где вам спокойно?

— У меня давний роман с Индией. Я поднималась в Гималаи. Было очень тяжелое восхождение.

— А ради чего такие мучения? Каков мотив?

— Погрузиться в тишину. В собственную тишину. Мой мужчина считал, что я одержима всевозможными страстями и это поможет их одолеть. (Смеется.) В общем, меня туда направил мужчина, который в тот момент был моим Пигмалионом: лепил меня, наставлял… После восхождения все уехали на Гоа, а мне пришлось срочно вернуться в Москву — играть спектакль «Мастер и Маргарита». Прилетела, а спектакль отменили, и я очень расстроилась, что не попала со всеми на Гоа.

Открыла я для себя это чудное место лишь после рождения Богдана. Мне нужно было срочно похудеть для съемок. Я искала всевозможные клиники, но там цены были просто запредельные. И моя подруга подсказала: езжай на Гоа, там ты похудеешь без усилий, дешево и естественным способом. Мама согласилась остаться с четырехмесячным Богданом, я купила билет и улетела в неизвестность. Но в первый же вечер, выйдя на улицу, встретила подругу, с которой училась в ГИТИСе. Оказалось, там обитает огромное количество русских. Первые три дня я сходила с ума от этого природного великолепия и от полнейшей свободы, когда никому до тебя нет дела. Дети бегают, много беременных… Я сразу пожалела, что не взяла Богдана.

Сейчас мы ездим на Гоа зимой, в наш мертвый сезон, когда здесь совершенно нет солнца. Живем в деревне, там есть центр йоги и здорового образа жизни. Англичане открыли при центре детский сад, где дети учат английский язык. На мотороллере ездим в город за продуктами. Я там и готовлю сама. Морепродукты, фрукты, теплый океан, песчаный берег — мечта!

— А как вы к дауншифтингу относитесь? Могли бы жить вне цивилизации?

— Ну а почему нет? Мы же здесь живем в постоянном стрессе, все время боимся что-то не успеть, пропустить. А там ты просто любуешься закатами и рассветами, наблюдаешь за растениями, читаешь детям сказки. По-моему, это и есть настоящая жизнь.

— Но дети подрастают, их надо социализировать — в ту же школу отдавать.

— Дети могут заниматься с родителями или репетиторами и сдавать экзамены экстерном. Я там видела таких детей, и мне они очень понравились: общительные, уравновешенные, спокойно говорят на трех языках. На Гоа есть и обычные школы. И кто, собственно, сказал, что наше образование хорошее? Хотя моей Лере повезло: она окончила прекрасную немецкую спецшколу, и у нее были замечательные педагоги, которые относились к ней по-матерински. Лера выросла хорошим человечком. На последнем звонке все это отметили, и мне приятно было слышать, как дочку любят учителя, как ей аплодируют друзья — она была популярной персоной в школе! Сейчас едет в Германию учиться в языковом колледже. Проучится год, потом решит, куда дальше. Ей больше нравится психология, социология. В артистки, слава богу, не метит. Насмотрелась на мамину жизнь. Слишком нервная профессия.

— Но мы надеемся, что вы нас еще порадуете новыми ролями и песнями!

— Хотелось бы. Я верю в судьбу, верю, что за поворотом меня ждет что-то новое, что жизнь снова готовит сюрпризы. Главное — вовремя понять ее знаки.

«Крестьянка», №10, октябрь 2011 года

* * *

Екатерина Волкова:

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Facebook», 2011 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова:

Сегодня день рождения моего сына Богдана!!!!!! Ему исполнилось 5 лет!!!!! Ура!!!! Желаю ему всего самого прекрасного в этой жизни! Я так счастлива! Мой самый умный, самый красивый и самый любимый мальчик на свете!!!!!!!

Богдан Савенко

«Facebook», 7 ноября 2011 года

* * *

Екатерина Волкова:

Богдан Александра Валерия

Богдан Савенко + Александра Савенко
Александра Савенко
Богдан Савенко
Александра Савенко + Богдан Савенко
Александра Савенко
Богдан Савенко
Александра Савенко + Богдан Савенко
Александра Савенко
Богдан Савенко
Александра Савенко
Богдан Савенко
Богдан Савенко
Богдан Савенко

«Facebook», 12 ноября 2011 года

* * *

Екатерина Волкова:

БОГДАН САВЕНКО

Богдан Савенко

«Facebook», 28 ноября 2011 года

* * *

Екатерина Волкова:

2011 Alexander Lepeshkin

Богдан Савенко + Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Facebook», 15 декабря 2011 года

* * *

Екатерина Волкова:

Странно, что на митинге не выступал Э. Лимонов. Как-то это непоследовательно на мой взгляд, после стольких лет борьбы с равнодушием и нежеланием граждан участвовать в жизни своей страны. Может он одумался и решил принять участие в воспитании сына и дочери, наконец? А то и не дозвониться( по судам, по ментам, нынче здесь, завтра там. Папа, аллё?!

«Facebook», 25 декабря 2011 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова:

Богдан Савенко
Богдан Савенко
Александра Савенко + Богдан Савенко

«Facebook», 19 января 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

Я почему то думала, что меня не постигнет участь услышать от дочери на полном серьезе, что она будет поступать в театральный. Кошмар.

«Facebook», 25 января 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

Екатерина Волкова + Богдан Савенко + Александра Савенко

«Facebook», 16 февраля 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

С днем рождения папа!

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Facebook», 22 февраля 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

Александра Савенко
Богдан Савенко

«Facebook», 18 марта 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

Екатерина Волкова с книжкой «Дети гламурного рая»

«Facebook», 19 июня 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

Екатерина Волкова + Александра Савенко + Богдан Савенко + Валерия Савенко

«Facebook», 11 июля 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

Александра Савенко

«Facebook», 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

Валерия Волкова + Богдан Савенко + Александра Савенко

«Facebook», 28 июля 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

Александра Савенко + Богдан Савенко + Валерия Волкова

«Facebook», 31 июля 2012 года

* * *

Екатерина Волкова:

Богдан Савенко + Александра Савенко + Екатерина Волкова + Валерия Волкова

«Facebook», 1 августа 2012 года

* * *

Evgeniya Shipanskaya:

Екатерина Волкова + Александра Савенко + Валерия Волкова + Богдан Савенко

«Facebook», 4 сентября 2012 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова:

Сегодня исполнилось 6 лет моему сокровищу, сыну Богдану. Счастье мое, я желаю Тебе присутствия Любви в каждом мгновении. Ты — мой восторг и моё познание мира. Расти и расцветай. Я так счастлива своей причастностью к Твоей жизни. Будь благословенен. Молюсь.

Екатерина Волкова + Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Богдан Савенко

«Facebook», 7 ноября 2012 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#home, #happy, #Sasha, #Love

Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Instagram», 17 ноября 2012 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Этим летом в Одессе , моя Александра

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Goa, #Bogdan, #happy, #son, #boy, #child, #sun, #love

Екатерина Волкова:

Ностальжи) ах как хочется вернуться в нашу деревеньку на севере Гоа

Богдан Савенко

«Instagram» + «Facebook», 26 ноября 2012 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#bogdan

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#bogdan, #boy, #son

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#bogdan&marusya

Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Спокойной ночи

Богдан Савенко

«Instagram» + «Facebook», 28 ноября 2012 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#children

Александра Савенко + Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

# «Ом мани падме хум»

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram», 30 ноября 2012 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Саша @ Богдан

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 16 декабря 2012 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#детский сад

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#детский сад

Богдан Савенко

«Instagram», 21 декабря 2012 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Sasha

Александра Савенко

«Instagram», 24 декабря 2012 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Екатерина Волкова + Богдан Савенко + Александра Савенко
Богдан Савенко
Александра Савенко

«Instagram», 6 февраля 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#sasha #paint

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Bogdan #paint

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#SASHA #paint #music

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#love #family

Александра Савенко

«Instagram», 14 февраля 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Sasha #Marta #Dshesika #love

Александра Савенко

«Instagram», 19 февраля 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#ветрянка #карантин

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#папа, с днем рождения!

Богдан Савенко

«Instagram», 22 февраля 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#hulk

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#sasha

Александра Савенко

«Instagram», 26 февраля 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Bogdan

Богдан Савенко

«Instagram», 21 марта 2013 года

* * *

Екатерина Волкова:

Посмотрели чудесный мультфильм «Эрнест и Селестина: Приключения мышки и медведя». Очень понравился и нам взрослым, и детям (особенно Мышка Селестина , озвученная прекрасной Татьяной Лазаревой). Рада, что дети увидели настоящую художественную анимацию . Жаль , что мало кинотеатров взяли в прокат . В кино центре «Соловей» была огромная очередь и билетов уже не было, поехали в «Юность» и никого, детский билет 100р , взрослый 150) Довольные поехали есть пиццу в «Felicita». Счастье.

Александра Савенко

«Facebook», 7 апреля 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#дети

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 8 апреля 2013 года

Екатерина Волкова:
Мы все играем в политтеатре [бумажный вариант]
Екатерина Волкова:
То, что стало со страной — это пощечина каждому из нас [текст на сайте]

Персона • Сергей Пустовойтов

Когда-то актриса Екатерина Волкова была замужем за вечным оппозиционером Эдуардом Лимоновым, брилась наголо и ходила на митинги. С тех пор многое изменилось, включая мужа и причёску. Теперь Волкова кажется совершенно спокойной матерью большого семейства (у актрисы трое детей), но в душе, оказывается, по-прежнему стоит на баррикадах.

[бумажный вариант:]

⟨…⟩

— В Москве с недавних пор работают гайд-парки. Вас можно увидеть на таких площадках или ваш революционный настрой остался в прошлом?

— Я не вижу в этом смысла. Лучше потрачу время на детей, музыку и рисование, чем на бессмысленные акции. Я ходила на Болотную и на Сахарова — после выборов в Госдуму была возмущена вбросами и враньём. Вышла с этим возмущением, попала в толпу и была окрылена тем, сколько россиян вышли на улицы. Но когда на трибуну стали выходить выступающие, ни от кого из них я не услышала внятной программы. Людям все-таки нужен харизматичный лидер, который объединит, озвучит правильную идею и выскажет конкретику. А я не увидела никого, кто бы мог заменить Путина. Вообще, Лимонов был прав, когда сказал: «Мы не должны на Болотную соглашаться, надо идти на площадь Революции». И людей он собирал именно там, называя предателем Немцова и иже с ним, которые увели толпу на Болотную. Лимонов рассуждал, как поэт, ведь название Болотная говорит само за себя — в итоге те, кто там выступал, увязли в демагогии. Я с Лимоновым во многом согласна. Он умнейший человек, хотя иногда его, конечно, заносит.

⟨…⟩

— Вы с Эдуардом Лимоновым уже оформили официальный развод?

— Да, Эдуард выписан из квартиры.

— Общаетесь?

— Вообще не встречаемся.

— С 70-летием его поздравляли?

— Конечно. И уведомила, что наш сын зачислен в 1-й класс. На что он написал: «Дорогая моя Екатерина! Как хорошо, что вы однажды сошли со своих пьедесталов, чтобы просто родить мальчика». Ну, я рада, что он рад.

— Вы несколько лет воевали с чиновниками — как многодетная мать добивались того, чтобы вам разрешили купить квартиру по госцене. Чем все закончилось — если, конечно, закончилось?

— Отказали не только мне, но и Юрию Абрамовичу Башмету, который ходатайствовал за меня. Понимаю, почему — это такая месть Лимонову за акции. Я поняла, что у меня нет сил на то, чтобы что-то требовать от государства и стоять 15 лет в очереди на жилье. Мне хочется, чтобы мои дети были счастливы здесь и сейчас, чтобы у них была хоть и небольшая, но своя территория — у разнополых детей должно быть пространство, где они могут остаться наедине с собой, а не ютиться на трёхъярусной кровати. Когда мы жили в центре Москвы, ребёнок приходил домой и говорил: «Шайтан!» Оказывается, в садике 60 процентов таджикских детей. Я не расист, но я этого не понимаю. Мы жили около «Олимпийского», там рядом мечеть. С тем, что там на Ураза-байрам творится, не сравнится никакая Болотная. В итоге я взяла ипотеку с чудовищными процентами и в июле получаю ключи от четырёхкомнатной квартиры. Слава Богу, здоровье есть, кино снимается.

⟨…⟩


[вариант на сайте:]

⟨…⟩

— В Москве с недавних пор работают гайд-парки. Вас можно встретить на таких площадках или ваш революционный настрой остался в прошлом?

— Я не вижу в этом смысла. Лучше потрачу время на детей, на музыку и рисование, чем на такие акции. Я была на Болотной и на Сахарова — меня, как и многих, возмутили вбросы на выборах, а еще больше — государственное вранье и уверенность, что все сойдет с рук. Я вышла с этим возмущением на митинг и была окрылена тем, какое количество прекрасных лиц: знакомых, незнакомых, красивых, интеллигентных, умных,— увидела вокруг. Туда ведь пришли не тупо идущие вместе, а напряженно думающие в одиночку. Пришло тысяч триста, а МВД утверждало, что пятьдесят, и это очередное вранье вызвало еще больший гнев. Но никто из тех, кто поднимался на трибуну, не выступил с внятной программой. Нужен харизматичный лидер, который не только озвучит правильную идею, но будет знать, как ее воплотить, и вселит в людей уверенность, что ему это по силам.

Может, Лимонов и прав был, когда сказал: «Мы не должны на Болотную соглашаться — только на площадь Революции». Он рассуждал как поэт, ведь название Болотная говорит само за себя — и в итоге все увязло в пустословии.

— Вы с Лимоновым официально оформили развод?

— Давно уже.

— Общаетесь?

— Вообще не встречаемся.

— С 70-летием его поздравляли?

— Конечно. Сообщила, что наш сын зачислен в первый класс. На что он ответил: «Дорогая моя Екатерина! Как хорошо, что мы однажды сошли со своих пьедесталов, чтобы просто родить мальчика». Ну, я рада, что он рад.

— В Лимонове вы не видите нового лидера для страны?

— Он умнейший человек, но его заносит.

— А Навальный разве не харизматичный лидер?

— С харизмой у Навального все в порядке, но я, как и в случае с Лимоновым, сомневаюсь в его талантах управленца. Для меня единственным возможным лидером был и остается Михаил Ходорковский. ⟨…⟩

⟨…⟩

— Вы несколько лет как многодетная мать добивались возможности купить квартиру по госцене. Чем все закончилось — если, конечно, закончилось?

— Мне отказали. Причем не только мне, но и прославленному музыканту Юрию Абрамовичу Башмету, который за меня ходатайствовал. Предполагаю, что это такая месть властей Лимонову за его политические дела. Если его самого не достать — отыграемся на бывшей жене и детях. У меня нет сил на то, чтобы воевать с государством и пятнадцать лет стоять в очереди на жилье. Хочу, чтобы мои дети были счастливы здесь и сейчас, чтобы у них была хоть и небольшая, но своя территория — у меня мальчик и девочка, и у каждого должно быть пространство, где они могут остаться наедине с собой, а не ютиться все время на двухъярусной кровати в крошечной комнатке. В итоге я взяла ипотеку с чудовищными процентами и в июле получу ключи от четырехкомнатной квартиры. Слава Богу, здоровье есть, работа тоже.

⟨…⟩

«Собеседник», №24(1465), 26 июня — 2 июля 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Сашуня #Переделкино

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Богдаша — шоколадная борода) #Переделкино

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#всем привет👯

Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Instagram», 12 июля 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#дети

Александра Савенко + Богдан Савенко + Валерия Волкова

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#обед

Александра Савенко + Валерия Волкова + Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

@golitsyno надо у детей спросить))

мандала

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#готовимся к Сашиному 5 летию #сюрприз

Богдан Савенко + Валерия Волкова

«Instagram», 16 июля 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#happy #birthday #Александра

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#ура

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#birthday

Богдан Савенко + Александра Савенко + Валерия Волкова

Екатерина Волкова:

Нашей Александре — 5 лет! Поздравляю, люблю, обожаю! Желаю здоровья, радости, улыбок, успеха во всем! Принцесса наша неповторимая!

Александра Савенко

«Instagram» + «Facebook», 17 июля 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Sasha

Александра Савенко

«Instagram», 21 июля 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Александра Савенко

«Instagram», 22 июля 2013 года

* * *

Екатерина Волкова:

Богдан Савенко + Валерия Волкова + Екатерина Волкова + Александра Савенко

из комментариев:

Екатерина Волкова: А мне жалко, что Вы меня воспринимаете только в связи с Лимоновым( А насчет младших детей, считаю, что известность им только навредить может.

«Facebook», 24 июля 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Bogdan

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#вредина

Александра Савенко

«Instagram», 29 июля 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#дети

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 30 июля 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Sasha

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Bogdan

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#дети #пляж #Одесса

Валерия Волкова + Богдан Савенко

«Instagram», 1 августа 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#love

Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Instagram», 2 августа 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#яхта #рыбалка #Богдан

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Одесса #море #яхта # отпуск #каникулы

Екатерина Волкова + Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова:

Всем привет из прекрасной Одессы

Александра Савенко + Екатерина Волкова

«Instagram» + «Facebook», 4 августа 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#summer

Богдан Савенко + Валерия Волкова

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#boy #sun #одесса #summer #Bogdan #happy

Богдан Савенко

«Instagram», 5 августа 2013 года

Актриса Екатерина Волкова:
«Когда надо кормить детей — не до революций»

Валентина Оберемко

Бывшая жена писателя Эдуарда Лимонова рассказала АиФ о том, как непросто быть многодетной матерью-одиночкой.

«Лимонов называл меня мещанкой, а я просто думала о благополучии наших детей»,— призналась «АиФ» актриса Екатерина Волкова, с которой мы побеседовали на Одесском международном кинофестивале.

— Екатерина, пословица «Не родись красивой, а родись счастливой» про вас? Вы же много чего пережили — побои от первого мужа, весьма своеобразный союз с Эдуардом Лимоновым, а сейчас вы и вовсе многодетная мать-одиночка…

— Для меня счастье — это мой опыт, приобретённый через несчастья. Чтобы понять, что ты счастливый человек, нужно побывать в разных ипостасях. Я рада, что в моей жизни было очень много историй «на разрыв аорты». Я знаю, что такое любовь, страдание, ревность, потери…

— Вы — многодетная мама. Известно, что в нашем государстве многодетным мамам живётся не очень хорошо, да вы и сами рассказывали, что ютитесь с тремя детьми и мамой в крохотной квартирке и были времена, когда вам нечем было кормить детей…

— Вы знаете, я поняла, что пословица «Бог дал ребёнка и на ребёнка даст» абсолютно верная. Может быть, он сразу не выдаёт «компенсацию», но он даёт возможности. Вот сейчас у меня появилась возможность вывезти всех своих троих детей на море, в Одессу. Разве это не здорово? Здесь мы справили 5-летие моей младшей дочки. Сейчас я много снимаюсь, мы уже не ютимся в маленькой квартирке. Я купила квартиру для мамы, мы сняли большой дом в писательском посёлке Переделкино, где на соседней улице когда-то жил Чуковский. Сын Богдан в этом году пойдёт в первый класс. Наконец-то я могу сказать и осознать, что я счастлива.

— Вы как-то сказали: «В этом государстве дети Лимонова могут быть персонами нон грата».

— Слава богу, кроме того, что они дети Лимонова, они ещё и мои дети. Я перестала ходить на митинги, но не потому, что рассталась с Лимоновым. Даже уже не живя с ним, я ходила на Болотную площадь. Просто увидела: люди выходят, но ничего не меняется. И тогда я поняла для себя: задача нашего поколения — вырастить поколение новое, которое будет уважать друг друга, будет заботиться о других, о своей стране, чего пока у нас нет. Задача матерей, отцов — так воспитать детей, чтобы в их сознании на первом месте были бы любовь и уважение, а не война.

— В идеях Лимонова вы разочаровались?

— Ну как можно разочароваться в любимом поэте? Просто когда надо детей кормить, тут уже не до революций. Эдуард не хотел этого понимать, поэтому мы и расстались. Когда малышам нужно конкретно что-то сейчас достать, когда девочке и мальчику нужны каждому своё пространство, в идеале — своя собственная комната, я как мама старалась сделать всё для этого и от Эдуарда пыталась требовать того же. Мы постоянно спорили. Он говорил: «Ты мещанка!» Я же отвечала: «Как ты не понимаешь, это нормально и естественно — заботиться о благополучии своих детей!» Я не просила чего-то сверхъестественного. Сама не люблю детей-мажоров, которые пользуются положением и деньгами родителей. И дочери тоже говорю: «Я не буду пользоваться своими знакомствами, чтобы помочь тебе. Всё делай сама!» В этом достоинство человека.

— А детей с кем оставляете, когда ездите в путешествия, на съёмки? Неужели папа, Эдуард Лимонов, заботится?

— У меня мама с удовольствием с ними сидит. Ещё няня недавно появилась. Девочка, моя поклонница с Украины, на мою страничку в «Фейсбуке» написала письмо. Оказалось, что у неё закачаны в телефон все мои сериалы, моя музыка. Она дико предана мне и теперь живёт со мной, помогает мне бесплатно по хозяйству и с детьми. Но всё равно на маму я очень надеюсь. Она занимается с ребятами, помогает им развиваться. Богдан только в школу пойдёт, а уже прекрасно читает и играет в шахматы.

А папа у нас беспрерывно занят революционной борьбой. К тому же он должен был по суду выплатить Юрию Лужкову 500 тысяч рублей. Так что у него сейчас не сильно хорошо с деньгами. Но он интересуется и сыном, и дочерью, помогает, как может. Мы любим нашего папу таким, какой он есть, многого от него никто не требует.

«Аргументы и факты», №32, 7 августа 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#children #love #joy #summer #happy #family

Валерия Волкова + Александра Савенко + Екатерина Волкова + Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Каникулы…

Валерия Волкова + Александра Савенко + Екатерина Волкова + Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Каникулы…

Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Instagram» + «Facebook», 9 августа 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#сдыхи #утомленныесолнцем

Александра Савенко

«Instagram», 11 августа 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#girl#Sasha#beach

Александра Савенко

«Instagram», 14 августа 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#children

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 15 августа 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#немогуостановиться

Александра Савенко

«Instagram», 16 августа 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

SashaSavenko(SS)

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#interest #Bogdan(Bog)

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#boy

Богдан Савенко

«Instagram», 17 августа 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#summer #odessa #goodbуе

Валерия Волкова + Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram», 20 августа 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#horse #Bogdan #boy #love

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#dance #dog #Sasha #love #home

Александра Савенко

«Instagram», 28 августа 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#sleep

Александра Савенко

«Instagram», 29 августа 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#home #children #dogs #love #peace

Александра Савенко + Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#love #sasha #marta #girl #dog #home

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#завтравшколу

Богдан Савенко

«Instagram», 1 сентября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#первоклашка

Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Богдан Савенко — первоклассник! Удачи тебе, сын!

Богдан Савенко

«Instagram» + «Facebook», 2 сентября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#morning #boy #school #Bogdan

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#school #boy #today #Bogdan

Богдан Савенко

«Instagram», 3 сентября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#girl #ice #first #Sasha

Александра Савенко

«Instagram», 4 сентября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#ремонт

Александра Савенко

«Instagram», 6 сентября 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#анархия

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#today

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 8 сентября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#физкультпривет

Александра Савенко

«Instagram», 10 сентября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#morning #good

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#ice #morning

Александра Савенко

«Instagram», 16 сентября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#car #evening #girl #promenade

Александра Савенко

«Instagram», 17 сентября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#trio

Александра Савенко

«Instagram», 18 сентября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#good #morning #ice #girl

Александра Савенко

Екатерина Волкова:

Доброе утро)

Александра Савенко

«Instagram» + «Facebook», 19 сентября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#LEGO #surprise #morning #gift #present #girl

Александра Савенко

«Instagram», 20 сентября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#family#home#children#happiness

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram», 22 сентября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#children #love

Александра Савенко + Валерия Волкова

«Instagram» + «Facebook», 23 сентября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#😆

Александра Савенко

Екатерина Волкова:

Всем привет из московской пробки

Богдан Савенко + Екатерина Волкова

«Instagram» + «Facebook», 24 сентября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#love #girl #dog #family #home

Александра Савенко + Василий Дюжев

«Instagram», 25 сентября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

inhalation

Богдан Савенко

«Instagram», 6 октября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#слоник2

Александра Савенко

«Instagram», 8 октября 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#музей

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#музей

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#любимые #❤

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram», 12 октября 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#boy #bogdan #autumn

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#horse #sasha #autumn

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#horse #girl #autumn

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#happiness

Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Прекрасный осенний день

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram» + «Facebook», 13 октября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#малявки

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram», 14 октября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#ice #girls #sport

Александра Савенко

«Instagram», 16 октября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#пицца

Александра Савенко + Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#сашкавкусняшка

Александра Савенко

«Instagram», 18 октября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#drawing#Bogdan

рисунок Богдана Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#маминпортрет#❤

рисунок Александры Савенко

«Instagram», 19 октября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#sasha

Александра Савенко

«Instagram», 22 октября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#всемпривет

Богдан Савенко

«Instagram», 23 октября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#доброеутро

Александра Савенко

«Instagram», 25 октября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Маминпортрет))

рисунок Александры Савенко

«Instagram», 6 ноября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#С днем рождения, сын!

Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Поздравляю моего сына Богдана с 7-летием! Люблю , обожаю, боготворю! Пусть у тебя все будет волшебно!

Богдан Савенко

«Instagram» + «Facebook», 7 ноября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#любимки

Богдан Савенко + Валерия Волкова

«Instagram», 21 ноября 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Sasha

Александра Савенко

«Instagram», 28 ноября 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#снеговик

Александра Савенко + Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#премьера «Холодное сердце»

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#супермульт

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова:

Мультфильм «Холодное сердце» абсолютно шедевральный! Мы в восторге! Смотреть всем )

Богдан Савенко + Екатерина Волкова

Екатерина Волкова:

Ура! Выходные)

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram» + «Facebook», 29 ноября 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#happy

Александра Савенко + Богдан Савенко + Екатерина Волкова

Екатерина Волкова:

Сегодня фонд «Линия жизни» устроил праздник на катке ГУМА , помогали тяжело больным деткам , собирали средства)

Александра Савенко + Богдан Савенко + Екатерина Волкова

«Instagram» + «Facebook», 8 декабря 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#😜

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 15 декабря 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#ball #🎉 #children

Богдан Савенко + Екатерина Волкова + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 16 декабря 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#подарки #подарочки

Богдан Савенко + Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Instagram», 17 декабря 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#снежинка

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#моядевочка #снежинка #костюммамасшила ))

Александра Савенко

Екатерина Волкова:

Моя снежинка)

Александра Савенко

«Instagram» + «Facebook», 25 декабря 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#хореография

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#children

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram», 26 декабря 2013 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#шоу «Страна снов»

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Sasha

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Bogdan

Богдан Савенко

«Instagram», 27 декабря 2013 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#сновымгодом #праздник #ёлка #новыйгод #каникулы

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram» + «Facebook», 30 декабря 2013 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#укамина #каникулы #новыйгод #счастье #сновымгодом

Богдан Савенко + Екатерина Волкова

«Instagram», 1 января 2014 года

* * *

Екатерина Волкова:

С новым годом!

Богдан Савенко + Валерия Волкова + Александра Савенко

«Facebook», 2 января 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#happy

Александра Савенко

«Instagram», 6 января 2014 года

* * *

Богдан Савенко

«Instagram», 9 января 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

🎉🎉🎉🎉

Александра Савенко

«Instagram», 13 января 2014 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#peredelkino #drawing

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#peredelkino #drawing #plant #children #creation

Александра Савенко

«Instagram», 19 января 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#татьяниндень #выходной #дома #хорошо

Александра Савенко

«Instagram», 25 января 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#girl #sasha

Александра Савенко

«Instagram», 29 января 2014 года

* * *

Екатерина Волкова:

О Богдане и Александре.

Екатерина:

Такое счастье заниматься детьми! Богдан ходит в первый класс, Александра в садик, оформили в спортивную школу на фигурное катание, оба туда же на плавание ходят. Богдан на карате в клуб , в музыкальную студию . День начинается в 6.30 — заканчивается глубокой ночью . Вот оно счастье). К воспитанию детей я очень лояльна, практически ничего не запрещаю. Захотят газировки — куплю. Из-за того что запретного плода как такового нет, он и не тянет. Летом забила морозильник свежими ягодами — смородиной, черникой, облепихой. Когда дети просят пить, смешиваю в блендере с сахаром и развожу водой. И вкусно, и полезно. Недавно Богдан услышал по телевизору, что от кока-колы мозги ссыхаются. Испугался, он же шахматами увлечен и сказал, чтобы этот страшный напиток ему больше не предлагали. Очень ответственный растет.

Валерия:

С Богданом я сидела почти с самого его рождения, и когда мама была снова беременна, я боялась, вдруг буду любить Богдана больше. Да и когда появилась Саша, все равно проводила больше времени с Богданом. Мы с ним очень близки и любим посекретничать, когда я дома. Сначала с Сашей у нас были отношения не очень. А теперь, когда я приезжаю домой, Саша не отходит от меня, мы лучшие подружки. И я очень люблю обоих, и не сказала бы, что кого-то больше или меньше, они самые мои любимые человечки. Такие красивые и веселые. Они тоже любят покривляться как я и построить рожи, еще я учу их стоять на голове, занимаюсь акробатикой. С Сашей мы танцуем, с Богданом отжимаемся. Спортивная семья /смеется/

Богдан Савенко + Валерия Волкова + Александра Савенко

«Facebook», 7 февраля 2014 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#премьера

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Disney

Александра Савенко + Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Были на прекрасной премьере Disney! Как всегда — праздник!

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram» + «Facebook», 9 февраля 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Александра Савенко

«Instagram», 11 февраля 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#kids

Александра Савенко + Боган Савенко

«Instagram», 12 февраля 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#прощаниесбукварем

Боган Савенко

«Instagram», 13 февраля 2014 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#снежноешоу #butterfly

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#cнежноешоу

Боган Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#happy #family

Александра Савенко + Екатерина Волкова + Василий Дюжев + Боган Савенко

«Instagram», 16 февраля 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#восторг #мамахочутакую #girls

Александра Савенко

«Instagram», 17 февраля 2014 года

* * *

Екатерина Волкова:

С днем рождения Эдуард Вениаминович Савенко( Лимонов) ! Здоровья и счастья тебе !

Эдуард Лимонов

«Facebook», 22 февраля 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Соскучилаааась, еду!!!)

Александра Савенко

«Instagram» + «Facebook», 1 марта 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#😍 #kids

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 9 марта 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#нашдом

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#kids #goa

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram», 16 марта 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#goa

Александра Савенко + Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Александра Савенко
Александра Савенко + Богдан Савенко
Александра Савенко + Богдан Савенко
Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram» + «Facebook», 17 марта 2014 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#человек

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#sunset

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#happyholle

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#girls #calf #Goa ###

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#😜

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#😜

Александра Савенко

«Instagram», 18 марта 2014 года

Вместе веселее

Дарья Варденбург

Этюд о воспитании в критических условиях.

Екатерина Волкова не боится ни жестких ролей, ни жестких условий, в которые может поставить человека жизнь,— расставшись со своим мужем, писателем Эдуардом Лимоновым, Екатерина в одиночку воспитывала троих детей и заботилась о семье. InStyle Kids поговорил с актрисой о том, как независимой маме справиться с цейтнотом, сохранить свою любовь и здравый ум, воспитать счастливых людей и какие слова следует сказать самой себе, когда сил на это все совершенно не остается.

— Богдану сейчас 7 лет, Саше — 5. А сколько лет старшей, Лере?

— Ей 21. Мне самой не верится. Она сейчас учится в Германии, в Марбурге. Такой студенческий городок, где Пастернак учился, Ломоносов.

— На кого учится?

— Она выбрала педагогику, психологию и психотерапию. Серьезно увлекается современным танцем, ездит на фестивали, конкурсы и занимается на курсе «Психотерапия танца».

— Актрисой стать не хочет?

— Если честно, я боялась, что она захочет. Но это очень тяжело: сегодня есть работа, завтра нет, получить хорошее актерское образование сложно — это возможно, конечно, но мастера уходят. Кто успел застать, тот получил. Когда я приехала в Москву поступать, мне удалось попасть к Марку Захарову, и у нас был курс — полный набор персонажей «Мастера и Маргариты». Достаточно было одного взгляда, чтобы сказать: вот Коровьев, вот Азазелло, вот Бегемот, вот Гелла. А меня взяли как Маргариту.

— У вас уже тогда была Лера на руках, верно?

— Да, вообще моя первая театральная студия была в Тольятти, я и тогда уже была с ребенком, но мама меня отправила учиться. Она увидела объявление о наборе в студию, филиал ГИТИСа. Сказала: «Не надо застаиваться, развивайся, двигайся вперед, я всегда помогу тебе с детьми». И вот муж уехал в командировку, а я — в театр (смеется). Учила втайне от мужа монолог Настасьи Филипповны для поступления. «Я теперь во хмелю, генерал, я гулять хочу!»

— У отца Леры были другие планы на жизнь?

— Первый муж, Алексей, был предпринимателем, и он считал, что актеры — это сплошное безобразие, что это вообще неприемлемо. И когда я поступила в студию, для него это было просто шоком.

— Вы родили Леру в 18 лет. Насколько был велик вот этот груз ответственности за маленького человека?

— Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что никогда не была свободна. Будучи сама еще ребенком, я взвалила на себя ответственность, какую невозможно скинуть, которая навсегда.

И сейчас я Лере говорю: цени эту возможность самостоятельной взрослой жизни, когда ты можешь разобраться в себе, понять, кто ты есть, что ты любишь, чем ты хочешь заниматься. На все эти вопросы нужно ответить, став самостоятельным, зрелым. Не торопиться с замужеством, не спешить стать зависимой от кого-то. Все должно быть осознанно. И Лера это понимает,— может быть и потому, что она нянчила младших брата и сестру, получила гигантский опыт ухода за детьми — от и до.

— Хорошо, ну а как же быть с мужской ответственностью, отцовским долгом? Можно ли в принципе требовать чего-то от мужчины?

— Требовать чего-то от человека — это ужасно. Это порождает агрессию, нелюбовь, ненависть. У каждого есть свое понимание долга, и он волен распоряжаться им, как он чувствует. Особенно в отношении детей. Все должно быть добровольным и радостным. Дети счастливы — это главное. Богдан и Саша не страдают. Они знают своего отца, Эдуарда Лимонова, и принимают тот факт, что он сильно занят общественной работой.

— Лимонов — писатель, публицист, политический деятель, и времени у него, очевидно, мало. Эдуард принимает участие в воспитании детей?

— Приезжает к нам раз в месяц. С Богданом и Сашей они прекрасно общаются. Гуляют вместе — это выглядит нелепо иногда, потому что за ними всегда следует охрана из ребят-партийцев.

— Богдан и Саша похожи в чем-то на отца? Какие у них характеры?

— Саша модница, от зеркала не отходит, но при этом она ужасно стеснительная на людях. Дома она, конечно, не стесняется и всеми командует. И я понимаю, что она нам всем еще покажет кузькину мать. Богдан находится под ее влиянием полностью. Хотя он может кулаком по столу стукнуть и рявкнуть — он как раз абсолютно похож на своего отца. Но Саша такая хитрая, что через пять секунд он уже играет по ее правилам.

— У младших детей не бывает ссор, обид?

— У них все время — то война, то любовь. И тут от меня требуется искусная дипломатия. Нет ни одной книжки, которая научит, как правильно себя вести с детьми. Это ежедневная учеба. Сложно найти баланс между своими собственными делами, одним ребенком, вторым ребенком — все кричат: «Он виноват!», «Нет, она неправа!» — а у тебя куча взрослых проблем, налоги, ипотека, маме надо помочь… И ты просто говоришь: «Стоп. Разбирайтесь сами. Я — ни при чем». Вставать на сторону одного из детей в такой ситуации — нечестно. И впереди еще куча дел — приготовить ужин, помочь сделать уроки, помочь собрать портфель в школу. Слава богу, у меня есть помощница Олеся.

— Как начинается ваш день?

— В 6:20 я встаю, отвожу на машине детей — Сашу в детский сад, Богдана в школу. Приезжаю домой, гуляю с собаками. Если у меня нет тренировки, я могу немного поспать. В это время просыпается моя золотая Олеся, пьет кофе и идет в сад, забирает Сашу и ведет в спортшколу. Саша занимается фигурным катанием, и тренировки у нее каждый день. Потом Олеся снова ведет Сашу в детский сад, а у меня как раз заканчивается моя тренировка, и я еду в школу за Богданом. Еще у меня есть мама, которая живет рядом и которую я могу в экстренном случае попросить: «Мама, я не успеваю, забирай Богдана». Счастье, что у меня первое образование — дирижер! (Смеется.) А после школы Богдана надо вести на водное поло…

— У него тоже каждый день тренировки?

— Нет, три раза в неделю. Но! У Богдана еще фортепиано, в субботу рисование, а по воскресеньям мы ходим в Дом-музей Пастернака, где художница рисует с детьми на пленэре. И вот это колесо, которое все время крутится,— это и есть движение, которое называется «жизнь». Иногда хочется сказать «стоп», но без этого движения ничего не будет — это дисциплина.

— Что нужно сказать себе, когда сил на дисциплину совершенно не остается? Что сказать, чтобы заставить себя встать в 6 утра после тяжелого дня съемок, работы в театре?

— «Надо».

— Просто «надо»?

— Да. Надо. Ты это делаешь для… Тобой движет любовь. Открываешь глаза и включаешь музыку — Моцарта, например. Может быть, две секунды еще поканючишь, а потом в тебе все отзовется, ты сама заново откроешь эту музыку, которую давно не слушала, и подаришь ее детям, и вы — по-настоящему вместе. Подумай: ты даришь детям новый день. Еще темно, все спят, вы выходите на улицу. Можно дать детям фонарики — и для них это будет путешествием в таинственной пещере. Сказка, которая происходит здесь и сейчас. Иногда кажется, что сил нет, но надо искать соратников, которые будут с тобой на этом пути, и ценить их. Замечательно вернуться домой вечером, всем вместе сесть за стол, поднять бокалы с вишневым соком,— и чокнуться «за прекрасную компанию». Так никакое жизненное безумие не помешает вам понимать друг друга и друг другу радоваться.

— Существует ли способ быстро справиться с гневом, обидой, с чувством, что никакой своей жизни не осталось?

— Отстраниться. Воспользоваться помощью бабушки и заняться собой, привести в порядок свои мозги. Депрессия всегда возможна, это может быть связано с луной, с гормонами. Не бывает мамы — даже у животных,— которая бы ни разу не рявкнула на своего детеныша. И это, мне кажется, даже иногда нужно, чтобы показать: есть граница, куда детям не следует заходить.

— Без бабушек тут не обойтись.

— Да, нельзя лишать бабушек удовольствия общения с внуками. Тебе хочется воскликнуть: «Я не согласна, нельзя так баловать детей, нельзя пичкать их конфетами!» Но это же прекрасно, когда есть бабушка, которой тоже нужно реализовать свою любовь. Мои дети очень любят бабушку, и она готовит для них свои праздники, готовит подарки — у нее тоже есть своя сказка. И у меня была бабушка, и время с ней — одно из самых ярких впечатлений в моей жизни. Она жила в деревне: коровы, овцы, огород, земляника в лесу… Мы ходили в лес с бидонами, и было стыдно возвращаться с полупустым бидоном, нужно было обязательно набрать земляники «с горочкой», чтобы видно было. Бабушка пекла хлеб, самый вкусный на свете. Она вставала в 5 утра, затапливала печь, ставила хлеб, шла доить коров. Потом будила нас — мы трое спали на печке — и давала каждому по кружке парного молока, которую мы тут же выпивали, еще в полусне, выпивали послушно, потому что спорить с бабушкой было бесполезно.

— У вас новый муж — бизнесмен Василий Дюжев. Как складываются отношения ваших детей с ним, можно ли сказать, что вы теперь одна семья?

— Да, сейчас у меня наконец-то есть семья, о которой я мечтала, и муж, который стремится после работы домой, заботится, любит нас. У нас все общее — дети, собаки, шутки, праздники, бюджет. Я переехала из центра Москвы за город и теперь не представляю, как жить без леса, земли, воздуха. Мы путешествуем, занимаемся спортом, мы молоды и влюблены… ну что тут еще сказать? (Смеется.)

— Что вы обычно делаете в выходные?

— Больше всего нам нравится быть дома, всей гурьбой. Дети рисуют и мастерят — подарки, поделки, картины. Здорово, что у нас загородный дом,— всегда есть чем заняться: убрать двор, погулять с собаками. А еще мы с удовольствием готовим, и больше всего детям нравится печь пиццу. Каждый получает свой кусок теста, ингредиенты для начинки — и начинается полет фантазии.

— Вы сейчас едете в Гоа на съемки — всей семьей. Вы говорили, что ваша жизнь делится на «до Индии» и «после». А почему именно так произошло?

— Впервые я оказалась в Индии, когда путешествовала в Гималаи с группой Андрея Лапина, где были практикующие йогу и тантру прекрасные люди. Это было незабываемое путешествие, которое — да — разделило мою жизнь на «до» и «после». Тогда, после сложных многочасовых восхождений и переездов на огромные расстояния, группа завершала вояж в Гоа, но у меня не получалось остаться с ними до конца, мне надо было возвращаться в Москву и играть спектакль. Но в Москву я вернулась уже другим человеком — счастливым. Потому что я увидела жизнь во всем ее многообразии и научилась у этих людей, как можно обходиться малым и быть благодарным. Мир заиграл другими красками. Я очень рада, что теперь мы едем туда с родными.

— Если к вам придет подруга и спросит совета: рожать ли ребенка без мужа, что вы ей скажете?

— Не знаю, мне кажется, тут советы не к месту. Как у Чехова в «Трех сестрах»: когда читаешь роман какой-нибудь, все так понятно, а когда проживаешь свою собственную жизнь, надо все решать самому. К советам можно прислушиваться, но думать все равно нужно своей головой. А на самом деле, я считаю, что если Бог дал тебе ребенка — у тебя не должно быть вообще никаких сомнений.

«InStyle (Kids)», №5, май 2014 года

* * *

Екатерина Волкова:

Вышел майский номер журнала inStyle Kids, интервью внутри )

Александра Савенко + Екатерина Волкова

«Facebook», 2 мая 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Sasha #скучаю #девочкамоя #😍

Александра Савенко

«Instagram», 5 мая 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#моякрасоточка #Саша #домасмамой

Александра Савенко

«Instagram», 13 мая 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#дома #дети #собаки #велосипеды

Александра Савенко

«Instagram», 19 мая 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#переделкинские вечера

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#любимыймальчик #обожаю #boy #love #ужескучаю #family

Богдан Савенко

«Instagram», 22 мая 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#прощайпервыйкласс #ураканикулы #переведенвовторойкласс #Богдан #молодчина

Богдан Савенко

«Instagram», 23 мая 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#переделкино #девочкаисобака #какдомахорошо #дождик #зонтик #любимаясобачка #Саша

Александра Савенко

«Instagram», 27 мая 2014 года

* * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#дети #лошади #счастье #какдомахорошо #занятиеверховаяезда #маленькиенаездники #Саша #Богдаша

Александра Савенко + Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#лошади

Богдан Савенко + Екатерина Волкова

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Богдан #юныйжокей #лошади #урокверховаяезда

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Сашер #юнаянаездница #урокверховаяезда #дети #лошади #люблюнемогу

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#пирожки #юныеповарята #мамадома

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram», 5 июня 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#доброеутро #первыйзуб #малышка #санек

Александра Савенко

«Instagram», 6 июня 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#крым #АйПетри #путешествия #горы #вгорахмоесердце

Александра Савенко + Екатерина Волкова + Богдан Савенко

«Instagram», 15 июня 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#крым #море #солнце #счастье #моидельфинята

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#крым #ялта #ныряние #купание #море #счастье #сашестрашно

Екатерина Волкова + Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 16 июня 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#клоун #Саша #ялта #завтрадомой

Александра Савенко

«Instagram», 17 июня 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#myfamily #любимые

Екатерина Волкова + Богдан Савенко + Александра Савенко + Василий Дюжев

«Instagram», 26 июня 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Сашуне сегодня 6 лет! Поздравляю мою любимую строптивую своенравную несравненную обаяшку с днем рождения! Люблю обожаю боготворю! Моя вкусняшечка сладенькая! Будь счастлива и успешна! Здоровья тебе и радости ! 😍🐣🌸🌺🌸🌺

Александра Савенко

«Instagram», 17 июля 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Мой помощник — цветы полил

#sun #helper #mylove #miss #funny #boy #gardener #🌺😂💋

Богдан Савенко

«Instagram», 21 июля 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Сегодня был прекрасный день

#лошади #друзья #переделкино #дети #удовольствия

Богдан Савенко + Екатерина Волкова

«Instagram», 26 июля 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Богдану нравится играть в футбол

#юныйфутболист #переделкино #2:0 #кажетсямыздесьнадолго

Богдан Савенко

«Instagram», 29 июля 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Всем хорошего дня! Улыбайтесь, господа! (Ну пожалуйста!)

#доброеутро #хорошеенастроение #любимыерядом #лошади #дети

Александра Савенко + Екатерина Волкова

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#Instagram #foto #children #girl #canon

Александра Савенко

«Instagram», 30 июля 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#selfie #kids #love #together #family #happy #instabest

Екатерина Волкова + Александра Савенко + Богдан Савенко

«Instagram», 11 августа 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Отправила детей на отдых в Турцию, теперь сижу места себе не нахожу

#kids #love #family #relaxation #моисмумрики

Александра Савенко + Богдан Савенко + Валерия Волкова

«Instagram», 14 августа 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Пока мама работает — дети отдыхают❤️

#люблюнемогу #моядевочка #Сашуня #beach #sea

Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

#юныйтурист #Богданушка #люблюнемогу #моймалыш #скучаю

Богдан Савенко

«Instagram», 21 августа 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Пока все дома) Дети мои, спасибо за этот прекрасный день🌞 и за этот прекрасный вечер…

#дети #счастье #семья #любовьмоя #любимые #дорогие

Богдан Савенко + Александра Савенко + Валерия Волкова

«Instagram», 27 августа 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Всех поздравляю с началом нового учебного года! Успехов, удач, побед!!! Немного грустно , что так быстро лето пролетело)

#сновавшколу #второклассник #деньзнаний #school

Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Поздравляю с началом нового учебного года! Всем нам терпения, вдохновения, побед и успехов! Ура!

Богдан Савенко

«Instagram» + «Facebook», 1 сентября 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Всем привет) Вот как мы могем))

#дети #мостик #Санушя

Александра Савенко

«Instagram», 12 сентября 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Доброе утро) Выходной — это прекрасно!

#дети #переделкино #прогулка

Александра Савенко

«Instagram», 21 сентября 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Моя красотуля

#детинашевсе #kinder #mylove

Александра Савенко

«Instagram», 2 октября 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Процесс)

#божекакаяясчастливая

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram», 16 октября 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Юные театралы на премьере детского мюзикла «Жизнь и невероятные приключения Оливера Твиста»

#children #theatre

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова:

Богдан Савенко + Александра Савенко

«Instagram» + «Facebook», 26 октября 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Доброе утро) Бородатая девочка😜

#girl #доброеутро #instagood #photooftheday

Александра Савенко

«Instagram», 30 октября 2014 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова:

Сын, с днем рождения ! 8 лет — это серьезно;) люблю

Богдан Савенко

Екатерина Волкова:

Александра Савенко + Богдан Савенко

«Facebook», 7 ноября 2014 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Дети зажгли на 8 ми летие Богдана! Это было круто! @rezisserna 🎈🎊🎉

#деньрождения #зажигаем #дети #праздник

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Веселье в день рождения Богдана! Очень было душевно! Разбираем фото))

#деньрождения #веселье #погуляли @rezisserna

Екатерина Волкова + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Поймали принцессу) спектакль «Потерянные принцессы»

#деньрождения

[видео: Богдан Савенко]

«Instagram», 8 ноября 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

На дне рождении Насти)

#праздник #photooftheday #instagood #palomabyanka

Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Instagram», 9 ноября 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Доброе утро) каникулы закончились — началась 2 четверть, фигурное катание, хореография, футбол, английский;)желаем всем хорошего дня!

#доброеутро #photooftheday #instagood

Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Instagram», 10 ноября 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Спокойной ночи) ярких снов

#сашуня #insagood #photooftheday #mylove

Александра Савенко

«Instagram», 13 декабря 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

очень важный мультик для детей и взрослых👆🙏👏 Снежная королева 2 Перезаморозка. Всем советую!!!

#анимация #мультики #photooftheday #дети #children

Богдан Савенко + Екатерина Волкова + Александра Савенко

«Instagram», 17 декабря 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Экипировались в #фигурист Моя звездочка готова к празднику нового года на льду

#звёздочка #дети #ice #children #Сашуня #photooftheday #graf

Александра Савенко

«Instagram», 18 декабря 2014 года

* * *  |  * * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Сегодня была премьера спектакля по сказкам Пушкина в школе. Мой милый Звездочет) спасибо маме , помогла сшить шаровары и колпак, ну а бороду шила сама из ваты 🙈🙉🙊. Выступал блестяще, громко и артистично)))

#маленькийартист #любимый #photooftheday #children #сцена

Богдан Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Звездочет)))

#мойлюбимыйсын #сказка #instagood

[видео: Богдан Савенко]

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Саша и Маша))) Представление откатали, подарки от Деда Мороза получили)))

#праздник #лед #фигуристки #photooftheday

Александра Савенко

«Instagram», 22 декабря 2014 года

* * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Вот такой у нас день всех влюбленных! Папа пришел;) Дети довольные как слоники😍

#папа #family #love #photooftheday

Богдан Савенко + Екатерина Волкова + Эдуард Лимонов + Александра Савенко

«Instagram», 4 февраля 2015 года

* * *  |  * * *

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Театральные выходные продолжаются. Мастерская П.Н.Фоменко «Алиса в зазеркалье» Льюис Кэррол 👀✌ Спасибо огромное @mariypopov Маша 💋💋💋

#фоменки #юныетеатралы #дети #children #teather

Богдан Савенко + Александра Савенко

Екатерина Волкова @volkovawolka:

Моя любовь))) Сашуня — уникум, валяемся под столом))) говорит не говорите мне ненужную информацию — не засоряйте мозг ))))

#моядочь #малявка #children #photooftheday #сашер